<<
>>

Глава 2 Исторические типы философии

По преданию, слово «философия» («любовь к мудрости») впервые стал употреблять греческий математик и мыслитель Пифагор, ибо, по его мнению, мудрыми являются боги, а люди могут быть лишь любителями мудрости, то есть стремиться к знанию и правильной жизни.
В отличие от мифологии и религии, а также от обыденных мнений и исторически сложившихся традиций, философия с самого начала своего зарождения ориентировалась на поиски истины посредством самостоятельного рассуждения, собственного разума, который понимался как высшая духовная способность человека. Познание первооснов и первопричин сущего, раскрытие порядка и гармонии космоса возвышало философию до положения царицы наук, которое закреплено в другом ее названии — «метафизика», как «наука о первом и последнем», как «знание сути всех вещей». Генезис философии, ее зарождение происходило в лоне более древних форм мифологического и религиозного мировоззрения. Мифы — это сказания людей, живших в условиях сравнительно низкого социального развития. Они существовали у всех народов мира и содержали фантастические, на наш взгляд, представления о природе, обществе и человеке. В мифах даются ответы на самые трудные вопросы мироздания: как возник мир и человек, откуда берутся горести и несчастья, что будет после смерти и т. п. Было бы неверно сводить мифологию к гипотетическому, точнее, фантастическому теоретизированию, так как миф для древних людей был не выдумкой, а настоящей реальностью, не только познанием, но и формой жизни. Мистические воздействия на землю при посадке растений, ритуальные танцы, жертвоприношения и т.п. магические действия, связанные с мифами, кажутся современному человеку совершенно нерациональными. Многие исследователи стремятся оправдать мифологическое сознание тем, что благодаря ему накапливались первоначальные факты и гипотезы, необходимые для становления науки. Это искажает природу мифа.
Если учесть специфику мифологического сознания, в котором природа очеловечивалась, субъект не отделялся от объекта, и все явления, предметы, люди и боги оказывались связанными воедино, то мифологические верования и ритуалы оказываются по-своему последовательными. Более того, они были эффективны в том отношении, что способствовали мобилизации психических сил человека, давали, хотя и иллюзорное, понимание смысла бытия, обеспечивали духовное единство людей. С точки зрения культуры миф выполняет важную иммунную функцию, способствует не только идентификации первобытного коллектива, но и внушает чувство уверенности и гордости его членам. Принимая во внимание низкий уровень воздействия человека на окружающий мир, значительный сектор дикой, неокультуренной природы, нельзя не признать, что миф и ритуал выступают единственно возможным способом выживания в мире, в котором господствует непредсказуемость и случай. Поставим себя на место древних охотников. Собираясь на охоту или на рыбалку, мы бы изучили литературу, рационально просчитали все возможные варианты и составили четкий план. Древние люди исполняли ритуальный танец и приносили жертву богам. И они были по-своему правы, так как на охоте господствует случай, которым невозможно овладеть научно-рациональным путем. Конечно, такие аналогии не раскрывают специфику мифологического сознания, однако дают возможность ее почувствовать. И сегодня суеверия сохранились в тех областях обыденной жизни, где невозможно предсказание. Мир стал упорядоченным, и уже почти не осталось лесов, населенных грозными хищниками, однако наши города все так же полны неожиданностей. И эта непредсказуемость сегодняшнего дня как бы подпитывает мифы, которые вовсе не исчезли, а продолжают оставаться неотъемлемой формой нашего сознания. Когда влюбленный целует фотографию любимой, разве он совершает научно-рациональное действие? Нет, в нем живет древний фетишизм, над которым он посмеивается как просвещенный человек, но к которому прибегает в силу того, что наука бессильна перед любовью.
Философия зарождалась в ходе постепенной рационализации мифа. В древнегреческой литературе можно заметить рационально-психологическую интерпретацию мифов. У Гомера, а особенно у Еврипида, мифологические персонажи выражают чувства и эмоции человека, который может найти выход из трудного положения, опираясь на свой разум. Точно так же первые греческие философы используют элементы мифа в своих объяснениях. Например, выбор «воды», «огня» и других стихий в качестве первооснов бытия, несомненно, обусловлен влиянием мифологической традиции. Вместе с тем, используя традиционные образы, философия отличается стремлением к рациональному пониманию и объяснению мира. В этой ориентации на поиски первоначал и первопричин, на поиски законов и теорий, на доказательство и обоснование знания и проявляется специфика философии. Формирование такой установки является частью общекультурного процесса и связано с развитием рациональных способов обработки земли, появлением техники и становлением демократии в греческих городах, где важные решения принимались сообща и сопровождались рациональными дискуссиями. Наиболее полный и законченный образ философии сложился у Платона и Аристотеля. Платон различал две области философии: систематическое теоретическое знание, где образцом философии как науки выступает геометрия — строгое и доказательное знание, безотносительное к опыту; и философию как любовь к мудрости, стремление к истине, благу и красоте. Специфика философии выражается в понимании ее как онтологии (учение о сущем, бытии), где знание определяется познаваемым предметом. Всякое знание — это знание о чем-то и имеет онтологический, бытийный статус. Основной вопрос онтологии: что есть сущее? Ответ на него дает совершенную мудрость, которая зависит не столько от познания, сколько от совершенства самого бытия. Под бытием Платон понимал мир идей-первообразов, которые он определял как «существующие сущности». Познание идей — основа правильной жизни и мудрого управления государством. Аристотель также связывал философию с познанием всеобщего, вечного и неизменного бытия.
Однако на место платоновских идей он выдвигал в качестве предмета философии первопричины и первоосновы сущего. По его мнению, самостоятельное существование идей ведет к бесполезному удвоению, и поэтому необходимо связать вещи с сущностями как с их основаниями и причинами. В рамках греческой философии разрабатывается учение о методе. У Платона это путь совершенствования души и освобождения от мирских оков, благодаря которому активизируются особое «умственное зрение» и память. Согласно Платону наша душа когда-то созерцала идеи непосредственно и поэтому должна отрешиться от чувственного зрения, представляющего мир случайного и неподлинного, и интенсифицировать воспоминание, которое и приводит к подлинному знанию идей. Метод Аристотеля более демократичен и доступен не только для избранных, наделенных «духовным зрением», но и для всех знающих и сведущих, разбирающихся в науке о всеобщем и необходимом, которая опирается на опыт. Таким образом, метод философского познания у Аристотеля основан на способности к чувственному восприятию вещей и логическому анализу, позволяющему обобщать законы и выявлять причины. Если Платон считал, что философия может рассуждать о разных вещах, но с единой точки зрения, то Аристотель ввел дисциплинарное подразделение философии. Предмет первой философии — сфера неподвижного сущего, которое изучается геометрией и математикой. Сфера самодвижущегося изучается физикой и психологией. Практическая философия, которая относится к сфере изменяющегося, отличается от теоретической тем, что ориентирует на использование, применение законов. Она решает важные политические и педагогические задачи и, прежде всего, формулирует этику, на основе которой возможно планомерное и эффективное достижение цели жизни, счастья и мудрости. Философов всех времен и народов объединяет умение открывать парадоксы в самых обычных вещах, поэтому философию нередко связывают со способностью удивляться. Конечно, этого недостаточно. Хотя все великие философы чем-то похожи на ребенка, задающего вопросы, на которые взрослые часто не могут дать ответа, однако они отличаются от дурака, который, как известно, может задать столько вопросов, что на них не смогут ответить и тысячи умных.
Философы ставят вопросы, которые направлены на освобождение от предрассудков и улучшение жизни людей. И определение философии как мудрости отнюдь не случайно. Философия — это не только игра с парадоксами, но и напряжение всех духовных сил человека, пытающегося понять самого себя и свое место в окружающем мире. Но что меняется от нового самоопределения человека, к чему ведут такие поиски, и могут ли их результаты сравниться с научно-техническими открытиями и политическими преобразованиями, которые вещественным и зримым образом изменяют жизнь людей? Знание истории философии как раз и помогает понять, что самоосознание человека — это не пустой звук, а важная составная часть культурного и цивилизационного процесса. Именно в зависимости от требований к самому себе, от целей существования и предназначения человек строит стратегию экономического и социального развития.
<< | >>
Источник: Марков Б. В.. Философия ДЛЯ БАКАЛАВРОВ И СПЕЦИАЛИСТОВ. 2013

