<<
>>

Схоластика. Реализм и номиналцзм

После падения Западной Римской империи (476 г. - год свержения последнего императора Ромула Августула) в течение довольно длительного времени политическая карта Европы была лишена стабильности.
Возникали и исчезали, как правило, весьма рыхлые государственные образования, разрушались дороги, примитивизировалась хозяйственная и культурная жизнь. Вместе с этим постепенно утверждалось духовное единство этого обширного региона на основе христианской религии и церковной организации верующих. Церковь являлась в этот период едва ли не единственным очагом грамотности и учености, в том числе и философской. Христианство - это религия откровения, зафиксированного в текстах Священного Писания, поэтому служители церкви должны были обладать грамотностью для того, чтобы знать проповедуемое учение и уметь отстаивать его в борьбе против язычества и ересей. На их плечи ложилось нередко и гражданское делопроизводство. Монастырские и епископские школы долгое время были главными центрами осуществления систематической образовательной деятельности. Низшая, светская ступень образования охватывала семь «свободных искусств», в том числе «тривиум» в составе грамматики, риторики и диалектики и «квадривиум», включавший арифметику, геометрию, музыку и астрономию. Высшая ступень образования была представлена теологией.

В монастырских библиотеках сохранялись и переписывались унаследованные от античности рукописи, которые сопоставлялись с текстами Библии, трудами церковных авторитетов и сводились в обширные сборники. В них находили место фрагменты работ или даже целостные тексты греческих философов, признанные допустимыми с точки зрения христианского вероучения. Диалектика, понимаемая в ту пору как методическое рассуждение, необходимое в поисках духовной истины, являлась формой использования и, в определенной степени, развития философского знания. Философия считалась «служанкой богословия», полезной в том отношении, что она позволяла не только грамотно комментировать библейские истины, но и вырабатывать логически убедительные подтверждения догматов религии.

Право рассуждать о важнейших вероисповедальных принципах означало также возможность критически сопоставлять различные тексты и мнения, вырабатывать собственную позицию и выносить ее на суд разума. Так складывалась схоластика - особая разновидность религиозной философии, соединяющая догматические богословские посылки с логическими методами построения рассуждений^

Позиции схоластики упрочились с возникновением, начиная с XII в., университетов, тремя высшими факультетами которых были богословский, юридический и медицинский. Постановка образования в них основывалась на том, что имеются два вида знания — сверхъестественное, представленное в откровении Божьем, и естественное, достигаемое с помощью человеческого разума. Первое содержится в Библии и авторитетных комментариях к ней; второе может быть почерпнуто из признаваемых весомыми работ Аристотеля и Платона, поскольку в них толкуется о «вещах естественных». Оба этих источника знаний считались достаточно полными, и надлежало главным образом вырабатывать навыки грамотного истолкования классических текстов и выведения из них широкой совокупности логических следствий с помощью правильно выстроенных умозаключений. Эпоха Средневековья, в течение которой господствовал схоластический, или школьный, метод мышления, немногое добавила к ранее имевшимся систематизированным, наукообразным знаниям о природе, зато она отмечена совершенствованием логической культуры, выработкой строго определяемых понятий, которые и поныне играют важную роль в философии.

Особое место в схоластической философии занял спор об универсалиях, или общих понятиях. Еще неоплатоник Порфирий (ок. 233-ок. 304), издавший сочинения Аристотеля, во введении к «Категориям» Аристотеля поставил вопрос о том, существуют ли категории самостоятельно или

5Зак. 632

же находятся только в мыслях, являются ли они телами или же бестелесными вещами, существуют ли они в вещах или независимо от них? Этот вопрос обострился, когда средневековые схоласты были поставлены перед необходимостью выработать четкие процедуры доказательной аргументации, использующей общие понятия.

В связи с этим выделились две крайние позиции - реализм и номинализм, а также промежуточная позиция - концептуализм. Первую из них четко зафиксировал философ и церковный деятель Ансельм Кентерберийский (1033-1109), который утверждал, в духе философии Платона, абсолютное, вневременное и внечув- ственное существование общих понятий, первичных по отношению к конкретным, единичным вещам и никоим образом не зависящих от них. Такая позиция и получила название реализма. Согласно Ансельму, роды и виды реально существуют наряду с единичными предметами и до них в качестве божьих мыслей. По слову Божьему эти предсуще- ствующие идеи обретают конкретизированное предметное воплощение. Ансельм предложил несколько вариантов доказательства бытия Бога, из которых наибольшей известностью пользуется так называемое онтологическое доказательство. Оно состоит в утверждении, что понятие Бога как предельного совершенства требует признания бытия Бога, ибо отсутствие признака бытия лишает Бога его совершенства. Если бы Бога не существовало, полагал Ансельм, то у человека не могла бы возникнуть и мысль о Боге как наивысшем совершенстве. Данное доказательство не является логически безупречным и по существу основывается на возможности непосредственного усмотрения человеком высшего бытия, причем не только на путях мистического озарения, но и в формах мысли, понятия.

Другая, противоположная точка зрения на природу универсалий была сформулирована примерно в то же время французским философом и теологом Росцелином (1050— 1120), утверждавшим, что реальным существованием обладают только единичные вещи, а общие понятия представляют собой лишь наименования видов и родов вещей. Эти общие понятия не существуют ни до вещей, ни в самих вещах, ибо они всего лишь «звуки», применяемые нами для обозначения вещей и их свойств. Отсюда Росцелин выводил, что триединый Бог невозможен: либо Бог един, и тогда понятие троицы лишено смысла, или же их три, но в этом случае они не совпадают друг с другом. Такие воззрения встре- тили резкое осуждение со стороны церковных деятелей и побудили к дальнейшим поискам, которые привели одного из учеников Росцелина, Пьера Абеляра (1079 - 1142), к выработке учения о концептах, связывающих между собой вещи и речи о вещах. Концепт, по Абеляру, есть универсалия в том отношении, что он вбирает-в себя различные смыслы, которые необходимы людям для обобщенного понимания той или иной вещи, подведения конкретного под общее. Вместе с тем концепт не есть некое вневременное понятие; он неотделим от человеческого речевого общения и от абстрагирующей работы нашего ума. Не является он и произвольным человеческим измышлением, ибо наша речь направляется в конечном итоге Божественными идеями. Общее существует в вещах, и наши концепты, или речевые акты, выражают это общее. Такова позиция концептуализма, получившего в Новое время развитие в работах Дж. Локка.

<< | >>
Источник: Вишневский, М. И.. Философия : учеб. пособие / М. И. Вишневский. - Минск : Выш. шк. - 479 с.. 2008

Еще по теме Схоластика. Реализм и номиналцзм:

  1. Схоластика. Реализм и номиналцзм