<<
>>

Специфика философского мировоззрения

Человеческие отношения и действия, как уже отмечалось, характеризуются принципиальной, хотя и неодинаково выраженной у разных людей способностью к осознанию происходящего, более или^менее зрелой рефлексивностью. Потребность в мировоззрении связана с необходимостью иметь прочные, убедительные для человеческого рассудка и воображения основания для выработки той или иной линии действий. Основания эти должны иметь достаточно общий характер; взятые вместе, они должны охватывать весь мир нашего жизненного опыта и быть в принципе пригодными для истолкования любой новой ситуации.
Интегральная, обобщенная картина мира и места человека в нем, как бы нарисованная широкими мазками и соединяющая основополагающие знания, ценности, нормы жизни, ставшие убеждениями или даже верованиями людей, как раз и представляет собой ту целостность, в рамках которой находит свое место и получает приемлемое истолкование любое конкретное событие или действие.

Для построения такой целостной и всеобъемлющей картины мироздания, охватывающей и жизнь человека, и общества как очень важную его часть, миф и связанная с ним религия используют наглядные образы, символы. Они позволяют, с одной стороны, различать внешние проявления и глубины бытия, а с другой - связывать их воедино, указывая на предполагаемые сущности, стоящие за разнообразными повседневными явлениями, событиями. В качестве подобных сущностей здесь могут выступать мифические духи гор, рек или лесов, другие более или менее специализированные божества, собрание которых характеризуется обычно иерархической упорядоченностью, обусловливающей и внутренний порядок окружающих нас явлений. В монотеистической религии верховному Божеству тоже сопутствует множество небесных «помощников». Произведенное таким образом различение сущности и явления устанавливает определенный способ осмысления всего того, с чем человек сталкивается в своей жизни. Многообразие опыта приводится тем самым к некоторому интуитивно понятному, убедительному и не требующему каких-то доказательств набору первичных причин и деятельных сил, получает с их помощью ясное каждому человеку истолкование, объяснение.

Правда, данное различение является не столь уж радикальным. Боги - существа, как правило, антропоморфные, и в целом мифологические персонажи не столь уж сильно отличаются от людей и других окружающих человека реальных существ, имея во многом сходные привычки, потребности и нередко так же, как и они, рождаясь и даже умирая. Можно было бы сказать, что образы богов и демонов создаются путем абстрагирования от реалий опыта и обобщения некоторых специально выделенных, особенно подчеркиваемых признаков, однако — обязательно при условии сохранения наглядности, чувственно-эмоциональной убе- дительности полученных образов, представлений о сущностных силах.

В процессе развития культуры предстояло сделать следующий шаг или, скорее, целую серию шагов на пути дальнейшего абстрагирования, мысленного расчленения предметов и явлений повседневности и такого обобщения полученных их качеств или свойств, которое хотя и вело нередко к утрате наглядности, чувственно-образной убедительности выделяемых оснований бытия, зато сообщало важное достоинство логической последовательности и доказательности выстраиваемым с их помощью объяснениям всего происходящего в мире. Религия и миф вырабатывают основанное на внушении и притом картинное, образное мировоззрение, востребованное большинством людей и вполне приемлемое для них.

Но на определенном этапе истории возникла также необходимость приступить к разработке понятийного мировоззренческого мышления, что и является призванием философии.

В своей повседневной жизни человек применяет самые различные понятия, но он редко задумывается над правилами их образования и использования. Зачастую это даже не логически строгие понятия, а «>1ыслеобразы» либо общие представления, заключающие в себе ту или иную картину отличительных признаков ситуации или наглядную схему действий по созданию или употреблению соответствующих предметов. Собственно говоря, таковы и религиозно-мифо- логические представления о Боге, духах, демонах и т.д. Нетрадиционность, смелость и вместе с тем крайняя, сложность становящегося философского мировоззренческого мышления состояла в том, что ідесь были предприняты попытки перевести работу абстрагирования и обобщения, начатую еще в рамках религиозно-мифологического мировоззрения, на качественно новый уровень всеобщего, выраженного в понятиях.

