<<
>>

С.И. Гессен

Человеческая личность не является ни вещью, ни статичной субстанциональной данностью, а представляет собой становящуюся, образующуюся субъектную определенность, вплетенную во множество природных и социокультурных связей и зависимостей.
Наша свобода, как и наша духовность, формируются в процессе личностного развития. Исследования показывают, что путь к духовности, к свободному человеческому самоопределению включает в себя ряд типичных стадий и моментов. Неслучайным является тот факт, что именно в философии неокантианства тезис об образовании человеческой личности как о восхождении к,свободе получил, пожалуй, наиболее обстоятельную разработку. Показательна в этом плане трактовка русским философом и педагогом Сергеем Иосифовичем Гессеном (1887-1950) педагогики как прикладной философии92. Понятие личности, по его убеждению, в сущности совпадает с понятием свободы. Личность - это не дар природы, но также и не дар Божий. Она есть рост, творческий процесс, и обрета- ется она только через работу над сверхличностными задачами. Таковыми являются задачи, возникающие во всех сферах культуры (наука, искусство, нравственность, право, религия, хозяйство). Их решение никогда не может быть окончательным, исчерпывающим; оно измеряется совокупностью сотворенного человечеством в направлении этих постоянно возобновляющихся в исторически меняющихся условиях жизни заданий культуры93.

Взаимоотношения личности и культуры общества неоднозначны, даже противоречивы. Культура в целом, по Гессену, соединяет в себе, с одной стороны, образованность, предполагающую охват науки, искусства, нравственности, религии и выступающую как внутреннее, или духовное содержание культурной жизни, а с другой - гражданственность (единство права и государственности) и цивилизацию, понимаемую как внешний слой культуры, связанный с хозяйственной жизнью, техникой. Будучи не просто совокупностью достижений прошлого, а прежде всего живой человеческой деятельностью, культура как раз и характеризуется направленностью на достижение целей, превышающих решение сиюминутных практических задач или же ситуативное самосохранение человека.

Наши цели двояки. Одни из них, будучи локальными, служебными, условными, допускают полное и окончательное решение; другие - безусловны и в принципе не могут быть полностью осуществлены. Так, невозможно исчерпать науку, искусство, нравственность. Базовые культурные ценности по сути представляют собой такие предельные, абсолютные задачи, которые неисчерпаемы и, будучи, в отличие от служебных целей, целями-заданиями, открывают для человека и человечества путь бесконечного развития2. В несколько иных выражениях аналогичные суждения высказывает и американский философ Дж. Дьюи, который различает истинные ценности, «не имеющие цены», то есть самоценные, и ценности инструментальные.

Между образованием и культурой, по мысли Гессена, имеется точное соответствие. Образование определяется им как культура индивида, выступающая в связи с этим как не- исчерпаемое задание для каждой становящейся, самоформирующейся личности. Видов образования столько же и они таковы же, как и основополагающие ценности культуры. Соответственно этому педагогика как общая теория образования (прикладная философия, по определению Гессе- на) включает теории нравственного, научного, художественного, религиозного и хозяйственного образования. Именно в философии разрабатываются учения о культурных ценностях, их смысле, составе и законах. Порой даже складывается впечатление, что Гессен недалек от придания этим базовым ценностям культуры значения трансцендентных реальностей, хотя сам по себе статус ценностей-заданий предполагает скорее их выстраивание заново в процессе человеческой деятельности, нежели их существование в качестве готовых, изначальных данностей. История образования толкуется им как отражение развития культуры в целом, где отношения между разными ценностями нередко имеют конфликтный характер, вытекающий из доминирования одних ценностей над другими. Так, в античном Риме господствовал этатизм - направление общественной мысли, абсолютизировавшее ценности государственной жизни и права. Теократический строй общественной жизни, характерный для средневековья, связан с господством религиозных ценностей; в эпоху Возрождения утверждается своеобразный культ эстетических ценностей, а в эпоху Просвещения - культ разума.

Для становящейся, образующейся личности культура, как полагает Гессен, является прежде всего внешней данностью.

Если культурная среда относительно проста, то ребенку, а затем учащемуся сравнительно нетрудно освоить ее и освоиться в ней. Но по мере усложнения культуры и обретения ею все большего динамизма человеку становится нелегко сохранить в ней свое «Я». Личность теряется в массе разнородных внешних влияний и впечатлений, сменяющих друг друга с калейдоскопической быстротой. Центробежные силы внешних культурных содержаний превозмогают центростремительные силы личности, и она как бы разрывается на части, «разламывается под бременем человеком не порожденных механизмов»94. Человек начинает ду- мать чужими, неосвоенными мыслями, чувствовать чужими, заемными чувствами, действовать по-чужому, а не сообразно со своими, свободно избранными целями.

