<<
>>

Б. Спиноза

Учение голландского философа Бенедикта Спинозы

32-1677), продолжившего вслед за Декартом разработку рационалистического миропонимания, выглядит вполне традиционным. Исходным вопросом Спиноза считает метафизический вопрос о первооснове бытияЛГакой вопрос невозможно решить, опираясь только на показания наших органов чувств; главным «инструментом» его решения является разум.

Предметы, данные нам в опыте, зависят один от другого, и для объяснения их общей природы нужно предположить существование первоосновы или субстанции, которая не зависит ни от чего внешнего для нее, то есть является причиной самой себя. Спиноза доказывает, что такая субстанция может быть только единственной, иначе другие субстанции будут ее ограничивать, делая ее зависимой от них. Субстанция имеет некоторые всеобщие свойства, или атрибуты, каждый из которых выражает ее вечную и бесконечную сущность. Этим утверждением преодолевается двойственность позиции Декарта, признававшего, с одной стороны, верховную субстанциональность Бога, а с другой стороны - субстанциональность материи и разума, поддерживаемых, правда, в своем существовании Богом. Данные субстанций в философии Спинозы истолковываются лишь как два из множества возможных в принципе атрибутов единой субстанции, причем только два данных атрибута известны нам, людям. Единая субстанция, по определению Спинозы, есть Бог, или природа, составляющая причину самой себя. Она свободна, ибо существует только по своей собственной необходимости; она, далее, вечна и неизменна.

Понимаемый таким образом Бог не имеет никаких личностных черт и сводится, по сути дела, к абсолютной необходимости, изначальной упорядоченности бытия. Отдельные, частные состояния субстанции - это ее модусы. В аспекте атрибута протяженности, а по существу материальности, таковыми являются отдельные чувственно воспринимаемые тела, а в аспекте атрибута мышления - отдельные идеи или мысли.

Любовь, желание и прочие аффекты (эмоции) души выступают как модусы мышления, зависимые от соответствующих идей (идеи вещи любимой, желаемой и т.д.), тогда как идеи могут существовать независимо от аффектов. Модусы какого бы то ни было атрибута имеют своей причиной субстанцию в целом, или Бога, поскольку он рассматривается под соответствующим атрибутом, т.е. в рамках соответствующего способа существования. Иными словами, всякий атрибут определяет все свои конкретные проявления сам через себя, независимо от другого атрибута. Вещи действуют друг на друга, независимо от идей, ибо принадлежат к одному и тому же атрибуту протяженности. Идеи тоже имеют своей причиной Бога под атрибутом мышления, а не отдельные чувственно воспринимаемые предметы, вещи. Вместе с тем «порядок и связь идей те же, что порядок и связь вещей»24. Дело в том, что субстанция мыслящая и субстанция протяженная есть одна и та же субстанция, только понимаемая под разными атрибутами. Каждому телесному состоянию или действию строго соответствуют определенные ощущения, стремления, мысли. Определенный модус протяжения и столь же определенная модификация атрибута мышления составляют одну и ту же вещь, но только выраженную двумя способами. В одном отношении она есть вещь протяженная, в другом - вещь мыслящая.

161

6 Зак. 632

Всем вещам, существующим в природе (в Боге), соответствуют определенные состояния мышления. Таким образом, все вещи в той или иной степени одушевлены. Человек тоже как бы состоит из души и тела. Тем не менее между человеком и другими телами природы есть очень большие различия. Для того, чтобы выяснить, чем отличается человеческая душа от других душ, можно исследовать природу человеческого тела. Способность какого-либо тела к большему числу разнообразных действий и связей с другими телами сопряжена с большей способностью его души к образованию различных идей. Если действие какого-либо тела зависит в большей степени от него самого, чем от других тел, то и душа его в большей степени способна к отчетливому пониманию.

Человек - это самый сложный модус всеобъемлющей субстанции. Его тело способно к наибольшему разнообразию движений; он не просто взаимодействует с окружающими вещами, а и сам способен производить новые вещи. Поэтому и человеческая душа наиболее способна к познанию, причем не только частных связей между вещами, но и общих их причин и законов. Мышление - это по сути дела познание, и человек в гораздо большей степени, чем другие существа, имеет способность познания, простирающуюся даже до постижения высших, всеобщих законов природы.

Бог, или всеобщая природа конкретного бытия, не действует на вещи извне, ибо он составляет их собственную, внутреннюю природу. Поэтому познание вещей есть вместе с тем познание Бога. Законы природы - это Божественные законы. В природе вещей нет ничего случайного; все в ней определено к существованию и действию по известному правилу в соответствии с необходимостью Божественной природы. Все в мире строго детерминировано, подчинено законам. Никакой свободной воли, которая могла бы действовать вопреки законам природы, как утверждает Спиноза, не существует. Воля есть модус мышления, и всякое волевое побуждение имеет свою необходимую причину.

Спиноза считаем предрассудком распространенное мнение о том, что естественные вещи действуют целесообразно и, более того, что сам Бог направляет все к определенной цели (например, Бог сотворил все для человека, человек же создан для того, чтобы он чтил Бога). Из этого предрассудка вытекают, как полагает Спиноза, и поверхностные мнения о добре и зле, заслуге и грехе, красоте и безобразии и т.д. Дело в том, что люди рождаются без знания причин вещей и, однако, стремятся искать полезное для себя. Следствием этого является убеждение людей в их свободе, по- скольку свои желания и стремления они осознают, а стоящих за ними причин не знают. Осознавая свои собственные целенаправленные действия, люди приписывают целесообразность и предметам природы, полагая, что их сделали боги, похожие на людей.

