<<
>>

ВОСТОЧНАЯ ФИЛОСОФИЯ КАК ВЫРАЖЕНИ ДУШИ ВОСТОЧНОГО ЧЕЛОВЕКА 

 

Философия Индии и Китая - значительная составляющая мировой культуры. Бесспорно, что восточная культура в целом отлична от западной, так же различны образы человека Востока и Запада, ключом к этому различию и служит философия, поскольку в ней - предельная концентрация духа нации, души человека.

Привычным для нас является сочетание "восточная мудрость", но мы никогда не скажем "западная мудрость". Восточный мудрец - человек, обладающий глубинным, древним знанием, которое передавалось из поколения в поколение, это знание не столько добывалось путем проб и ошибок и не столько доказывалось, сколько открывалось в мистическом по своему характеру опыте, что зависело от нравственной ориентации человека и его готовности пройти долгий путь нравственного и психического самосовершенствования. Размышления мыслителей Востока о мире, человеке опираются на мифологическое и религиозное наследие, которое для всех поколений является источником мудрости. В Китае - это "Книга Перемен", в Индии - древнейшие книги "Веды", свод законов "Ману", эпическая книга "Махабхарата", поэма "Рамаяна".

Человек Востока не мечется в поисках первоначал, не ставит перед собой вопросы о первичности материи или духа, поскольку верит, что основа всего - некий Абсолют, высшая духовная реальность, открывающаяся человеку в состоянии просветления, которая выше всех описаний и возможностей человеческого языка, ее можно только пережить, прочувствовать. В Китае - это Дао, в Индии - Брахман. Описания этой реальности носят преимущественно отрицательный характер. Согласно Лао-Цзы Дао, как "праотец всего сущего", бестелесно и лишено формы. Представления о мире в целом у основателя даосизма умещаются в предельно лаконичную формулу: "Дао рождает единое. Единое рождает два {начала}: инь и яп. Все существа носят в себе инь и ян, наполнены ци и образуют гармонию". Следует специально отметить, что смысл понятия Дао как основы бытия в даосизме заключается не в его трансцендентности (потусторонности).

Это понятие выражает преимущественно всеобщий закон, принцип бытия ("путь"), ибо "превращение в противоположность - это движение дао" (Лао-Цзы).

В индийской религиозно-философской традиции, например уже в "Ведах", высшее духовное начало бытия (Брахман) также описывается как не имеющее определенных черт, "вне формы, цвета, имени", о котором лишь можно сказать, что оно есть, и Вселенная есть его воплощение. Брахман есть Абсолют, "не имеющий частей, неизменный", "бесконечный, лишенный причины и подобия" и пребывающий "в каждом существе". И Дао, и Брахман - высшая реальность, основа бытия, которая включает в себя и материальную, и духовную составляющую, это и закон мироздания, частичкой которого является и человек.

Для восточной философии характерна установка на полное преодоление эгоцентризма человека, растворение "Я" в некой высшей реальности.

В восточных религиозно-философских текстах это иллюстрируется иногда аналогией слияния капли воды с океаном или сгоранием мотылька в пламени свечи. Душа восточного человека отрицает индивидуализм, самоценность индивидуальности. В этом плане Тагор тонко отметил, что "высшая природа человека всегда ищет чего-нибудь, что превышает ее и вместе с тем есть глубочайшая истина в ней". Раджнеш (Ошо) более категорично заявлял: "Если мы цепляемся за себя, мы не можем быть единым со всемогущим. Когда волны исчезают, они становятся океаном" (Раджнеш Б. Ш. Медитация: Искусство внутреннего экстаза. Екатеринбург, 1993. С. 188).

Исходя из данной мировоззренческой установки, логично следует и другая. Духовный мир человека восточной культуры отличается в целом созерцательностью, установкой на гармонию с природой. Он больше осознает себя частью природы, чем ее творцом, преобразователем. Такой космоцентризм восточного мировоззрения не исключает сознания превосходства человека, но в то же время не ориентирует его на установление власти над природой. Не последнюю роль здесь сыграли особенности экономической, политической, социальной и духовной жизни восточных государств.

Среди них можно выделить доминирование аграрного способа хозяйствования, деспотических политических режимов, коллективизм общественной жизни, установку на воспроизведение традиционного образа жизни, запрет на свободомыслие. Все это в значительной степени суживало круг разнообразия в проявлении творческой активности человека. Вот почему восточную культуру в целом называют интровертированной (ориентированной больше вовнутрь, на постижение внутреннего мира человека), тогда как западная - экстравертируе- мая (направленная вовне, на преобразование внешнего мира).

Человек Востока, как уже отмечалось выше, часть мироздания, т. е. частичка своеобразной системы, из которой он не может и не хочет выбиваться. Таким же образом он является и частью другой системы, социально- политической (государства, рода, клана, касты, семьи). Эта система обеспечивает его безопасность, защищенность, но и требует от него полного повиновения и подчинения, на которое он идет без сопротивления, искренне, в силу тысячелетних традиций. Поэтому для Востока не характерны индивидуализм, инновации. При этом душа восточного человека - не застывшее образование, она динамична, но динамика ее обращена вовнутрь, к своему глубинному "Я", к самосовершенствованию, изменению сознания.

ХРЕСТОМАТИЙНЫЙ МАТЕРИАЛ Индийская философия

Вопросы Милинды // Степанянц М. Т. Восточная философия: Вводный курс. Избр, тексты. М., 1997. С. 163-164. [Вопрос 10 (80)].

- Почтенный Нагасена, ты употребляешь слово "нирвана". Но можно ли описать очертания или облик, или возраст, или размеры этой нирваны, исходя из какого-либо сравнения, довода, причины или основания?

  • Нирвана ни с чем не сопоставима, государь, поэтому невозможно описать ни ее очертаний, ни облика, ни возраста, ни размеров, исходя из какого бы то ни было сравнения, довода, причины или основания.
  • Но нирвана же есть, почтенный Нагасена. Нет, я не согласен с невозможностью указать ее очертания, облик, возраст или размеры, исходя из какого бы то ни было сравнения, довода, причины или основания.
    Изволь мне это обосновать.
  • Хорошо, государь, я дам обоснование. Скажи, государь, океан есть?
  • Да, почтенный, есть океан,
  • А если бы кто-нибудь, государь, спросил у тебя: "Сколько, государь, в океане воды? И сколько в океане обитателей?" Как бы ты ответил на подобный вопрос, государь?
  • Если бы кто-нибудь, почтенный, спросил меня*'^Сколько, государь, в океане воды? И сколько в океане обитателей?" - то я бы вот что сказал, почтенный: "Не дело ты, человек, спрашиваешь. Так вопрос ставить вообще нельзя, Такие вопросы оставляю’ без ответа. Знатоки мирских наук океана не исчисляли: невозможно измерить количество воды в океане или сосчитать населяющих его существ". Вот такой бы я ему дал ответ, почтенный,
  • А почему ты дал бы такой ответ, государь? Океан же есть. Следовало бы сосчитать и назвать число: "Столько-то в океане воды, столько-то населяет океан существ".
  • Не получится, почтенный. Это вне пределов возможного.
  • Вот, государь, как невозможно измерить количество воды в океане или сосчитать населяющих его существ, хотя он и есть, так же точно, государь, невозможно описать ни очертаний, ни облика, ни возраста, ни размеров нирваны, исходя из какого бы то ни было сравнения, довода, причины или основания, хотя она и есть. И даже если бы некто, обладающий сверхобычными силами, господин своей мысли смог измерить количество океанской воды и сосчитать населяющих океан существ, то и этот бы обладатель сверхобычных сил, господин своей мысли и то не смог бы описать ни очертаний, ни облика, ни возраста, ни размеров нирваны, исходя из какого бы то ни было сравнения, довода, причины или основания.

Китайская философия

Дао дэ цзин // Древнекитайская философия. Собрание текстов в 2-х т. Т. 1. М., 1972. С. 124-126.

§32. Дао вечно и безымянно. Хотя оно ничтожно, но никто в мире не может его подчинить себе. Если знать и государи могут его соблюдать, то все существа сами становятся спокойными. Тогда небо и земля сольются в гармонии, наступят счастье и благополучие, а народ без приказания успокоится.

При установлении порядка появились имена. Поскольку возникли имена, нужно знать предел [их употребления]. Знание предела позволяет избавиться от опасности.

Когда дао находится в мире, [все сущее вливается в него], подобно тому, как горные ручьи текут к рекам и морям.

§33. Знающий людей благоразумен. Знающий себя просвещен, Побеждающий людей силен. Побеждающий самого себя могуществен. Знающий достаток богат. Кто действует с упорством, обладает волей, Кто не теряет свою природу, долговечен. Кто умер, но не забыт, тот бессмертен.

§ 34. Великое дао растекается повсюду. Оно может находиться и вправо и влево. Благодаря ему все сущее рождается и не прекращает [своего роста]. Оно совершает подвиги, но славы себе не желает. С любовью воспитывая все существа, оно не считает себя их властелином. Оно никогда не имеет собственных желаний, поэтому его можно назвать ничтожным. Все сущее возвращается к нему, но оно не рассматривает себя их властелином. Его можно назвать великим. Оно становится великим, потому что никогда не считает себя таковым.

§35. К тому, кто представляет собой великий образ [дао], приходит весь народ. Люди приходят, и он им не причиняет вреда. Он приносит им мир. спокойствие, музыку и пищу. Даже путешественник у него останавливается.

Когда дао выходит изо рта, оно пресное, безвкусное. Оно незримо, и его нельзя услышать. В действии оно неисчерпаемо.

§ 36. Чтобы нечто сжать, необходимо прежде расширить его. Чтобы нечто ослабить, нужно прежде укрепить его. Чтобы нечто уничтожить, необходимо прежде дать ему расцвести. Чтобы нечто у кого-то отнять, нужно прежде дать ему. Это называется глубокой истиной. Мягкое и слабое побеждает твердое и сильное. Как рыба не может покинуть глубину, так и государство не должно выставлять напоказ людям свои совершенные методы [управления].

§37. Дао постоянно осуществляет недеяние, однако нет ничего такого, что бы оно не делало. Если знать и государи будут его соблюдать, то все существа будут изменяться сами собой. Если те, которые изменяются, захотят действовать, то я буду подавлять их при помощи простого бытия, не обладающего именем Не обладающее именем - простое бытие - для себя ничего не желает. Отсутствие желания приносит покой, и тогда порядок в стране сам собой установится.

<< | >>
Источник: В. Л. Обухов, 3. С. Алябьева, А. Ф. Оропай и др.. Реалистическая философия. Учебник для вузов / В. JI. Обухов, 3. С. Алябьева, А. Ф. Оропай и др. / Под ред. В. JI. Обухова. - 4-е изд., перераб. - СПб.: СПбГАУ, ХИМИЗДАТ,2009. - 336 с.. 2009

Еще по теме ВОСТОЧНАЯ ФИЛОСОФИЯ КАК ВЫРАЖЕНИ ДУШИ ВОСТОЧНОГО ЧЕЛОВЕКА :

  1. Философия Древней Греции.
  2. Классическая немецкая философия.
  3. § 1. Генезис понятия сущности человека
  4. СУДЬБЫ ЗАПАДНОЙ ФИЛОСОФИИ НА РУБЕЖЕ III ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ
  5. ПИСЬМО ТРЕТЬЕ ГРЕЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ
  6. § 2. Права .человека и цивилизация
  7. К КРИТИКЕ ФИЛОСОФИИ ГЕГЕЛЯ
  8. ПРОТИВ ДУАЛИЗМА ТЕЛА И ДУШИ, ПЛОТИ И ДУХА12
  9. 18. Есть ли идея переселения душ в буддизме?
  10. 1.4. Философы истории и прогнозирование. Сбывшиеся прогнозы Шпенглера, Тойнби, Соловьева, Бердяева, Ясперса, Ортеги-и-Гассета
  11. ВОСТОЧНАЯ ФИЛОСОФИЯ КАК ВЫРАЖЕНИ ДУШИ ВОСТОЧНОГО ЧЕЛОВЕКА 
  12. Философия как любовь к мудрости