Гессен полагает неприемлемыми известные из истории философско-педагогической мысли предложения о путях восстановления цельной личности через возврат к благотворной и благородной первобытной простоте образа жизни, воспетой Ж.-Ж. Руссо, либо через проповедовавшееся Франциском Ассизским освобождение от материального и культурного богатства в надежде на то, что нищета позволит человеку владеть прежде всего самим собой. Отрицание культуры, считает он, на самом деле иллюзорно и, как правило, скрывает за собой проповедь некоей особой, усовершенствованной культуры, обеспечивающей, как предполагается, человеческую свободу и целостность личностного развития.

Путь человека к свободе, как уже отмечалось в цитированных здесь суждениях Гессена, пролегает через постановку и решение личностью сверхличностных задач, причем свобода понимается им, в духе кантовского трансцендентализма, как осознанный и ответственный выбор человеком своего пути в жизни. Гессена интересуют в основном нравственное образование как восхождение личности к свободе и - в меньшей степени - научное образование. При рассмотрении последнего подчеркивается, что всякое истинное знание научно, научное же образование неверно сводить только к умственному развитию, равно как и нравственное образование - к развитию человеческой воли.

На деле и там, и там человек захватывается в целом. Распадающееся в педагогической науке на множество чидов образование в своей подлинной сущности едино, причем единство образования есть предмет не готового знания, а творческого усилия, педагогического действия95.

Гессен, как это принято в кантианстве, отличает свободу в смысле полагания личностью своего собственного внутреннего закона бытия, то есть ее автономию, от аномии, или беззакония, а также гетерономии, понимаемой как подчинение чужому, извне заданному закону. Аномия здесь выступает как начальная ступень личностного становления, ха- растеризующая раннее и дошкольное детство, когда ребенок еще не знает законов и свойств предметов окружающего его мира, правил и норм человеческого бытия. Если предположить, что отдельный человек воспроизводит в своем личностном становлении некоторые особенности развития всего общества, то детство будет соответствовать той ранней ступени социального развития, когда человек еще только выделяется из природы, с трудом постигая ее законы и столь же трудно осваивая свою собственную сущность, постепенно восходя от бессознательного бытия к самосознанию и личностному самоопределению, к свободе.

Накапливая жизненный опыт и упорядочивая его, ребенок поэтапно продвигается к усвоению и осознанию того, что все в мире подчинено некоторому порядку, который выступает и как определенность свойств вещей и людей, прочность их связей, и как некая ритмика и обязательность собственных действий, необходимость соблюдать жизненные правила.

Школа есть следующая, гетерономная ступень развития человеческой личности. Она характеризуется тем, что здесь учащийся подчиняется внешнему, то есть задаваемому взрослыми людьми, выступающими как учителя, правилу, распорядку и планомерной организации деятельности. Детские игровые формы деятельности сменяются уроком; с самого начала школьника приучают к правильному и точному выполнению определенных заданий. Не всегда удается сделать их интересными и увлекательными, и тогда приходится опираться на дисциплину, которая в идеале есть добровольное подчинение учащихся авторитету педагогов. Вся совокупность норм школьной жизни должна выражать как обязанности ученика и учителя, так и соответствующие их права и обеспечивать справедливый характер осуществляющихся здесь человеческих взаимоотношений.

Обязательность в современном обществе школьного образования связана, в частности, с тем, что необразованный, неграмотный человек фактически оказывается не в состоянии реализовать и защитить свои права. Подчиняясь внешнему распорядку и планомерной организации деятельности, учащиеся подводятся к самостоятельной, автономной организации своей жизни, связанной с умением распоряжаться собой, выдвигать осмысленные цели и соотносить их с требованиями общественного блага.

<< | >>
Источник: Вишневский, М. И.. Философия : учеб. пособие / М. И. Вишневский. - Минск : Выш. шк. - 479 с.. 2008

Еще по теме С.И. Гессен:

  1. 13.1. Международные отношения и революционное движение в Европе в XIX веке
  2. 1. ПЕРВАЯ БРЕШЬ
  3. СЛОВАРЬ
  4. БИБЛИОГРАФИЯ
  5. С.И. Гессен
  6. § 2. Формы и реалии существования уголовного права
  7. 3.1. Рождение тезиса о заговоре
  8. 3.3. От тезиса о заговоре к теории закулисных организаторов
  9. МЫСЛИ О ВОСПИТАНИИ (Some Thoughts concerning Education)
  10. § 1. Вера без онтологии: метафизика веры в русском кантианстве
  11. ПИСЬМО ЧЕТВЕРТОЕ
  12.    Колонизация Средней Азии и Казахстана
  13.    Алиса Гессенская
  14. Свадьба Великого князя Сергея Александровича с Гессенской принцессой Елизаветой
  15. Женитьба младшего сына Александра III Павла на греческой принцессе Александре из династии Глюксбургов
  16. Алиса Гессенская
  17. Жизнь царской семьи на рубеже веков: 1894–1904 годы