<<
>>

Философия разума в эпоху Нового времени

Философия первоначально определялась как любовь к мудрости, как стремление к познанию природы вещей, которое открывало цель жизни. Из чего складывается все то, что существует? Это основной вопрос философии, развивающейся в рамках онтологической парадигмы, ориентирующей вопрошание о первоосновах бытия.
Этот вопрос предопределен укорененностью человека в мир, а его непрекращающееся значение связано с нашей зависимостью от бытия, с необходимостью прислушиваться к нему и строить свою жизнь в согласии с ним. Значимость такой установки мы осознаем и сегодня, когда наша культура, наука, повседневная жизнь обнаружили свои пределы и даже черты кризиса. Истоки его находятся столь далеко, что с трудом различаются. Но многие критики современной культуры видят его в переоценке разума, в сведении человека к познающему и практически действующему существу, призванному изменить мир на основе науки и техники. Элементы теоретико-познавательной парадигмы разрабатывались еще в античности и особенно Сократом. Постепенно вопрос о познании выходил на передний план в философии и заслонял вопрос о бытии. На чем основана истинность наших утверждений о бытии и небытии, о добре и зле, о прекрасном и безобразном? Если раньше субъективное, человеческое начало считалось источником предвзятых мнений и заблуждений, то в Новое время под влиянием идей гуманизма и рационализма субъективное приобретает статус разумного. Секрет новой философии таится в новом самоопределении человека: он реализуется как субъект познания и действия, права и морали, свободы и ответственности. Субъект — это вовсе не полнокровное живое существо, а некий принцип, точка зрения, всеобщая абстрактная сущность человека. Но, несмотря на это, осознание себя субъектом — важная ступень духовной эволюции, на которой человек относится к себе и другим как к равноправным представителям разума, организующего природу, общество и сознание.
Теория познания имеет как собственно философские, так и внешние, социально-исторические основания. Их пересечение случилось в эпоху Нового времени и самым тесным образом связано с формированием раннебуржуазного общества и с капитализмом. И хотя философия, так или иначе, является ангажированной, речь не идет о том, что философия разума — это идеология, отражающая интересы нового класса. Она выступает частью общекультурного процесса, в котором инструментальное действие, расчет, планирование имеют центральное значение. Она участвует в создании правовой системы, в рамках которой устраняются сословные ограничения и утверждается равенство людей. Нельзя не отметить важное цивилизационное значение рациональности, которая проявляется в господстве над инстинктами, душевными страстями и аффектами. Безотчетная вера в разум подверглась сомнению в XX веке и самым тесным образом связана с новыми общекультурными тенденциями, направленными на развитие индивидуальности и подавляемой прежде чувственности. Признавая недостатки классической теории рациональности, нельзя совсем от нее отказаться, ибо контроль над хаосом, защита от произвола и насилия, преодоление иллюзий и фантазий, сохранение стабильного порядка остаются сегодня не менее, а может быть, даже более злободневными проблемами, чем прежде. Понятие разума изначально приписывалось человеку, однако в разные исторические эпохи раскрывалось по-разному. Для античности характерно понятие объективного разума, который объединяет мир в единое целое. Определяемый как -«логос», он принадлежал космосу, порядок которого имеет сверхчеловеческое значение. Весьма значительное изменение он претерпел в Средние века, где божественные логос, разум и слово составляли одно целое. Уже в Евангелии от Иоанна «Вначале было Слово» можно отметить персонификацию логоса в виде Слова Бога. Это и породило длительный спор о свободе: подчинена ли воля Бога его разуму? Когда в Новое время разум был окончательно приписан человеку, эти проблемы приобрели новое звучание.