Отсюда вытекает и почитание богов, при котором человек стремится, чтобы «Бог любил его больше других и заставил всю природу служить удовлетворению его слепой страсти и ненасытной жадности»25.

Человеческое познание осуществляется, во-первых эмпирическим путем, и тогда оно основано на чувственном восприятии, которое, однако, имеет смутный и беспорядочный характер, ибо ограничено только частными свойствами и связями между отдельными вещами. Именно здесь находится, по мнению Спинозы, источник ложности познания, когда частные и ограниченные положения возводятся в ранг общих правил. Эмпирическое познание не способно раскрыть общий порядок природы. Во-вторых, человеку доступно рассудочное познание, основанное на общих для всех людей идеях о свойствах вещей и постигающее необходимую связь явлений природы. В-третьих, существует интуитивное знание, основанное на адекватной идее сущности атрибутов Бога, благодаря чему возможно прямое усмотрение всеобщей сущности вещей. «Познавательная любовь к Богу», или стремление человека постичь законы природы, есть вместе с тем любовь Бога (природы) к самому себе, поскольку он может выражаться в сущности человеческой души, рассматриваемой, говоря словами Спинозы, под формой вечности.

Под этим углом зрения развивает Спиноза свое знаменитое учение об аффектах человеческой души, понимаемых им как смутные идеи, которые увеличивают или уменьшают способность тела действовать. Человеческое бессилие в укрощении и ограничении аффектов он называет рабством, поскольку человек, подверженный аффектам, не владеет собой. Этому рабству Спиноза противопоставляет истинную свободу человека, связанную с разумностью, т.е. знанием законов природы и твердым следованием им. «Человек, твердый духом, прежде всего помнит, что все вытекает из необходимости Божественной природы, и потому все, что он считает за тягостное и дурное, далее все, что ему кажется нечестивым, ужасным, несправедливым и постыдным; - все

Спиноза, Б. Избранные произведения. В 2 т.

/ Б. Спиноза. Т. 1. С. 396.

это возникает вследствие того, что он представляет вещи смутно, искаженно и спутанно; по этой причине он прежде всего стремится к тому, чтобы представлять вещи так, как они суть в себе, и удалить истинные препятствия для знания, каковы ненависть^?нев, зависть, осмеяние, самомнение и прочее в этом роде^^Самое полезное в жизни - совершенствовать свое познание и разум, и в этом одном, как полагает Спиноза, состоит высшее счастье человекам

На первый взгляд, философия Спинозьгимеет совсем немного специфических признаков, характеризующих ситуацию Нового времени. Предложенная Спинозой форма пантеизма побуждает вспомнить об учениях Николая Кузан- ского и Джордано Бруно; утверждение о всеобщей необходимости бытия встречалось и- в античной философии. На сходство своей концепции с предшествующими и нередко исторически удаленными учениями указывает и сам Спиноза, отмечая вместе с тем в качестве отличительного признака своей философии представление души как действующей по определенным законам и напоминающей некий духовный автомат26. Нельзя не видеть в этом влияние утвердившегося в XVII в. механистического мировоззрения.

В отличие от Декарта, существенно сближавшего философию с естествознанием, Спиноза направляет свое внимание главным образом на решение проблем человеческого бытия, стремясь обосновать скорее программу внутреннего преобразования мира человеческой духовности, нежели осуществления широкой социальной реконструкции, и интересуясь скорее жизненным устройством в согласии с природой, нежели покорением природы. Это придает многим его суждениям своеобразную актуальность, делает их созвучными заботам нашего времени. Спиноза не отрицает иррационального в человеке, но считает единственно достойным человека подчинять свои действия контролю разума, способного возвыситься до понимания законов природы, или Бога.

Сухая геометрическая строгость, которую придал своей философской концепции Спиноза, призвана была подчеркнуть непредвзятость, объективность получаемых выводов. Однако концепция эта не решает вопрос, трудный для всякого последовательного рационализма - она не разъясняет, каким образом из единства бесконечной субстанции вытекает необходимое бытие множества конечных вещей, а равно и мыслей о них.

С Линия философского эмпиризма, ведущая отсчет в Но- вбе время от учения Бэкона, характеризуется отказом от построения широчайших, и поэтому во многом произвольных, умозрительных мировоззренческих обобщений и стремлением подчинить философский поиск строгим нормам опытной науки. Продолжателями традиции английского эмпиризма, корни которой уходят в средневековый. номинализм, но подлинные основания которой заложил Бэкон, явились Т. Гоббс, Дж. Локк, Дж.Беркли, Д. Юм.

<< | >>
Источник: Вишневский, М. И.. Философия : учеб. пособие / М. И. Вишневский. - Минск : Выш. шк. - 479 с.. 2008

Еще по теме Б. Спиноза:

  1. 56. МЕТОД ДЕДУКЦИИ И ПОНЯТИЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ИНТУИЦИИ В ФИЛОСОФИИ ДЕКАРТА И СПИНОЗЫ
  2. Б. Спиноза
  3. Параграф I Об определениях первой части «Этики» Спинозы
  4. Параграф III О положениях, которые Спиноза собирается доказать в первой части своей «Этики»
  5. ПРИБАВЛЕНИЕ
  6. Примечание 1 Определенность понятия математического бесконечного
  7. Примечание [Философия Спинозы и Лейбница] 79
  8. 19. Теория познания и теория аффектов Б. Спинозы
  9. Очерк 2 МЫШЛЕНИЕ КАК АТРИБУТ СУБСТАНЦИИ
  10. ЛЕКЦИЯ ПЕРВАЯ
  11. 2. Библейские философско- правовые корни независимости суда и доктрины разделения властей
  12. Баренбойм Петр Давидович,