<<
>>

Порядок дискурса

Классическое понимание языка отсылает к чему-либо «внутреннему» (мысли) или «внешнему» (предмету), лежащему за его пределами. Отсюда в семантике главный вопрос связан с референцией.
Употребление языка привязано к предметам, и значение регулируется и контролируется объективным положением дел. Однако высказывания воспринимаются не только в режиме истины. Научная или философская теория, приговор судьи и диагноз врача, которые ссылаются на истину, могут быть оспорены и не признаны другими. Опыт признания не сводится к доказательству, обоснованию и проверке, а включает дисциплинарные воздействия, ритуалы, дрессуру. Поэтому объектом анализа Мишель Фуко сделал дискурс, который он понимал как единство речевых и дисциплинарных практик. Значение высказываний зависит не столько от референции или от понимания смысла, сколько от того, где и кто их произносит. Авторитет институтов, которые репрезентирует язык, объясняет то, что теория речевых актов связывает с искренностью говорящего, а герменевтика — с автором, как переживающим существом. В «Археологии знания» Фуко уточняет определение дискурсивной практики, которую «нельзя путать ни с экспрессивными операциями, посредством которых индивидуум формулирует идею, образ, желание, ни с рациональной деятельностью, которая может выполняться в системе выводов, ни с «компетенцией» говорящего субъекта, когда он строит грамматические фразы. Это совокупность анонимных исторических правил, всегда определенных во времени и пространстве, которые установили в данную эпоху и для данного социального, экономического, географического или лингвистического пространства условия выполнения функции высказывания»1. Традиционное понятие дискурса как рассуждения Фуко расчленяет на несколько потоков. Дискурс определяется как совокупность высказываний, принадлежащих к одной и той же системе знаний. Поэтому можно говорить о социологическом, географическом, психиатрическом и т.п.
дискурсах. В «Порядке дискурса» Фуко предлагает следующую гипотезу: «В любом обществе производство дискурса одновременно контролируется, подвергается селекции, организуется и перераспределяется с помощью некоторого числа процедур, функция которых — нейтрализовать его властные полномочия и связанные с ним опасности, обуздать непредсказуемость его события, избежать его такой полновесной, такой угрожающей материальности»65 66. Общество представляет собой разнообразные инстанции порядка, которые наблюдают друг за другом. Так и язык, упорядочивая вещи и желания, сам подлежит контролю, ибо может выражать нечто такое, что сегодня уже не нравится и поэтому подлежит запрету. Фуко выделяет три типа запретов: табу на объект (о чем можно говорить); ритуал обстоятельств (где и когда говорить); исключительное право субъекта (кому и что можно говорить). Во времена Фуко ограничению подлежали речи о сексе и о политике. Разговор о них пробуждает желание и одновременно обретает власть над ним. Другим способом ограничения является разделение и исключение. Наиболее ярко оно срабатывает в психиатрии, которая исключает определенного вида дискурс как безумный. Исследование истории развития дискурса обнаруживает поразительные вещи, выходящие за рамки собственно лингвистических актов, точнее, обнаруживающие удивительную и даже жутковатую связь теоретических различий и дефиниций с системой социальных действий, традиций и институтов. В частности, в работах, посвященных истории безумия, Фуко показал, что если в Средние века безумцы воспринимались как «божьи дети», то в Новое время они подлежат изоляции и насильственному лечению, что связано с борьбой общества за чистоту своих рядов. В качестве третьей системы исключения Фуко рассматривает различение истинного и ложного. Это различение всегда имело привилегированный характер и отделялось от иных различений, явно связанных с ограничением, притеснением и насилием. Словно для того, чтобы осознавать и соизмерять меру своего насилия, человек пытался создать некий объективный масштаб. Право-справедливость и правда-истина всегда конституировались в качестве идеала, на основе которого оценивались реальные поступки людей.
