<<
>>

Кандидат философских наук Н. ГОРДИЕНКО О ХОРОШИХ МАНЕРАХ

Каждому человеку присущи определенные манеры, то есть обычные для него, излюбленные им, вошедшие в привычку внешние формы поведения. В этих манерах проявляются его нравственный облик, внутренняя культура и, прежде всего, отношение к окружающим.
Советские люди стремятся выработать такие манеры, которые гармонировали бы с их высокой культурой, с глубокой внутренней красотой и основывались, с одной стороны, на соблюдении чувства собственного достоинства, а с другой — на искреннем уважении к людям, на внимательном и предупредительном отношении к ним. Важнейшее условие воспитания манер — знание и сознательное усвоение правил хорошего тона, норм социалистического общежития. Хотя манеры относятся к так называемой внешней культуре человека, ими нельзя пренебрегать. Требования культурного поведения не выдуманы кем-то по своему произволу, не условность. В них воплощена житейская мудрость народа, они представляют собой итог многовековой практики человечества, одно из достижений культуры. В хороших манерах нашли свое отражение наиболее удобные, естественные и красивые формы поведения человека в обществе. Разумность их подтверждена опытом многих поколений. В основе требований хорошего тона лежит подлинная культура. Их соблюдение делает поведение человека по- настоящему красивым, что полностью соответствует духу коммунистической морали. Если хорошие манеры служат известным проявлением воспитанности, то чем же в таком случае можно объяснить недоверчивое, а порой и пренебрежительное отношение к ним некоторых людей? Почему иногда эти манеры считают «пустяками», на которые якобы не стоит обращать внимания, даже относят их к пережиткам капитализма, ошибочно усматривая в них проявление буржуазного внешнего лоска с его чисто показным приличием? Хотя хорошие манеры — творчество народа, к нам они перешли от буржуазно-дворянского общества, наложившего на них свой классовый отпечаток и во многом извратившего самое их существо.
Буржуазная мораль рассматривает манеры как своего рода ширму, за которой можно скрыть от окружающих свою истинную сущность. Важно якобы не то, каков человек на самом деле, а лишь то, каким он умеет казаться другим. Вот что пишет, например, граф Б. Тонский в своей книге «Как сделаться джентльменом»: «Надо иметь в виду, что в настоящее время мы различаем людей исключительно по их манерам. Искусный актер, превращая призрак в действительность, глубоко нас трогает, иногда дозодит до слез. Точно так же человек, каким бы он ни был на самом деле, всегда будет приятным обществу, если обладает хорошими манерами». Фальшь, двуличие буржуазной воспитанности метко охарактеризовал Д. 3. Мануильский в одной из своих речей на заседании Совета безопасности в сентябре 1946 года: «Нельзя согласиться с такой формой условных этикетов, которая расходится со здравым смыслом миллионов людей. Нам, советским людям, кажется странным, когда за дипломатическим столом один из партнеров, отодвигая пепельницу от своего соседа, приносит тысячи извинений и в то же время старается отодвинуть границу чужой страны — скажем, к примеру, Албании, — на сотни километров, и не только не извиняется, но устраивает при этом пограничные инциденты и шумит о состоянии войны с Албанией. Выражают сожаления, когда чуть коснутся ногой соседа за столом, но в то же время сажают в тюрьмы, ссылают на острова республиканцев, физически уничтожают демократов в Греции и не только не выражают,сожаления, но и сердятся, когда их критикуют за это. Благодарят за поданную соседом спичку, чтобы закурить сигару, а в то же время забирают нефть, сырье у Индонезии, и не только не благодарят Индонезию, а выражают недовольство сопротивлением Индонезии. Как видите, господа, есть разные понятия об отношениях между государствами, нациями и людьми». Лицемерное истолкование манер обусловлено непримиримой классовой враждой, существующей в капиталистическом обществе. Там не только отношения между эксплуататорами и эксплуатируемыми не могут строиться на требованиях хорошего тона, но даже и внутри господствующих классов нет условий для взаимного уважения, так как в основе отношений между ними лежат непримиримая конкуренция, индивидуализм и эгоизм.
«Старое общество, — говорил В. И. Ленин на III съезде комсомола, — было основано на таком принципе, что либо ты грабишь другого, либо другой грабит тебя, либо ты работаешь на другого, либо он на тебя, либо ты рабовладелец, либо ты раб. И понятно, что воспитанные в этом обществе люди, можно сказать, с молоком матери воспринимают психологию, привычку, понятие — либо рабовладелец, либо раб, либо мелкий собственник, мелкий служащий, мелкий чиновник, интеллигент, — словом, человек, который заботится только о том, чтобы иметь свое, а до другого ему дела нет».15 В этих условиях манеры могли служить лишь для того, чтобы видимостью чисто внешних приличий прикрыть истинные отношения между людьми, отношения, построенные по закону эксплуататорского общества: «Человек человеку — волк!». В социалистическом обществе, где установились совершенно иные отношения между людьми — отношения коллективизма, товарищества и дружбы, — манеры полностью освобождаются от тех чуждых искажений, которым подвергались они в буржуазно-дворянской среде, и становятся внешним выражением большой внутренней культуры советского человека. Такое переосмысление манер происходит у нас не без трудностей. В сознании некоторых советских людей , еще сохранилось неправильное, извращенное понимание манер как чисто внешней оболочки, которая может якобы не соответствовать нравственному облику человека. Они считают, что изысканные манеры могут скрыть от людей их невоспитанность. Такие лица вежливы и предупредительны только с теми, от кого зависят или надеются извлечь какую-либо пользу, только там, где стремятся создать о себе благоприятное мнение, заслужить репутацию культурного человека. Оказавшись среди людей, от которых они не зависят, а стало быть, и мнением которых не дорожат, эти хамелеоны сбрасывают маску «воспитанности», обнаруживая свою истинную сущ-, ность. К такой категории людей относится, например, аспи- .... рант Игорь Карчевский, персонаж романа К. Лебедева «Люди и степени». Карьерист, лишенный светлых идеалов, обыватель, он всячески скрывает свою настоящую сущность, изворачивается, чтобы без труда пользоваться всеми благами жизни. Свое духовное убожество он маскирует внешним лоском, показной вежливостью, используя ее как одно из средств для достижения своей заветной цели — получения ученой степени. ...