<<
>>

Интуиция как вид иррационального в науке

В научно-познавательной деятельности особое место занимает интуиция ученого, которая, как можно предположить, опирается на личное и коллективное бессознательное, а также на различные формы неявного знания.

У Юнга, в частности, встречается рассуждение об интуиции в ее соотношении с ощущением, чувством и мышлением.

Интуиция — это иррациональная функция. Она есть «предчувствие», «...не является результатом намеренного действия, это скорее непроизвольное событие, зависящее от различных внутренних и внешних обстоятельств, но не акт суждения» (Юнг К.Г. Подход к бессознательному. С. 57). Однако развитой теории интуиции» он не оставил, и необходимо обратиться к другим исследованиям, хотя и сегодня их недостаточно. Как иррациональное начало, интуиция выполняет своего рода «пусковую» функцию в творческом движении разума, который выдвигает новые идеи или мгновенно «схватывает» истину не в результате следования законам логического вывода из существующего знания, но «чисто интуитивно», лишь затем «поверяя результаты логикой». В отличие от рационального рассудка, жестко следующего установленным правилам и нормам, разум может, по Гегелю, «разрешать определения рассудка в ничто» и, ломая старую, создавать новую логику. Соответственно, на этом пути, преодолевая догматизм и формализм рассудка, разум проходит этапы движения от существующего рационального, через иррационально-интуитивное к новому рациональному. Как специфический познавательный процесс, интуиция синтезирует чувственно-наглядное и абстрактно-понятийное, в результате, по Канту, «воображение доставляет понятию образ».

Интуиция имеет противоречивую природу: внезапность озарения, неожиданность догадки предполагают предварительную сознательную работу и волевые усилия по накоплению информации, из которой «озарение», однако, не следует логическим путем, но без которой оно произойти не может.

Внезапное «усмотрение истины» предполагает предварительный «инкубационный», по выражению А. Пуанкаре, период подсознательной деятельности, во время которой происходит вызревание новой идеи. В этот пе-

84

Часть I.

Философия познания

риод, свободный от строгой дисциплины мышления, рождается множество различных комбинаций идей, образов и понятий, отбор которых происходит неявно, на основе целевой установки мышления исследователя и в результате какого-либо внешнего толчка, далекого от обстоятельств исследования. Путь, который приводит к догадке-озарению, остается неосознанным, скрытым от исследователя, в сферу сознания неожиданно приходит готовый результат, и проследить, как он был получен, невозможно. При попытке сделать это полученный «сплав» понятия и образа «разлагается» на отдельные представления и понятия, перестает быть цельным. Поиск методов изучения и описания «механизма» интуиции продолжается.

В науке под интуитивными часто понимают такие понятия, положения, которые не имеют четкого определения и доказательства, многозначны, допускают различные толкования, часто опираются не на логические основания, но на выводы здравого смысла. Вера в «самоочевидность» исходных положений, часто выражаемая в словах «очевидно», «легко видеть, что», «отсюда следует», может прикрывать неосознаваемую ошибку, вводить в заблуждение. Самоочевидность как психологическая достоверность не может служить критерием истины, так как часто опирается на привычные представления, за которыми многие значимые отношения и свойства оказываются невидимыми. Любое исследование и в естественных, и в гуманитарных науках предполагает выявление таких скрытых ошибок и достижение «различного класса точности». Вместе с тем невозможно выявить все интуитивные моменты и исключить их, полностью определив и формализовав все знание. Интуиция заменяет еще не сформировавшееся знание, служит своего рода ориентиром, «предчувствующим» возможные пути исследования, хотя и не имеющим «доказательной силы».

Так, чувственная интуиция или способность наглядного пространственного воображения в геометрии в конечном счете, после открытия неевклидовых геометрий, оказалась ошибочной, хотя эвристически и дидактически плодотворной.

Известный западный философ М. Бунге, размышляя об интуиции, в частности, формулирует интуитивистский тезис математики следующим образом: «Так как математика не выводится ни ' из логики, ни из опыта, она должна порождаться особой интуицией, преподносящей нам исходные понятия и выводы математики в непосредственно ясной и незыблемой форме. <...> Поэтому в качестве исходных следует выбирать понятия самые непосред

85

ственные, такие, как понятия натурального числа и существования» (Бунге М. Интуиция и наука. М, 1967. С. 56). Однако, как отмечает философ, эти два понятия вовсе не являются интуитивно ясными, бесконечная последовательность натуральных чисел с трудом усваивается большинством людей, а понятие существования создает множество трудностей в логике, математике и эпистемологии прежде всего свой неопределенностью. Излагая свое видение недостатков и даже ошибок интуиционизма в математике, он вместе с тем отмечает его плодотворность, в частности, как стимулирование поиска «новых, прямых доказательств хорошо известных теорем математики, а также реконструкцию ранее установившихся понятий (например, понятия действительного числа)» (Там же. С. 86). Существенным также является его требование различать философский и математический аспекты интуиционизма. В целом же, обращаясь к интуиции, он убежден, что «одна логика никого не способна привести к новым идеям, как одна грамматика сама никого не способна вдохновить на создание поэмы, а теория гармонии — на создание симфонии» ( Там же. С. 109). Таким образом, иррациональные элементы познавательной деятельности, так богато и разнообразно представленные различными видами бессознательного, неявного, интуитивного, существенно дополняют и обогащают рациональную природу научного познания.

