<<
>>

Р. Дж. Коллингвуд

Общественная жизнь по своей сути исторична. Люди как бы погружены в историю; формируясь и развиваясь, они способны, в принципе, извлекать из прошлого уроки и применять исторический опыт к истолкованию современной ситуации.

Но данную способность не следует преувеличивать. Особенно ясно это показали трагические события прошлого века. Уже Первая мировая война, по словам видного английского историка и философа Робина Джорджа Коллингвуда (1889-1943), явившись триумфом естествознания и техники, стала вместе с тем позором для человеческого разума. Научившись, благодаря достижениям естествознания, успешно контролировать действие многих сил природы, люди оказались неспособными направлять развитие ситуации в общественной жизни. Настоятельной стала необходимость более глубокого понимания человеческих дел и более глубокого знания о них.

И то, и другое достигается, как полагает Коллингвуд, путем осмысления истории; история же не является простым изложением последовательности событий, имевших когда- то место. Она есть скорее проникновение в душевный мир людей, вовлеченных в эти события, или, иначе говоря, взгляд на ситуацию, в которой они находились, их глазами, а также уяснение для себя, правильными ли были те способы, с помощью которых эти люди хотели справиться с ситуацией. Метафизику Коллингвуд толкует как попытку выяснить, «что люди данной эпохи думают об общей природе мира, причем эти представления оказываются и предпосылками всех их «физик»...»1. Метафизика выясняет также, какими были представления других народов в другие времена и как одни предпосылки превращались в другие. Представления, историю которых изучает метафизика, не дают ответов на конкретные вопросы, а являются лишь предпосылками таких ответов. Метафизика, по Коллингвуду, может стать наукой, только обретя статус исторического исследования, т.е. обратившись к истории метафизических предпосылок научного познания.

'Коллингвуд, Р.

Дж. Идея истории. Автобиография / Р. Дж. Коллингвуд. М„ 1980. С. 360.

Каждый новый этап в развитии науки, по утверждению Коллингвуда, преобразует философию. Так, в XVII в. было установлено, что философские проблемы, относящиеся к природным явлениям, должны быть переформулированы и приведены к виду, допускающему применение экспериментально-математических методов исследования. Осмысливая изменившуюся ситуацию, философия Нового времени сама претерпела качественные изменения. Новые достижения в исторической науке, по убеждению английского исследователя, привели к тому, что на первый план теперь выдвинулась философия истории, в свете которой будет пересматриваться вся совокупная система философского знания. Это не означает, правда, что образцом для новой философии могут стать умозрительные концепции всеобщей истории (отчасти уже затронутые в данной книге), популярность которых, как он полагает, сродни суеверию, а убедительность весьма невысока.

Коллингвуд выдвигает собственную концепцию социально-исторического познания, основанную на утверждении, что прошлое, которое изучает история, не является мертвым. Напротив, оно живет в настоящем. Задаваясь вопросом о прошлом, историк опирается на свидетельства о нем, существующие в настоящем. Эти следы прошлого не сводятся только к сохранившимся вещам. Всякая история понимается им прежде всего как история мысли. То, что обычно называют событием, на деле представляет собой совокупность действий людей, руководствующихся своими целями, выраженными в мыслях. Задача историка состоит в уяснении этих мыслей, направлявших человеческие действия. Притом историк не просто воспроизводит мысли прошлого, а делает это в контексте собственного знания; критикуя прошлые мысли, он по-своему определяет их ценность, выявляет и исправляет обнаруженные ошибки. Всякое мышление критично, критиковать же можно лишь человеческие мысли и действия, а не законы природы и объективные свойства вещей. Критика эффективна тогда, когда критикуемое правильно понято.

Противоречия в мыслях можно установить лишь при условии, что эти мысли есть ответы на один и тот же вопрос. На разные вопросы, как известно, можно дать похожие по форме, но совершенно разные, по сути, ответы.

Вопрос, относящийся к человеческим действиям, и ответ на него при- надлежат к некоторой жизненной целостности и 'должны соответствовать ее требованиям. Только в рамках этой целостности можно определить правильность определенных ответов на возникающие значимые вопросы. Вместе с тем для исторического познания существенно важно то обстоятельство, что мысли в некотором отношении находятся вне времени, и поэтому мысли прошлого могут воспроизводиться современным мышлением. Бывают, правда, «темные» эпохи, в отношении которых мысли живших тогда людей непонятны для нас, т.е. мы не улавливаем, чем эти люди руководствовались, совершая те или иные действия.