Карчевский пришел за конспектами к аспирантке Лиде Родиной, дочери профессора. «Он постучал. Перед Лидой, открывшей ему дверь, он пространно и обстоятельно извинился за причиняемое беспокойство, ибо всегда считал вежливость если не архимедовым рычагом, то во всяком случае одной из верных точек опоры для дости- „ жения цели. Он был практичным человеком: быть вежливым ровно ничего не стоило и в то же время давало значительные преимущества в любых случаях жизни. Он понимал, что существует и другая опасность: перестаравшись, показаться приторно-вежливым, но, обладая безошибочным чувством меры, избегал этой опасности почти всегда». Культурному человеку глубоко чуждо показное, лицемерное усвоение требований социалистического общежития. Он соблюдает их потому, что таково его внутреннее убеждение, что именно так поступать велят ему его честь, совесть и достоинство. Говоря о воспитанном человеке, мы имеем в виду его умение следить за собой, привычку контролировать свои действия и Поступки. Это прежде всего проявляется в чистоплотности и опрятности, в заботе о внешнем виде, об одежде, в дисциплинированности, сдержанности, скромности, в культуре его речи, а также в его поведении за столом, в манере есть и пить. ‘ He пустой условностью, а разумными гигиеническими и эстетическими соображениями продиктованы требования постоянно заботиться о чистоте своего тела, о свежести белья и носовых платков, об опрятности верхней одежды и обуви. При этом само собой разумеется, что о воспитанности мы судим не по тому, насколько человек понимает важность чистоплотности и опрятности, а по тому, стало ли все это его естественной потребностью, привычками. Каждый прекрасно знает, как полезно и для здоровья и для бодрого настроения несколько раз в день умыться, утром и вечером почистить зубы, еженедельно (а летом и чаще) сходить в баню или принять ванну, мыть ноги перед сном и т. д. Однако далеко не все выработали у себя привычку делать это постоянно и в любых условиях, равно как и следить за целостью, опрятностью и чистотой одежды, обуви и белья. Любой мужчина, уважающий себя и окружающих, знает, что надо быть всегда тщательно выбритым, аккуратно подстриженным и причесанным. Тем не менее, некоторые приводят себя в порядок только тогда, когда идут в театр, в гости или другое общественное место. Хотя, как правило, женщины более внимательно следят за собой, но далеко не все делают это постоянно. Человек, соблюдающий правила гигиены, не станет есть или пить из плохо вымытой посуды, не будет вытирать лицо грязным полотенцем; у него чистые руки, аккуратно подстриженные ногти. OiH не позволит детям вытирать руками глаза, приучит их пользоваться носовым платком. Будучи сам опрятен, он заботится о чистоте вокруг себя: у него нет привычки гасить папиросу о стул, стол или иную мебель, стряхивать пепел на пол или одежду; отдыхая в парке, за городом, он не оставит после себя обрывки бумаги и иной мусор. Хороший вкус, воспитанность проявляются в манере одеваться; при этом следует избегать одинаково нетерпимых крайностей: небрежности, неряшливости в одежде и погони за крикливой модой. Тот, кто не обращает внимания на свой внешний вид и не заботится о красоте одежды и обуви, попросту лишен чувства прекрасного и не дорожит личным достоинством. В свою очередь, кто старается сделать одежду необычной, вызывающей удивление окружающих, обладает извращенным вкусом и не понимает, что подлинная красота предполагает простоту и скромность. Стремясь быть красивым, он в действительности становится смешным. Именно такая манера одеваться присуща так называемым «стилягам». Они считают себя внешне красивее других, тогда как попросту жалки в своих потугах на необычность и оригинальность; Pix сверхмодные костюмы, платья, обувь и прическа на самом деле уродливы и безобразны. Некоторые юноши и девушки ошибочно думают, что только тот одет прилично, в соответствии с требованиями хорошего тона, на ком дорогая одежда. Между тем, чтобы быть красиво одетым, достаточно приобрести или хорошо сшить недорогой костюм, платье или пальто. Одеться изящно—значит, одеться просто, скромно, следуя моде, но не злоупотребляя ею. Чрезмерная вычурность в одежде свидетельствует о плохом вкусе. Любая одежда, даже рабочая, всегда привлекательна, когда она опрятна, тщательно выглажена, а обувь — вычищена. В употреблении косметических средств надо соблюдать разумную умеренность -и пользоваться ими, когда это действительно вызвано необходимостью. Воспитанный человек внимательно следит за своими движениями, стремится сделать их простыми, естественными и в то же время изящными, без какой бы то ни было грубости, развязности или рисовки. Любо посмотреть, когда юноша или мужчина ходит просто, спокойно, не горбясь, не сутулясь, не размахивая руками. Радует взор стройная, легкая, грациозная походка женщины. На стуле принято сидеть не разваливаясь, избегая в то же время и другой крайности — привычки устраиваться на самом краешке стула в позе «бедного родственника». Передвигая стул, не следует делать этого сидя (прежде всего, человек выглядит некрасиво, а кроме того, он может вызвать шум, поцарапать пол). Родителям очень важно внимательно следить за тем, чтобы у ребенка не появлялись привычки, делающие его неприятным для окружающих, неловким или же просто смешным. Нельзя позволять детям гримасничать, резко и неумеренно жестикулировать, чистить пальцем нос, почесывать голову, грызть ногти, постоянно поправлять свою одежду, трогать чужие вещи, что-нибудь мять или вертеть в руках и т. п. Неприятно выглядит человек, привыкший во время разговора прикасаться руками к собеседнику, брать его за рукав, похлопывать по плечу или по спине, вертеть пуговицу на его пиджаке. Надо приучить себя сдерживать зевоту, чихать и кашлять в носовой платок. Хороший тон требует умения беречь свое и чужое время: своевременно приходить на собрания, заседания или на лекцию, в театр, кино, в гости, на свидание или просто домой к обеду. «Точность — это большое дело... — говорил А. С. Макаренко. — В точности проявляется уважение к коллективу, без чего не может быть коммуниетичеокой этики». У воспитанного человека вошло в привычку придерживаться замечательного правила: никогда не давать слова без твердой уверенности, что сможешь сдержать его, ничего не обещать, когда сомневаешься в возможности выполнить свое обещание. «Лучше сто раз отказать, — гласит мудрая китайская пословица, — чем один раз не исполнить обещанного». Ho если пообещал, сдержи слово, каких бы усилий это ни стоило. В этом случае надо следовать русской пословице: «He дал слова — крепись, а дал слово — держись!» Воспитанность предполагает умение владеть своим настроением, не поддаваться минутному порыву раздражения. Особенно необходимо оно тем, кому по характеру работы приходится постоянно иметь дело с людьми, — руководителю производственного коллектива или учреждения, продавцу магазина, кондуктору трамвая, автобуса, проводнику поезда, официанту и другим. Какими бы неприятными ни были ваши переживания, какая бы забота ни.