<<
>>

Змей, брат солнца...

В индийском пантеоне все же можно выделить два больших класса мифических существ: боги [девы) и демоны (асуры)1\ Борьба между этими двумя группами сверхъестественных созданий составляет одну из самых драматических глав индийской мифологии.
Боги сражались с демонами особенно ради того, чтобы овладеть напитком, дающим бессмертие (амрита, соответствующая амброзии в греческой мифологии)2*. В некоторых текстах говорится, что асуры были сильнее, а девы больше усердствовали в духовных делах; поэтому в большой битве за источник бессмертия победили боги. Так же в греческой мифологии олимпийские боги одолели титанов3*. (С другой стороны, «титанический» характер группы асуров не может быть подвержен сомнениям, а большой знаток ведийской литературы и метафизики, Ананда Кумарасвами, переводит девы словом «ангелы» и асуры — «титаны»11.) При всем своем глубоком различии боги и демоны в определенном смысле являются «братьями». И те и другие — дети Праджапа- ти4*, бога всего сущего. Обе группы сверхъестественных созданий, постоянно противоборствующих друг с другом, восходят к одному «источнику». Они отделились от единой реальности, в которой добро и зло совпадали: от Праджапати или Всего сущего. А точки соприкосновения между богами и демонами многочисленны. В Индии любая дуалистическая концепция с трудом противостоит монистической интуиции, стремящейся свести противостояние к общему единству, постоянно «обобщающей». Поэтому индийский материал для нашего исследования имеет особое значение: в Индии стремление человеческого духа преодолеть противоположности более очевидно, чем в любой другой культуре. Только в Индии возможно, чтобы Агни5*, бог огня, бог преимущественно «олимпийский», был бы одновременно «жрецом асуром», как именуют его в «Ригведе» (VII, 30, 3). Солнце, прототип богов, называется «жрецом асуром всех де- вов» (там же, УШ, 101, 12). Более того, важный источник («Панчавим- ша-брахмана», XXV, 15, 4) утверждает, что «змеи суть солнца» (sarpya vaadityah)12.
В этой формулировке сконцентрировано все учение о «всеединстве» и о том, что Кузанский именовал coincidentia oppositorum [«совпадение противоположностей»]. Ибо в индийской мифологии, как и в других религиях Евразии (греческой, иранской и т. д.), змей и солнце воплощают два совершенно противоположных принципа. Змей символизирует Мрак, теллурические и подземные силы, царство мертвых и безликих личинок — источник скрытых состояний, признак утраты личности (мертвые более не имеют «индивидуальности») и слияния с «другим» или «иным». (Поэтому змей выступает и как эротический символ, ибо Эрос лишает человека рассудка, толкает его к другому, уничтожает его собственные границы.) Солнце, со своей стороны, символизирует Свет, ясное пространство четких форм, где невозможно никакое смешение. Оба этих начала — Свет и Мрак, Солнце и Змей — суть или должны были бы быть крайне «противостоящими». И вот все-таки в мифопоэтическом мышлении Индии, столь чудесно объемлющем тайны целого Космоса, два этих противоположных начала порой совпадают. Правда, такое совпадение отмечено только в единичных текстах, но с достаточной прямотой, чтобы в том не возникало никаких сомнений. В другом месте Агни — священный огонь солнечного происхождения — отождествлен с Ахи Будхньей6*, великим змеем, аллегорией всякого сокрытого состояния. В «Ригведе» (IV, 1, 11) Агни описывается «без ног и головы, прячущим оба конца», совсем как свернувшийся змей. «Айтарея-брахмана» (Ш, 36) утверждает, что Ахи Будхнья — незримое (parakshena) то, чем Агни является воочию (pratyakshal); иными словами, Змей есть лишь потенция Огня, а Мрак есть сокрытый Свет. В «Ваджасанья-самхиге» (V, 33) Ахи Будхнья отождествлен с Солнцем. Сома7*, напиток, дающий бессмертие, преимущественно «божественного», солнечного происхождения. При всем этом в «Ригведе» (IX, 86, 44) говорится, что сома, «как и Агни, сбрасывает свою старую кожу», — выражение, придающее божественному напитку змеиные атрибуты. Впрочем, ассоциация между сомой и змеями имеет место и на другом основании: во всех традициях, не только в Индии, змеи считаются бессмертными, потому что они меняют кожу599.
Итак, между напитком, дающим бессмертие, и бессмертными тварями должна существовать тесная связь. Поэтому в одном из текстов говорится: «Жертвой змеи победили Смерть; кто поступит так же, тоже победит смерть. Змеи оставили старую кожу, вышли из нее и победили Смерть...» Подобная двойственность сохраняется повсеместно в Индии. Агни одновременно выступает и как благожелательное и как злобное божество, друг и враг людей. В одном месте говорится, что он «поедает людей» и следует его остерегаться; в другом — он глашатай богов и друг и гость людей. (В скобках следует сказать, что божество всегда мыслится в двух сосуществующих ипостасях: грозное и кроткое, неумолимое и всепрощающее, устрашающее и успокаивающее и проч. Р. Отто8* в своей знаменитой книге «Das Heilige» обращался именно к «устрашающим» аспектам религиозного опыта.) Варуна, бог Небес9*, одновременно является и богом Океана, «обители змей» (naganam alayam), как его называет «Махабхарата». Варуна, впрочем, — «царь змей» (nagraja), а в «Атхарваведе» (XII, 3, 57) он назван «змеей». Все эти змеиные достоинства не подобали бы ураническому10* богу вроде Варуны, о котором говорится, что у него «тысяча глаз», лазутчиков, благодаря которым он видит все происходящее на Земле1 . Но мифопоэтическая мысль и индийская метафизика не упускают ни единой возможности подчеркнуть «двуединство» богов, совпадение в них противоположностей, обобщенность их атрибутов. Вритра11* — гигантское чудовище, пораженное Инд рой, солнечным богом, имеет змеиный облик. Убив Вритру, Агни освобождает Воды, находившиеся дотоле под властью этого чудовища. Но высвобождение Вод с уничтожением чудовища равнозначно новому творению Космоса, поскольку отсутствие Вод стерилизует и уничтожает всю космическую жизнь. Индра, освобождая Воды, открывает возможность для жизни (растений, дождей, пищи для животных и людей и т. д.). Рассечение же чудовища Вритры солнечным богом Индрой имеет космологический смысл: Сотворение Мира. Во всех мифологиях Космос создан из некоего морского чудища, убитого и расчлененного солнечным божеством (морское чудовище Тиамат, сраженное и рассеченное Мардуком в вавилонской мифологии12*, и др.).
Таким образом, благодаря рассечению гигантского змея Вритры появляется Космос. Змей и в данном случае играет роль «материи», в схоластическом смысле слова. Змей символизирует сокрытые возможности, потенции, неоформленную хаотическую (Воды) «материю», из которой в результате его рассечения возникает Космос, «актуальные» формы. Однако очевидно — для индийского мышления с его пантеизмом и имманентностью, — что «материя», из которой «формируется» Космос, также есть часть божества; есть божество, мыслимое в своей сокровенной сущности, виртуальной, змееподобной. Потому-то в индийской религии и метафизике божество действует и в мрачном (змеином) и в светлом (божественном) преломлениях. Оба аспекта выражают лишь два условия существования божества — виртуальное и актуальное, сокровенное и явленное, покоящееся и разбуженное, теллурическое и небесное. 7.
<< | >>
Источник: Элиаде М.. АЗИАТСКАЯ АЛХИМИЯ. 1998