Вопрос о соотношении воли и разума, проблема контролируемости и подавления душевных аффектов сохраняют свою напряженность от Спинозы до Шопенгауэра. Если первый отстаивал приоритет разума, то последний доказал приоритет воли, что и послужило толчком для разработки неклассических философских концепций. Другим важным различием в рамках теоретико-познавательной парадигмы было разделение мышления и чувственности, рассудка и разума. Если Д. Локк определял мышление как связь представлений, идей и не проводил принципиального различия между чувственными и абстрактными образами, то для Канта связь материала ощущений с понятиями становится главной проблемой познания. Первоначально эта проблема возникла как альтернатива сенсуализма (от слова, означающего -«чувственность») и рационализма, которая постепенно модифицировалась в споры эмпириков (от слова, означающего «опыт») и рационалистов по вопросу о происхождении знаний из чувств или из разума. С одной стороны, очевидно, что знания черпаются опытным путем, а с другой стороны, не менее ясно, что отбор и интерпретация фактов осуществляются на основе идей. В Англии, в силу сложившихся традиций, преобладала эмпирист- ская философия, представители которой не доверяли умозрению и указывали на опыт как на основу знания. К родоначальникам эмпиризма относят Френсиса Бэкона, который связывал возрождение наук с экспериментальным естествознанием. Его оригинальным открытием является анализ многообразных источников человеческих заблуждений, вызываемых социальными предрассудками и личными пристрастиями. В качестве эффективного способа их преодоления Бэкон пропагандирует так называемый негативный опыт — решающий эксперимент, который как бы выражает протест самой природы в отношении предвзятых мнений. Обыкновенный подтверждающий опыт кажется Бэкону методологически беззубым, ибо ум человеческий охотно привлекает для подтверждения то, что согласуется с его мнениями, и напротив, как бы закрывает глаза на то, что им противоречит. Френсис Бэкон (1561-1626) — великий английский философ, политический деятель, лорд-хранитель печати, лорд-канцлер, барон Ве- руламский и виконт Сент-Олбанский.
Родился в аристократической семье, окончил Кембриджский университет, был избран в парламент, обвинен оппозицией во взяточничестве и отстранен от всех должностей. Вскоре он был помилован, однако не вернулся на государственную службу, а целиком посвятил себя научной и литературной работе. Важное значение для культуры имели проекты возрождения наук и организация государственного научного учреждения «Дом Соломона», ставшего прообразом научных обществ и академий. «7е, кто занимались науками, были или эмпириками, или догматиками. Эмпирики подобно муравью только собирают и пользуются собранным. Рационалисты подобно пауку из самих себя создают ткань. Пчела же избирает средний способ, она извлекает материал из цветов сада и поля, но располагает и изменяет его собственным умением. Не отличается от этого и подлинное дело философии»1. Метод опровержения Бэкона в принципе аналогичен методу сомнения Рене Декарта (1596-1650), также предлагаемому в качестве самого эффективного средства открытия абсолютной истины. Обучение в иезуитском колледже обеспечило Декарта фундаментальными знаниями древних источников, но привело к протесту против схоластического метода. Будучи французским дворянином, Декарт нашел прибежище в Нидерландах и даже служил офицером в протестантских войсках, что, впрочем, не мешало ему продолжать свое образование и занятия философией. Кроме того, Декарт известен как математик — создатель аналитической геометрии, и физик — автор оригинальной концепции теоретической механики, конкурировавшей с ньютонианской физикой. «Я составил себе наперед некоторые правила морали, которые охотно вам изложу. Во-первых, повиноваться законам и обычаям моей страны... Во-вторых, оставаться твердым и решительным в своих действиях... В-третьих, всегда стремиться побеждать скорее себя, чем судьбу*11 12. В «Первоначалах философии» Декарт сравнивает философию с деревом, корни которого составляет метафизика, ствол — физика, а ветви — частные науки. Эта метафора выражает новое мировоззрение, в котором философия из схоластического отвлеченного знания превращается в основу наук, имеющих в свою очередь практическое значение.