Всеобщими понятиями мы пользуемся постоянно, но, как правило, неотрефлексирбванно. Мы очень часто говорим о движении, пространстве, времени, причинах и следствиях, необходимости, случайности, части и целом, не особенно задумываясь над тем, что это широкие понятия, возможно, даже универсальные; но так это или нет и что означает их универсальность, какие из нее вытекают особенности данных понятий - над этим следует хорошо поразмыслить. Первое, с чего начинается философствование, - это обдумывание весьма важных и весьма общих понятий, исходящее из предположения, что правильная, логически выверенная их связь позволяет постигнуть сущность мироздания. Итак, развитие философии направляется мыслью, идеей о том, что сущность бытия наиболее глубоко постигается нами не в наглядных образах или символах, а в предельно широких понятиях о мире и о человеке. В этом смысле философию можно охарактеризовать как понятийное мировоззренческое мышление. Оно связано с целенаправленной разработкой системы 'всеобщих понятий, или категорий, выражающих сущностные стороны бытия.

Для того чтобы такая разработка началась и могла успешно продолжаться, нужны были определенные предпосылки. Во-первых, нужно было, чтобьГу людей накопился немалый опыт образования и использования все новых понятий о мире. Это связано с достижением достаточно высокой и сложной организации общественной жизни с далеко продвинувшимся разделением труда, дифференциацией и взаимоувязыванием всех общественных функций людей, с наличием интенсивных культурных контактов, обменов, расширяющих кругозор и обогащающих человека новыми представлениями, понятиями, идеями. В о - в т о- р ы х, нужно было, чтобы в обществе существовала возможность для отдельных людей систематически заниматься духовной деятельностью, в том числе и «обработкой» мировоззренческих понятий, а для этого, увы, нужно было, чтобы в обществе утвердилось разделение на богатых и бедных, поскольку интеллектуальная элита рекрутировалась, как правило, из среды людей, свободных от мучительной каждодневной заботы о хлебе насущном, от повседневного физического труда. Редкость исключений (наподобие философа- раба Эпиктета) лишь подчеркивает принципиальную правильность данного утверждения. Наконец, в-третьих, нужно было, чтобы духовная атмосфера общества допускала свободомыслие, потому что люди, решившиеся на философский мировоззренческий поиск, часто вынуждены были идти вразрез со сложившейся мифологически-религиозной традицией, подвергать критике или ставить под сомнение утвердившиеся и общепринятые верования, убеждения их современников.

Ведь тот, кто избрал путь философских размышлений, обязательно должен был поставить под вопрос убедительность привычных и, как правило, неотрефлекси- рованных, непродуманных мировоззренческих построений.

Даже если философ напрямую и не оспаривает господствующие мифы и религиозные догмы, он все же задумывается над другими, необычными вопросами, которые он считает более важными, нежели те, которые ставятся и некоторым образом решаются в мифе и в религии. Например, античные теогонические мифы (свод мифов о происхождении ботов) повествовали об успехах олимпийских богов в работе по установлению порядка в мироздании, а в конечном итоге - о сотворении упорядоченного Космоса и покорении угрожающих этому порядку разрушительных сил. Первые же древнегреческие философы задумались над несколько иными вопросами: из чего состоит все существующее в мире и, более того, что означает «быть», «существовать», как соотносятся «бытие» и «небытие», «движение» и «покой»? Ответы на эти и другие вопросы тоже получались непривычные и, наверно, они раздражали многих из тех, кто полностью стоял на позициях религиозно-мифологического мировоззрения. Но тем не менее в Древней Греции не было принято преследовать за убеждения; без этого мы не имели бы такого уникального феномена, как античная философия.

Задачи философского исследования не ограничиваются, конечно, разработкой отдельных мировоззренческих понятий. Важно ведь, чтобы в результате такого исследования наше миропонимание стало более убедительным, согласующимся с правилами и нормами логического мышления. Эта цель достигается благодаря созданию мировоззренческой теории, и философию в целом можно определить как сферу или область теоретического мировоззренческого поиска. Здесь сразу же нужно уточнить, что мы понимаем под теорией. Для этого нужно ввести различение теоретических и практических проблем. Последние обычно связаны с насущными жизненными потребностями, для удовлетворения которых следует отыскать соответствующие средства, подобрать благоприятные условия и должным образом организовать целенаправленную предметную деятельность. Но бывает так, что в этой связке «цель - средства - условия - деятельность» возникает принципиальная, неустранимая рассогласованность, которая заставляет задуматься над тем, что мы, может быть, неправильно понимаем ситуацию в целом, а от этого происходит либо неправильная постановка цели, либо неверный выбор средств, условий, форм органи- зации деятельности. И тогда мы вынуждены переключить внимание на достижение нового, более глубокого и более эффективного понимания решаемой задачи и всего ее жизненного контекста. Это и будет переходом от рассмотрения практической проблемы к решению проблемы теоретической, как раз и связанной с достижением нового понимания сути дела.

