<<
>>

ГНОСЕОЛОГИЯ: ИСХОДНЫЕ ПРИНЦИПЫ И ПРОБЛЕМНОЕ ПОЛЕ

Вопрос "Что я могу знать?" И. Кант поставил первым в ряду тех вопросов, которые составляют предмет философского размышления. Действительно, решение человеком других философских проблем - о том, как ему жить и действовать в этом мире, на что он может рассчитывать и надеяться и тому подобное - во многом зависит от того, что именно человек знает и может знать о мире, о себе, о других людях, об обществе.

Поэтому проблема познавательных возможностей человека такая же древняя, как и сама философия. Когда, например, античный мудрец Сократ говорит: "Я знаю, что ничего не знаю", он уже, по существу, отвечает (хотя и очень своеобразно!) на этот жизненно важный для каждого человека вопрос. С давних пор в философии сложился целый круг вопросов, относящихся к человеческому познанию: о сущности этого процесса, его условиях и закономерностях, о соотношении знания и познаваемого предмета и т.д. Спектр подобных проблем и составляет содержание философской теории познания - гносеологии (от греч. гносис - познание и логос - учение) или эпистемологии (от греч. эпистеме - знание) (обычно этот термин употребляется как синоним слова "гносеология", хотя многие авторы относят к эпистемологии философский анализ научного познания).

Следует подчеркнуть, что гносеологию интересуют в первую очередь самые общие и необходимые признаки и закономерности познавательной деятельности - независимо от того, кем и в каких конкретных условиях она осуществляется. Задача ее состоит в том, чтобы дать предельно общее представление о познании, составить его целостную картину, свободную от деталей и частностей. Понятно, что для этого гносеология должна исследовать самые различные способы познавательной деятельности, начиная с повседневной житейской практики и кончая сложнейшими формами научного или мистического познания. Правда, исторически сложилось так, что философия долгое время интересовалась в первую очередь научным познанием, считая его образцом всякого познания, и поэтому пыталась экстраполировать его специфические черты на иные формы познавательной деятельности.

Этот недостаток во многом не преодолен и в современной гносеологии, хотя сейчас и происходит расширение ее предметного поля за счет анализа вненаучных способов познания и выявления все большего числа реальных факторов, которые "вписывают" познание в широкий контекст социокультурного бытия человека.

Познавательная проблематика присутствует так или иначе в любом философском учении, хотя и проявляется в разной мере: гносеологический акцент сильнее заметен в тех случаях, когда философия традиционно ориентируется на науку, считает ее своим эталоном (например, марксистская философия, позитивизм и постпозитивизм и другое); слабее познавательная проблематика представлена в тех философских течениях, которые критически относятся к возможностям науки (например, экзистенциализм, философская антропология и др.). Словом, любой философ как- то решает для себя те или иные проблемы человеческого познания, используя свои сознательные или стихийные выводы при анализе других интересующих его вопросов.

Вместе с тем все они исходят из некоторых общих подходов и допущений, которые объясняют, почему вообще возможно человеческое познание, и тем самым как бы "оправдывают" существование философских теорий этого процесса. Важнейшими из них можно считать следующие: [50] [51]

ная) деятельность, мы "должны ощущать подлинное существование того, с чем соприкасаемся" \ Таким образом из реальности бытия человека в мире вытекает реальность процесса человеческого познания. Познание - в той или иной его форме - укоренено в самой сущности жизни, присуще всем живым существам и служит их выживанию в мире. Очевидно, что даже самая простейшая жизнь не могла бы приспособиться к окружающей ее среде, если бы не смогла распознавать и идентифицировать явления и связи своего жизненного мира. Эта фундаментальная способность живых существ совершенствовалась в ходе их эволюции и достигла своей вершины у человека, "потерянного в темном лесу мировой жизни. Чтобы жить и развиваться, должен человек познавательно ориентироваться в мировой данности, со всех сторон на него наступающей" 2.

Познание, таким образом, есть необходимый атрибут человеческого бытия, естественное отношение человека к миру, а его результаты - знания - составляют для человека важнейшую жизненную ценность.