Так возникает задача соединения опыта и эксперимента с интеллектуальной деятельностью по их осмыслению. Эта задача практически решалась в новом математическом естествознании, однако ее теоретическое решение было связано с серьезными философскими трудностями и требовало преодоления целого ряда сложившихся различий теории и опыта, логики и интуиции, чувственного и рационального, аналитического и синтетического. Скептицизм в отношении схоластической философии, уныние, охватывающее при виде чудовищного нагромождения разного рода суеверий, предрассудков, ложных мнений и непроверенных концепций, Декарт предлагает преодолеть радикальным и последовательным продолжением до логического конца установки на сомнение. Это бесстрашие, как полагал Декарт, будет вознаграждено открытием самодостоверной истины. Он сомневается во всем кажущемся самоочевидным и достоверным, и это касается, прежде всего, чувственного опыта. Наивную веру в то, что чувственные переживания дают доступ к самим вещам, Декарт опровергает ссылками на многочисленные случаи обманчивости чувственных восприятий, на подчас неуловимую грань между явью и сном. Наконец, он указывает, что нельзя сбрасывать со счетов возможность существования такого могущественного, хитрого и злого демона, который обманывает людей. «Я стану думать, — писал Декарт, — что небо, воздух, земля, цветы, формы, звуки и все остальные внешние вещи — лишь иллюзии и грезы, которыми он воспользовался, чтобы расставить сети моему легковерию»13. В океане сомнения Декарт нащупывает клочок твердой земли: несомненно само сомнение, которое есть не что иное, как акт мысли. Это первоначальная несомненная истина, опираясь на которую Декарт заново строит здание философии: «Я мыслю, следовательно, я существую». Понимание такого исходного положения связано с серьезными затруднениями. С ними столкнулся уже сам Декарт. Анализируя и сопоставляя сознание и реальный мир, он вынужден был констатировать, что между ними нет ни одного общего свойства: идеи бестелесны, вне- временны и внепространственны, на них не действуют материальные причины. И потому трудно представить, как они могут взаимодействовать с вещами. Декарт был вынужден допустить параллельное и независимое существование двух субстанций: материальной и идеальной. Вместе с тем возможность истинного знания предполагает их соответствие. Гарантировать и координировать его может только Бог, которого Декарт понимает как всесовершенное существо. Бог, как актуально бесконечный абсолют, становится необходимым условием познания. Однако доказательство бытия Бога исключительно необходимостью его как условия возможности познания оказалось явно недостаточным.
<< | >>
Источник: Марков Б. В.. Философия ДЛЯ БАКАЛАВРОВ И СПЕЦИАЛИСТОВ. 2013

Еще по теме Философия разума в эпоху Нового времени:

  1. СОВРЕМЕННАЯ СИТУАЦИЯ И НОВЫЕ ПУТИ РАЗВИТИЯ ФИЛОСОФИИ
  2. Философия науки и философия жизни
  3. 10. 2 Основные доминанты эпохи Просвещения
  4. К КРИТИКЕ "ПОЗИТИВНОЙ ФИЛОСОФИИ"
  5. НЕОБХОДИМОСТЬ РЕФОРМЫ ФИЛОСОФИИ
  6. 2. ПРАКТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ В ИСТОРИИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ МЫСЛИ
  7. Философия истории Вольтера и идея прогресса разума
  8. ФИЛОСОФИЯ ВОЗРОЖДЕНИЯ
  9. ГЛАВА 1 Г.Шаймухамбетова О проблемах историографии средневековой арабской философии
  10. ФИЛОСОФИЯ КАК НАУКА
  11. Философия за делом
  12. ФИЛОСОФИЯ В ЦЕННОСТНОМ ИЗМЕРЕНИИ: ПОПЫТКА ОБОСНОВАНИЯ СТАТУСА М.Ф. Печенко
  13. НАЦИОНАЛЬНАЯ ФИЛОСОФИЯ В ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ БЕЛАРУСИ Т.И. Адуло
  14. ФИЛОСОФИЯ НОВОГО ВРЕМЕНИ