Теория (от греч. theoria - рассмотрение, исследование) означает мысленное изучение предмета, позволяющее проникнуть в его сущность. Теоретический подход к проблеме отличается обобщенностью и стремлением «докопаться до корней». Для этого и нужна бывает разработка новых понятий или же уточнение значения прежних, а также приведение их в систему, связывание воедино, позволяющее убедительно, логически последовательно переходить от одних понятий к другим, выводить из более общих понятий другие, имеющие меньшую общность, но зато более конкретные, приближающие к практической ситуации. Основоположения теории могут казаться далекими от практических нужд, но если они хорошо продуманы и разработаны, то из них можно надеяться вывести следствия, важные для непосредственной жизненной практики.

Итак, можно признать, что философское исследование в конечном итоге нацелено на разработку выраженной в отчетливых понятиях мировоззренческой теории и на раскрытие познавательной и жизненно-практической значимости этой теории. Данное утверждение, при всей его видимой простоте, заключает в себе очень многое, и нам здесь, во вводной главе, удастся, пожалуй, лишь слегка коснуться того, что оно на деле означает. По существу весь последующий материал учебного курса философии будет так или иначе связан с его разъяснением. Итак, прежде всего отметим, что нет и не может быть философии «вообще», как и мифа «вообще», науки «вообще», литературы «вообще» и т.д. Понятия философии, мифологии, религии, литературы и другие, им подобные, являются собирательными, т.е. они объединяют характерные признаки более или менее обширного ряда в основном родственных феноменов культуры. Явления каждого из таких рядов делятся на группы по их принадлежности к культуре того или иного народа, той или иной исторической эпохи. Философия как форма мировоззрения отличается от мифологии тем, что последняя является продуктом коллективного творчества и в процессе жизни в культуре подвергается своеобразной шлифовке, устраняющей когда-то имевшиеся признаки авторской самобытности. Философия в этом отношении более напоминает профессиональное искусство, значимые достижения которого всегда имеют четко установленное авторство и соответствующие признаки существенной новизны.

Классические, т.е. образцовые достижения философской . мысли, равно как и художественного творчества, являются в некотором смысле вневременными и никогда не устаревают, поскольку каждое новое поколение людей может найти в них нечто созвучное своим заботам и исканиям. В данном отношении философия заметно отличается от науки. Последняя, собственно говоря, состоит из ряда более или менее самостоятельных наук, и в каждой из них можно назвать имена разрабатывавших,ее выдающихся ученых. Но в современную систему научного знания их достижения входят, как правило, в видоизмененной форме. Все образованные люди знают о Евклиде и Ньютоне, но очень немногие читали их работы, и это, как правило, узкие специалисты в истории науки. Зато «Мона Лиза» Леонардо да Винчи, «Моисей» Микеланджело Буонарроти или «Война и мир» Л.Н. Толстого не допускают переделок и улучшений в такой же мере, как и диалоги Платона или «Критика чистого разума» И. Канта.