угнетала вас, каким бы скверным ни было ваше настроение, — все это не должно резко отражаться на вашей работе и на вашем отношении к людям. Раздра жаться из-за пустяков, проявлять вспыльчивость, оскорблять других, «срывать злость» на людях — на все это способен лишь грубый и распущенный человек, не уважающий ни самого себя, ни окружающих. Показателем воспитанности является культура речи, включающая в себя и определенную манеру разговаривать, стремление выражать мысли просто, доходчиво и в то же время образно и красиво, умело пользуясь по- истине неисчерпаемыми богатствами родного языка. Умение говорить просто, понятно и в то же время образно и красиво не приходит к человеку само, — требуется глубокое изучение родного языка не только в школе, но и на протяжении всей последующей жизни. «Изучение родной речи — это великое дело, — говорил М. И. Калинин. — Самые высшие достижения человеческой мысли, самые глубокие знания и самые пламенные чувства останутся неизвестными для людей, если они не будут ясно и точно оформлены в словах». Для овладения культурой речи важно не только изучать свой родной язык, но и решительно бороться с искажением речи, с засорением языка всякого рода словесным мусором. Тот, кто любит и знает родной язык, не станет говорить витиевато, усложняя речь малопонятными оборотами, не будет прибегать без крайней надобности. к иностранным выражениям, особенно если имеются соответствующие русские слова. Еще великий русский 'революционер-демократ В. Г. Белинский решительно осуждал чрезмерное увлечение иностранными словами и оборотами. Употреблять иностранные слова, когда есть равносильные им русские слова, , писал он, — значит, оскорблять и здравый смысл и здравый вкус. Например, ничего не может быть нелепее, как употребление слова '«утрировать» вместо «преувеличивать». Режет слух однообразная и примитивная речь, возмущает нас употребление некоторыми людьми грубых, нелитературных, жаргонных слов и выражений. Неуместно громко говорить или смеяться там, где это может помешать другим работать или отдыхать: в библиотеке, в читальном зале, в музее или служебном кабинете. Разговаривая со старшими (как по возрасту, так и по служебному положению), а также с женщинами, деликатный человек даст им возможность высказаться в первую очередь, проявит при этом максимальную предупреди- тельность, не станет перебивать их. Б споре он не только говорит сам, но и дает возможность высказаться своим собеседникам. He следует забывать, что в человеке высоко ценится не только умение хорошо говорить, но и способность внимательно слушать. «Умей сказать — умей и смолчать». «Кстати промолчать — все равно, что хорошо сказать». «Речь — серебро, молчание — золото» и другие пословицы и поговорки — яркое этому свидетельство. В споре, в разговоре не только со старшими и женщинами, но и с равными себе не надо повышать голос или раздражаться, а тем более, переходить на грубость и резкость, — от этого речь не станет более убедительной. Наконец, умение следить за собой выражается в красивой манере есть, с соблюдением необходимых гигиенических и эстетических требований. НеЛьзя садиться за стол не помыв рук. Во время еды принято сидеть прямо, не далеко и не слишком близко от стола, не наклоняясь очень низко над тарелкой, а также не наваливаясь грудью на стол и не облокачиваясь. Ноги ставят возле стула, а ее протягивают их под столом. Некоторые имеют дурную привычку во время обеда просматривать газеты или читать. Занимаясь одновременно двумя делами, они просто не в состоянии позаботиться, чтобы есть опрятно и красиво, не говоря уже о том, что это мешает нормальному усвоению пищи. Точно так же не стоит вести за обедом слишком оживленный разговор. Крайне некрасиво выглядит человек, набирающий полный рот еды и при этом разговаривающий. За столом неуместно жестикулировать не только тогда, когда в руках у вас, например нож, вилка, ложка или другой какой-нибудь предмет, но даже и в том случае, когда ваши руки свободны. Беря что-либо со стола, надо внимательно следить за тем, чтобы не задеть посуду, не опрокинуть ее. Лишь тот чувствует себя за столом просто, естественно, непринужденно, кто не только хорошо знает назначение всех предметов, находящихся на столе, и умеет пользоваться ими, но и умеет правильно обращаться со всеми наиболее распространенными блюдами. Супу наливают неполную тарелку, чтобы не пролить. Если он горячий, можно остудить, бесшумно помешивая ложкой, но не дуть на него, иначе забрызгаешь скатерть. Жаркое, сосиски, сардельки, отбивные котлеты едят' при помощи ножа и вилки, но не разрезают все сразу на кусочки (иначе блюдо быстро остынет, будет уже не таким вкусным); надо отрезать по кусочку. При этом нож, конечно, держат в правой руке, а вилку в левой. Если во время еды возникает необходимость положить нож или вилку, то это делают так, чтобы кончик лезвия ножа или зубцы вилки были на краю тарелки. С ножа никогда ничего не едят. Винегрет, салат, тушеные овощи, запеканку, тефтели, рубленые котлеты, омлет, яичницу без ветчины, кашу (поданную как гарнир) и другие блюда, которые не нужно резать, едят вилкой, которую держат в правой руке, по мере надобности помогая кусочком хлеба или булки, который берут в левую руку. Когда едят рыбу, ножом обычно не пользуются, — это продиктовано разумными мерами предосторожности: разрезая рыбу ножом, можно нечаянно отрезать и проглотить мелкую косточку. Когда к обеду подана птица, то вначале срезают мясо с костей (конечно, не всё сразу), пользуясь ножом и вилкой, а оставшееся после этого на косточке мясо съедают, взяв косточку в руку. Косточки от мяса, рыбы или птицы складывают на отдельную тарелку (очень желательно, чтобы такая та- релка стояла на столе) или на край своей тарелки. После ,еды ложку, вилку и нож кладут на свою тарелку. Фруктовый компот едят десертными ложками, а если их нет, — чайными. При этом косточки беззвучно сплевывают в ложку, поднося ее к самым губам, а -затем складывают их на тарелку или на блюдце. Чай, кофе, какао, молоко наливают неполный стакан или чашку (причем женщинам принято подавать все эти напитки в чашках с блюдцами, а мужчинам — в стаканах с подстаканниками). Бесшумно размешав ложечкой сахар, ее вынимают из чашки и кладут на блюдце. Из блюдца обычно ничего не пьют, так как в этом случае