<<
>>

Материалистическое понимание истории

Разработанное Гегелем идеалистическое понимание общественной жизни было признано Марксом в целом неприемлемым. Правда, Маркс высоко оценивал гегелевскую диалектику, подчеркивая вместе с тем, что его собственный диалектический метод по своей основе Не только отличен от гегелевского, но является его прямой противоположностью.
Для Гегеля процесс мышления, который он даже превращает под именем идеи в самостоятельный субъект, есть демиург действительности, которая составляет лишь внешнее его проявление. У меня, - пишет Маркс, - «наоборот, идеальное есть не что иное, как материальное, пересаженное в человеческую голову и преобразованное в ней»61.

Для намеченного Марксом превращения социалистического учения из утопии в строгую науку потребовалось показать, как объективный ход исторического развития сначала порождает капитализм, а затем ведет к замене его социализмом и коммунизмом. При решении данной проблемы Маркс руководствовался рядом взаимосвязанных предположений. Во-первых, это идея закономерного движения общества по ступеням исторического прогресса, каждая из которых характеризуется своими объективными внутренними противоречиями, а их разрешение обеспечивает переход на следующую, более высокую ступень. Во-вторых, это мысль о том, что капитализм есть наиболее развитая и высокая, в современных Марксу условиях, форма общественной жизни, и ее изучение позволяет также постичь сущность всех предшествующих исторических ступеней развития («анатомия человека - ключ к анатомии обезьяны»). Последнее допущение делало исследовательскую задачу Маркса более обозримой и позволяло ему сосредоточиться на разработке теории буржуазного общества, что он и проделал с исключительной глубиной и обстоятельностью в «Капитале». Наконец, в-третьих, это идея исторического материализма.

Исходя из позиций материалистического понимания истории, ведущей, определяющей стороной общественной жизни признается материальное производство.

Поэтому, как подчеркивает Маркс, способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще. Именно трудовая материальная Деятельность рассматривается им как основа антро- по- и социогенеза, как фундамент всего многосложного строения общественного бытия.

Объективно складывающиеся в процессе материального производства экономические отношения между людьми составляют, с точки' зрения исторического материализма, тот реальный базис, на котором вырастает юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определенные формы общественного сознания. Производственные отношения выражают достигнутую ступень развития материальных производительных сил и в свою очередь, определяют господствующий тип социальных отношений, связанный с установившимися отношениями собственности. Производственно-экономические отношения указывают, кто в данном обществе является действительным хозяином в эконОмике благодаря принадлежащим ему сред- ствам производства, а кто, будучи лишен собственности на них и являясь просто работником, своим трудом создает общественное богатство, в том числе и богатство своих хозяев.

Состояние производительных сил непосредственно выражается в отраслевой структуре хозяйственной деятель^ ности и соответствующей ей профессиональной структуре занятого трудом населения, в его квалификационной структуре. Однако особенно важным в социальном плане, с позиций материалистического понимания истории, является то обстоятельство, что частнособственнические производственные отношения раскалывают общество на классы с противоположными экономическими интересами, вносят в социальную жизнь неустранимые черты антагонизма, непримиримой классовой борьбы, которая и признается главной движущей силой исторического развития.

Определяющие признаки классов - это именно экономические признаки, связанные с обладанием собственностью или ее отсутствием и, соответственно, с той или иной ролью классов в общественной организации труда, а также с размерами и способами получения их доли общественного богатства.

Есть в обществе и такие социальные различия, которые имеют скорее естественно-биологический характер (половозрастные различия) или связаны с особенностями расселения людей, в том числе под влиянием климатических и других природных условий (территориально-поселенче- ские различия). К социальной сфере относят и этнические, а также, в известном смысле, религиозные различия. Сюда же включают область семейно-бытовых отношений. Все они тоже считаются в той или иной степени детерминированными состоянием экономики.

