<<
>>

Аристотель

^Выдвинутое Платоном мифологическое истолкование связи идеального и телесного миров счел неудовлетворительным и подверг острой критике его знаменитый ученик Аристотель из Стагира (384-322 до н.э.).
Он, как и Платон, признавал правильность идущей от элеатов мысли, что сущность бытия выражают устойчивые и непротиворечивые понятия. Но он не мог согласиться с тем, что общие понятия, или идеи, существует самостоятельно, вне и независимо от выражающих их вещей. Такие идеи, утверждал он, ничего не дают ни для познания вещей, ни для объяснения их бытия. Ведь каждая вещь многокачественна, и поэтому она может быть связана с множеством образцов или идей, относящихся к соответствующим качествам. Более того, для идей, которые являются конкретными, видовыми образцами, нужны объединяющие их родовые идеи-образцы, для низших родов - идеи высших родов и т.д. В конечном итоге, идеи оказываются всего лишь познавательными двойниками вещей, и в них нет ничего такого, чего мы не знаем о самих вещах. Если признать, что идеи существуют отдельно от чувственно воспринимаемых вещей, то идеи не могут определять бытия этих вещей. Наконец, если идея как общее понятие отделена от частной вещи, то для объяснения связи между ними нужна еще одна идея - о связи между идеей и вещью, а для этой идеи в отношении к связываемому нужна еще одна идея и так без конца.

В противоположность Платону, Аристотель утверждает, что вполне самостоятельным, или субстанциональным существованием обладают только единичные вещи, тогда как общее, поскольку оно присутствует во многих вещах, субстанцией быть не может. Об общем мы можем составить понятия и применять их для построения высказываний о разных вещах. Но конкретная вещь есть первичная сущность; о ней мы и высказываемся с привлечением общих понятий, или категорий. Познавая единичные предметы, мы обнаруживаем, что каждый из них является единством материи и формы.

Форма - это и есть сущность предмета, его главная определенность, выражаемая в познании через понятие о данном предмете. Понятие же охватывает лишь то в предметах, что устойчиво, не подвержено беспорядочным изменениям.

Форма предметов характеризуется не только устойчивостью, но и общностью для однотипных, родственных предметов. Однако предметы, будучи самостоятельным бытием (субстанцией), единичны и подвержены изменениям. Значит, кроме формы в них есть нечто иное, которое само по себе лишено устойчивой определенности, бесформенно. Это - материя, и с ней форма должна соединиться для того, чтобы существовал некоторый конкретный предмет. Так, медь является материей для медного шара или статуи, отлитой из меди. Не имея собственной формы, материя вместе с тем характеризуется возможностью ее обретения. Форма же есть действительность, понимаемая как осуществленная возможность, и в этом смысле она выступает прежде всего как материальная форма, форма некоторых предметов.

Определенным образом оформленная вещь может быть, в свою очередь, материей для другой, более сложной вещи. Так, кирпич есть оформленная глина, но он же есть материал для сооружения различных построек. Следовательно, в мире есть иерархия форм. В самом ее основании лежит первая материя, которая представляет собой чистую возможность, то есть лишена какой бы то ни было определенности, и поэтому не воспринимается нашими органами чувств. Вершину же этой ступенчатой лестницы материальных форм составляет чистая форма, а она уже не нуждается в какой бы то ни было материи.

В природе, как отмечает Аристотель, есть изменение, рост, развитие, которые должны иметь свою причину. Вообще говоря, причины бывают четырех видов: материальные, т.е. связанные с материей вещи; формальные, связанные с понятием или сущностью вещи; движущие, непосредственно дающие начало изменению или происхожде- нию (то, что делает, есть причина того, что делается); целевые, указывающие на то, ради чего нечто делается. Анализируя соотношение этих разновидностей причин, он, далее, приходит к выводу, что движущая и целевая причины могут быть Ё конечном итоге сведены к формальной причине, или просто к форме.

Все естественные процессы и все разновидности осмысленной человеческой деятельности направлены на осуществление некоей цели, которая в первом случае бессознательна, а во втором выступает как ясный замысел. Но и в природе ничего не происходит бесцельно, и эта цель есть та форма, которая должна быть достигнута в результате происходящих изменений. Цель предметов, по Аристотелю, не навязывается им извне, а заключена в них самих. Цель желудя состоит в том, чтобы прорасти и стать дубом. Цель ребенка - в том, чтобы стать взрослым человеком. Это и означает, что цель сводится к форме, подлежащей осуществлению. Действие движущей причины тоже предполагает понятие или образ того, что явится результатом выполняемого действия, то есть достигаемую форму.