чашку пришлось бы ставить прямо на скатерть, оставляя на ней пятна. Если же напиток подают в стакане с подстаканником, то ложечку, когда пьют, не вынимают, а придерживают пальцем правой руки, в которой находится стакан. Хлеб и булку следует нарезать небольшими ломтиками. Едят хлеб и булку, отламывая кусочки от взятого из хлебницы ломтика (тонко нарезанные ломтики хлеба или булки можно есть не ломая). Большие пирожки и булочки также разрезают. Хлеб и булку обычно берут руками и кладут на тарелочку, стоящую слева от тарелки с супом или закуской. Кроме хлеба я булки, -руками же берут пирожки, печенье, конфеты, фрукты, а также пиленый сахар, если, конечно, в сахарнице нет специальных щипцов. С общих блюд брать кушанье своей ложкой или вилкой не рекомендуется, — это негигиенично и неприятно для окружающих. Для этого на столе должны быть специальные приборы. Соль и горчицу берут специальными ложечками, а . при их отсутствии — кончиком чистого ножа, но ни в коем случае не обратным концом вилки или ложки. За столом принято пользоваться салфеткой. Ею вытирают рот, прикладывая к губам и как бы просушивая их, а также вытирают руки. После еды салфетку оставляют на столе рядом с тарелкой. Бумажной салфеткой, которая все больше и больше входит в наш обиход, пользуются только раз. После употребления ее оставляют или на своей тарелке (если уже закончен обед), или кладут скомканной на ту тарелку, на которую складываются косточки и другие остатки обеда. После еды необходимо удалить зубочисткой остатки пищи, застрявшие между зубов (делают это, конечно, уже не за столом). Ни в коем случае не употребляют для этой цели металлические предметы — иголки,- булавки. Вслед за этим рот прополаскивают теплой водой (имеется в виду, что -вы обедаете дома). * * * Культурный человек не только постоянно следит за собой, строго контролируя свои поступки, но и с уважением относится к другим людям — знакомым и незнакомым. Именно в хорошем, внимательном отношении к окружающим, прежде всего к женщинам и пожилым людям, проявляются такие замечательные качества, как уважение, вежливость, скромность, предупредительность, тактичность и деликатность. Почетом окружена в нашей стране старость трудящегося человека. Золотым фондом рабочего класса 'любовно называют советские люди славных ветеранов труда. «Старикам везде у нас почет», — с гордостью поем мы в нашей любимой песне о Родине. Это внимание и почет пожилые советские люди заслужили своим многолетним трудом, большой заботой о подрастающем поколении. Особенно предупредительно относятся к старшим у восточ-" ных народов нашей страны; для них всеобщее почитание старости является строгим законом. Такой же всеобщей предупредительности и заботы заслуживает и советская женщина — наша мать, жена, подруга. И это закономерно. Советская женщина самоотверженно трудится наравне с мужчиной, она проявляет нежную материнскую заботу о детях, создает семейное благополучие и уют, облагораживающе влияет на каждого. Наконец, она физически слабее мужчины, что нельзя не учитывать. Одна из задач коммунистического воспитания молодежи состоит в том, чтобы прививать юношам чуткое отношение к девушкам, готовность помогать им, защищать их, быть с ними нежными, деликатными и предупредительными. Поэт А. Безыменский в воспоминаниях о Ленине приводит такой эпизод. К Владимиру Ильичу на прием пришла делегация I Всероссийского съезда союзов рабочей и крестьянской молодежи. Среди делегатов была девушка. В. И. Ленин встретил делегатов у самого порога своего кабинета и с каждым поздоровался за руку. «Проходите, молодые товарищи! — пригласил Владимир Ильич. — Рассаживайтесь! Обязательно рассаживайтесь! Берите стулья, придвигайтесь поближе. Ну, девушку мы, конечно, посадим в кресло. Тащите кресло сюда, будьте хорошими кавалерами...» «Этот маленький эпизод с креслом произвел на нас неизгладимое впечатление. В словах Владимира Ильича, хотя и произнесенных в щутливой форме, проявилась одна из органических черт его характера: уважение к женщине. Поняв это, все мы с таким усердием постарались оказаться хорошими кавалерами, что едва не повредили ковровую дорожку» 5 «О Ленине». Воспоминания, рассказы, очерки. 19,57, стр. 211. Внешне это внимание мужчины к женщине, молодежи к пожилым людям проявляется в соблюдении определенных правил социалистического общежития, продиктованных глубоким уважением к ним. Где бы ни находились мужчины (в помещении, в трамвае, в автобусе, троллейбусе, в метро или поезде), они обязаны уступать место женщине. Мужчина всегда предоставляет женщине кресло или диван, а сам довольствуется стулом. Идя с женщиной к дверям или встретив ее, мужчина пропускает ее впереди себя. Точно так же поступает и по отношению к пожилым людям. При встрече с женщиной мужчина первым приветствует ее; дети первыми здороваются со взрослыми. Первыми (независимо от пола и возраста) здороваются те, кто пришел в помещение или подходит к группе людей. Когда женщина появляется в помещений, мужчина, приветствуя, встает. Деликатная женщина сразу же сядет в ответ на приглашение старшего, чтобы дать возможность присесть и собеседнику. Точно так же поступит она и в том случае, когда знает, что ей предстоит длительный разговор, который просто неудобно вести стоя. При входе в помещение мужчины женщина может ответить на его приветствие не вставая, но непременно повернувшись к вошедшему. Здороваясь или прощаясь с женщиной или старшим как по возрасту, так и по служебному положению, не принято первым подавать руку. Надо поклониться и подождать, пока это сделают они. Некоторых смущает это правило, — они усматривают в этом нарушение достоинства женщины. Например, читатель Д. пишет, что у него возник спор с двумя знакомыми, которых такое правило «сильно возмущает». Одна из них, медицинский работник, «настойчиво уверяет, что никогда не подаст первая руку мужчине, так как это, по ее мнению, «нетактично». Подобной же точки зрения придерживается и ее дочь. Эти возражения вызваны недостаточно четким пониманием самого существа требования. Подавать первой руку не обязанность, а право женщины (равно как и пожилого человека), позволяющее им, с одной стороны, самим выбирать, кого удостоить рукопожа тием, а кому ответить лишь кивком головы, а с другой — избавляющее их от фамильярности и развязности малознакомых для них людей. Рукопожатием мы выражаем искреннее расположение к человеку, особое уважение к нему, поэтому оно должно быть дружеским, сердечным и в то же время умеренным, сдержанным. Одинаково неприлично как небрежно подавать руку, так и слишком сильно пожимать ее, особенно женщине или старшему. Есть люди, которые привыкли