Происхождение дискурса об истине связано с ритуалами клятвы и судопроизводства. Другим внутренним способом самоорганизации дискурса является институт авторства. Фигура автора возникает сравнительно поздно. Ее появление Фуко связывает опять-таки с беспокоящим многообразием и случайностью высказываний, а также с попыткой установить их связь с единой личностью, которая объединяет всю эту сумятицу слов. В ходе развития философии и науки интересуются не тем, чью волю выражает дискурс, а тем, что он означает, его отношением к референту, одним словом, не тем, кто говорит, а тем, о чем говорится. Это изменение Фуко и называет изменением воли к истине. Среди разнообразных процедур контроля за дискурсом, которые характерны для этого периода, Фуко указывает на внутренние способы самоконтроля. Среди них он выделяет, прежде всего, комментирование. Воля к истине состоит в том, чтобы овладеть прошлым дискурсом, использовать его дозированно и под контролем. Так обеспечивается единство знания, дающее возможность единой оценки; и наоборот, единство знания возможно, если оно опирается на некие общие оценки. Комментарий является очень эффективным способом справиться и с неприрученным прошлым, и с неопределенным будущим. С одной стороны, мы должны опираться на прошлое, а с другой стороны, своим несходством с нами оно подрывает нашу уверенность в себе. Поэтому мы вынуждены спасать себя комментариями. Благодаря размножению комментариев мы нейтрализуем саму историческую случайность потока становления дискурса. Более эффективным, нежели комментарий, оказывается дисциплинарная организация знания. Если комментарий пытается нейтрализовать случайность, так сказать, задним числом, используя при этом повторяемость и тождественность, то оформление воли к истине как научной дисциплины предполагает внутренние и внешние ограничения, определяющие как требования к познающему субъекту, так и требования рациональности производимого знания. Дисциплина определяет прежде всего область изучаемых объектов, а также корпус методологических и теоретических положений, которые признаются истинными и значимыми.
Наличие профессиональных навыков, анонимных техник и исследовательских приемов — все это также определяет специфику дисциплинарного устройства знания. В отличие от авторства и комментария, дисциплина методична и состоит в способности формулировать бесконечную цепь новых утверждений. Правда, они оказываются решениями неких заданных искусственных головоломок, а вовсе не подлинными открытиями чего-то принципиально нового. Одновременно с дисциплинарным подразделением науки складывается феномен научного сообщества. Это не просто совокупность говорящих на некоем дисциплинарном языке людей, достигших согласия относительно критериев рациональности. Научное сообщество — это феномен, складывающийся в определенном социальном и культурном пространстве. История термина «университет» обнаруживает борьбу за вольности и привилегии, которую вели преподаватели наряду с другими корпорациями. Так, сообщество ученых, прежде всего, это корпорация, коллективное тело, конституируемое магическими ритуалами посвящения, инициации. Ритуал определяет квалификацию, что подтверждается определенными знаками — дипломами, мантиями. Высказывания, которые может изрекать тот или иной ученый, распределяются в зависимости от его статуса. И сегодня то привилегированное положение, которое современный ученый или писатель отстаивает перед лицом профанов и клерков, связано с сохранением старых привилегий и прав на говорение и слушание. По мнению Фуко, любая система образования является политическим способом поддержания или изменения форм присвоения дискурсов — со всеми знаниями и силами, которые они за собой влекут.
<< | >>
Источник: Марков Б. В.. Философия ДЛЯ БАКАЛАВРОВ И СПЕЦИАЛИСТОВ. 2013

Еще по теме Порядок дискурса:

  1. § 3. Власть-знание: от археологии к генеалогии
  2. Литература 1.
  3. КРИТИЧЕСКИЙ ДИСКУРС-АНАЛИЗ - СОВРЕМЕННОЕ НАПРАВЛЕНИЕ ФИЛОСОФСКОГО ОСМЫСЛЕНИЯ ИДЕОЛОГИИ В.В. Бурсевич
  4. Чьи уши торчат из антимигрантского дискурса? Взгляд извне
  5. Порядок дискурса
  6. Язык и коммуникация
  7. Уточнение определения
  8. Фреймы, сценарии и ситуационные модели
  9. 5.2.1 К вопросу о структуре дискурса
  10. БИБЛИОГРАФИЯ
  11. 1.2 Особенности британского политического дискурса
  12. ВООБРАЖАЕМОЕ И СИМВОЛИЧЕСКОЕ УЛАКАНА
  13. §1.1 Бинаризм и патриархатная метафизика в философском дискурсе
  14. §2.1. Конструкционистские теории идентичности