Создавая трудности для построения точного знания, они одновременно включают в познание активное творческое начало и личностные возможности самого исследователя.

В целом современное понимание рациональности признает следующие главные принципы: критический анализ как познавательных, так и ценностных предпосылок, возможности выхода за их пределы (открытая рациональность); диалогизм, признание правомерности других позиций; единство рациональных и внерациональных форм в науке и культуре; доверие познающему субъекту, поступающему свободно и ответственно, критически переосмысливающему результаты своего познания и отношения к миру.

Литература Основная

АвтономоваН.С. Рассудок, разум, рациональность. М., 1988. Бунге М. Интуиция и наука. М., 1967.

Гуревич А.Я. Категории средневековой культуры. 2-е изд. М, 1984.

86

Часть I. Философия познания

Касаеин И. Т., Сокулер З.А. Рациональность в познании и практике. Критический очерк. М., 1989.

Лекторский В.А. Эпистемология классическая и неклассическая. М., 2001.

Микешина Л.А. Неявное знание как феномен сознания и познания // Теория познания. Т. 2. Социально-культурная природа познания. М., 1991.

Полани М. Личностное знание. На пути к посткритической философии. М., 1985.

Порус В.Н. Рациональность. Наука. Культура. М, 2002. Рациональность как предмет философского исследования. М., 1995. Современная философия науки: знание, рациональность, ценности в трудах мыслителей Запада: Хрестоматия. Раздел IV. М., 1996. Фрейд 3. Психоанализ. Религия. Культура. М., 1991. Швырев B.C. Судьбы рациональности в современной философии // Субъект, познание, деятельность. М., 2002. Юнг К.Г. Архетип и символ. М., 1991.

Дополнительная

Асмус В.Ф. Проблема интуиции в философии и математике. М., 1963. ГейтингА. Интуиционизм. М., 1969.

Героименко В.А. Личностное знание и научное творчество. Минск, 1989. Гуревич А.Я. Средневековый мир: культура безмолствующего большинства. М., 1990.

Исторические типы рациональности.

Т. I—II. М., 1995-1996. Смирнова [/.МТеоретико-познавательная концепция М. Полани // Вопросы философии. 1986. № 2.

Фейенберг Е.Л. Две культуры. Интуиция и логика в искусстве и в науке. М., 1992.

Хайек Ф.А. Пагубная самонадеянность. М., 1992. Харитонович Д.Э. К проблеме восприятия гуманистической культуры в итальянском обществе XVI в. // Культура Возрождения и общество. М., 1986.

Вопросы для самопроверки

1. В чем различие рассудочной и разумной рациональности?

2. Какие вам известны основные типы рациональности?

3. Как соотносится рациональное и иррациональное в обществе?

4. Соотношение рационального и иррационального в науке.

Глава 2. Динамика рационального и иррационального

87

5. Неявное знание как вид иррационального в науке. Обладает ли неявным знанием каждый из нас?

6. Две концепции бессознательного — 3. Фрейда, К. Г. Юнга. В чем их сходство и различие?

7. Архетипы, их природа и роль в процессе познания.

8. Интуиция, ее место в научном мышлении.

9. Проблема сочетания рационального и иррационального в социально-гуманитарных науках.

10. В чем марксизм видит решение проблемы иррационального в обществе?

<< | >>
Источник: Л.А. Микешина. Философия науки: Современная эпистемология. Научное знание в динамике культуры. Методология научного исследования : учеб. пособие. — М. : Прогресс-Традиция : МПСИ : Флинта. — 464 с. . 2005

Еще по теме Интуиция как вид иррационального в науке:

  1. Интуиция как вид иррационального в науке
  2. СУДЬБЫ ЗАПАДНОЙ ФИЛОСОФИИ НА РУБЕЖЕ III ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ
  3. Рациональное и иррациональное в средневековой теории познания
  4. Поиск новой рациональности (но материалам трех всемирных конгрессов)
  5. Очерк 4 ПРИНЦИП ПОСТРОЕНИЯ ЛОГИКИ
  6. §5. Генезис идей «философии жизни» в исследованиях Вильгельма Дильтея
  7. §6. Понятие «жизненный порыв» в концепции философии жизни Анри Бергсона
  8. §10. Поиск аподиктических основ в феномене жизни (Эдмунд Гуссерль)
  9. §11. Бессознательное как основа человеческого существования в исследованиях Зигмунда Фрейда
  10. ДВЕ КОНЦЕПЦИИ СИМВОЛА: БЕРГСОН-КАССИРЕР
  11. Гибкая рациональность поиска смысла (в парадигме деятельностного подхода С. Л. Рубинштейна) С. И. Масалова (Ростов-на-Дону)
  12. Иррациональный позитивизм Эйнштейна и диалектический рационализм Маха
  13. Некоторые специальные проблемы интерпретации в социально-гуманитарных науках
  14. Систематическая теология П. Тиллиха: эпистемологические и методологические проблемы
  15. Постнеклассическая наука
  16. Рациональность в постнеклассической науке
  17. Глава 15 ОТ КОЛДОВСТВА К НАУКЕ