В связи с этим возникает вопрос о начале и конце мирового бытия. Бытие, по Аристотелю, составляет не только то, что существует некоторым определенным образом (множество конкретных вещей), но и то, к чему все причастно - существование' как таковое, совпадающее с миром в целом. Вывод, который обосновывает Аристотель, состоит в том, что мир вечен. Если допустить иное, то придется предположить, что либо до возникновения мирового бытия его материя и форма уже существовали, что нелогично, либо допустить, что они откуда-то возникли; но тогда получается, что и для этого нужны были какая-то материя и какая-то форма как причины возникновения. Мир, далее, не может прекратить свое существование, ибо мировое движение может быть пресечено только каким-то другим реально существующим движением, для прекращения которого нужна будет уже другая причина - и так до бесконечности. Но если мир вечен, то это означает, что у него должна быть вечная же, т.е. не подверженная изменениям, причина, вечный источник движения. Этой первопричиной и перводвигателем является Бог. Сам он неподвижен и не подвержен изменениям, ибо если бы они в нем происходили, то для них нужна была бы какая-то причина, и это уже не был бы перводвигатель. Неподвижный Бог также бестелесен, или, иначе говоря, не связан с какой-либо материей.

Ведь материя - это бытие в возможности, и связь с нею делает всякое бытие подверженным изменениям. Бог же неизменен, и поэтому он есть чистая, или нематериальная, форма.

Более того, он есть высшая, абсолютная форма, или форма всех остальных форм. Мы, правда, не соприкасаемся с ней на опыте, поскольку опыт возможен лишь в отношении осязаемых, материальных предметов. Однако бытие Бога мы можем вывести, установить путем рассуждений. Действительно, "в мире мы наблюдаем, как уже отмечалось, иерархию материальных форм, где каждая низшая ступень составляет материю для высшей, а эта последняя выступает как цель по отношению к низшей ступени. Высшее существо в осязаемом, телесном мире - это человек, который использует в качестве материи, обеспечивающей его жизнедеятельность, и животных (плотоядных и травоядных), и растения, и минералы, воду, воздух. Растения с их вегетативной душой, направляющей процессы роста и размножения, служат материей для травоядных животных, а они - для хищников, причем и те, и другие обладают кроме вегетативной души также и более сложной и высокой, а именно животной душой, связанной с чувствами, желаниями и т.д. Человек же как оформленная материя характеризуется самой высшей, наиболее сложной душой, которая кроме вегетативной и животной составляющих включает ум. Он-то и характеризует подлинную действительность человека, отличающую его от всех предшествующих уровней бытия. Низшие формы души составляют по отношению к уму лишь возможность. Бог - это наивысшая действительность, и поэтому он может рассматриваться как чистый и абсолютный ум, не замутненный никакой примесью материального начала бытия. Такое понятие Бога лишено религиозного содержания и выражает лишь свехчувственную, неизменную, абсолютную сущность. Ум, вообще говоря, может быть практическим либо теоретическим. Практический ум имеет целью нечто внешнее для него - изготовление какой-то вещи, изменение условий жизни и т.д. Теоретический же ум нацелен только на познание. Но Бог как абсолютный ум не может быть нацелен на нечто более низкое, чем он сам.

Значит, он не может быть практическим умом, а в качестве теоретического ума он направлен исключительно на самого себя как на носителя высших совершенств и является умом созерца- тельным^

Этот абсолютный ум неподвижен, и тем не менее (или даже в силу этого), он является источником мирового дви- жения. Он существует как высшая, абсолютная цель всякого мирового бытия, как форма всех форм/Такой возвышенный ум не оказывает, конечно, никакого физического воздействия на материальные тела, но это и не нужно, ибо достаточно простого существования абсолютной формы для того, чтобы материя как возможность обретения формы стала стремиться к своему упорядочению и двигаться к его наилучшей реализации как к своей объективной цели. Природа каждой вещи состоит в том, чтобы сполна осуществить свою форму. Форма же как внутренний принцип существования развивающейся вещи побуждает ее двигаться по направлению к зрелости, достигнув которой, вещь реализует свою цель и начинает разрушаться. Такова судьба всех вещей в низшем, подлунном мире, где всякое движение рано или поздно прекращается, и все существующее обречено на гибель. В этом мире все вещи состоят из четырех элементов - воды, земли, воздуха и огня. Но есть и высший, пятый элемент - эфир, из которого состоят небесные тела и само небо. Надлунная область мирового бытия характеризуется совершенством и вечностью. Происходящие здесь движения тоже имеют высшую - круговую - форму, они никогда не прекращаются и не нуждаются ни в каких внешних воздействиях для своего осуществления, тогда как на Земле всякое движение возможно только благодаря действию силы.