Следующий этап реализации материалистического понимания истории заключается в обосновании ведущей роли материально-производственной сферы,по отношению к политической и духовной областям общественной жизни. Классы, с точки зрения марксизма, считаются важнейшими элементами социальной структуры общества, экономическую структуру которого составляет частная собственность на средства производства. Вместе с тем неоспорима экономическая необходимость обеспечения целостности и устойчивости общественного организма, без которой невозможно эффективное соединение рабочей силы со средствами производства, не принадлежащими работникам и являющимися для них орудиями эксплуатации. Существующее в классовом обществе социальное неравенство чревато разрушительными конфликтами. Для их погашения, а также для обеспечения гарантий функционирования материального производства на антагонистической основе складывается система государственного управления, подчиняющего трудящееся большинство эксплуататорскому меньшинству. Целостность общественного организма достигается, таким образом, посредством принуждения, подчинения одних групп воле других.

Для того чтобы систематически осуществлять принуждение, необходимы специализированные институты власти и соответствующие им механизмы и процедуры, в ряду которых особую роль играет правосудие. Право понимается при этом как воля господствующего класса, возведенная в закон и придающая явный и единообразный характер требованиям, предъявляемый государственными властями по отношению к управляемым ими социальным группам или отдельным лицам.

Политика, в марксистском ее толковании, предстает как концентрированное выражение экономики, опосредуемое сложившейся социальной структурой общества и соответствующей расстановкой классовых сил, диктующей конкретные формы и цели политической деятельности. Экономическая деятельность считается объективной и выступает в качестве материальной основы жизни людей, сферы их жизнеобеспечения. Социальные различия тоже в значительной мере объективны, а соответствующие общности людей складываются стихийно, без какого-то предварительного осмысленного плана. Напротив, в сфере политики неосмотрительно, да и, как правило, просто невозможно полагаться на самотек, естественный ход событий.

Политические институты и отношения формируются осознанно и целенаправленно. Выражая соответствующие интересы, они испытывают на себе влияние определенных идей и концепций. Внутренняя логика политической и правовой жизни общества предполагает опору на те формы общественного сознания, в рамках которых осмысливаются новые обстоятельства, радикально отличные от состояния первобытной социальной однородности.

Корни некоторых форм общественного сознания (нравственности, религии, искусства) уходят в отдалённое первобытное прошлое. Однако, наряду с ними, в классовом обществе складываются и получают самостоятельное и зрелое развитие такие специфичские для него феномены духовной жизни, как правосознание и политическое сознание, наука и философия, экономическое сознание. Возможность и необходимость становления и самостоятельного развития целого ряда форм общественного сознания объясняется, исходя из позиции материалистического понимания истории, тем, что достигнутый уровень производительных сил делает экономически оправданной частнособственническую организацию хозяйственной жизни, последняя ведет к социальной дифференциации и политической организации общества, а все это, вместе взятое, резко повышает, так сказать, нагрузку на общественное сознание, качественно усложняет его функции. Вместе с этим складывается и слой людей, свободных от каждодневного изнурительного физического труда и способных в принципе заниматься привилегированной духовной деятельностью. В итоге над обыденным уровнем духовной жизни вырастает, надстраивается особый, специализированный ее уровень, а в структуре духовной сферы вычленяется целый ряд отраслей, связанных с соответствующими формами общественного сознания.

«Производство идей, представлений, сознания первоначально непосредственно вплетено в материальную деятельность и материальное общение людей, в язык реальной жизни. Образование представлений, мышление, духовное общение людей являются здесь еще непосредственным порождением материального отношения людей. То же самое относится к духовному производству, как оно проявляется в языке политики, законов, морали, религии, метафизики и т.д. того или другого народа. Люди являются производителями своих представлений, идей и т.д., - но речь идет о действительных, действующих людях, обусловленных определенным развитием их производительных сил и - соответствующим этому развитию - общением, вплоть до его отдаленнейших форм. Сознание никогда не может быть чем-либо иным, как осознанным бытием... Даже туманные образования в мозгу людей, и те являются необходимыми продуктами, своего рода испарениями их материального жизненного процесса, который может быть установлен эмпирически и который связан с материальными предпосылками. Таким образом, мораль, религия, метафизика и прочие виды идеологии утрачивают видимость самостоятельности. У них нет истории, у них нет развития; люди, развивающие свое материальное производство и свое материаль- ное общение, изменяют вместе с этой своей деятельностью также свое мышление и продукты своего мышления»62.