Еще по теме Глава 2 Исторические типы философии:

  1. Глава 2. ГЕНЕЗИС ФИЛОСОФИИ И ЕЕ ИСХОДНЫЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ТИПЫ
  2. Руководящие идеи исторического построения
  3. 1. Наука философий (наука о философиях)
  4. НЕОБХОДИМОСТЬ РЕФОРМЫ ФИЛОСОФИИ
  5. История без прогресса: от социального нигилизма к историческому пессимизму
  6. 1.3. Философия истории Канта и Фихте: общие перспективы мирового развития
  7. Развитие человечества и его культурно-историческое единство в философии истории Страхова
  8. О своеобразии русской философии
  9. ГЛАВА IV Системно-комплексный подход в формировании концепции развития народов й их национальных характеров
  10. § 4. Проблема метода в философии
  11. Жизнь как категория философии
  12. Интерпретация в философии
  13. Глава 1. ГЛАВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ В ФИЛОСОФИИ. ОСНОВНОЙ ВОПРОС ФИЛОСОФИИ
  14. Ноосферное знание и новая философия науки
  15. Философия в информационном обществе
  16. Глава 2 Исторические типы философии
  17. Глава 2 СВОБОДА И ЛИБЕРАЛИЗМ: ТЕОРИЯ ВОПРОСА