<<
>>

Использование власти

В конечном счете ответственность за смягчение экономических деприваций, за разрешение конфликтов между конкурирующими целями и идеациональными системами и за укрепление в обществе господствующей идеациональной системы и поддерживающих ее мифов возлагается на политический режим.
Это не просто политическая декларация; можно доказать, что значительная часть граждан большинства стран в XX в. разделяют подобный взгляд на свои правительства. В более общем смысле ряд теоретиков считает, что любая революция возникает в результате провала попыток государства приспособиться к изменениям в обществе. Полвека назад Адам атрибутировал социальные революции неадекватному административному приспособлению к изменяющимся социальным условиям и требованиям63. Эллвуд писал, что «реальную причину стимулов, которые провоцируют социальную революцию должно искать в системе социального контроля», имея под этим в виду прежде всего политическую систему. «Когда система немобильна, негибка и особенно когда она подавляет свободное выражение, ...она обязана рано или поздно вызвать переворот огромных масс или группы»64. В соответствии с Петти «никакая революция не может реально произойти, если государство не станет барьером на пути изменений, а государство не может стать барьером для изменений, если его собственная форма является некоторым образом приспособлением к обществу, которому, как предполагается, оно служит»65. Другая необходимая причина революции, сформулированная Джонсоном, обозначена им как «элитная непримиримость» (традиционное объяснение в современной манере). «В наиболее грубой своей форме элитная непримиримость — это откровенное волевое проведение элитой реакционной политики, т. е. такой политики, которая скорее обостряет, нежели упорядочивает рассинхронизацию социальной структуры, или политики, которая нарушает формальные ценностные нормы системы...»66.

Более последовательный вопрос таков: какие атрибуты политической системы вносят свой вклад в ее приспособительные способности и, в частности, в ее способность поддерживать воспринимаемые возможности на уровнях, достаточно высоких, чтобы минимизировать насилие? Обширный обзор литературы заставляет предположить, что один из ответов может быть таким: «почти все» — от конституционной структуры до высоких уровней экономического развития и элитных идеологий мобилизации67.

Приспособительную способность считают высокой, если инкамбенты политической элиты обладают умениями, релевантными к стрессам системы; или если они обладают ресурсами, с которыми работают; или если они разделяют фундаментальные атти- тюды относительно желательности разрешения проблем в сотрудничестве; и если их роли дают им возможность осуществлять власть способами, знакомыми и им, и тем, над кем они осуществляют ее. До той степени, в какой этих условий недостает, приспособительная способность, вероятно, будет низкой и, как результат, — низкие ценностные возможности.

Несоответствие или неэффективность внешних* элит — это каузальная переменная, часто упоминаемая в литературе по революции. Эти элиты могут быть относительно открытыми, но терпеть неудачу в привлечении талантов или же занимать такие ролевые позиции, или обладать такими умениями, которые иррелевантны для изменения потребностей; или они могут просто неадекватно выполнять элитные функции. Среди элиты, которая неспособна пойти навстречу изменяющимся ценностным экспектациям, развивается, по выражению Келлера, «социальное отчуждение от мира реальности». Маловероятно, чтобы феодальная аристократия могла понять или решить проблемы экономического роста, хотя она может предпринять такую попытку. Здесь уместно классическое утверждение Моска: «Правящие классы неизбежно приходят в упадок, когда перестают находить сферу применения способностям, благодаря которым они поднялись к власти, когда они больше не могут оказывать социальные услуги, которые они оказывали, или когда их таланты и оказываемые ими социальные услуги утрачивают важность для социального окружения, в котором они живут»68.

Имеется в виду, что «внешняя» — по отношению к недовольной части народа или к революционным силам, т. е. официально занимающая властные позиции в обществе. — Примеч. пер.

Он атрибутирует периодические перевороты в династическом Китае снижению эффективности правительства, коррупции государственных чиновников и утрате воли к власти.

При таких условиях авантюрист или мелкий чиновник, подстрекаемый общим недовольством, свергал старую династию и основывал новую, которая в свою очередь постепенно ослабевала69.

Однако талантливая и преданная делу элита, обладающая, может быть, высокими регулятивными способностями, также нуждается в организационной эффективности и материальных ресурсах. Бринтон говорит, что неэффективность правительства была одним из четырех условий, общих для предреволюционных правительств в четырех великих западных революциях: «Правительственный механизм становится явно неэффективным отчасти вследствие небрежности, отчасти из-за провала попыток внести изменения в старые институты, отчасти вследствие того, что новые условия — а в обществах, которые мы изучали, складываются довольно специфические условия, сопутствующие экономической экспансии и росту новых денежных классов, новых способов транспортировки, новых методов бизнеса — эти новые условия создают невыносимое напряжение в правительственном механизме, приспособленном к более простым, более примитивным условиям»70.

