<<
>>

Реабилитация Разума

  Иммануилу Канту, по его собственному выражению, "пришлось устранить знание, чтобы освободить место вере". Гегель упрекает Канта в том, что его философия, отсылая человека к вере, может стать "подушкой для ленивого ума" и ставит перед собой задачу реабилитации рационального знания и восстановления прав разума как верховного законодателя во всех без исключения областях бытия.

Начиная с античности, философы стремились, прежде всего, к познанию устойчивого, ибо знание изменчивого обладало в их глазах заведомо низшей ценностью. Действительно, зачем тратить силы и время на познание того, что уже завтра может стать совершенно иным? Стремление рассматривать мир "с точки зрения вечности" сделалось устойчивой традицией, принимавшейся как нечто само собой разумеющееся. Вплоть до начала XIX в. изменчивость привычно рассматривалась как обесценивающий фактор. События Великой Французской революции прервали неторопливое течение истории. Буквально на глазах одного поколения рухнули не только социальные институты старого мира; одновременно оказались дискредитированными все прежние идеалы, на месте которых столь же стремительно сформировались и новые ценностные ориентиры, и выражающие и защищающие их организации. Это, безусловно, подтверждало обесценивающую роль изменчивости, но вместе с тем наводило на мысль о том, что ее можно рассматривать не только как деструктивный, но и как созидающий фактор, благодаря которому возникают и утверждаются новые системы ценностей. Если прежние философы (за редчайшим исключением) концентрировали внимание на устойчивости, то Гегель переносит акцент на изменчивость. Он стремится рационализировать ее, представив все изменяющееся не как хаотический поток, а как строго упорядоченную последовательность явлений, подчиненных единой логике развития независимо от того, относятся ли они к сфере бытия или мышления.

Иными словами, Гегель предпринимает попытку создать универсальную Логику (с большой буквы), опираясь на которую мы смогли бы чувствовать себя уверенно в любой области действительности, понимая все в ней происходящее как частные формы явленности некого абсолютного единства, которое он называет Мировым Духом или Абсолютной идеей.

Но Абсолют по самой своей сути может быть только единым и единственным, ибо если бы помимо него существовало что-либо еще, он не обладал бы совершенной полнотой и полной завершенностью, то есть не был бы Абсолютом. Следовательно, развитие, как его предлагает понимать Гегель, может рассматриваться исключительно как внутренний процесс, не выводящий за пределы Абсолюта и не разрушающий его единства. При любых изменениях самотождественность Абсолюта должна сохраняться или, иными словами, изменяясь, он должен оставаться тем, чем всегда был. В гегелевской философии развитие выступает как процесс самопознания Мирового Духа, внутреннее содержание которого не изменяется и даже после полного завершения процесса продолжает оставаться тем же самым, с той лишь разницей, что вначале он ничего об этом содержании не знает, а в конце имеет о нем (то есть, о самом себе) исчерпывающее знание. Так, человек, в течение жизни постепенно узнавая себя все больше и больше, тем не менее, продолжает оставаться все тем же человеком.

<< | >>
Источник: В.С. Стёпин. Философия: учеб, пособие для студентов высш. учеб, заведений. 2008

Еще по теме Реабилитация Разума:

  1. Н.Я. ДАНИЛЕВСКИЙ О РАЗВИТИИ И ВЗАИМОДЕЙСТВИИ ЗАПАДНОЙ И РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ
  2. ПРИМЕЧАНИЯ
  3. Классическая немецкая философия.
  4. [ИЗ ПЕРЕПИСКИ]
  5. 11.5 Культура России XX – XXI веков
  6. 1.3. Философия истории Канта и Фихте: общие перспективы мирового развития
  7. 6.4. СИМВОЛИЧЕСКИЙ КАПИТАЛ КУЛЬТУРЫ В ВИРТУАЛЬНОЙ БОРЬБЕ ЗА ПРОСТРАНСТВО
  8. Словарь терминов
  9. Заключение
  10. Научный анализ человеческого Бытия в трудах С. Л. Рубинштейна и современной психологии В. В. Знаков (Москва)
  11. Послесловие: Берия как человек
  12. Реабилитация Разума
  13. Учение о красоте.
  14. Глава 13 ОБРАЗОВАНИЕ, ЖЕНЩИНЫ И ГУМАНИЗМ
  15. Нравственная составляющая судебной власти в России начала XVIII - первой половины XIX в.
  16. Философия лингвистики и философия языка