уже издали протягивать руку для приветствия. Это некрасиво. Здороваясь или прощаясь с женщиной, мужчине надо снять перчатку, женщине делать это не обязательно. Почему? Прежде всего, те перчатки, которые она надевает к платью, к костюму, составляют такую же неотъемлемую часть ее туалета, как шарфик, сумочка, чулки и туфли. Что же касается кожаных перчаток, то они снимаются с большим трудом и из уважения к женщине не стоит затруднять ее этой процедурой. Наконец, ее левая рука в момент приветствия или прощанья, как правило, занята сумочкой, муфтой и т. п., что, естественно, затрудняет снимание перчатки, Ho если ничто не мешает женщине снять перчатку, а тем более, варежку или рукавичку, и она это сделает, то поступит правильно. Как правило, никого не знакомят с женщиной без ее согласия (а тем более, в тех случаях, когда знают, что это ей не совсем приятно). Знакомя, всегда представляют мужчину женщине. В ответ женщина подает руку, называя себя. При знакомстве не по службе юноши и девушки называют свои имена, мужчины и женщины — имя и отчество. Младшего по возрасту или по положению среди мужчин и женщин представляют старшему. На улице и в помещении женщина идет справа от мужчины (с военным — слева). Нетактично отходить от спутницы при встрече со знакомым и оставлять ее одну. Когда вам надо поговорить с ним, представьте его своей спутнице и ведите разговор втроем (не представив знакомого своей даме, вы тем самым даете ему понять, что не можете или не хотите беседовать с ним именно сейчас). Только в крайних, исключительных обстоятельствах можно отойти от спутницы (разумеется, с ее разрешения), но и то лишь на несколько минут. Задержавшись дольше, вы тем самым проявите неуважение к женщине, и она вправе уйти, не дождавшись вашего возвращения. Поднимаясь вместе с женщиной по лестнице, мужчине лучше идти несколько впереди нее, а спускаясь — позади, примерно на ступеньку выше. Это правило вызвано необходимостью создать удобства для женщины. Оказавшись позади, мужчина не сможет предложить свою руку, чтобы женщина оперлась на нее при подъеме. Для нее намного удобнее, когда вы идете на ступеньку выше. И, наоборот, при спуске крайне неудобно женщине опираться на вашу руку, когда вы находитесь ниже. Если пойдете чуть позади, то надежно поддержите свою даму, действительно поможете ей, В театре, в концертном зале, в клубе, в столовой, в ресторане или в гостях мужчина обязан помочь своей спутнице снять и надеть пальто. Если же он случайно оказался рядом со знакомой женщиной в гардеробе, то хотя в данном случае он не обязан подавать ей пальто, тем ее менее, он, конечно, окажет ей эту услугу (а она не должна отказываться от такого проявления внимания и непременно поблагодарить за любезность). Бестактно говорить со старшими назидательным тоном, подавать им советы, за которыми они не обращаются. Предлагая или советуя что бы то ни было старшему, непременно спросите у него разрешения. Неприлично обращаться на «ты» к малознакомым людям (пусть даже они несколько моложе вас), к женщине и к старшим по возрасту и по положению (хотя бы они и были хорошо знакомы вам). Иногда некоторые руководители говорят «ты» своим подчиненным. Это грубо и нетактично, свидетельствует о неуважении к товарищам по работе. Родителям обычно говорят «ты»; обращение на «вы» в этом случае производит впечатление манерности и чопорности, лишено сердечности, задушевности и непринужденности, характерных для отношений между родителями и детьми. Однако какого-то непременного правила здесь не может быть, так как характер обращения к родным во многом определяется сложившимися национальными и семейными традициями. Каждый народ имеет свои национальные обычаи, которые отличаются в некоторых деталях от общепринятых норм поведения. Воспитанный человек непременно учтет это, и, оказавшись в любой советской республике или -в другой стране, с»н не преминет ознакомиться с национальными традициями этого народа и по мере возможности постарается учесть их в своем поведении. Это требование образно выражено в русской пословице: «В чужой мона* стырь со своим уставом не ходят» ,и в английской: «Когда находишься в Риме, поступай как римляне». В нашу страну приезжает много иностранцев. Внешний вид и манеры некоторых из них могут вызвать удивление советских людей, поразить необычностью. Между тем, каждый из них одевается и ведет себя в соответствии с национальными традициями своего народа, которые ему дороги и близки. Долг гостеприимства, деликатность требуют от каждого из нас уважения этих традиций, какими бы странными и непонятными они ни казались нам. Признак дурного тона — показывать рукой или зонтиком на кого-нибудь или на что-нибудь. Лучше указать собеседнику глазами, кивком головы, а еще лучше объяснить. Тактичностью продиктовано требование не останавливать внимания на людях, имеющих заметные физические недостатки, а также не смотреть в упор и не рассматривать пристально незнакомого человека, особенно женщину. Заметив у человека, даже совершенно вам незнакомого, погрешности в туалете, скажите ему об этом незаметно для окружающих (если юноше неудобно прямо сказать девушке об этом, он может прибегнуть к помощи другой, точно так же может поступить в подобном случае и девушка). За всякое внимание, проявленное к вам, за любую услугу (хотя бы и самую незначительную) следует поблагодарить и постараться по возможности ответить взаимной услугой и вниманием. Причинив другим людям малейшее неудобство или неприятность, сразу же извинитесь перед ними (надо при этом иметь в виду, что правильнее говорить «извините, пожалуйста» или же «простите, пожалуйста», а не «извиняюсь»), а также попытайтесь, насколько это возможно, смягчить свою вину (например, поднять то, что вы уронили, и поставить на место). Каким бы плохим ни было ваше настроение, не надо оскорблять человека, если вы видите, что он обидел вас без злого умысла. Точно так же не следует читать нраво^ учения тому, кто нечаянно побеспокоил вас или причинил неудобства. Деликатность проявляется в умении учитывать настроение окружающих, их душевное состояние, избегать назойливости. Заметив, что человек чем-то удручен и расстроен, не надо навязываться к нему с шутками. Увидев, что ваше присутствие в тягость собеседнику, что ему не до вас — оставьте его в покое. 