Эти аспекты познания специально рассматриваются сейчас в так называемой эволюционной эпистемологии - направлении в современной гносеологии, которое возникло благодаря успехам эволюционной биологииу генетики человека, когнитивной психологииgt; теории информации и компьютерной науки. В рамках эволюционной эпистемологии утверждается, что люди, как и другие живые существа, являются продуктом живой природы, результатом эволюционных процессов, в силу чего познавательные и духовные способности, познание и знание детерминированы механизмами органической эволюции. Биологическая эволюция, с этой точки зрения, не завершилась формированием Homo sapiens, она, создав когнитивную основу для возникновения человеческой культуры, оказалась условием ее динамичного прогресса за последние 10 тыс. лет. Рубежной работой в формировании эволюционной эпистемологии явилась книга немецкого этолога Конрада Лоренца "Кантовская концепция a priori в свете современной биологии" (1941), в которой приводились убедительные аргументы в пользу существования у животных и человека врожденного знания, материальным базисом которого выступает центральная нервная система. Идеи К. Лоренца были развиты психологом Д. Кэмпбеллом (1974), который предложил рассматривать знание не как фенотипический признак, а как формирующий этот признак про- [52] [53] цесс. Биологическая эволюция связывалась с эволюцией когнитивной системы живых организмов. Познание в конечном счете увеличивает приспособленность живого организма к окружающей среде, в том числе и к социокультурной (если речь идет о человеке). В рамках современной эволюционной эпистемологии разрабатываются интегральные модели развития познания, объединяя междисциплинарные подходы и усилия ученых. Познание реальности может быть осуществлено потому, что в познавательном взаимодействии мира и человека оба они обладают некоторыми необходимыми для этого свойствами.

Разумеется, мир сам по себе как бы ’’безразличен" к познавательным интересам человека, "ему нет до этого дела", но он "позволяет изучать себя" К Это "милость природы" состоит в том, что в мире существует определенная упорядоченность, необходимость, общность и так далее - такая устойчивость и организация вещей и явлений способствуют их познанию. И напротив, легко представить себе, что абсолютно хаотичный, бесконечно и непредсказуемо меняющийся мир не давал бы разуму никакой возможности для своего познания.

Вместе с тем познание даже самой простой и упорядоченной сферы бытия реализуется лишь потому, что сам человек имеет к этому определенные предпосылки и способности, данные ему от природы и развитые в долгом процессе биологической и социокультурной эволюции: органы чувств, сила мышления, творческая активность и т.д. Все это позволяет человеку подобно "хищному гносеологическому субъекту" (П.А. Флоренский) достаточно успешно "набрасываться" на познаваемый мир и поглощать, осваивать его своим сознанием.

Познавательная деятельность человека зарождается на ранних этапах становления человеческого общества в процессе практического преобразования действительности. У наших далеких предков познавательная деятельность первоначально была неотделимой от практической, вплетенной в нее, и в силу этого выступала как "практическое познание" (или "обыденное познание"). Однако постепенно возникала потребность познания таких законов природы, общества, своей собственной жизни, которые выходили за пределы весьма ограниченной практики и с помощью которых можно было бы объяснить природные и социальные явления для того, чтобы адаптироваться к миру, ориентироваться в нем и успешно преобразовывать его. На начальном уровне эта

1 Бубер М. Я и Ты // Квинтэссенция. Философский альманах. 1991. М., 1992. С. 296.

потребность могла быть удовлетворена только в мифологической, а позднее в религиозной, образной и фантастической форме. В ходе дальнейшего развития культуры практическое познание сохранилось и сохраняется, поскольку в деятельностном отношении человека к миру существуют такие области, в которых его практика не обеспечена научным знанием и должна поэтому руководствоваться теми знаниями, которые он добывает самостоятельно в своих практических связях с природой, другими людьми, с социумом, с творениями культуры.

В зависимости от характера знания, исторического и социокультурного контекста, в котором формируется то или иное знание, соответствующих средств и методов выделяются такие формы познания, как мифологическое, религиозное, художественное и философское. В последующем по мере накопления знаний в различных областях познавательная деятельность из образно-мифологической стала научно-теоретической, приобрела дифференцированный характер в зависимости от предмета познания. В реальном процессе познания в качестве предмета познания выступали и выступают, во-первых, явления природы, во-вторых, социальный мир, различные феномены общества, в-третьих, человек, его внутренний мир, мир его чувств, переживаний, мышления. В соответствии с этим сформировались естественные науки, изучающие разные формы бытия природы, общественные, изучающие многообразные аспекты человеческих отношений, культуры, истории, гуманитарные, акцентирующие внимание на отдельных феноменах человеческого бытия. Функционирование и историческое развитие эталонов и норм познания изучает теория познания как раздел в рамках философского знания.