Утверждения, отказывающие сознанию в какой бы то ни было самостоятельности, во многом объясняются остротой полемики с теми современниками Маркса, которые были склонны, в духе преобладавших тогда идеалистических представлений, абсолютизировать самобытность в универсальную творческую силу сознания, созидающего даже из самого себя все многообразие материальной действительности. Энгельс в своих работах позднего периода отмечает, что акцентирование экономического момента в качестве единственно определяющего ход исторического развития превращает это утверждение в абстрактную и бессмысленную фразу. В реальной жизни значимым оказывается не только экономическое положение, но и протекание различных надстроечных процессов, характеризующих политические отношения, правовые формы, а также отражение всех этих действительных битв в мозгу их участников, политические, юридические, философские теории и религиозные воззрения. История делается таким образом, что конечный результат всегда получается от столкновения множества отдельных воль, формирующихся в особых жизненных обстоятельствах.

По Марксу, в истории выделяется ряд последовательных ступеней, называемых общественно-экономическими формациями, каждая из которых выражает некоторый качественный тип организации общественной жизни. В свою очередь, каждый такой тип основывается на определенном способе производства материальной жизни и включает в себя соответствующие ему юридическую и политическую надстройку, совокупность социальных общностей и отношений между ними, а также те формы общественного сознания, с помощью которых люди осмысливают свое бытие и формулируют цели деятельности.

На известной ступени развития материальные производительные силы общества приходят в противоречие с существующими производственными отношениями, основанными на утвердившейся форме собственности. Эти отношения начинают сковывать развитие производительных сил, и тогда начинается эпоха социальной революции. Социальная революция есть способ перехода от одной обще- ственно-экономической формации к другой путем изменения формы собственности, замены старого способа производства новым, более прогрессивным, и преобразования всей идеологической надстройки. В осуществлении этого перехода важную роль играет состояние общественного сознания. Социальной революции предшествует революция в умах людей, которая отрицает значимость устаревших общественных форм, ранее казавшихся незыблемыми и священными, и активизирует творчество нового.

Марксову, как и гегелевскую, схему всемирной истории, отличает декларируемая монистичность исходных установок, или признание в качестве основания общественной жизни единственного начала (материального, по Марксу, идеального - по Гегелю). Благодаря такому теоретическому упрощению картины социальной жизни, в которой реально переплетены и взаимосвязаны материальные и духовные стороны, всемирную историю удается представить как внутренне последовательный однонаправленный процесс. При этом предполагается, что за множеством продуманных или же спонтанных устремлений и действий отдельных личностей и их групп скрывается вполне рациональная общая структура исторического развития, законы которого могут быть познаны и практически освоены людьми.

Удивительная стройность социально-философской концепции Маркса не может скрыть то обстоятельство, что некоторые ее моменты являются малоубедительными или не выдержали проверки жизнью. Так, не оправдался прогноз Маркса относительно степени остроты противоречий современного ему капитализма и их губительности для этого общественного строя. То, что представлялось Марксу свидетельством дряхления капитализма и близкой его гибели, на самом деле оказалось скорее болезнью роста. Капитализм обнаружил такие способности модификации и адаптации к новым обстоятельствам, которых Маркс не смог даже предположить. Сомнительны в теоретическом плане и утверждения относительно того, что усилиями несовершенных людей, несущих на себе неизгладимые следы сформировавшего их антагонистического общества, может быть построено совершенное, гармоничное общество, избавленное от социальной несправедливости непримиримых противоречий, и притом путь к безнасильственному общественному строю пролегает через самые острые формы насилия одного класса над другим. Более того, если признать, вслед за

Марксом, что всякая классовая идеология своекорыстна и содержит неустранимые элементы искажения действительности, то, будучи последовательными, мы должны распространить этот вывод и на идеологическую конструкцию, разработанную самим Марксом и выражающую, по его убеждению, коренные интересы рабочего класса.

Тезис об особом праве пролетариата на абсолютную историческую истину тоже не является убедительным. Истина эта, если понимать под ней социально-философскую концепцию Маркса, приносится рабочему классу его идеологами как бы в готовом виде. Как и всякая теория, она строится путем использования определенных упрощений и недоказуемых исходных посылок, вследствие чего претензии ее на неоспоримость лишены серьезных оправданий. Идеология рабочего класса имеет право на существование в такой же мере, как и теоретическое выражение интересов и устремлений других социальных слоев и групп, но едва ли следует особенно настаивать на том, что в разворачивающейся полемике идеологий истина сосредоточена только на одной стороне, а все другие стороны обречены на неискоренимые заблуждения.

