<<
>>

Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии

  Этот заголовок книги одного из основоположников марксизма Фридриха Энгельса прекрасно характеризует духовную ситуацию Германии и роль Фейербаха в той радикальной переориентации сознания, которая произошла в середине XIX века.
Все резче обозначается критическое отношение к гегелевскому панлогизму, а вместе с ним и к общим установкам классической традиции в целом. Оппоненты требовали отказа от радикального рационализма классиков, сводящего сущность человека к картезианскому ego cogito (мыслящему Я). Эти требования находили свое выражение и за пределами рационалистической традиции (например, в волюнтаризме А. Шопенгауэра или в экзистенциальной диалектике С. Кьеркегора), и в рамках самой немецкой классической философии, где главным их выразителем становится Людвиг Фейер- базе (1804-1872).

В гегелевской философии Фейербаха не удовлетворяет, прежде всего, низведение человека до служебного существа, выступающего в роли лабораторной крысы, на поведении которой великий экспериментатор (Мировой Дух) отрабатывает и проверяет свои собственные идеи. Поэтому он придает своим философским построениям антропологический характер, полагая, что их исходным пунктом и конечной целью должно быть не чистое сознание, а цельный реальный человек. Человек Фейербаха - это не "орган" Абсолюта, а самостоятельное существо, ценность которого состоит в нем самом, а не в его способности быть эффективным средством реализации, пусть даже и самого возвышенного, но чужого замысла.

Условием реализации такого замысла является как можно более точное знание всех его тонкостей и деталей, поэтому способность к познанию в классической традиции представляется наиболее важной, наиболее существенной способностью человека. Все остальные рассматриваются как второстепенные, необходимые лишь постольку, поскольку они так или иначе поддерживают и обеспечивают основную способность.

Сам Фейербах, характеризуя отличие собственного понимания сознания от гегелевского, говорит о том, что темой его поздних сочинений становится"человек как субъект мышления", в то время как прежде он, вслед за Гегелем, был склонен рассматривать в качестве субъекта само мышление как таковое. Таким образом, Фейербах преодолевает одномерность гегелевской концепции человека и предлагает рассматривать его как многомерное существо, в котором способность к познанию является не единственной и даже, может быть, не самой важной, а лишь одной из многих способностей человека. Фейербах, в отличие от Гегеля, не сводит бытие исключительно к мышлению, полагая, что последнее есть не субъект, а предикат человеческого бытия. Иными словами, бытие человека не сводится только к тому, чтобы мыслить; помимо мышления у него есть и иные, не менее важные и значимые атрибуты: жизнь, любовь, счастье, смерть, надежда на бессмертие и др.

Фейербах существенно модифицирует самый фундаментальный принцип гегелевской диалектики - тождество мышления и бытия, полагая, что бытие и мышление являются едиными, но не тождественными. Он предлагает рассматривать бытие с позиций не только лишь мыслящего, но реально живущего и действующего субъекта, для которого оно есть не предмет холодного анализа, а живое, чувственно воспринимаемое, интересующее его бытие, бытие, которое, как говорит Фейербах, можно любить. С его точки зрения, реальным является лишь то, что интересует нас; именно любовь есть самое надежное доказательство существования предмета, поэтому действительным можно признавать лишь то, "наличие чего доставляет нам радость, а отсутствие вызывает скорбь". Таким образом, критерий бытия и небытия оказывается связанным не с ясным и отчетливым знанием, а с любовью. Решение вопроса о действительном бытии предмета Фейербах требует предоставить не суду разума, а суду любви. Если прежняя философия, говорит он, утверждала: "что не есть предмет мысли, того нет вовсе, то новая философия утверждает: чего мы не любим, чего нельзя полюбить, того нет".

