<<
>>

Исходные проблемы и идеи

Учение Иммануила Канта (1724-1804) - одно из наиболее значительных явлений в истории мировой философской мысли. В деятельности великого немецкого мыслителя выделяют два периода: «докритический» (1746-1770), когда он создает знаменитую теорию образования Солнечной системы из первоначальной туманности и «критический» (начиная с 1770 г.), когда, дистанцируясь от старой, догматической философии, претендовавшей на познание мира таким, каков он сам по себе, Кант вырабатывает иное понимание и обоснование метафизики.

Он вводит новое понятие объективности, акцентирующее внимание на том, что познаваемые нами предметы формируются благодаря упорядочению нашего чувственного опыта с помощью форм познания, присущих самому человеку как его субъекту.

Характерное для эмпиризма и сенсуализма неприятие умозрительного философствования не могло устранить впечатление недостаточности одного лишь чувственного опыта для построения убедительной гносеологической концепции. Классики рационализма не просто противостояли эмпиризму, а скорее утверждали, что научный и мировоззренческий синтез данных чувственного опыта может быть осуществлен лишь на основе внеопытной или доопытной интеллектуальной интуиции. Эти их выводы надо было как-то учесть при всех дальнейших усилиях по выработке более продуктивной формы философского осмысления человеческого познания.

Эмпиризм и рационализм сходились на том, что единственными познавательными данностями являются духовные состояния человека как познающего субъекта, истолкованные либо как чистые чувственные впечатления, либо как основополагающие доопытные идеи самосогласованного разума. Выяснилось, однако, что не существует убедительного перехода к миру, внешнему для познающего его субъекта и независимому от последнего, ни от непосредственных очевидностей чистого разума, ни от чистых ощущений. Кант взялся решить великую задачу философского синтеза, связанную С преодолением абстрактной противоположности эмпиризма и рационализма.

Ситуация, в которой разворачивалось интеллектуальное творчество Канта, была исключительно сложной.

С одной стороны, новая, ньютоновская механика, достигнув больших успехов, не без оснований претендовала на статус образцового научного знания, исходные посылки которого характеризуются всеобщностью и необходимостью. Еще раньше высокой степени зрелости достигла математика (геометрия). Хорошо зная механику Ньютона, испытывая доверие к ней, Кант вместе с тем ясно осознавал несовместимость механического детерминизма с человеческой свободой. Христианская мысль о свободе человеческой воли подкреплялась реальным движением общества по пути преодоления феодальных ограничений, сковывавших свободу, и невозможно было пренебречь этим движением при философском осмыслении бытия людей.

Прежняя метафизика считала возможным достичь подлинного знания глубинной сущности мироздания, исходя из умозрительных онтологических принципов, которые, в силу их предельной общности, не могли быть выведены из опыта, но не допускали и опытного опровержения, ибо относились к сверхчувственным предметам. Метафизика эта, состоящая из предельных понятий, посредством которых априорно, т.е. без опоры на опыт, мыслилась связь между реально существующими вещами, - эта метафизика была оспорена Юмом, показавшим полную невозможность вывести причинную связь явлений априорным путем, опираясь только на умозрительные понятия. Юм опровергал не одни лишь метафизические попытки выработать такие понятия, которые вполне согласуются с реальными, самостоятельно существующими предметами, но и претензии ньютоновской механики на объяснение общих причин объективных явлений и установление универсальных законов, которым подчиняются эти явления. Кант не мог признать всецело иллюзорными выводы классической механики, но он не мог и обойти стороной критику Юмом догматических претензий на познание сущности вещей самих по себе. Успехи науки показывали, что имеется определенное соответствие между миром нашего опыта и деятельностью истолковывающего его человеческого разума, но это соответствие надо было по-новому объяснить и обосновать.

Вся метафизика, как полагал Кант, состоит из понятий, посредством которых до опыта, или априорно, мыслится

связь между вещами. Поэтому необходимо осуществить критику чистого разума, оперирующего доопытными понятиями, в отношении его способности расширять человеческие знания, будь то чувственные или сверхчувственные.

Это и стало основным делом самого Канта.

Суждения, составляющие наше знание, могут, по Канту, быть аналитическими, разъясняющими то, что уже заложено в исходных понятиях, и синтетическими, обеспечивающими расширение, приращение знания путем добавления к исходному понятию новых признаков, Аналитические суждения подчиняются единственному правилу: они должны быть непротиворечивыми; при этом неважно, имеют они эмпирическое или же внеопытное происхождение. Эмпирические заключения являются синтетическими, поскольку они доставляют новое фактическое знание. Синтетическими являются и все математические суждения, которые основываются на конструировании понятий, а конструирование это проводится наглядным, созерцаемым путем (например, путем геометрических построений). Значит, здесь тоже есть особый внутренний опыт созерцания.

