<<
>>

ГЛАВА 8Коерсивный баланс

Сила наделяет силой своих собственных противников. Она сама порождает себе оппозицию. Она порождает свое собственное разрушение.

Рой Пирсон. Дилемма силы1

Наиболее фундаментальным ответом людей на применение силы является противопоставление ей контрсилы.

Сила создает угрозу и вызывает гнев людей, особенно если они убеждены, что она незаконна и несправедлива. Ощущая угрозу, они пытаются защищаться; испытывая гнев, они желают отплатить тем же. Режимы, сталкиваясь с вооруженным мятежом, обычно рассматривают компромисс как свидетельство слабости и направляют дополнительные ресурсы на вооруженные репрессии. Презумпция, оправдывающая проявление силы, состоит в том, что оно выступает как сдерживающая сила: чем больше способность режима к проявлению силы и чем более жесткие санкции он применяет к диссидентам, тем меньше насилия они творят. Такое предположение — не что иное, как саморазрушительное заблуждение. Если режим отвечает на угрозу или реальное применение силы с все большей мощью, эффектом, вероятно, будет интенсификация сопротивления: диссиденты будут также прибегать к еще большей силе.

Есть лишь два ограничения на возрастание спирали эскалации силы и контрсилы: истощение ресурсов насилия каждой из групп или приобретение кем-то способности к геноцидной победе над своим противником. Существуют социетальные, равно как и психологические, ограничения, но они требуют наличия молчаливой связи между противниками: принятие одним ультимативной власти другого, подчинение третейскому суду нейтральной власти, признание общего интереса, делающего сделку возможной — все это будет менее вредоносным, нежели верная перспектива истребления. В отсутствие такого рода основ сотрудничества режимы и их противники, вероятно, будут втягиваться в насильственный конфликт до предела своих возможностей.

Приводимая ниже гипотеза очерчивает формальную связь между аргументами предыдущих глав и аргументацией этой и последующих глав.

Базовые каузальные связи, развиваемые далее таким образом, таковы: интенсивность и масштаб RD детерминируют потенциал коллективного насилия (гипотеза V.1); потенциал коллективного совместно с оправданиями политического насилия детерминируют потенциал специфически политического насилия (гипотезы V.2,3,4).

Потенциал коллективного насилия, в свою очередь, является сильной, но не абсолютной детерминантой величины политического насилия.

Гипотеза V.5. Величина политического насилия сильно изменяется с потенциалом политического насилия.

Величина политического насилия, обсуждавшаяся в главе 1, имеет три составляющих переменных: степень участия в политическом насилии внутри политической единицы (масштаб); деструктивность действия (интенсивность); протяженность времени, в течение которого оно длится (продолжительность).

Оно может быть оценено для политической единицы любой шкалы — город, регион или страна, и для любых периодов, например месяца, года, десятилетия. Его проявление предполагает какой-то потенциал политического насилия или политического недовольства среди членов общины. Но даже если их политизированное недовольство широко распространено и интенсивно, это не является достаточным условием политического насилия. Факторы, которые, в конечном счете, детерминируют его степень и формы, являются характеристиками социальной политики и структуры, изучаемыми в этой и следующих главах: соответственные балансы коерсивного контроля и институциональной поддержки между режимом и диссидентами. Если режим осуществляет всеохватывающий и постоянный коерсивный контроль над своими гражданами и обеспечивает плотную сеть поддерживающих институтов, побуждение к политическому насилию будет, вероятно, направлено в русло ненасильственной деятельности. С другой стороны, если диссиденты обладают большими возможностями для осуществления насилия и поддержкой сильных организаций, это будет способствовать политическому насилию2.

<< | >>
Источник: Гарр Т. Р.. Почему люди бунтуют. 2005

Еще по теме ГЛАВА 8Коерсивный баланс:

  1. ГЛАВА 8Коерсивный баланс