<<
>>

ТРАДИЦИИ И РЕВОЛЮЦИИ В НАУКЕ. ТИПЫ НАУЧНОЙ РАЦИОНАЛЬНОСТИ


Способность к непрерывному обновлению - непременная черта современной науки. Если в средневековой университетской науке превалировала такая форма фиксации исследовательского результата, как комментарий, то с середины XIX в.
таковой становится статья. В наше время публикацию статей заменяет использование информационной техники и печатный станок уступает место сети Интернет. Но это не означает, что преемственность, традиции не присущи современной науке. В настоящее время научная традиция призвана способствовать обновлению знания; традиция во имя новаций - таков ее смысл. Научная традиция определяется как целесообразная развивающаяся деятельность научного сообщества, которое руководствуется в этой деятельности определенной программой, содержащей в явном или неявном виде исходные целевые установки по обновлению знания. Научная традиция близка по смыслу с парадигмой известного философа науки Т. Куна, который, "вводя этот термин... имел в виду, что некоторые общепринятые примеры фактической практики научных исследований - примеры, которые включают закон, теорию, их практическое применение и необходимое оборудование, все в совокупности дают нам модели, из которых возникают конкретные традиции научного исследования"[14].
Исследовательская программа, содержащаяся в парадигме, определяет основные подходы, ограничивает ареал научного поиска, зачастую определяет методы решения познавательных проблем. В этом сила научной традиции, но в этом же - источник ее ограниченности. На эту сторону дела обратил внимание Т. Кун. По его мнению, наука, работающая в режиме реализации готовой парадигмы ("нормальная наука", по его терминологии), в очень малой степени ориентирована на крупные открытия, будь то выявление новых фактов или построение новой теории. Покуда исследователь занят нормальной наукой, он "решает головоломки", т. е. реализует методологические установки парадигмы в решении частных познавательных задач, но не проверяет парадигм как таковых. Проверка самой парадигмы инспирируется массивом познавательных аномалий (т.е. напором эмпирических данных, не предусмотренных теоретическим базисом парадигмы). Сам факт такой проверки - свидетельство появления альтернативных парадигм, разрешение которых влечет за собой появление новой нормальной науки. При этом, несмотря на радикализм революционной ломки, обязательно сохраняется определенная преемственность старой и новой парадигм. Так, гелиоцентризм Коперника включил в свой состав фактический базис наблюдений за планетами из предшествующей геоцентрической системы.
Таким образом, традиции и новации являются неотъемлемыми чертами развития научного познания, актуальное выражение которых двояко. Традиция может быть представлена как в виде постепенной реализации научно-исследовательской программы (парадигмы), так и в виде последовательной смены таких программ. Также и познавательные новации реализуются как в форме экстенсивного роста нового знания, так и в форме научных революций, когда обновлению подлежат теоретические и методологические основания наук.
Научные революции характеризуются большим или меньшим масштабом. Наибольшим знаменуются глобальные научные революции, приводящие к смене типов научной рациональности.
Классический тип научной рациональности стремится при исследовании объекта элиминировать (устранить) воздействие на него со стороны познающего субъекта и познавательных средств последнего. Ф. Бэкон мечтал о том, чтобы ум исследователя уподоблялся "ровному зеркалу", в котором вещи отражались бы такими, какие они есть. Неклассический тип рациональности признает взаимозависимость знаний об объекте и тех познавательных средств, которые используются субъектом для их получения. Кантовская идея активности познавательного субъекта предвосхитила появление этого типа. Наконец, постнеклассический тип рациональности учитывает связи знания не только с познавательными средствами, но и с теми ценностями и целями, которыми руководствуется субъект.
В недавнем прошлом считалось, что физика близка к своему завершению, основные принципы ее вскоре будут окончательно прояснены. Современная же наука признает, что далека от понимания принципов физических и химических процессов. Нобелевский лауреат Илья Пригожий любил рассказывать о том, с каким удивлением и возмущением его старшие коллеги отнеслись к его желанию посвятить себя "макроскопической физике и даже старой термодинамике. Разве все, что можно было узнать об этих системах, не было определено еще физикой XIX столетия?"[15].
Модель социального бытия, ориентированного на порядок, была связана с машинным индустриальным производством. Такая модель порождает и воспроизводит представление о мире как большой фабрике, работающей по динамическим законам, овладев которыми, можно предсказывать события и планировать действия. В таком мире познанное тождественно неизменному, а случайное - плод невежества. Такое миропонимание исповедовал знаменитый литературный герой Робинзон Крузо, который на определенной познавательной и технической базе, в стабильных условиях методически переделывал дикую природу острова по своим меркам и даже сотворил культурного человека из дикаря по образу и подобию своему, дав ему символическое имя Пятницы (по последнему дню божественного творения).
Новейшее время порождает иные подходы в миропонимании, где акцентируются спонтанность, непредсказуемость, стохастичность. В рамках отраслей естествознания, изучающих нелинейные, неравновесные процессы, зародилось новое научное направление, претендующее на постижение общих принципов развития мира через его самоорганизацию. Это направление получило наименование синергетики. Упомянутый выше И. Пригожин - один из творцов этого направления. Оно изучает механизмы самопроизвольного возникновения, относительно устойчивого существования и саморазрушения макросистем любого порядка. Кратко говоря, изучаются механизмы упорядочивания хаоса и дезорганизации порядка.
Каждая система вследствие своей открытости подвергается внешним энергетическим воздействиям, вследствие чего в ней происходят флуктуации, т. е. изменения. Флуктуации, накапливаясь, приводят к необратимым следствиям, которые могут как повысить уровень организации системы, так и понизить, привести к дезинтеграции. Критический пункт разветвления возможностей называется точкой бифуркации. Эта точка характеризуется принципиальной неопределенностью и непредсказуемостью. Неравновесные состояния в системах большой сложности могут даже слабые воздействия на входе превратить в катастрофические по своим последствиям. Это именуется "эффектом бабочки" (полагается, что бабочка, взмахнув крылышками в определенный момент в определенном месте, может инициировать ураган).
Исследование подобных объектов затрагивает гуманистические ценности. Бэконовская идея познавательного насилия здесь принципиально неприемлема. Необходима гармонизация внутринаучных ценностей и ценностей вненаучного духовного мира, что в свою очередь затрагивает проблему пересмотра философских оснований науки. Таким образом, сложившаяся ситуация стимулирует взаимовлияние форм духа на осях: наука - философия, наука - мораль, наука - право и т. д. Как признавали сами создатели синергетической парадигмы (в частности, И. Пригожин), в деле ее выработки существенную роль сыграли диалектически мыслящие гуманитарии и философы. Синергетика радикально изменила понимание отношений между хаосом и гармонией. Она вскрыла неизбежную хаотичность переходных состояний от одной системы упорядоченности к другой. В настоящее время не только отдельные локальные системы, изучаемые синергетикой, но земная цивилизация, биосфера в целом пребывают в таком неопределенном состоянии, за которым сле-

