<<
>>

Д. Юм

Давид Юм (1711-1776) придерживался линии философского эмпиризма, стремился избегать постулирования чего бы то ни было, что не вытекает непосредственно из опыта, и пришел в итоге к агностицизму.

Исходная посылка рассуждений Юма состоит в том, что все восприятия человеческого ума состоят из впечатлений и идей.

Впечатлениями он называет те восприятия, которые входят в сознание с наибольшей силой и неудержимостью. Таковы все наши ощущения, аффекты и эмоции при первом их появлении в душе. Идеи же понимаются им как слабые образы этих впечатлений в мышлении и рассуждении. Основополагающее утверждение Юма состоит в том, что «все наши простые идеи при первом своем появлении происходят от простых впечатлений, которые им соответствуют и которые они в точности представляют»1. Тем самым отвергается всякая возможность врожденных идей, а мышление ограничивается соединением, перестановкой, вообще переработкой материала чувственного опыта.

Между впечатлениями и идеями могут устанавливаться отношения сходства или различия, пространственной или временной смежности. Идеи как копии впечатлений не могут становиться общими, но на основе установления их сходства им' нередко дают общее название, закрепляемое привычкой. Юм очень высоко оценивает утверждение Беркли о том, что все общие идеи суть идеи особенные, но только присоединенные к некоторому термину, который придает им более широкое значение и заставляет их вызывать при случае в памяти другие, сходные с ними, индивидуальные идеи.

Констатируя широкую популярность утверждения о всеобщей причинной связи явлений, Юм не находит это утверждение интуитивно достоверным. Он предпринимает анализ существующих воззрений на причинность и приходит к выводу, что все логические доказательства, приводившиеся в защиту необходимости для любого явления иметь свою

причину, ошибочны и софистичны. Значит, нужно выяснить, не имеет ли мнение о необходимости причины своим источником наблюдение и опыт.

Юм исследует, на каком основании мы выводим, что определенная причина с необходимостью должна иметь соответствующее следствие. Выясняется, что в состав всех наших аргументов относительно причинно-следственной связи явлений входят впечатления памяти и чувств, сопровождаемые верой. Идея необходимой связи причины и следствия основывается на том, что во всех наблюдавшихся нами предыдущих случаях определенные явления следовали друг за другом, и мы верим, что эта их последовательность сохранится и в дальнейшем. Но на основании прошлого опыта мы не вправе делать заключение о будущих событиях. Источником веры является лишь привычка, возникающая благодаря повторению. Получается, что предположение о сходстве будущего с прошлым не основано на доказательных доводах и вытекает исключительно из привычки.

Итак,?никакой опыт не позволяет заключить, что один объект является причиной, а другой следствием. Наши выводы о причинах, о необходимости, о действующих силах коренятся в особенностях нашего ума, в наших привычках, а не в опыте. Опыт дает только единичные свидетельства и не раскрывает общей связи событий и внутренней структуры объектов. Всякое знание вероятностно, предположительно.)'«Самая совершенная естественная философия только отодвигает немного дальше границы нашего незнания, а самая совершенная моральная или метафизическая философия, быть может, лишь помогает нам открыть новые области такового. Таким образом, убеждение в человеческой слепоте и слабости является результатом всей философии»34.

Этот печальный вывод распространяется не только на познание внешних предметов, но и на складывающиеся у нас понятия о духовной субстанции. Даже в отношении самих себя, своего «Я» мы можем опереться только на при- . вычку. Наш ум - это всего лишь пучок восприятий, у нас нет ясного впечатления о своем «Я», и лишь в силу привычки мы считаем себя одними и теми же в течение всей жизни, несмотря на постоянно изменяющийся поток наших психологических состояний. «В духе нет простоты в любой данный момент и нет тождества в различные моменты, как бы велика ни была наша естественная склонность воображать подобную простоту и подобное тождество»1.

Равным образом и то, что мы считаем предметами внешнего мира, тоже не более чем пучки восприятий.

Реальное существование материальных вещей вне нас, а также существование и нас самих как идеальных, духовных целостностей, по Юму, есть феномен веры, а не результат строгого познания. Правда, эта вера имеет Огромное практическое значение, уберегая нас от парализующих сомнений. Но она не имеет теоретической силы и является внера- зумной. В жизни нами руководит не разум, а привычка. Внеразумны и человеческие страсти, реально влияющие на наши поступки. Даже религия базируется не на разуме, а на инстинктах. Основополагающие религиозные представления, как полагал Юм, порождены страхом перед смертью и опасениями в отношении будущего. Тем не менее религию он признает важным фактором упорядочения отношений между людьми, хотя она же бывает и причиной раздоров и источником заблуждений.

Исследуя деятельность разума, Юм предполагал, что она основывается только на чувственном опыте. Выяснилось, что если эта деятельность не имеет никаких других оснований, то все ее результаты проблематичны, ненадежны как в познавательном, так и в практическом отношении. Отсюда можно было извлечь указание на необходимость искать иные, дополняющие чувственные переживания, основания человеческого познания, что и стало в дальнейшем программой гносеологического исследования Канта.

<< | >>
Источник: Вишневский, М. И.. Философия : учеб. пособие / М. И. Вишневский. - Минск : Выш. шк. - 479 с.. 2008

Еще по теме Д. Юм: