<<
>>

Язык и коммуникация

Классическая коммуникативная система, основанная на письменности, представляла язык как систему знаков, сила которых, степень их воздействия на поведение людей определяется не внешней формой, а внутренним значением.
Оно отсылает к объективным положениям дел, к истине, уясняя которую люди строят планы своего поведения. Современные масс-медиа опираются на аудиовизуальные знаки, которые ни к чему не отсылают, а обладают прямым магическим воздействием Глава 7. Язык и коммуникация и буквально гипнотизируют, завораживают людей. При этом нет речи о рефлексии по поводу их смысла и значения. Психолингвистика раскрывает важную роль слуховой ориентации в окружающей среде. Очевидно, что понятие языка, выработанное в рамках письменной культуры, сегодня оказывается явно недостаточным. Поэтому необходимо предпринять экскурсы в историю формирования философских понятий, которые позволяют осмыслить такое важное событие современности, каким является переход к аудиовизуальным технологиям. Прежде всего, в искусстве мы сталкиваемся с таким употреблением языка, когда он воздействует на читателя не информацией и не ссылкой на авторитетные институты критики, идеологии или политической цензуры, а воздействует имманентно присущей ему силой или энергией. Для обозначения этого внутреннего потенциала языка Гумбольт ввел понятие внутренней формы слова. Согласно Хайдеггеру язык не исчерпывается референцией, он сам является некоторого рода событием, местом, где может раскрыться истина бытия. По мнению П. Флоренского, знаки не отражают и не обозначают внешние объекты, а обладают собственной энергией, которая, благодаря эманации, приходит от высших сил бытия. Например, икона является медиумом божественных энергий. До тех пор, пока мы не столкнулись с чудодейственным воздействием новых масс-медиа, перечисленные теории оставались на обочине наук о языке. Выражением всех наших чувств является речь.
Изобретение письма произошло на основе речи. Слух, способность слушать — это связь и даже зависимость от другого человека. В отличие от него зрение более индивидуально. Голос и слух обслуживают межчеловеческие взаимодействия. Говоря философски, слух — это больше этическая, чем гносеологическая способность. Соответственно, ухо — это орган лингвистический или прагматический и коммуникативный, а глаз — семантический или когнитивный. Понятия слуха чаще используется в практической и политической философии. Недаром послушность считается важнейшим качеством человека. Практический разум откликается на призыв ценностей и веление долга. Язык понимается как игра звучащего мира и слушающего человека. При этом речь идет о способности слышать не только другого человека, но и мир, природу и самого себя. Специалисты по антропогенезу начинают поиски человеческого с первого осмысленного слова, а в магических обрядах видят зачатки познавательного отношения к миру. В медицине слух дифференцируется по степени чувствительности, в музыкальном искусстве — по восприимчивости к тонам и тактам. Оказывается, что наша способность к языку не исчерпывается соблюдением правил логики и грамматики, а предполагает чувствительность к тончайшим оттенкам смысла. Ориентирование в звуках предполагает также избирательность к ритму и мелодии речи, которая изначально произносилась нараспев. Не всякая песня берет за живое, и на одни мы реагируем грустью или даже слезами, на другие — весельем. Одни песни уводят нас внутрь самих себя, а другие рвут душу наружу и зовут к героическому подвигу. Так, приходится помнить не только о возвышающей, очеловечивающей роли голоса, но и об опасности музыки, выражающей глубинные желания индивида. Какая же музыка звучит в наушниках аудиоплейеров нашей молодежи, зовет она к чему-то высокому и далекому или к родному и близкому? Миф о поющих сладкоголосых женщинах-русалках, околдовывающих моряков и воинов, отвлекающих их от выполнения долга, уводящих в неземной, подводный мир, является настолько ярким, что запоминается на всю жизнь. О чем поют сирены, как их песни достигают уха мужчин, почему они обезоруживают их, что обещают они усталым путникам? Как сирены находят слушателей, на какой волне они посылают свои сообщения, почему сила, мужество и рассудительность мужчин не способны противостоять их голосам? Почему же музыка обладает столь сильной, возможно, самой сильной властью над человеком? Звучит в ней бытие, как полагал Ницше, или она резонирует с внутренними вибрациями и ритмами нашего тела, как считал Шопенгауэр? А может быть, она напоминает нам о голосе матери, который мы, подобно птенцам, различаем среди тысячи шумов, ибо от этого зависит наше выживание? Этот голос звал нас наружу, когда мы покоились в плаценте, он приглашал к трапезе, давал утешение и наставлял на героический путь словами колыбельной песни.
Звуки родной речи исторгают из нас слезы или смех потому, что мы как члены одного рода обладаем некоторыми общими переживаниями. Субъективность в героическую эпоху формировалась речитативом мифического или эпического сказителя. Человеческое существо осознавало себя уже благодаря детской песне, как существующее во времени, в будущем. Песни о героях обращены к последующим поколениям, это призыв предков к своим потомкам. Герои становятся такими, какими они слышат себя, сама их жизнь — это напряженное звучание героического стиха. Так воздействуют на слушателей тенора и примадонны, которые возбуждают и не дают нам впадать в спячку. Поп-музыка развивается в ином направлении: кусая зубами микрофон, певец как бы выплевывает свое нутро наружу. Современная музыка — это голос сирен, а не муз. Творцы музыки знают, что музыка — это не образ и не сообщение, что слова песни значат гораздо меньше, чем мелодия. Поющий человек не творит образы, он поет свой гимн. Изначальным является стремление петь, а не выглядеть. Между тем культура сделала ставку на тиранию визуального и вербального. Со времен барокко машинерия образов начинает давить на людей: зеркальные витрины магазинов, выставки модной одежды, реклама — все это развивает технику взгляда. Симптомом современной культуры становятся видеоклипы, синтезирующие глаз и ухо, технику пения и зрения. Но все-таки господствующим в них остается образ. Хотя в эпоху письма партиципативная способность устной речи отходит на второй план, она не устраняется вовсе. Пациент и врач, влюбленные, а также близкие родственники и друзья способны чувствовать боль и читать мысли друг друга. Каждый из нас хотя бы раз в жизни был околдован другим человеком и попадал под влияние обаяния его внешности, голоса, манер и т.п., а не потому, что он раскрыл нам какие-то яркие или глубокие истины. В наше время это также становится добычей новых технологий. Волшебные голоса теледив, рекламирующих товары, напоминают пение сирен, эксплуатируют доалфавитные и довербальные практики близости ребенка и матери. Контрольные вопросы и задания 1. Как понимается язык в семиотике? 2. Как вы представляете себе связь языка и мышления? 3. Дайте определения «знака» и «значения». 4. Охарактеризуйте основные концепции «значения» в философии. 5. Что такое «речевой акт»? 6. Как знаки воздействуют на поведение людей? 7. Опишите специфику общения как речевого акта. 8. Дайте определения понятиям «язык», «речь», «текст», «дискурс». 9. Какова судьба книги в эпоху масс-медиа? Литература 1. Барт Р. Избранные работы. Семиотика. Поэтика. — М., 1989. 2. Витгенштейн Л. Философские работы. — М., 1994. 3. Марков Б.В. Знаки бытия. — СПб., 2001. 4. Семиотика. — М., 1983. 5. Фуко М. Что такое автор? Порядок дискурса // Воля к знанию. — М, 1997.
<< | >>
Источник: Марков Б. В.. Философия ДЛЯ БАКАЛАВРОВ И СПЕЦИАЛИСТОВ. 2013

Еще по теме Язык и коммуникация:

  1. 6. ФИЛОСОФИЯ И ЯЗЫК
  2. Язык и понятийно-категориальный аппарат
  3. СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ КАК ВАЖНЕЙШИЙ ФАКТОР МЕЖКУЛЬТУРНЫХ КОММУНИКАЦИЙ
  4. ПОНИМАНИЕ ЯЗЫКОВЫХ ВЫРАЖЕНИЙ
  5. ВАРИАЦИЯ ВТОРАЯ (QUASI-ФИЛОЛОГИЧЕСКАЯ) Язык и специфика человеческого бытия
  6. Коммуникация биологического вида с особями
  7. ЯЗЫК И РЕЧЬ. ФУНКЦИИ ЯЗЫКА. ОБЩЕНИЕ И ДИАЛОГ
  8. Язык и познание
  9. § 3. Диалог и коммуникация в социогуманитарном знании
  10. 1.4 Информационно-кодовая модель коммуникации
  11. Интеракционизм, коммуникация, культура
  12. Глава 9 КЛАССИФИКАЦИЯ ЯЗЫКОВ
  13. Из истории сопоставительных исследований в языкознании
  14. Инновационные источники языкового материала