Такая смена приоритетов становится для Фейербаха основанием для пересмотра сути и смысла межчеловеческих отношений. В классической философии под субъектом понималось чистое сознание, по отношению к которому каждый реальный человек выступал как индивидуализированный представитель этого единого сознания как такового. Поэтому даже общение между людьми, по существу, выступало как диалог сознания с самим собой или, что то же самое, как люнолог. Предназначение всей сложнейшей системы гегелевской диалектики как раз и состояло в том, чтобы придать этому монологу видимость диалога. Фейербах, полагая, что эмпирический человек является подлинным, а не фиктивным субъектом, приходит к утверждению, что истинная диалектика есть не монолог одинокого мыслителя с самим собой, а действительный диалог между "Я" и "Ты", в котором "Ты" выступает как такой же полноправный субъект, как и "Я". Центральной идеей всей фейербаховской теории является мысль об априорной интерсубъективности человека, о диалогическом характере человеческого мышления.

Итак, начав свое философское развитие как правоверный гегельянец, Фейербах затем достаточно далеко отходит от взглядов своего учителя, как, впрочем, и от основных установок картезианского рационализма в целом. Для него истина бытия заключается "в полноте человеческой жизни и существа", а не в чистом мышлении или в познании как таковом. Антропологическая философия Фейербаха требует не только равноправного включения чувственности в состав человеческой сущности, но склонна рассматривать ее как основу более фундаментальную, чем сознание, поскольку последнее, по словам Фейербаха, "только подтверждает в уме и при помощи ума то, что исповедуется сердцем каждого настоящего человека". Поэтому и сама философия рассматривается им не как чисто логическая экспликация Абсолютной идеи, а как выражение сущности чувства, возведенное до уровня сознания. Отсюда и то огромное значение, которое он придавал философскому анализу именно телесной, чувственной стороны человеческой жизни.

После Фейербаха интерес к чисто спекулятивной философии гегелевского типа заметно остывает. Начинаются многочисленные попытки либо создать вместо философии "чистого разума" философию "чистой телесности", либо каким-то образом совместить гегелевскую диалектику с фейербаховским антропологизмом. Самой значительной из попыток такого синтеза (и по глубине проработанности, и по степени влияния) счшъматериалистическая диалектика Карла Маркса и Фридриха Энгельса.

Темы для обсуждения Философия Канта: докритический и критический периоды. Философская система Гегеля. Антропологический материализм Фейербаха.

Литература Виндельбанд В. Философия в немецкой духовной жизни XIX столетия / В. Виндельбанд. М., 1993. Гегель Г. В. Ф. Феноменология духа / Г. В. Ф. Гегель. СПб., 1992. Гулыга А. В. Немецкая классическая философия / А. В. Гулыга. М., 1986. Кант И. Критика чистого разума / И. Кант // Соч.: в 6 т. М., 1964. Т. 3. Кузнецов В. Н. Немецкая классическая философия второй половины XVIII - начала XIX века / В. Н. Кузнецов. М., 1989. Мотрошилова Н. М. Социально-исторические корни немецкой классической философии / Н. М. Мотрошилова. М., 1990.

<< | >>
Источник: В.С. Стёпин. Философия: учеб, пособие для студентов высш. учеб, заведений. 2008

Еще по теме Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии:

  1. СПИСОК РЕКОМЕНДУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  2. КАТАЛОГ ИЗДАНИЙ
  3. УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН
  4. ЛЮБОВЬ ИСААКОВНА АКСЕЛЬРОД
  5. БИБЛИОГРАФИЯ4
  6. VIII
  7. СУДЬБА НАСЛЕДИЯ
  8. 8.1. Понятие относительной самостоятельности государства
  9. ФИЛОСОФИЯ ШЕЛЛИНГА
  10. Основы философского мировоззрения
  11. Глава 20 СОХРАНЕНИЕ НАРОДА
  12. Глава 30 ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ВОЙНА: РАЗРУШЕНИЕ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫХ МАТРИЦ НАРОДА
  13. ЦИТИРУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА
  14. Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии