Учение о теоретическом и практическом разуме

Несмотря на ограниченность достоверного знания пределами опыта, существует и является непреодолимой потребность человеческого разума достичь абсолютного, не сковываемого узкими рамками опыта знания о «вещах в себе», о мире в целом.
Понятия чистого разума, выходящие за рамки возможного опыта, Кант называет трансцендентальными идеями. Число их невелико, а состав характеризует основное содержание прежней, докантовской метафизики. Наши представления, как утверждает Кант, могут иметь отношение, во-первых, к их субъекту (душе), во-вторых, к воспроизводимым в них объектам и, в-третьих, ко всем вещам вообще как к предметам мышления и к тому, что составляет основу мирового бытия. Поэтому возможны три такие идеи: психологическая, утверждающая абсолютное единство мыслящего субъекта; космологическая, претендующая на абсолютное знание о природной действительности «самой по себе»; теологическая, содержащая наши утверждения о Боге. Предметом трансцендентальной идеи является всякий раз нечто такое, что невозможно узнать из опыта, и потому к нему неправомерно применять категории рассудочного познания. Поскольку мы все же рассуждаем о подобных предметах, выводы о них оказываются мнимыми, безосновательными.

Так, в отношении человеческой души обычно высказываются мнения, что она есть субстанция, притом неделимая (простая), невещественная (идеальная), бессмертная и, в качестве самосознательного существа, или личности, она есть нечто самодостоверное. Выводы, составляющие существо психологической идеи, Кант считает полученными посредством паралогизма - логической ошибки, когда один и тот же термин используется в разных смыслах в исходной посылке в заключительном выводе. Наше «Я» хотя и предстает во внутреннем опыте в определенной временной упорядоченности, однако не является телом, не имеет пространственной определенности и поэтому само по себе не является предметом опыта, о котором можно было бы высказать определенное суждение.

В отношении космологической идеи, как указывает Кант, можно сформулировать четыре вопроса и дать в ответ наших четыре пары взаимоисключающих, антиномических суждений, утверждений, каждое из которых связано с соответствующей группой рассудочных категорий. Категориям количества отвечает вопрос о том, является ли мир конечным в пространстве и во времени или же он бесконечен. Категориям качества соответствует вопрос о существовании в мире абсолютно неделимых частей или же о делимости всего в мире до бесконечности. Категории отношения порождают вопрос о том, существует ли в мире свободная причинность, или же никакой свободы в мире нет, и все в нем совершается только по законам природы. С категориями модальности связан вопрос о том, есть ли в мире безусловно необходимая сущность, или же такой сущности нет ни в мире, ни вне мира (в качестве его причины).

Каждому из этих четырех вопросов соответствуют два противоположных варианта ответа - утвердительный (тезис) и отрицательный (антитезис), которые, как демонстрирует Кант, могут быть доказаны с равной степенью убеди- тельности. Тем не менее ответы эти не вполне равнозначны. В утверждениях антитезиса обнаруживается, по Канту, принцип чистого эмпиризма (под ним он понимает по сути дела научное познание), тогда как основанием тезиса является утверждение существования некоего умопостигаемого начала, в чем сказывается догматизм чистого разума.

Правда, на стороне этого догматизма стоит определенный практический интерес, связанный с признанием незыблемости привычных норм морали и религии. Тезис имеет также достоинство общедоступности, поскольку обыденному рассудку, включающему в себя религиозные представления, более привычны идеи конечности мира, субъективной свободы воли и безусловного начала (Бога). Эмпирически ориентированный антитезис не имеет такого оправдания и скорее противоречит религиозным догматам и привычным обоснованиям норм морали. Однако он в большей степени, чем тезис, отвечает установкам научного познания, ибо предлагает рассудку оставаться в пределах возможного опы та, не позволяет утверждать в качестве достоверного вывода творение природы Богом или абсолютизировать какие-то пределы постижения природных явлений.

Третья идея чистого разума - теологическая - состоит в утверждении существования Бога как безусловной перво- сущности, абсолютного условия всего сущего. Разнообразные доказательства бытия Бога Кант сводит к трем основным. Онтологическое доказательство исходит из понятия Бога как абсолютного совершенства и выводит отсюда реальность Бога. Космологическое доказательство разворачивается от констатации частного существования к утверждению безусловно необходимой сущности. Физико-теологи- ческое доказательство, в свою очередь, выводит бытие Бога из упорядоченности, красоты и совершенства мироздания. Два последних доказательства по сути дела сводятся к первому, онтологическому, а оно несостоятельно потому, что выводит существование Бога из понятия о нем, тогда как в соответствии со вторым постулатом опыта действительным, или реально существующим, является лишь то, что дано нам в опыте. Итак, рационально доказать существование Бога невозможно; однако невозможно убедительно доказать и его небытие.

Истоки возникновения идеи Бога Кант видит в том, что «я по аналогии с реальностями в мире, с субстанциями, причинностью и необходимостью мыслю некую сущность, об- ладающую всем этим во всей полноте, и так как эта идея основывается только на моем разуме, то я могу мыслить эту сущность как самостоятельный разум, составляющий причину мироздания посредством идей величайшей гармонии и единства»1. Тем не менее признание реального существования Бога, имеющего антропоморфные признаки, ведет, по Канту, к ошибочному устранению законов природы и постулированию ее единства чуждыми опыту путями. Мы можем допустить существование Бога, но мы не можем ничего знать о нем.

Итак, заключает Кант, «величайшая и, быть может, единственная польза всякой философии чистого разума только негативная: эта философия служит не органоном для расширения, а дисциплиной для определения границ, и, вместо того чтобы открывать истину, у нее скромная заслуга: она предохраняет от заблуждений»40. Вместе с тем эффективное применение чистого разума возможно, но только не в области познания природы, а в области человеческого практического действия, основанного на использовании норм морали.

Основа разработанной Кантом философии морали - это утверждение автономии человеческой воли, выражающей чистый разум. Теоретический разум, если он желает получать надежные результаты, не вправе выходить за пределы опыта, благодаря которому он сталкивается с самостоятельно существующим, хотя и непознаваемым в его самобытности материальным миром. Тот же самый разум, но только рассматриваемый со стороны практической, или со стороны внутренней регуляции человеческих поступков, наоборот, не должен слепо покоряться чувственным импульсам, подчиняться утилитарным соображениям, вообще замыкаться в узких границах опыта. Источник морального закона, по Канту, не следует искать ни в чувственной природе человека, ни в тех или иных представлениях о благе и о счастье, поскольку они могут быть самыми разными и в них нет объективности и всеобщности.

В области человеческой нравственности, утверждает Кант, действует абсолютный закон, или категорический императив. Этот закон, правда, не устанавливает содержания конкретных поступков, но зато он содержит всеобщее требование человека к самому себе как разумному и ответ- ственному существу. Такое всеобщее требование возможно в том случае, если нам, людям, присуща абсолютная ценность. Кант утверждает в качестве абсолютной ценность человека как мыслящей личности, отвечающей за свои поступки. При этом каждый человек необходимо представляет свое бытие самоцелью, но точно так же самоцелью является бытие другого человека как разумного существа. Отсюда вытекает одна из известных формулировок категорического императива: «Поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице, и в лице всякого другого также как к цели и не относился бы к нему только как к средству».41 Другая его формулировка: «Поступай так, как если бы максима твоего поступка посредством твоей воли должна была стать всеобщим законом природы»42.

