<<
>>

Доходы от помещения капиталов за границей согласно подоходного налога:

1884 1888 1896 1898

Фунт, стерл. Фунт, стерл Фунт, стерл. Фунт, стерл.

Из общественн. до<

3.130.959

ходов Индии. .

Индийские железн дороги . . .

Колониальн.

и ино странн. государ ственные ценно сти и т. п. . .

Железные дороги Соедин. Королевства ....

9.665.853 18.069.573 23.981 545 17.428.870 19.547.685

Иностра-іное и колониальное помещение капитала .

2.607.942 4.544.466

13.233.271 3.777 592 4.841.647

16.757.736 4.178.456 3.203.573 4,580.797

14.949.017 8.013.838 3.475.751 4.543.969

16.419.933 13.032.556

данным

1900 Фунт, стерл.

3.587.919 4.603.795

18.394.380 14.043.107 Итого. .

33.829 124 46.978.371 54.728.770 54.901.079 60.266.886 Из этой таблицы видно, что период действенного империализма совпадает с замечательным ростом доходов от помещения капиталов за границей. Доход из этого источника почти удвоился в период 1884—1900 г.г., при чем часть, извлекаемая из иностранных железных дорог и из вкладов, помещенных за границей и в колониях, увеличилась еще более быстрым темпом.

Эти цифры показывают только тот иностранный доход, который может быть точно установлен, как таковой. К нему следует прибавить большую долю дохода, ускользающую от обложения подоходным налогом, включая сюда значительные суммы, которые могут быть приняты за доход с предприятий, действующих в пределах Соединенного Королевства, напр. страховых обществ, кредитных трестов, земельных гипо- течных банков, — большая часть их доходов вытекает из вкладов, помещенных ими за границей. Как быстро происходит рост этого рода вкладов, видно из опубликованных доходов по вкладам обществ страхования жизни, показывающих, что их вклады по гипотекам за пределами Соединенного Королевства (возросли с 6.000.000 фунтов стерлингов в 1890 году до 13.000.000 фунтов стерлингов в 1898 г.

Сэр Р. Гиффен оценивал доходы, вытекающие из иностранных источников в виде барышей, процентов и платежей в 1882 году, в 70.000.000 фунтов стерл., а в докладе, прочитанном в Статистическом Обществе в марте 1899 года, он оценивал доходы из этих же источников за данный год в 90.000.000 фунтов стерл.

Возможно, что эта последняя цифра преуменьшена, так как если цифры иностранных доходов, не включенные, как таковые, в оплату подоходного налога, находятся в таком же соотношении к тем, которые включены в 1882 году, настоящая сумма доходов от иностранных и колониальных вкладов скорее была бы 120.000.000 фунт, стерл., чем 90.000.000 фунт, стерл. Сэр Р. Гиффен полагает, что новы.е публичные вклады за границей в течение шестнадцати лет, с 1882 по 1898 г., дошли до суммы, превосходящей 800.000.000 фунт, стерл., и, хотя часть этой суммы могла быть только номинальной, но подлинная сумма вкладов должна была быть огромной.

Ежегодное

Сумма

М-р Мулголл дает следующие данные относительно величины и роста наших иностранных и колониальных вкладов с 1862 года.

фунты стерл. увеличение.

144.000.000 —°

600.000.000 45,6

875.000.000 27,5

1.698.000.000 74,8

Годы.

1862 ....

1872 . . . .

1882 ....

1893 ....

Эта последняя цифра особенно интересна, потому что она представляет результат очень основательного исследования, сделанного весьма компетентным экономистом для «Словаря политической экономии». Вклады, заключающиеся в этих цифрах, могут быть классифицированы в следующих общих заголовках:

Миллионы Миллионы Миллионы

Займы. фунт. Жел. дор. фунт. Разные фунт.

стерл стерл. стерл.

Иностранные . . . 525 С. Ш. Америки. . . 120 Банки 50

Колониальные. . . 225 Колониальные. . . 140 Земли 100

Муниципальные. . 20 Разные 128 Рудники .... 390

770 388 540

Другими словами, в 1893 году британский капитал, вложенный за границей, составлял около 15'%' всего состояния Соединенного Королевства. Почти половина этого капитала была помещена в виде займов иностранных и колониальных правительств; из остальной суммы большая часть была вложена в железные дороги, банки, телеграфы и другие общественные предприятия, принадлежащие государствам, состоящие под их контролем или тесным образом связанные с ними; наконец, большая часть остающихся сумм была помещена в земли и рудники или в промышленность, непосредственно связанную с земельным фондом.

Данные подоходного налога и прочие статистические данные, показывающие рост этих вкладов, указывают, что общая сумма британских вкладов за границей в конце девятнадцатого века не может быть исчислена меньше, чем в 2.000.000 ф; ст.

Принимая во внимание, что сэр Р. Гиффен считал сумму в 1.700.000.000 ф. ст. в 1892 году «умеренной», — цифра, здесь указанная, вероятно, окажется ниже действительной.

Не оказывая незаслуженного доверия приведенным выкладкам, мы не можем не признать, что, оперируя этими иностранными вкладами, мы СТОИМ перед лицом важнейшего фактора в экономике империализма. Какие цифры мы ни возьмем» два факта очевидны. Во-первых, доход, получаемый в качестве процентов на заграничные вклады, сильно превышает доход, являющийся барышом на обычную ввозную и вывозную торговлю. Во-вторых, в то время как наша иностранная и колониальная торговля и предположительный доход от них растут чрезвычайно медленно, размер ввозимых нами ценностей, представляющих доход от вкладов за границей, растет очень быстро.