1 Людям, обладающим чувством меры, глубоко чужда бесцеремонность. Они не допустят развязности в поведении не только тогда, когда имеют дело с пожилыми или женщинами, но и по отношению к своим товарищам и друзьям. В «Очерках былого» сын Л. Н. Толстого, Сергей Львович, пишет: «Отец не любил фамильярности в отношениях между друзьями и даже между родными. Он говорил: «Есть приятели, которые хлопают друг друга по ляжке и приговаривают: «Подлец ты мой любезный!» или «Ах ты, милая моя каналья!» — Это — «амикошонство» (свиная дружба)». Некоторые истолковывают тактичность как всепрощение и безграничную снисходительность, умение спокойно и равнодушно проходить мимо нарушений норм социалистического общежития, как блаженную способность не замечать вокруг себя ничего плохого. Такое понимание тактичности глубоко чуждо коммунистической нравственности. Конечно, воспитанный человек простит другому его невольную неловкость, он мягко и деликатно поможет товарищу, подскажет ему правильную линию поведения, никого не оскорбит ни словом, ни делом, не унизится до того, чтобы ответить грубостью на грубость. Ho когда он видит, что кто-то сознательно нарушает требования социалистического общежития, умышленно мешает окружающим, обижая, унижая и оскорбляя их, то с таким человеком надо быть решительным, не допускать никаких скидок и снисхождения. В самом деле, деликатность по отношению к подобным нарушителям общественного порядка не имеет ничего общего с хорошим тоном в нашем понимании и, по существу, прикрывает самую неприглядную трусость, жалкую мещанскую житейскую мудрость: «Моя хата с краю —я ничего не знаю!» * * * В коммунальной квартире надо считаться не только со своими удобствами, но и с интересами соседей. Прежде всего, необходимо добросовестно и без напоминаний выполнять свои обязанности по отношению ко всем жильцам: своевременно убирать-квартиру, аккуратно пользоваться местами общего пользования, не задерживать оплату всех коммунальных услуг и т. д. Воспитанный человек внимательно и предупредительно относится к соседям, оберегает их покой (приучая к этому и своих детей): он не будет, например, включать на полную мощность радиоприемник, не станет громко петь; уходя из дому, не забудет выключить радио. Ему присуща привычка: прежде чем войти к соседу — постучать, предупредив тем самым о своем приходе. Сразу же в передней необходимо оставить галоши и боты, а также головной убор (женщина может не снимать головного убора). Верхнюю одежду снимают в ответ на предложение хозяев. Заходить в комнату в верх- нейодежде не рекомендуется. При встрече гостя предупредительный хозяин непременно попросит его вначале раздеться (женщине поможет снять верхнюю одежду), затем подаст стул или предложит кресло и лишь после этого начнет беседу. He рекомендуется предлагать пришедшему сесть на кровать или самому усаживаться на нее. Если вы вошли в комнату или служебный кабинет и там в это время никого не оказалось, подождите в коридоре. Когда у вас находится посетитель или гость и одновременно пришел еще кто-нибудь, необходимо познакомить их. Если вы не рассчитали и зашли к знакомым во время обеда и вас приглашают к столу, лучше отказаться, поблагодарив. Ведь хозяева не ожидали вас, они не были приготовлены к приему гостя. Заметив, что ваш визит несвоевремен, а дело терпит, постарайтесь поскорее уйти, сославшись на какое-нибудь веское обстоятельство. В комнату хозяин входит первым, открывая гостю или посетителю дверь, а при выходе — последним, закрывая за ним дверь. Перед посетителем, зашедшим в служебный кабинет, воспитанный человек непременно встанет, выйдет из-за стола, подаст руку (в таком случае руководитель первым подает руку не только мужчине, но и женщине, не только молодому, но и пожилому, выражая тем самым свое радушие и внимание), предложит сесть и лишь после этого перейдет к делу. Получив приглашение садиться, не надо отговариваться и заставлять упрашивать себя, чтобы хозяин кабинета не чувствовал себя неудобно, сидя перед стоящим, особенно когда перед ним женщина или старый человек. Очень хорошо, когда хозяин кабинета провожает посетителя, особенно женщину или пожилого человека, до дверей. Само собой разумеется, что, установив для посетителей определенные приемные дни и часы, необходимо строго, неукоснительно соблюдать их. На улице принято ходить по правой стороне тротуара, уступая дорогу женщинам, пожилым людям и инвалидам; если вы идете по улице группой в несколько человек, — не держите друг друга под руки, чтобы не мешать ни встречным, ни тем, кто захочет обогнать вас. Заметив пожилого человека или инвалида, который затрудняется один перейти улицу, надо помочь ему, как бы вы ни торопились. Встретив на улице знакомого, нехорошо во весь голос окликать его, а также разговаривать с ним прямо посреди тротуара. Лучше в этом случае отойти в сторону. Только грубые и невоспитанные люди «врываются» в трамвай, автобус или троллейбус, расталкивая всех на своем пути, а также позволяют себе входить с передней площадки, не имея на это права, или выходить с задней. При посадке в трамвай мужчина пропускает впереди себя женщину или пожилого человека, в случае надобности помогает им войти в вагон; входя в автобус или троллейбус, надо придерживаться очереди, оказывая, однако, предпочтение женщинам и пожилым людям. Прежде чем входить в вагон метро, подождите, пока из него выйдут. Из трамвая, автобуса или троллейбуса следует выйти так, чтобы было удобно не только вам и вашей спутнице, но и окружающим. Мужчина выходит первым и помогает женщине сойти. Даже в переполненном вагоне можно продвигаться к выходу без толкотни, помочь пожилому человеку, инвалиду или женщине выйти, защищая их от толчков. В легковую автомашину мужчина садится последним, а оставляет ее первым, помогая женщинам и пожилым людям войти и выйти. Неприятное впечатление производит тот, кто громко хохочет в трамвае, автобусе или троллейбусе, вступает в спор или в посторонний разговор с кондуктором. Тем самым он обращает на себя всеобщее внимание, поднимает шум, раздражающе действующий на пассажиров, среди которых могут оказаться усталые люди. Каждый воспитанный человек не позволит детям и подросткам висеть на подножках, ехать «зайцем», а в случае появления в вагоне хулигана — поможет кондуктору утихомирить его или вывести вон. Следить за поведением детей на улице и в общественных местах — долг всех советских людей. В театр, кинотеатр, в клуб или красный уголок приходить следует вовремя, чтобы не помешать собравшимся. В зрительном зале кинотеатра мужчина снимает головной убор, женщина может этого не делать, если только ее шляпа не мешает сидящим позади нее. В театре, в кино, в цирке, на стадионе — везде женщине предлагают лучшее место. Во многих сельских (да и не только сельских) клубах можно наблюдать такую картину: юноши и девушки зесь вечер грызут семечки, оставляя после ухода кучи шелухи. Бывает, что и в поездах, трамваях, автобусах пассажиры грв.