<<
>>

Материя и ее атрибуты

В свое время Аристотель определил задачей «первой философии» исследование сущего как такового, а также того, что ему присуще само по себе. Позже первая философия, как мы уже знаем, была названа метафизикой, и в ней вопрос о сущем самом по себе, т.е.

о бытии, неизменно занимал весьма значительное место. Классическая философия опиралась на доверие к разуму и, как правило, рассматривала бытие в качестве понятийной конструкции, построенной в соответствии с требованиями разума. Вместе с тем философы-материалисты всегда настаивали на том, что един- ственной и всеобъемлющей реальностью является материя, а ее критериальным признаком, как показал известный последователь Маркса Владимир Ильич Ленин (1870-1924), является существование вне и независимо от какого бы то ни было сознания. В течение всего XX в. философия Маркса была наиболее влиятельной формой материализма. Философию эту русский марксист Г.В. Плеханов назвал диалектическим материализмом, и название это закрепилось за ней с добавлением еще одного важного определения: исторический материализм. В философском творчестве самого Маркса центральное место занимал именно исторический материализм, связанный с разработкой материалистического понимания истории, тогда как Энгельс уделял довольно значительное внимание разработке диалектико- материалистического учения о природе и о человеческом познании.

В новых условиях, сложившихся в начале XX в., в связи с происходившей тогда революцией в естествознании потребовалось уточнить и в известной мере доработать марксистскую концепцию материи как подлинного бытия, чем и занялся Ленин. С его именем связана определенная версия марксистского учения, получившая название марксизма-ле- нинизма и ставшая государственной идеологией в СССР, а затем и в ряде других стран «социалистического содружества». Марксистское учение об общественном бытии было вкратце изложено в предыдущей главе, и здесь мы ограничимся обсуждением общей онтологической позиции философии марксизма-ленинизма, имевшей значительное влияние вплоть до начала 90-х годов прошлого века.

По определению Ленина, «материя есть философская категория для обозначения объективной реальности, которая дана человеку в ощущениях его, которая копируется, фотографируется, отображается нашими ощущениями, существуя независимо от них»65.

Вопрос о признании материи единственной реальностью связывается Лениным с вопросом о доверии человека к показаниям его органов чувств, или об источнике нашего познания. Критерием объективно реального существования здесь признается чувственный опыт человека. Это - позиция сенсуализма.

Французские материалисты XVIII в., стоявшие на той же позиции, признавали, в соответствии с наукой своего вре- мени, что первокирпичиками материи являются атомы, которые имеют ряд неизменных, или абсолютных свойств (неделимость, непроницаемость, постоянство массы и т.д.). Открытия в физике, происходившие на рубеже XIX и XX вв., продемонстрировали относительность, изменчивость этих свойств. Поскольку прежнее понимание материи включало признание их абсолютности, потребовалось заново осмыслить философское понятие материи, не сводимое к ее естественнонаучному толкованию. Ленин показал, что философская позиция материализма требует признания только того, что материя существует объективно, т.е. независимо от сознания. Вместе с тем материя должна быть познаваема, а для этого материальные объекты, действуя на наши органы чувств, должны производить ощущения, отражающие то, чем они вызваны, и, соответственно, имеющие некоторое сходство с отражаемым.

Мир наших ощущений, вообще все то, что мы называем субъективной реальностью, признается вторичным, или производным от вызвавшей его материальной действительности. Этот субъективный мир тоже существует, но его феномены не имеют протяженности и некоторых других свойств, присущих вещам, а выступают результатами протекания материальных процессов. Сознание есть свойство высокоорганизованной материи, развившееся в процессе усложнения форм отражения в ходе развития жизни и в особенности под влиянием перехода от приспособительной жизнедеятельности животных к человеческому труду. Труд же основан на использовании орудий (как естественных, так и, что особенно важно, искусственно созданных) и сопряжен с языковыми формами общения, с коллективной организацией жизни людей.

В марксистско-ленинской философской литературе принято утверждать, что вывод о всеобщей материальности мира следует из развития научного познания.

Но если понятие материи образуется благодаря абстрагирующей работе мысли, то оно, очевидно, вбирает в себя в явном или неявном виде те доопытные предпосылки, которыми руковод- ствутся люди при систематизации и обобщении данных чувственного опыта. Поэтому одни люди могут прийти к выводу о материальности оснований мира, другие же могут заключить об их идеальности, а третьи могут заявить, что сам этот вопрос о всеобщей первооснове бытия лишен научного или, скажем, практического значения. Ссылаясь только на чувственный опыт, мы не можем доказать всеобщность материи как подлинного бытия; подобное утверждение можно только постулировать.

Категоричность данного постулата смягчается признанием того, что приведенное выше определение материи является открытым для новых, пока еще не известных видов материального бытия; важно только установить, что они существуют объективно, а конкретные их свойства покажет новый опыт. Такое определение материи относится не только к отчетливо выделенным и осязаемым телам, вещам, но и к объективным свойствам, а также и к отношениям. Это позволяет связать общую онтологическую концепцию марксизма-ленинизма с материалистическим пониманием истории, общественной жизни, поскольку экономические отношения, складывающиеся между людьми, признаются существующими объективно, а значит, считаются материальными в том смысле, что они в основном не зависят от сознания.