Есть в рассуждениях Маркса еще один очень важный момент. Действительным материальным фундаментом общественной жизни, с его точки зрения, является не какая-то вещь, а особый вид деятельности - человеческий труд как важнейшая форма общественно-исторической практики. Практика же, понимаемая как предметная преобразующая деятельность, имеет целесообразный характер и пронизана сознанием; она неразрывно соединяет моменты материального и духовного, в отношении которых недостаточно убедительным оказывается рассуждение об абсолютной первичности. Таким образом, тезис о чисто материальном характере общественного бытия приобретает во многом условный характер. Если человеческие идеи и чувства являются продуктами материального процесса их жизни, то и, наоборот, сам этот материальный процесс выступает в качестве своеобразного порождения духовной активности людей. Так, развитие производительных сил общества основывается на прогрессе знаний; при этом фундаментальный научный поиск, дающий в конечном итоге наиболее глубокие и масштабные практические результаты, не является простой реакцией на «злобу дня», а скорее выражает творческую активность че- ловеческого духа, соотносящуюся, конечно, в своих конкретных проявлениях с определенными обстоятельствами времени и места, но отнюдь не сводимую к ним. Духовные, идеальные побуждения существенным образом влияют и на революционно-практическую деятельность преобразования общественных отношений, сообщая ей тот или иной баланс моментов разрушения и созидания, ту или иную степень ожесточения и насилия.

В данной главе мы ограничимся обсуждением лишь проблем социальной философии Марксизма, поскольку они наиболее ярко выражают его специфику. Другие темы марксистской философии будут рассматриваться в последующих главах.

Контрольные вопросы 1.

Чем была вызвана необходимость синтеза исходных посылок эмпиризма и рационализма, осуществленного Кантом? 2.

Какова роль трансцендентальных форм в человеческом познании? 3.

В чем видит Кант основные задачи чувственного и рассудочного познания? В чем усматривает различия между рассудком и теоретическим разумом? 4.

Как связаны между собой, по Канту, человеческая нравственность и свобода? 5.

Как толкуется природа в философии Фихте? 6.

Как происходит, по Шеллингу, самораскрытие абсолюта в природе ив истории? 7.

Чем отличается гегелевское понимание абсолюта от его толкования Шеллингом? 8.

Каково место логики в философской системе Гегеля? 9.

В чем состоит гегелевское учение об объективном духе? 10.

Как соотносятся, по Гегелю, искусство, религия и философия? 11.

Чем обосновывается критика Фейербахом философии Гегеля? 12.

Каковы исходные посылки материалистического понимания истории, разработанного Марксом? 13.

Какую роль играют в социальной философии Маркса категории базиса и надстройки? 14.

Как происходит, по Марксу, смена общественно-экономических формаций?

<< | >>
Источник: Вишневский, М. И.. Философия : учеб. пособие / М. И. Вишневский. - Минск : Выш. шк. - 479 с.. 2008

Еще по теме Материалистическое понимание истории:

  1. Очерк 8 МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКОЕ ПОНИМАНИЕ МЫШЛЕНИЯ
  2. ФИЛОСОФСКИЕ ОСНОВАНИЯ ПОНИМАНИЯ ОБЩЕСТВА И ИСТОРИИ
  3. ПОСТНЕКЛАССИЧЕСКОЕ ПОНИМАНИЕ ФИЛОСОФИИ ИСТОРИИ В.В. Попов, Б. С. Щеглов
  4. Материалистическая диалектика
  5. Материалистическая тенденция и свободомыслие.
  6. 13.4.1 Материалистическая редукция сознания
  7. О НАУЧНОМ СТАТУСЕ МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ДИАЛЕКТИКИ В.Л. Акулов
  8. Материалистическое учение И. М. Сеченова о психических явлениях
  9. Материалистическое объяснение состояний тела (смерти и сна)
  10. §3. Проблема понимания и перевод О разрывах мыслительных связок и проблеме понимания
  11. К ПОНИМАНИЮ КУЛЬТУРНЫХ ТРАДИЦИЙ ЧЕРЕЗ ТИПЫ МЫШЛЕНИЯ. (К СЕМИОТИКЕ ПОНИМАНИЯ ТИПОВ КУЛЬТУРНЫХ ТРАДИЦИЙ)