История философии, как, впрочем, и история литературы, живописи, других видов искусства, в полной мере сохраняет память лишь о наиболее выдающихся деятелях и их творениях. Изучение этой истории в рамках общеобразовательных программ нацелено обычно на усвоение сути поворотных этапов и характерных для них кардинальных событий в развитии, означающих не только существенные приращения философского знания, но и даже изменение общего направления его развития. Обеспечивают эти приращения, а равно и осуществляют изменение направления развития философской мысли вполне определенные личности, которые ближайшим образом выражают самих себя, свою особую мировоззренческую позицию в создаваемых ими произведениях. Но ограничиваются ли задачи философского творчества всего лишь личностным самовыражением, демонстрацией авторской самобытности, непохожести мировоззрения данного мыслителя на мировоззрение других философов и вообще других людей? Конечно же, нет. Ведь сила и значимость выдающихся философских творений состоят в том, что их авторам удалось свести воедино, синтезировать идеи, понятия, подходы к решению мировоззренческих проблем, которые, так сказать, носились в воздухе, затрагивались и частично разрабатывались многими их предшественниками, но не нашли до этого зрелой, совершенной формы совместного выражения и пребывали, так сказать, в рассеянном, разрозненном и недостаточно отчетливом состоянии. Каждый философ является сыном своего времени, носителем определенной культуры, даже если он выступает против ее некоторых черт. Величие философского творения состоит в том, что его автор, выражая в нем самого себя, вместе с тем основательнее, чем другие, выражает дух своего народа, своей эпохи и культуры, а через них - определенную грань общечеловеческого бытия, благодаря чему и в другие эпохи, в других культурах люди могут узнать в этом творении самих себя, услышать созвучие своим заботам, своим мировоззренческим исканиям.

Каждый из нас в принципе способен выбирать базовые ценности и смыслы своей жизни, но, надо думать, выбираем мы их не так, как выбирают посуду в магазине или, скажем, определяют способ решения математической задачи. Наши мировоззренческие убеждения соединяют знания и ценности. Религиозно-мифологическое мировоззрение придает этому единству наиболее простую, общедоступную форму чувственно-эмоциональной образности, наглядности. В мифологические образы легко верить, но они становятся гораздо менее убедительными, когда их подвергают суду разума. Вера есть вера, и она, как правило, не выигрывает от того, что ее начинают логически обосновывать. Чем длиннее и обстоятельнее такие обоснования, тем больше закрадывается сомнений в оправданности веры: прочное знание, неоспоримая истина не нуждаются в подпорках. Поэтому религиозно-мифологическое мировоззрение изначально и по существу догматично: оно действительно основано на вере, на непосредственной убедительности соответствующих утверждений, повествований, обрядов и ритуалов. Религиозная вера в целом внелогична, и знаменитые слова «Верую, потому что нелепо», приписываемые христианскому теологу и писателю Тертуллиану (ок. 160 - после 220) лишь выражают в парадоксальной форме специфику веры, ее несводимость к логической доказательности.

Но философия - это Понятийная форма мировоззрения, и она не может пренебрегать логикой. Более того, предель- ная широта философских проблем затрудняет прямое сопоставление с опытом тех их решений, которые предлагаются разными философами. Поэтому философы вынуждены возлагать особые надежды на логическую последовательность рассуждений и убедительность выводов. Понятийно-логическое мышление - это основной рабочий инструмент философского исследования; основной, но не единственный. Ведь всякое философское мировоззренческое построение должно с чего-то начинаться. Философ должен выбрать отправные посылки своего учения, а они-то как раз и недоказуемы логическим путем: доказываются только следствия, выводы, а отправные посылки просто признаются убедительными. Если мы пытаемся их доказать, то тем самым мы явно или неявно вводим какие-то другие отправные посылки. Древнегреческий ученый и философ Аристотель (384-322 до н.э.), великий ,. оздатедь логики, справедливо констатировал: «начала недоказуемы».

Именно здесь, в выборе отправных посылок, а также в определении способа дальнейшего развития мировоззренческих рассуждений проявляется личностная, субъективная позиция философа; здесь он выражает или, скорее, находит, обретает самого себя как мировоззренчески мыслящую личность. Подлинно философские знания в своих истоках направляются интуицией и эмоционально насыщены. Известный русский философ Н.А. Бердяев (1874-1948) писал: «самый крайний интеллектуализм и рационализм может быть страстной эмоцией. Интуиция всегда не только интеллектуальна, но и эмоциональна»1. Разные философы - именно потому, что они разные личности - руководствуются неодинаковыми основополагающими мировоззренческими интуициями, которые более или менее убедительно и строго оформляются в понятиях, выступая как отправные посылки их размышлений, исследований. Определенность этих отправных посылок означает их некоторую ограниченность (определить - это и означает установить предел, ограничение). Творцу данного учения его основоположения кажутся вполне убедительными, даже очевидными, а вот другие философы нередко смотрят на мир и понимают его по- иному, что и выражается в вырабатываемых ими мировоззренческих концепциях.