Основными проблемами теории познания являются: проблема познаваемости мира, которую можно выразить в форме вопроса: "Познаваем ли мир?"; проблема субъекта и объекта познания; проблема структуры познавательного процесса; проблема взаимоотношения чувственного и рационального в процессе познания; проблема истины и ее критериев.

Для классической теории познания характерны: Критически обостренное отношение к знанию в обыденном смысле, к знанию, сформированному в науке данного времени, в других философских системах. Этот критицизм обнаруживается уже у Платона ("Теэтет"), когда он различает знание и мнение и считает, что знание предполагает не только соответствие содер- ясания высказывания и реальности, но и обоснованность высказывания. В западноевропейской философии начиная с XVII в. проблема критики предшествующей схоластической традиции и проблема обоснования знания становятся центральными (Ф.

Бэкон, Р. Декарт, И. Кант). Критическое отношение к философской традиции характерно и для последующих подходов (логический позитивизм с его принципом верификации; критический рационализм Поппера с его принципом фальсификации) и т.д. Высокий статус науки, ибо именно с возникновением науки Нового времени теория познания приобретает классический характер. Считалось, что научное знание, представленное в математическом естествознании, является идеалом знания, и то, что выстроено в научных концепциях мира, существует на самом деле. Особое привилегированное положение субъекта, который рассматривается как несомненный и неоспоримый фундамент при построении системы знания. Особенно ярко идею статуса субъекта познания как самодостоверного и самодостаточного факта выразил Р. Декарт: "мыслю, следовательно, существую". Знание о том, что существует в сознании - неоспоримо и непосредственно. В эмпиризме таким неоспоримым статусом обладают данные в человеческом сознании ощущения. В последующей после Декарта философской традиции осуществлялось различение эмпирического и трансцендентального субъектов. Эмпирики и психологисты ориентируются на индивидуального субъекта, транс- ценденталисты - на трансцендентального (от лат. transcendens - перешагивающий, выходящий за пределы). В теоретико-познавательной системе Гегеля предпринимается попытка преодоления противоположности объективного и субъективного как двух отдельных миров на основе Абсолютного духа, который не является индивидуальным субъектом - ни эмпирическим, ни трансцендентальным.

Происходящие в последние десятилетия изменения в культуре в целом, в понимании механизмов познания и знания обусловили трансформационные повороты в теории познания. В результате сформировались специфические черты неклассической теории познания, которые выражаются в следующем: Особая трактовка критического отношения к традициям, учитывающая тот факт, что познание индивида опирается на предшествующий опыт и вписывается в него. От отрицания и недоверия происходит переход к доверию в результатах деятельности по поиску оснований познавательной деятельности. Предполагается, что в коллективно выработанном знании может иметься такое знание, которое не осознается до определенного момента коллективным сообществом (как и в личностном знании порою имеется не осознаваемое неявное знание). Происходит расширение спектра рефлексии в теоретико-познавательных системах, что связано с пересмотром статуса науки в них. Пристальное внимание уделяется донаучным, вненаучным формам и типам знания, взаимоотношению обыденного и научного знания, изучению "жизненного мира". Пересматривается понимание статуса познающего субъекта, который в отличие от классических представлений, где субъект выступал как некая непосредственная данность, не вызывающая сомнения, понимается в качестве изначально помещенного в реальный мир. Отсюда акцентируется проблема раскрытия механизмов генезиса индивидуального сознания, оформления его субъективности, комбинированного подхода к пониманию индивидуального сознания и познания. 

<< | >>
Источник: В.С. Стёпин. Философия: учеб, пособие для студентов высш. учеб, заведений. 2008

Еще по теме ГНОСЕОЛОГИЯ: ИСХОДНЫЕ ПРИНЦИПЫ И ПРОБЛЕМНОЕ ПОЛЕ:

  1. Введение
  2. 1.4.11. Две базовые тенденции в современной философской антропологии
  3. Оценка концепций
  4. ГНОСЕОЛОГИЯ: ИСХОДНЫЕ ПРИНЦИПЫ И ПРОБЛЕМНОЕ ПОЛЕ
  5. Г ерменевтика как одна из ведущих когнитивных практик