Земля, по Аристотелю, шарообразна'. К данному выводу он пришел, исходя из наблюдения затмения Луны, поскольку тень, отбрасываемая Землей, имела круглую форму. Будучи составлена из самого тяжелого элемента, Земля, как утверждал он, должна находиться в состоянии неподвижности в самом центре мироздания. Последнее хотя и огромно, но все же имеет пространственную границу, которой является звездное небо.

За ним есть лишь Бог, а пространства там нет, ибо пространство - это место расположения тел, а там, за небесами, никаких тел существовать не может. В то время уже высказывались предположения, что не Земля, а Солнце занимает центральное положение в мире, но Аристотель решительно отклонил гелиоцентрический вариант космологии, поскольку он был связан с допущением движе- нияЗемли в космическом пространстве.

(Теория познания Аристотеля исходит из того, что нача^ лом всякого знания является чувственный опыт, который, однако, не может дать подлинного знания, ибо сообщает лишь о единичных фактах. Действительное, или научное, знание характеризуется всеобщностью и необходимостью, а также вытекающей отсюда способностью объяснения единичных явлений. Знание необходимости Достигается благодаря доказательствам. Научные объяснения возможны потому, что установленная необходимость протекания явлений строго определенным образом предполагает также знание причин, по которым все происходит именно так, а не иначе. Есть разные науки, каждая из которых решает свои специфические задачи и не может быть подведена под другую науку. Тем не менее, все науки имеют общее орудие исследования (органон), каковым выступает, по Аристотелю, логика. Задачу ее он видит в том, чтобы установить методы, посредством которых можно выстраивать умозаключения и доказательства, позволяющие объяснить то, что уже известно. Разработка логики является одним из важнейших достижений великого мыслителя, и здесь, как он сам отмечает, у него не было предшественников. Логика Аристотеля, как и его физика, а также «метафизика», или «первая философия», в течение почти двух тысячелетий пользовались непререкаемым авторитетов

Если Платон лишь эпизодически обращался к истолкованию природных явлений и предпочитал использовать при этом форму мифа, то Аристотель уделяет миру природы самое пристальное внимание и достигает на этом пути

ему принадлежат трактать

новении и уничтожении», «Метеорологика», а также огромная работа «История животных», где приводятся данные наблюдений и описания фактов, относящихся почти к пятистам видам различных животных, и обширный ряд сочинений на психолого-биологические темы («Об ощущении и ощущаемом», «О молодости и старости», «О передвижении животных» и другие). Признавая, что человеческая душа содержит в себе, кроме высшей, разумной, также и свойства растительной и животной души, Аристотель извлекает из этого важные педагогические выводы, состоящие в том, что развитие человека должно быть гармоничным, согласующим разные стороны его жизни под общим контролем разума) Образование личности должно быть направлено на выработку умения избегать крайностей и выбирать действительно плодотворный и разумный «средний путь», везде и во всем соблюдая меру. Само по себе знание, по Аристотелю, не гарантирует высокой нравственности; важ- на еще и воля, которая воспитывается путем развития соответствующих привычек и навыков,'для закрепления которых нужна благоприятная социальная среда. Таким образом, педагогические воззрения Аристотеля отличаются от платоновских большей реалистичностью.