Сила и вместе с тем слабость философских построений состоит как раз в том, что они всегда имеют личностную

^Бердяев, Н.А. Самопознание / Н.А. Бердяев. М„ 1991. С. 93.

окраску, несут на себе отпечаток человеческого своеобразия их авторов. Сила - в том, что таким образом получают понятийное оформление разные системы мировоззрения, и общая картина философского поиска складывается как единство в многообразии. Слабость - в том, что каждая такая отдельная позиция в чем-то неполна и поэтому уязвима для критики. Критика эта становится неизбежной, если только в обществе не существует властных механизмов установления мировоззренческого единомыслия. Но такая слабость, в свою очередь, оборачивается очень важным достоинством: философия в целом принципиально антидог- матична, а через полемику, дискуссии нередко пробивает себе дорогу растущее взаимопонимание философов, обеспечивается взаимообогащение разных философских школ и направлений.

Недогматичность и вместе с тем предельная широта философских построений, в которых так или иначе учитываются и анализируются и достижения науки, и мир повседневных человеческих забот, и утвердившиеся нравственные основы жизни, и сложный, противоречивый характер общественно-политических процессов, и поиски художественного совершенства, и высокие религиозные чувства людей, - все это обусловливает особую функцию философии, состоящую в понятийном выражении основ культуры, взятых в их единстве и взаимодействии. Конечно, не все в нашей жизни может быть строго и полно представлено в философских категориях. Язык философии не может полностью заменить или даже просто вытеснить особые языки искусства, нравственности, религии, науки, но он может служить средством налаживания более тесных связей и установления взаимопонимания между людьми, представляющими разные сегменты культуры. Итак, философское мировоззрение, во-первых, является понятийным, логически упорядоченным, теоретическим, и в этом оно сближается с наукой; в о - в т о р ы х, выражает жизненную позицию создателя того или иного учения, его особые социально-культурные предпочтения и приоритеты, и в этом оно сближается с искусством, другими формами духовной жизни, которые обычно называются ценностными (например, мораль, религия); в-третьих, характеризуется открытостью переменам, принципиальной незавершенностью, критичностью, которая, конечно, не исключает возможности появления догматических философ- ских систем, но предполагает, что они обязательно будут подвергнуты детальному критическому рассмотрению собратьями по «философскому цеху»; в-четвертых, выступает в качестве связующего звена, своеобразного посредника в культурных связях между наукой и. миром обыденности, между наукой и искусством, моралью, политикой, религией и т.д. В философии разрабатывается универсальный понятийный аппарат, предназначенный для мировоззренческого диалога между представителями разных сфер деятельности и даже разных культур. Общность философских понятий обеспечивает приемлемый уровень взаимопонимания участников такого диалога.

<< | >>
Источник: Вишневский, М. И.. Философия : учеб. пособие / М. И. Вишневский. - Минск : Выш. шк. - 479 с.. 2008

Еще по теме Специфика философского мировоззрения:

  1. Основы философского мировоззрения
  2. РОЛЬ ФИЛОСОФСКИХ НАУК В ФОРМИРОВАНИИ НАУЧНОГО МИРОВОЗЗРЕНИЯ И РЕЛИГИОЗНОЙ КУЛЬТУРЫ С.К. Носов
  3. О специфике и назначении философского знания
  4. Специфика философской деятельности Страхова и самобытность его миропонимания
  5. Подход к диагностике ценностно-смысловых аспектов мировоззрения с позиции философско-этической концепции человека С. Л. Рубинштейна Л. М. Разорина (Сыктывкар)
  6. Типы философских построений. Классификация философских теорий.
  7. 2. ФИЛОСОФИЯ И МИРОВОЗЗРЕНИЕ
  8. II. Культ, мировоззрение, экономика
  9. Социально-философские и философско-исторические идеи либерального западничества
  10. К преодолению механического мировоззрения
  11. Мельникова Татьяна Витальевна. ЮРИДИЧЕСКОЕ ЛИЦО КАК СУБЪЕКТ ПРАВА (ФИЛОСОФСКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ) / Диссертация на соискание ученой степени доктора философских наук, 2009
  12. Мировоззрение.
  13. Основные виды мировоззрения