Характеризуя марксистско-ленинское учение о бытии, следует иметь в виду, что учение это оформилось и приобрело хорошо знакомые нам черты, выступая в качестве одной из составных частей государственной идеологии. Вместе с тем данная философия всегда претендовала на строгую и исчерпывающую научность и обращалась прежде всего к разуму, а не только к вере. Положительно сказалось и то обстоятельство, что Маркс и Энгельс непосредственно прошли школу гегелевской философии, а Ленин хотя и не имел глубокого философского образования, однако уже в зрелые годы, находясь в эмиграции, обратился к обстоятельному изучению текстов Гегеля, Аристотеля и других авторитетных источников.

В связи с этим в его работах стали встречаться нотки явной и искренней симпатии к выдающимся философам-идеалистам, прежде всего к Гегелю. Ленин начинает рассматривать философский идеализм как одностороннее, преувеличенное развитие некоторых реальных черт познания, подчеркивая при этом, что Гегель гениально угадал диалектику вещей (явлений, мира, природы) в диалектике понятий, и вообще умный идеалист лучше и интереснее глупого материалиста.

Итак, напомним, что материя понимается в марксистско-ленинской философии как субстанция, а ее атрибутами признаются пространство, время и движение. Эти атрибуты не выводятся здесь умозрительным путем, на основе понятийной дедукции; их реальность утверждается со ссылкой на многообразный практический и познавательный опыт человечества. Для диалектико-материалистиче- ской философии вообще характерно частое обращение как к данным науки, так и к здравому смыслу и жизненному опыту людей. Заметим, что и в других философских концепциях, например, в учении Канта, пространство и время просто постулировались как хорошо знакомые всем людям и не допускающие исключений формы нашего чувственно- практического опыта.

Правда, Кант утверждал, что универсальность указанных форм противоречит конкретности, единичности чувственных данных, и поэтому формы эти априорны; они составляют специфические человеческие познавательные способности, но не свойства самих вещей, познаваемых нами. Здесь марксистско-ленинская философия принимает скорее гегелевскую позицию, признавая, что формы опыта не могут быть обособлены от оформляемых ими предметов опыта. Коль скоро эти формы действенны, т.е. применение их позволяет получать предвидимые результаты, они в той или иной степени объективны по своему содержанию. Существует вместе с тем проблема соотношения перцепту- алъных пространства и времени, характеризующих упорядоченность наших ощущений, и разрабатываемых науками концепций пространства и времени, а также реальных пространства и времени, под которыми обычно понимаются свойства объектов иметь протяженность и форму, располагаться друг относительно друга в определенном порядке, а также иметь некоторую длительность существования, порядок следование его фаз, свой особый темп и ритм бытия.

Ленин констатирует, что человеческие представления о пространстве и времени относительны, но из них складывается абсолютная истина, или, точнее говоря, эти представления развиваются в направлении приближения к абсолютной истине.

Подобное утверждение тоже представляет собой лишь декларацию определенной философской позиции, поскольку абсолютная истина понимается как предел, который реально недостижим, и поэтому знаниями о ее полноте мы не обладаем. Действительный смысл этого утверждения состоит в том, что познание пространственно- временных характеристик бытия относится к области конкретно-научных исследований. Философским преемникам и последователям Ленина не всегда удавалось выдерживать такую диалектически взве- шенную, недогматическую позицию. Известны их многочисленные нападки на теорию относительности и квантовую механику, равно как и на некоторые другие естественнонаучные теории, которым приписывалась идеалистическая направленность, в том числе и в толковании простран- ственно-временных связей природных явлений. Потом, правда, обнаруживалось что все эти научные теории, как и вообще любые продуктивные научные построения, можно безболезненно согласовать с марксистско-ленинской философией, введя в нее те или иные детализации. Так, весьма полезным оказалось различение реляционных и субстанциональных концепций пространства и времени и утверждение, что «духу» диалектического материализма в большей степени отвечают теоретические представления о релятивности (относительности) пространственных и временных свойств материальных объектов и процессов, нежели догматические идеи квазисубстанциональных пространственно- временных абсолютов.

<< | >>
Источник: Вишневский, М. И.. Философия : учеб. пособие / М. И. Вишневский. - Минск : Выш. шк. - 479 с.. 2008

Еще по теме Материя и ее атрибуты:

  1. Материя и ее атрибуты
  2. Учение о материи.
  3. ГЛАВА ПЯТАЯ СООТНОШЕНИЕ АТРИБУТОВ ЦЕРКВИ И СИМВОЛИЧЕСКОЕ ЕЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
  4. ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
  5. Глава IVРАЗБОР ДОКАЗАТЕЛЬСТВ БЫТИЯ БОЖЬЕГО,ДАННЫХ КЛАРКОМ
  6. 3.5. Томистская метафизика и современное научное знание
  7. Очерк 2 МЫШЛЕНИЕ КАК АТРИБУТ СУБСТАНЦИИ
  8. Ошибка отождествления материи с субстанцией, а движения — с атрибутом
  9. §13. Макс Шелер: дух и порыв – два атрибута бытия
  10. МАТЕРИЯ И ЕЕ АТРИБУТЫ
  11. перипатетизм суфизм все школы I. Арабско-русский словар
  12. 3.1. МАТЕРИЯ И ДВИЖЕНИЕ
  13. Філософія Просвітництва та французький матеріалізм XVIII ст.
  14. Матеріальне буття. Матерія та форми її існування
  15. Атрибуты материи
  16. 2.3.1. Атрибуты онтологической ценности
  17. 2.3.3. Атрибут научной ценности
  18. 2.3.7. Атрибут эстетической ценности