Реализм, соразмерность, уравновешенность характеризуют и философско-мировоззренческую позицию Аристотеля в целом. Везде и во всем, что попадает в поле его зрения, он старается достичь точности описания и вместе с тем установить общую связь и глубинный смысл происходящего. Он не создал теорию идеального государства, зато им описано более 150 разновидностей политической организации греческих и иных государств. Неоспорим его вклад в развитие этики и эстетики, биологии, психологии и целого ряда других наук. Для многих последующих поколений образованных людей Аристотель стал образцовым философом и ученым. При этом важно учитывать, что он вовсе не противопоставлял философию науке. Общую структуру философии, согласно с мыслями Стагирита, можно охарактеризовать следующим образом. Ее состав включает прежде всего логику, или аналитику, представляющую собой инструмент рассуждений, которые ведут к постижению истины. Ведь истинное знание, как полагал он, хотя и опирается на опыт, но достигается с помощью правильно выстроенных размышлений; подлинное бытие постигается умом, а не чувственным опытом. Далее, за ней следует первая философия, называемая им также теологией (от греч. theos - Бог), которая изучает надприродный, сверхчувственный мир, представленный абсолютными, неизменными сущностями. Эта первая философия, которая позже была названа метафизикой, разрабатывает вопросы о первопричинах или высших началах, о бытии как таковом, о Боге как перводви- гателе.

Совокупная система философского знания включает, по Аристотелю, также физику, иначе именуемую второй философией, предмет которой составляет чувственно воспринимаемая действительность. Эта физика, в отличие от современной, имеет отчасти описательный, но главным образом умозрительный характер и содержит множество утверждений и рассуждений о природном бытии, вовсе не связанных с постановкой экспериментов и точными количественными измерениями. Скорее это можно было бы назвать философией природы, которая объединяет у Аристотеля космоло- гию, психологию и зоологию. Здесь же обсуждаются вопросы о движении, пространстве и времени, о соотношении конечного и бесконечного и т.д. Физика понимается им как теоретическая философия, лишенная четко выраженной прикладной направленности. Практическая философия, составляющая четвертый компонент общей системы, включает, в свою очередь, этику, политику, риторику, поэтику.

Энциклопедический характер и тщательная продуманность, взвешенность философского учения Стагирита производили огромное впечатление и на его современников, и в еще большей степени на мыслителей последующих эпох, за исключением, правда, Нового времени, радикально изменившего взгляды на науку ^Творчеством Аристотеля завершается классический этап развития древнегреческой философий) Вместе с этим' подходит к концу удивительная по своим достижениям в области культуры и, может быть, уникальная в этом отношении в истории человечества эпоха в жизни древней Греции. Ученик Аристотеля Александр Македонский закрепил начатую его отцом, царем Филиппом, фактическую ликвидацию независимости греческих городов-государств, создавших в целом весьма благоприятную для развития философской мысли социально-культур- ную среду. Жители античных полисов влились в состав населения колоссальной по своим масштабам империи, которая вскоре раскололась на несколько частей. Новая жизнь потребовала от людей уже совершенно иных, чем прежде, гражданских качеств, иных форм мировоззрения.

<< | >>
Источник: Вишневский, М. И.. Философия : учеб. пособие / М. И. Вишневский. - Минск : Выш. шк. - 479 с.. 2008

Еще по теме Аристотель:

  1. 54. АРИСТОТЕЛЬ О ПРЕДМЕТЕ И ОСНОВНЫХ ХАРАКТЕРИСТИКАХ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ
  2. Аристотель
  3. § 56. Метафизика Аристотеля
  4. § 57. Физика Аристотеля. Ее общая точка зрения и основные понятия
  5. § 61. Этика Аристотеля
  6. §63. Риторика и учение об искусстве. Отношение Аристотеля к религии
  7. Аристотель в сравнении с Декартом
  8. МУЗА АРИСТОТЕЛЯ
  9. Аристотель и античная традиция трактовки бытия
  10. 2. 3. МЕСТО ЛОГИКИ СТОИКОВ В ИСТОРИИ ЛОГИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ: ОТНОШЕНИЕ К ЛОГИКЕ МЕГАРЦЕВ, АРИСТОТЕЛЯ И К СОВРЕМЕННОЙ ФОРМАЛЬНОЙ ЛОГИКЕ
  11. II. АРИСТОТЕЛЬ
  12. ПОЛИТИКА КАК ПРОДОЛЖЕНИЕ ПРИРОДНОЙ СОЦИАЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕКА (АРИСТОТЕЛЬ)
  13. Изономия по Аристотелю
  14. Возвращение Аристотеля
  15. Аристотель            
  16. Философия Аристотеля
  17. § 8. Философия Аристотеля
  18. Теория искусства Аристотеля. Мимесис и катарсис.
  19. § 9. Два значения «фюсис» у Аристотеля. Вопрос о сущем в целом и вопрос о существе (бытии,) сущего как двойное направление постановки вопросов лрюхц filooofta («первой философии »)