Философия имеет дело с понятиями, которые в силу сво- - ей общности не могут быть заимствованы из опыта, т.е. имеют априорный характер. Хотя многие философские выводы являются аналитическими, разъясняющими, все же суть философского исследования состоит в расширении знания, и поэтому все основные метафизические суждения претендуют на статус синтетических, будучи при этом априорными. Если бы они были столь же хорошо обоснованы, как и математические суждения, то в области философии не существовало бы особых разногласий, и здесь постоянно наблюдалось бы приращение знаний и устранение заблуждений. На деле же философские системы, как констатирует Кант, противоречат друг другу, что и явилось питательной почвой для скептицизма.

Итак, возникает вопрос: возможна ли вообще метафизика как наука? Этот вопрос допускает иную формулировку: как возможны априорные синтетические суждения? До ответа на этот вопрос «все метафизики торжественно и закономерно освобождены от своих занятий... Без этой верительной грамоты они могут ожидать, что разумные люди, обманутые уже столько раз, отвергнут их без всякого дальнейшего исследования того, о Чем они заводят речь»37.

Математика и физика (ньютоновская механика), по убеждению Канта, являют собой те области исследования, где успешно приобретаются априорные синтетические знания.

Уже греческие математики уяснили, что получить априорные знания об изучаемых предметах они могут лишь благодаря тому, что приписывают им определенные свойства, зафиксированные во вводящих эти предметы понятиях. Естествоиспытатели, со времен Галилея, тоже «поняли, что разум видит только то, что сам создает по собственному плану, что он... должен... заставлять природу отвечать на его вопросы, а не тащиться у нее словно на поводу, так как в противном случае наблюдения, произведенные случайно, без заранее составленного плана, не будут связаны необходимым законом, между тем как разум ищет такой закон и нуждается в нем»1. Поэтому и в области философии можно было надеяться разрешить возникшие затруднения, если исходить из того, что изучаемые нами предметы должны согласовываться с нашими априорными понятиями.

Человеческий разум, по. Канту, есть познавательный инструмент, активно формирующий изучаемые нами предметы, отбирая в них то, что доступно исследованию. Картина мира, создаваемая человеческим познанием, представляется разумно упорядоченной именно потому, что она выстраивается в соответствии с правилами, заложенными в самом разуме. Когда Коперник обнаружил, что гипотеза о вращении всех звезд вокруг наблюдателя недостаточно хорошо объясняет движение небесных тел, он предположил, что движется наблюдатель, а звезды находятся в состоянии покоя. Подобно этому, правила организации нашего опыта, а также истолкования его результатов должны иметься у нас еще до его осуществления, т.е. априорно. Задачу предпринимаемой им критики чистого разума Кант видел в том, чтобы изменить прежний способ философского исследования, совершив в нем, так сказать, полную революцию, аналогичную коперниканскому перевороту в космологии.

<< | >>
Источник: Вишневский, М. И.. Философия : учеб. пособие / М. И. Вишневский. - Минск : Выш. шк. - 479 с.. 2008

Еще по теме Исходные проблемы и идеи:

  1. 12.4.1 Исходные концепты при постановке проблемы
  2. Онтологическая проблема. Материализм и идеализм
  3. Исходные проблемы и идеи
  4. Руководящие идеи исторического построения
  5. 7. ОБРАЗОВАНИЕ СЛОЖНЫХ ИДЕЙ. ОБОБЩЕНИЯ И АБСТРАКЦИИ
  6. Рациональность как философская проблема
  7. МЕСТО ИДЕИ В ТВОРЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ
  8. I. Проблема языка в свете типологии культуры. Бобров и Макаров как участники языковой полемики
  9. Ю. В. ПАВЛЕНКО КОНЦЕПЦИЯ ПРОИСХОЖДЕНИЯ ЦИВИЛИЗАЦИИ К. РЕНФРЮ И НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ СТАНОВЛЕНИЯ РАННЕКЛАССОВЫХ СОЦИАЛЬНЫХ ОРГАНИЗМОВ
  10. Античные предпосылки средневековой постановки проблемы бытия и мышления
  11. § 4. Проблема метода в философии
  12. § 2. Проблема мироустройства
  13. Эпистемологические проблемы интерпретации
  14. Некоторые специальные проблемы интерпретации в социально-гуманитарных науках
  15. Систематическая теология П. Тиллиха: эпистемологические и методологические проблемы