Человек как мыслящее существо принадлежит к миру свободы, он сам определяет себе закон, и высшим основанием этого закона признается разумность человека, поднимающая его над живой природой и вообще над всем чувственно воспринимаемым миром. Возвышенно и взволнованно звучат слова Канта из «Заключения» к его «Критике практического разума»: «Две вещи наполняют душу всегда новым и все более сильным удивлением И благоговением, чем чаще и продолжительнее мы размышляем о них, - это звездное небо надо мной и моральный закон во мне. И то и другое мне нет надобности искать и только предполагать как нечто окутанное мраком или лежащее за пределами моего кругозора; и вижу их перед собой и непосредственно связываю их с сознанием своего существования. Первое начинается с того места, которое я занимаю во внешнем чувственно воспринимаемом мире, и в необозримую даль расширяет связь, в которой я нахожусь, с мирами над мирами и системами систем, в безграничном времени их периодического движения, их начала и продолжительности. Второй начинается с моего невидимого Я, с моей личности, и представляет меня в мире, который поистине бесконечен, Но который ощущается только рассудком и с которым (а через него и со всеми видимыми мирами) я познаю себя не только в случайной связи, как там, а во всеобщей и необходимой связи. Первый взгляд на бесчисленное множество миров как бы уничтожает мое значениё как животной твари, которая снова должна отдать планете (только точке во вселенной) ту материю, из которой она возникла, после того как эта материя короткое время неизвестно каким образом была наделена жизненной силой. Второй, напротив, бесконечно возвышает мою ценность как мыслящего существа, через мою личность, в которой моральный закон открывает мне жизнь, независимую от животной природы и даже от всего чувственно воспринимаемого мира, по крайней мере поскольку это можно видеть из целесообразного назначения моего существования через этот закон, которое не ограничено условиями и границами этой жизни»43.

Мораль, основанная на понятии о человеке как разумном и потому свободном существе, способном устанавливать самому себе закон своих поступков, не нуждается в ссылке на Бога. Вместе с тем Кант полагает, что идея Бога может быть обоснована с точки зрения морали: «без какого-нибудь Бога и невидимого нам теперь мира, на который мы возлагаем надежды, прекрасные идеи нравственности вызывают, правда, одобрение и удивление, но не служат мотивами намерений и их осуществления»44. Идея Бога помогает подкрепить мораль некоторыми дополнительными доводами. Эта идея создана разумом, Религия, по Канту, не отличается от морали по содержанию, ибо она касается долга вообще. Но она имеет вместе с тем специфическую форму, поскольку опосредует воздействие нравственного закона на человеческую волю идеей Бога.

<< | >>
Источник: Вишневский, М. И.. Философия : учеб. пособие / М. И. Вишневский. - Минск : Выш. шк. - 479 с.. 2008

Еще по теме Учение о теоретическом и практическом разуме:

  1. Теоретический и практический разум
  2. Примат практического разума
  3. Постулаты практического разума
  4. 2. ПРИМАТ ПРАКТИЧЕСКОГО РАЗУМА
  5. Теоретическое и практическое «я».
  6. 1. СИСТЕМА ФИЛОСОФИИ КАНТА. ПРИМАТ ПРАКТИЧЕСКОГО РАЗУМА
  7. Теоретическое н практическое. значение диссертации.
  8. ПРИБАВЛЕНИЕ.О РАЗЛИЧИИ МЕЖДУ ТЕОРЕТИЧЕСКИМИ ПРАКТИЧЕСКИМ ПОЗНАНИЕМ
  9. 1.2. Теоретические основы и практическое значение нейропсихологии
  10. 2.10. Оценка практической и теоретической эффективности проведенного исследования
  11. Кара-Мурза С. Г.. Гражданская война (1918 - 1921) - урок для XXI века. (Серия: Тропы практического разума.), 2003
  12. Теоретическое и практическое значение определения понятия «умственная отсталость». Анализ существенных признаков этого понятия.
  13. глава одиннадцатая О РАЗУМЕ, ОБ УМЕ И О РАЗЛИЧНЫХ ВИДАХ РАЗУМА И УМА
  14. 62. ИСТИНА И МЕТОД: ОТ РАЗУМА ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУЮЩЕГО К РАЗУМУ ИНТЕРПРЕТИРУЮЩЕМУ
  15. 1. О ПРАКТИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ И НЕОБХОДИМОСТИ ВВЕДЕНИЯ ИНСТИТУТА ПРАКТИЧЕСКИХ ФИЛОСОФОВ (СОФОЛОГОВ)
  16. Система разума Фихте