Принципиальная позиция Коллингвуда состоит в том, что сознание можно постичь только через изучение направляемой им деятельности; никакой духовной субстанции, отличающейся от реальных действий одухотворенных существ, нет и быть не может. Историк, конечно, знает не все факты и события, источники всегда в чем-то неполны, и необходимо, во-первых, опираться на собственную точку зрения, отбирая те данные, которые представляются наиболее убедительными, и, во-вторых, основываясь на работе воображения, выстраивать сеть событий (действий), закрепленную, так сказать, на точечных, разрозненных источниках. Историк сам решает, правильна ли сконструированная им картина прошлого. Работа его направляется стремлением к истине, для утверждения которой привлекается постоянно расширяющийся круг источников. В целом историческое мышление представляет собой ту «деятельность воображения», с помощью которой мы пытаемся наполнить внутреннюю идею конкретным содержанием. Для этого мы используем настоящее как свидетельство его собственного прошлого.

Концептуальный исторический вывод никогда не является окончательным, ибо каждая точка зрения на историю сама по себе тоже исторична. Постигая прошлое, мы воспроизводим его в своих мыслях, предполагая, что наши мысли воспроизводят прошлые мысли. Мысль же всегда вовлечена в деятельность, и только благодаря этому она становится фактом истории.

Наша мысль стремится воспроизвести ту деятельность, в которую были вовлечены прошлые мысли и о которой свидетельствуют некоторые факты (вещи, тексты и т.д.). Ранее возникшая мысль может возродиться в новом контексте. Нам недоступны непосредственные ощущения, переживания, суждения ранее живших лю- дей, но мысль как сторона опыта функционирует всегда в определенном контексте, и в новом, современном контексте могут присутствовать значимые элементы прежнего контекста. Данное положение Коллингвуд иллюстрирует следующим примером. Платон в диалоге «Теэтет» критикует доктрину чистого сенсуализма, не указывая ее авторов. Хотя мы и не знаем, с кем именно он спорил, ход мыслей Платона нам вполне понятен, поскольку мы хорошо знаем позицию современных сенсуалистов. Но если бы у нас не было такого контекста, понять Платона было бы невозможно.

Не всякий опыт прошлого доступен историческому познанию. Есть ведь такие действия, которые осуществляются неосознанно, и если соответствующие им навыки полностью утрачены, то их невозможно воссоздать в современном мышлении. Историческое мышление всегда рефлективно, а это означает, что оно направлено на осознание целесообразных действий. Поэтому доступны историческому познанию главным образом те виды практической деятельности, которые допускают четкую постановку цели. Рискованно было бы, однако, давать целостную оценку какого- либо периода истории, сравнивая его с предыдущими, а также утверждать существование неких исторических законов, подобных законам природы с точки зрения единообразия и обязательности их действия.

Концепция исторического познания, разработанная Коллингвудом, лишена претензий на абсолютность открываемых ею истин и вместе с тем пронизана доверием к исторической науке, которая не сводится к простому накоплению сведений из самых разных источников, а требует также обобщающей работы теоретической мысли.

<< | >>
Источник: Вишневский, М. И.. Философия : учеб. пособие / М. И. Вишневский. - Минск : Выш. шк. - 479 с.. 2008

Еще по теме Р. Дж. Коллингвуд:

  1. 10.7 Когерентная теория истины
  2. Особенности постановки проблем в гуманитарном знании
  3. Проблематизация знания и вопросно-ответные процедуры
  4. СЛОВАРЬ
  5. Р. Дж. Коллингвуд
  6. Онтология мира политического
  7. Литература 1.
  8. Методологизация: язык как метод в структурно-семиотической перспективе.
  9. Указатель имен717
  10. СОВРЕМЕННАЯ БРИТАНСКАЯ ФИЛОСОФИЯ
  11. К ПОНИМАНИЮ КУЛЬТУРНЫХ ТРАДИЦИЙ ЧЕРЕЗ ТИПЫ МЫШЛЕНИЯ. (К СЕМИОТИКЕ ПОНИМАНИЯ ТИПОВ КУЛЬТУРНЫХ ТРАДИЦИЙ)
  12. 6.1. ИКОНОГРАФИЯ КЛАССИЧЕСКОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА: «БЕГЕМОТ VERSUS ЛЕВИАФАН»