В одной из предыдущих глав я указал, насколько малую долю нашего национального дохода составляет доход от внешней торговли. Казалось совершенно непонятным, почему рисковали огромными расходами на политику нового империализма, если так ничтожно увеличение внешней торговли, в особенности приняв во внимание размер и характер вновь приобретенных рынков. Однако, статистика заграничных вкладов проливает свет на те экономические силы, которые руководят нашей политикой. В то время как промышленные и торговые классы могут лишь в незначительной степени использовать новые рынки, уплачивая гораздо больше налогов, чем они получают от торговли, для держателей капитала дело обстоит совершенно иначе.

Не будет преувеличением, если я скажу, что современная иностранная политика Великобритании заключается главным образом в борьбе за выгодные рынки для вкладчиков капитала. С каждым годом Великобритания все больше превращается в страну, живущую с заграничной дани, и те классы, которые пользуются этой данью, стремятся все сильнее использовать общественные средства, общественные кошельки, общественные силр для расширения сферы приложения своих частных капиталов и для охраны тех из них, которые уже были вложены прежде, а также для улучшения условий их помещения.

Это, может быть, наиболее важный факт современной политики, и тайна, которой он окутан, создает серьезнейшую опасность для нашего государства.

То, что правильно по отношению к Великобритании, также правильно и в отношении Франции, Германии, Соединенных Штатов и прочих стран, где современный капитализм вложил крупные излишки своего накопления в руки плутократии или состоятельного среднего класса. Существует общепризнанное различие между кредитующими и дебитующими странами. Великобритания некоторое время была самой большой кредитующей страной, и политика, посредством которой финансирующие классы пользовались государственным аппаратом для обделывания своих личных дел, получила яркое выражение в истории современных войн и аннексий. Но Франция, Германия и Соединенные Штаты быстро идут по тому же пути. Природа этих империалистических операций определена, Итальянским Экономистом Лориа следующим образом:

«Что происходит, когда страна, наделавшая долгов по скудости своих доходов, не в состоянии надлежащим Ьбразом гарантировать своевременную уплату процентов^ Иногда происходит полное завое- вание страны-дебитора. Так, попытка Франции покорить Мексику во время второй империи была предпринята исключительно с целью обеспечить уплату процентов французским гражданам, держателям мексиканских бумаг. Но гораздо чаще недостаточная обеспеченность международного займа дает кредитующим странам повод назначить финансовую комиссию для защиты их прав и охраны вложенного ими капитала. Однако, часто назначение такой комиссии является в конце концов полным завоеванием. Примером может служить Египет, который фактически стал британской провинцией, и Тунис, сделавшийся подобным же образом вассалом Франции, покрывшей большую часть его займа. Восстание Египта против чужеземного владычества, вызванного его задолженностью, ни к чему не привело, так как оно получило решительный отпор от об'единенного капитала, и успех при Тель-эль- Кебире7, купленный за деньги, был самой блестящей победой, когда- либо одержанной богатством на поле брани» 8.

Но, как ни полезно исходить из экономических фактов, все-таки термины «кредитор» и «дебитор» в применении к странам затемняют самую характерную черту империализма.

Ибо, хотя многие долги, если не большинство их, как видно из вышеизложенного, являются «публичными», — кредит почти всегда оказывается частным. Правда, иногда, как напр. в Египте, владельцам частного капитала удается убедить свое правительство принять участие в весьма навыгодной компании с ними в форме гарантирования процентов по займу, в котором оно не имеет своей доли.

Аггрессивный империализм, обходящийся так дорого плательщику налогов, имеющий такое ничтожное значение для промышленника и торговца, грозящий такими серьезными, неисчислимыми бедами гражданину, является источником больших барышей для владельцев капитала, которые, не имея возможности найти для него выгодного применения у себя на родине, требуют от правительства, чтобы оно помогло им выгодно и верно поместить эти деньги за границей.

При виде огромных затрат на вооружение, на разорительные войны, при виде смелой низости дипломатов, которые современные правительства пускают в ход, чтобы расширить свою территориальную мощь, мы невольно задаем себе простой практический вопрос: для кого это все делается? Ответ может быть только один: для финансирующего капиталиста.

Ежегодный комиссионный доход Великобритании, получаемый ею от всей ее иностранной и колониальной торговли, с ввоза и вывоза, достигает по сэру Р. Гиффену 9 18.000.000 ф. ст. (за 1899 г.) из расчета по 2^% на оборот в 800.000.000 ф. ст. Вот все, что мы можем признать за барыш от внешней торговли. Как ни значительна эта сумма, она не может служить тем экономическим побудителем, который был бы способен об'яснить господствующую роль хозяйственных мотивов в нашей империалистической политике. Только после того, как мы поставим рядом с этой суммой 90.000.000 или 100.000.000 ф. ст., представляющих чистую прибыль на вложенный капитал, мы поймем, откуда идет экономический импульс в сторону империализма.

Владельцы капитала, поместившие свои деньги в чужих краях, вполне сознавая риск, связанный с политическими условиями этих стран, хотят использовать ресурсы своего правительства, чтобы уменьшить этот риск и таким образом увеличить ценность капиталов и процентов со своих частных вкладов. Капиталистические и спекулирующие классы населения, несомненно, желают, чтобы и впредь Великобритания водружала свой флаг на новых территориях и таким образом обеспечивала им новые возможности для выгодного помещения капиталов и спекуляции.

<< | >>
Источник: Дж. Гобсон. Империализм. 2010

Еще по теме Доходы от помещения капиталов за границей согласно подоходного налога::

  1. Доходы от помещения капиталов за границей согласно подоходного налога:
  2. ГЛАВА VII. Финансовая система империализма.