Еще по теме Змей, брат солнца...:

  1. 1.1.Правление Ярослава
  2. О СОЧИНЕНИЯХ ГАМАНА
  3. КОСМОС ИСЛАМА
  4. ПРАЗДНИКИ И ЗРЕЛИЩА В ГРЕЦИИ
  5. ПРАЗДНИКИ И ЗРЕЛИЩА В РИМЕ
  6. ГЛАВА I ГОЛ 1917-й. Интервенция. Приморье. Приамурье. Забайкалье
  7. ПРОСТРАННАЯ ЛЕТОПИСНАЯ ПОВЕСТЬ О КУЛИКОВСКОЙ БИТВЕ, О ПОБОИЩЕ, КОТОРОЕ БЫЛО НА ДОНУ, И О ТОМ, КАК КНЯЗЬ ВЕЛИКИЙ БИЛСЯ С ОРДОЮ
  8. Змей, брат солнца...
  9. МИФ О ВОССОЕДИНЕНИ
  10. ГЕОГРАФИЯ
  11. ГЛАВА ВОСЬМАЯ ГАО-ЦЗУ БЭНЬ ЦЗИ - ОСНОВНЫЕ ЗАПИСИ [О ДЕЯНИЯХ ИМПЕРАТОРА] ГАО-ЦЗУ
  12. ПРИМЕРЫ ЛОГИЧЕСКИХ УРОВНЕЙ
  13. § 100. Знаки, отражавшие новый образ солнца
  14. Путешествие солнца в подземном, мире
  15. ГЛАВА СЕДЬМАЯСЕКС: ВЫСШЕЕ СВЯЩЕННОДЕЙСТВИЕ
  16. ПРИЛОЖЕНИЕ
  17. БАЛОМА: ДУХИ МЕРТВЫХ НА ТРОБРИАНСКИХ ОСТРОВАХ
  18. Глава 4 РЕЛИГИЯ: ТЕОЛОГИЯ, ОБРЯД, МИФ
  19. Глава 5 ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА ШУЛЛЕРОВ
  20. Глава 7 ХАРАКТЕР ШУМЕРОВ: ПОБУЖДЕНИЯ, МОТИВЫ И ЦЕННОСТИ