зут семечки, орехи, — мусорят. Нет надобности доказывать, что подобное занятие не для общественных мест. Некоторые имеют другую привычку — во время театрального представления шуршать программой или газетой (находясь в театре с дамой, неприлично читать в антракте газету или книгу), подавать реплики, восхищаясь или негодуя, вслух высказывать свои замечания по поводу ч содержания пьесы или игры актеров. Обо всем касающемся спектакля вы сможете поговорить в антракте или дома. Аплодируя, не выходите за рамки приличий, как это делают не в меру пылкие поклонники и поклонницы некоторых артистов. С непонравившегося спектакля или концерта не грешно и уйти, но только в антракте. Досидев до конца, не надо покидать зал и выходить за верхней одеждой (как это делают некоторые) раньше, чем опустят занавес. Покидать зал за несколько минут до окончания спектакля по меньшей мере бессмысленно. Вы не получите о нем полного представления, не говоря уже о том, что своим пре ждевременным уходом помешаете соседям спокойно '№ смотреть пьесу до конца. В красном уголке нельзя находиться в верхней одежде, в галошах или ботах. Точно так же не полагается появляться здесь в нижней рубашке, в майке, равно как и в пижаме или халате. Во время лекции или собрания не место посторонним делам, разговорам, а такжехожден^ю, не курят в красном уголке даже в том случае, когда тай находятся одни только мужчины. Одним из популярных видов культурного отдыха Яр ляются танцы. На танцевальном вечере мужчина можел приглашать на танец любую, даже незнакомую ему жей^ щину. Обычно на танец приглашает мужчина женщину (за исключением так называемых «дамских» танцев). Он подходит к ней и делает небольшой поклон. Когда объявляется «дамский» танец, мужчина не должен отказывать пригласившей его женщине (единственной уважительной причиной может быть только неумение танцевать, в чем ему следует тут же признаться). Приглашая на танец женщину, стоящую рядом с мужчиной (в том числе и с ее мужем), необходимо извиниться перед ним, но сделать это надо уже после того, как женщина дала согласие. л Танцевать надо красиво, легко и грациозно, в соответствии с рисунком того или иного танца. В вальсе правГ рука мужчины лежит на талии женщины, а в танго и фокстроте — на спине. «Стильное» исполнение танца, J есть всевозможное кривлянье, делает человека некрасивым, производит самое неприятное впечатление и изобличает как дурной вкус, так и развязные, плохие манеры. Только невоспитанный человек, не уважающий ни самого себя, ни окружающих, может явиться на танцы в нетрезвом состоянии (в свою очередь лишь невзыскательные организаторы вечеров отдыха, совершенно не дорожащие репутацией своего заведения, позволяют пьяным находиться в танцевальном зале). После окончания танца (это относится и к «дамскому») мужчина провожает свою партнершу, отводит ее или на то место, откуда пригласил, или на любое другое по ее желанию, но ни в коем случае не оставляет посреди зала. Проводив женщину на место, мужчина благодарит ее за танец, женщина отвечает ему тем же. Провожая женщину на место после танца, мужчина предлагает ей правую руку (если женщина не берет вас под руку, то вы либо г'ами возьмите ее, либо просто идите рядом с ней). Получив приглашение в гости, никогда не опаздывайте без самых серьезных на то оснований, так как своим опозданием ,^i не только поставите в неловкое положение хозяев, но и-проявите неуважение к другим гостям, которые пришли вовремя и вынуждены были ожидать вас. Вместе с JgM не надо приходить в гости и слишком рано, чтобы не Помешать хозяевам приготовиться к встрече гостей. . принимая гостей, незнакомых вашей жене, прежде S ага представьте их ей, а вводя жену в новое для нее с ущество, отрекомендуйте ее всем, начиная с хозяев. Точно так же поступает и женщина, приведшая мужа в незнаком для него компанию. Когда в гости приходят люди, незнакомые один другому, хозяевам следует познакомить их между собой. A~;uicV это так: вновь прибывшего они представляют всем, называя его имя и отчество, после этого каждый, к кому он подходит для знакомства, называет себя (если в обществе находятся и мужчины и женщины, то знакомятся вначале с женщиной, а затем уже со стоящим рядом с hЛ мужчиной). Придя в компанию, где все присутствующее знакомы вам, вовсе не обязательно всем подавать p$ify: достаточно обменяться рукопожатием только с /&?$??ми, остальных можно приветствовать общим LJiwiOijuM. -CАШя приятная компания — та, в которой каждый чувствует себя непринужденно. Смешно выглядит тот, кто слишком много занимается собой в обществе, постоянно причесывается, прихорашивается, смотрит в зеркало. В обществе, в гостях очень высоко ценится умение интересно и увлекательно рассказывать. Обычно тема разговора бывает общей для всех, понятной каждому и интересной. He принято касаться специальных вопросов, особенно если некоторые из присутствующих не разбираются в них, затрагивать темы, неприятные для кого-нибудь из присутствующих, особенно для хозяев. Нельзя допускать личных выпадов против кого-нибудь из присутствующих, равно как и говорить в гостях о своих домашних и семейных неурядицах. Рассказывая о чем-нибудь нескольким лицам, обращайтесь сразу ко всем. Когда один пересказывает знакомую вам историю, неприлично перебивать его. Если это вам действительно неинтересно, неново, отойдите к другой группе гостей, вступите в беседу, но только не сидите со скучающим видом и не заставляйте хозяев заниматься вами. В компании неприлично шептаться («где больше двух, там говорят вслух»), говорить намеками («в обществе секретов нет»), особенно, если они могут быть превратно истолкованы и приняты кем-нибудь на свой счет, а также посматривать на часы, выражая тем свое нетерпение. Вы веселы, вам доставляет удовольствие пошутить, посмеяться — пожалуйста, но не слишком громко, без резких и неприятных ужимок и гримас. Воспитанный человек, чувствующий себя в компании свободно, никогда не станет отказываться, когда его попросят прочесть, спеть или сыграть (если он может это сделать). Точно так же он не заставит долго упрашивать себя повторить что-нибудь из исполненного. Если у вас плохое настроение и вы не в духе, то в такое время не надо ни ходить в гости, ни принимать гостей у себя. Встретившись в гостях с человеком, с которым вы находитесь в плохих отношениях, не обнаруживайте перед другими своей неприязни к нему, чтобы не поставить в неловкое положение и хозяев и гостей. К столу приглашает хозяйка. К этому моменту вы уже знаете, с кем из женщин будете сидеть, и именно ее проводите к столу. Если же хозяйка предлагает сесть возле другой женщины, — подчинитесь без малейшей тени неудовольствия, но