дуют либо более высокие формы организации, либо дезинтеграция. Способствовать обретению миром новой, высшей гармонии призвана философия совместно с наукой и другими формами духовной деятельности.
ХРЕСТОМАТИЙНЫЙ МАТЕРИАЛ
До того как lt; gt; учебники стали общераспространенными, что произошло в начале XIX столетия, аналогичную функцию выполняли знаменитые классические труды ученых: "Физика" Аристотеля, "Альмагест" Птолемея. "Начала" и "Оптика" Ньютона, "Электричество" Франклина, "Химия" Лавуазье, “Геология" Лайеля и многие другие. Долгое время они неявно определяли правомерность проблем и методов исследования каждой области науки для последующих поколений ученых. Это было возможно благодаря двум существенным особенностям этих трудов. Их создание было в достаточной мере беспрецедентным, чтобы привлечь на длительное время группу сторонников из конкурирующих направлений научных исследований, В то же время они были достаточно открытыми, чтобы новые поколения ученых могли в их рамках найти для себя нерешенные проблемы любого вида.
Достижения, обладающие двумя этими характеристиками, я буду называть далее "парадигмами", термином, тесно связанным с понятием "нормальной науки". Вводя этот термин, я имел в виду, что некоторые общепринятые примеры фактической практики научных исследований - примеры, которые включают закон, теорию, их практическое применение и необходимое оборудование, - все в совокупности дают нам модели, из которых возникают конкретные традиции научного исследования. lt;...gt;
Кун Т. Структура научных революций. М., 1977. С. 28-29,
Так как наука стала ближе к человечеству в целом, этика и наука сблизились. Ученые имеют право высказывать свое собственное мнение, как и остальные люди, они не имеют нравственных привилегий. Новые задачи очень сложны. Например, использование генетической информации, проблема конфиденциальности в объединенном обществе Я хотел бы подчеркнуть, что сейчас нравственность и наука стали как никогда ближе друг к другу, поскольку наука стала ближе к обществу,
Пригожий И. Р. Определено ли будущее? М.; Ижевск, 2005. С, 49.
Суть сводится к следующему. Некоторые части Вселенной действительно могут действовать как механизмы. Таковы замкнутые системы, но они в лучшем случае составляют лишь малую долю физической Вселенной, Большинство же систем представляющих для нас интерес, открыты - они обмениваются энергией или веществом (можно было бы добавить: и информацией) с окружающей средой. К числу открытых систем, без сомнения, принадлежат биологические и социальные системы, а это означает, что любая попытка понять их в рамках механистической модели заведомо обречена на провал.
Тоффлер О. Наука и изменение // Пригожий И., Стенгерс И. Порядок
из хаоса. М., 1986.

<< | >>
Источник: В. Л. Обухов, 3. С. Алябьева, А. Ф. Оропай и др.. Реалистическая философия. Учебник для вузов / В. JI. Обухов, 3. С. Алябьева, А. Ф. Оропай и др. / Под ред. В. JI. Обухова. - 4-е изд., перераб. - СПб.: СПбГАУ, ХИМИЗДАТ,2009. - 336 с.. 2009 {original}

Еще по теме ТРАДИЦИИ И РЕВОЛЮЦИИ В НАУКЕ. ТИПЫ НАУЧНОЙ РАЦИОНАЛЬНОСТИ:

  1. § 2. Рациональное, его типы, соотношение с иррациональным в научном познании
  2. § 1. Этапы, способы научной деятельности и типы научного знания Понятие методологии и ее уровней
  3. 1.2. ВЕРА и РАЦИОНАЛЬНОСТЬ: ТРАДИЦИИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ и СИНТЕЗА в ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ИСТОРИИ
  4. К ПОНИМАНИЮ КУЛЬТУРНЫХ ТРАДИЦИЙ ЧЕРЕЗ ТИПЫ МЫШЛЕНИЯ. (К СЕМИОТИКЕ ПОНИМАНИЯ ТИПОВ КУЛЬТУРНЫХ ТРАДИЦИЙ)
  5. Л.А. Микешина. Философия науки: Современная эпистемология. Научное знание в динамике культуры. Методология научного исследования : учеб. пособие. — М. : Прогресс-Традиция : МПСИ : Флинта. — 464 с. , 2005
  6. Новые представления о научной рациональности
  7. Рациональное и иррациональное в научном познании
  8. Системное моделирование научной рациональности
  9. Системный смысл понятия "научная рациональность"
  10. Традиции и новации в просвещении и научных знаниях
  11. А. А. Лазаревич НОРМАТИВНОЕ ЗНАЧЕНИЕ НАУЧНО-РАЦИОНАЛЬНОГО ЗНАНИЯ И ДУХОВНО-НРАВСТВЕННЫХ ЦЕННОСТЕЙ в СОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРЕ
  12. Тема 6. НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ(лекции 29—32)
  13. О НАУЧНЫХ СПОСОБАХ ИССЛЕДОВАНИЯ ЕСТЕСТВЕННОГО ПРАВА, ЕГО МЕСТЕ В ПРАКТИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ И ЕГО ОТНОШЕНИИ К НАУКЕ О ПОЗИТИВНОМ ПРАВЕ
  14. И.А. Шматко «научная революция» в экономике
  15. Н. Е. Захарова ДУХОВНО-КУЛЬТУРНЫЕ И НАУЧНО-РАЦИОНАЛЬНЫЕ КРИТЕРИИ социоприродной ЦЕЛОСТНОСТИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО БЫТИЯ: ЕДИНСТВО АКСИОЛОГИИ
  16. НАУЧНЫХ СПОСОБАХ ИССЛЕДОВАНИЯ ЕСТЕСТВЕННОГО ПРАВА, ЕГО МЕСТЕ В ПРАКТИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ И ЕГО ОТНОШЕНИИ К НАУКЕ О ПОЗИТИВНОМ ПРАВЕ *
  17. ГЛАВА 19 ТРЕТЬЯ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ. ПОСТИНДУСТРИАЛЬНАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ
  18. Особенности научных революций в социально-гуманитарном познании
  19. § 2. Особенности научных революций в естественных и социально- гуманитарных науках
  20. 4.1. Научная революция XVII века и философские выводы из нее