сначала- все же отведите свою даму на ее место и извинитесь перед ней. За столом мужчины и женщины садятся вперемежку — мужчина I слева от своей дамы, При этом близким родственникам, а также мужу и жене, за исключением молодоженов, лучше не садиться рядом (это делается для большего общения гостей друг с другом, для того, чтобы за столом гости не замыкались в свою, семейную скор- лупу). Мужчина ухаживает за дамой, сидящей справа от него, даже если он с ней и незнаком (за столом знакомиться не принято), не забывая, конечно, и соседки слева. Когда же за столом женщин оказывается больше, то муж- чине следует быть одинаково внимательным ко всем, не оказывая предпочтения ни. одной из них. Опоздавшему к столу надо извиниться перед хозяе- У вами и гостями и сесть на отведенное место так, чтобы не заставлять никого из сидящих ни передвигаться, ни меняться местами. Ни знакомиться, ни подходить с рукопожатием, ни, тем более, протягивать руку через стол— ничего этого делать не следует. Предлагая гостям то или иное блюдо, радушная и деликатная хозяйка не станет уподобляться крыловскому Демьяну и не будет слишком настойчиво уговаривать гостей непременно отведать предлагаемое кушанье. В свою очередь и гости не станут церемониться и манерничать, едва прикасаясь к еде (некоторым кажется, что именно так должен поступать в гостях воспитанный чело- -г век» чтобы не прослыть жадным). Нечего и говорить, что I такое манерничанье не имеет ничего общего с хорошим {i тоном. В гостях, как и дома, надо есть в меру своего f аппетита, — этим вы доставите не только удовольствие себе, но и приятное хозяевам. Если кому-то из гостей не нравится то или иное ку- I шанье или ему нельзя его есть, то он может отказаться от него. Чтобы не испортить окружающим аппетита, за столом не принято, например, вести разговоры о своих ; болезнях и недомоганиях. Подаваемые за столом кушанья не порицают даже тогда, когда они кому-либо не нравятся. За столом вино разливает или хозяин, или кто-нибудь из мужчин (из женщин вино разливает только хозяйка). Водку, коньяк н другие крепкие спиртные напитки женщинам пить не следует,— для них на столе должны быть виноградные вина. Вино наливают не до краев рюмки, чтобы не пролить. Чокаться принято и на расстоянии, не соприкасаясь бокалами, а только несколько приподнимая их (если человек, сидящий вдали от вас, кивнул вам головой и одновременно поднес к губам бокал, — значит, он пьет за ваше здоровье; тактичность требует ответить ему тем же). Пить за столом не принуждают: заставлять человека пить сверх меры вопреки его желанию — признак дурного тона. Когда провозглашается много тостов, вовсе не обязательно каждый раз допивать бокал до дна. Бокал или рюмку нужно держать не за верх, а за ножку, не поднимая слишком высоко. Увидев, что кто-то допустил во время еды неловкость !(опрокинул, пролил, уронил или разбил) г воспитанный 247 человек не обратит на это внимания. Своим замечанием пли вмешательством вы все равно ничего не измените, а только окончательно смутите невольного виновника происшествия. «Хорошее воспитание, — писал А. П. Чехов, — не в том, что ты не прольешь соуса на скатерть, а в том, что ты не заметишь, если это сделает кто-нибудь другой». Выходя из-за стола, мужчины отодвигают в сторону стулья, на которых сидели дамы, чтобы помочь им спокойно выйти. Подождав стоя, пока женщины выйдут, мужчины могут затем остаться с хозяином и продолжать свою беседу. За столом — и дома и в гостях — во время обеда курить нельзя. Делать это можно только в ресторане, да и то лишь после десерта (закуривают с разрешения женщин, и прежде всего своей соседки; если хотя бы один — а тем более одна — из присутствующих возражает, то курить нельзя). Дома и в гостях место для курения — в передней, коридоре или на лестнице. Считается неудобным уходить из гостей сразу же после того, как все встали из-за стола. Однако не следует и злоупотреблять терпением и временем хозяев, задерживаясь допоздна. * * * Хорошие манеры необходимы каждому, кто хочет стать воспитанным человеком. Однако для воспитания таких манер совершенно недостаточно только знания правил .культурного поведения, Необходимо еще приучить, заставить себя постоянно следовать этим правилам. Только в этом случае необходимость соблюдать несложные основные правила всякого человеческого общежития очень скоро станет привычкой. Если человек только изредка выполняет требования хорошего тона, а все остальное время пренебрегает ими, если у него соблюдение этих требований не превратилось в привычку, никто не назовет его воспитанным, хотя он отлично знаком со всеми правилами и не сомневается в их разумности. Чем раньше начинает человек знакомиться с нормами социалистического общежития и усваивать их, тем быстрее и успешнее вырабатываются у него эти хорошие привычки. Навыки культурного поведения, приобретенные с детства, сохраняются «а всю жизнь. Поэтому формирование хороших манер у детей, у. молодежи — одна из важнейших задач коммунистического воспитания. Эта задача только тогда будет успешно решена, когда родители, воспитатели молодежи, представители старшего поколения не просто познакомят юношей и девушек с правилами социалистического общежития, но и всем своим поведением покажут пример выполнения этих правил.
<< | >>
Источник: Лифанов М.И.. За здоровый быт. 1958

Еще по теме Кандидат философских наук Н. ГОРДИЕНКО О ХОРОШИХ МАНЕРАХ:

  1. ХОРОШИЕ МАНЕРЫ
  2. Хорошие манеры рентабельны 
  3. ЩИПКОВ ВАСИЛИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ. МИФОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ СОВРЕМЕННОГО РЕГИОНАЛИСТСКОГО ДИСКУРСА. Диссертация на соискание учёной степени кандидата философских наук, 2016
  4. Кандидат медицинских наук Гй KAH ГИГИЕНА УМСТВЕННОГО ТРУДА
  5. О ВРЕДЕ СПИРТНЫХ НАПИТКОВ Кандидат медицинских наук Ю. ЛЕВИН
  6. Мельникова Татьяна Витальевна. ЮРИДИЧЕСКОЕ ЛИЦО КАК СУБЪЕКТ ПРАВА (ФИЛОСОФСКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ) / Диссертация на соискание ученой степени доктора философских наук, 2009
  7. И. Н. Евсюнин кандидат юридических наук, доцент КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ КЛИЧЕК
  8. JI. Боер кандидат юридических наук, доцент ТИПОЛОГИЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ПРЕСТУПНИКОВ
  9. ЕВРОЭШАФОТ ДЛЯ УКРАИНЫ Александр ДУДЧАК, кандидат экономических наук
  10. А. А. Губко кандидат юридических наук, доцент ПОНЯТИЕ ОБЪЕКТА ВОИНСКОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ
  11. А. В. Баженов кандидат юридических наук, доцент ПСИХИЧЕСКИЕ АНОМАЛИИ И ПРЕСТУПНОЕ ПОВЕДЕНИЕ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