Неэффективность вела к попыткам реформ, но такую политику легче предложить, нежели выполнить, особенно в условиях ограниченности ресурсов. Болезненно воспринимаемые попытки модернизации могут породить силы, которые опрокинут реформы, как предполагает Зольберг в своем объяснении снижения политических возможностей и роста экономических беспорядков в новых африканских странах. При получении независимости их лидеры ставили перед собой двоякую цель: удержаться у власти и удовлетворить собственные и своих соотечественников экспектации модернизации. Ограниченность финансовых, природных и человеческих ресурсов вела к возрастанию разрыва между этими экспектациями и осуществлением требуемой политики. В попытках элиты обеспечить свою безопасность и удержаться у власти быстро расширялось политическое участие, которое повело к политизации общинных раздоров и споров. Почти одновременно разворачивалась «инфляционная спираль требований» среди тех групп, чья поддержка была наиболее важна для обеспечения действий правительства, а именно: правительственных служащих, военного персонала и безработной молодежи из числа выпускников школ.

Возрастающие требования элиты, претендентов и возникающих средних классов, обострение исконных конфликтов между этими группами и очевидная ограниченность ресурсов, которыми располагали системы, подрывали легитимность элит и приводили к необходимости для большинства из них перехода от опоры на власть как таковую к силе, чтобы удержаться в своих офисах. Этот процесс, который Парсонс называет «дефляцией власти», начинался с конфликтов между инкамбентами и претендентами нарастающей элиты, а также с возрастания частоты, с которой военные принимали сторону оппонентов гражданских элит и захватывали власть71. Эти военные и другие революционные лидеры во всем развивающемся мире добиваются власти не только как самостоятельной ценности, но и с большей последовательностью — в силу убеждения, что ценностные возможности общества могут быть увеличены лишь в том случае, если они сами будут управлять политической системой.

Ряд политико-культурных переменных, влияющих на приспособительные возможности, являют собой аттитюды народа и элиты относительно политической системы. Определенные базовые ориентации на общинные проблемы — это принадлежность политического решения проблем. Одной из них является убежденность членов политической элиты в том, что на них лежит обязанность решения социетальных проблем, а не просто удержания и усиления собственных позиций. Это одна из проблем «идеологий модернизации», получивших широкое распространение в третьем мире. Чтобы сделать такой аттитюд действенным для решения проблем, необходимо фундаментальное осознание со стороны правителей, что такие обстоятельства поддаются манипуляциям. Многие традиционные группы все еще убеждены в том, что личные обстоятельства манипуляции не поддаются. Утверждают, что коренной причиной Йеменской гражданской войны, начавшейся в 1963 г., было недовольство полной некомпетентностью претендентов на роли модернизаторов и сопротивлением переменам со стороны Саидовской олигархии72. Третьей предпосылкой политической гибкости является ощущение сотрудничества и взаимозависимости как со стороны элиты, так и со стороны граждан.

Определенная степень сотрудничества необходима всегда, если общество существует в течение длительного времени, но его аттитюды варьируют как по интенсивности, так и по масштабам. Например, Морено полагает, что весьма ограниченное ощущение того, что он называет социальной ответственностью, — это фундаментальное препятствие на пути эффективного правления в Латинской Америке73. Если кооперативные аттитюды ограничены среди элиты, равно как и у большей части масс, — что, как представляется, имеет место во многих странах, включая такие европейские нации как Италия, Испания и в меньшей степени Франция, — то перспективы политической системы в поддержании и увеличении ценностных возможностей ограничены, за исключением случаев, когда авторитарные лидеры, если они к тому расположены, проводят в жизнь коллективные решения.

Такие структурно-политические переменные, как конституции, дающие исполнителю власть распустить легислатуру, и наличие хорошо институционализированной партийной системы также оказывают влияние на жизненность политических систем. «Конгруэнтная теория» Экштейна атрибутирует высокие достижения не конкретной структурной организации, а схожести политических и социальных структур. Базовая гипотеза состоит в том, что чем больше сходства между осуществлением власти в правлении и теми способами, которыми осуществляется власть в социальных институтах, наиболее важных для политической социализации и рекрутирования элиты, тем лучше действует политическая система. Основная причина состоит в том, что, если конгруэнтность* между взаимодействующими социальными единицами умеренно высока, члены политической элиты должны быть достаточно хорошо знакомы со своими ролями, чтобы эффективно реагировать на кризисы, равно как и удовлетворять периодические требования правительственной активности. Кроме того, их директивы, вероятно, будут выполняться потому, что граждане воспринимают их исходящими от индивидов, исполняющих известные, легитимные роли и пользующихся легитимными средствами74.

Конгруэтная теория особо, хотя не исключительно, применима к репрезентативным системам. Морено предложил схожую теорию «авторитизма», утверждающую, что предпосылкой стабильного и легитимного правления в обществах с авторитарной политической культурой является установление институционализированной авторитарной исполнительной власти. Эта теория особо применима к Латинской Америке, в которой, по утверждению Морено, только Чили и Мексика разработали и сохранили такую систему для любого периода времени75.

В этой главе были определены четыре весьма общие детерминанты групповых ценностных возможностей, и гипотезы об их воздействии с очевидностью иллюстрировали теоретические утверждения о почти бесконечном разнообразии условий и событий, снижающих средства, которыми располагают люди, ниже предела их терпения. Если люди убеждены, что доступные ресурсы ценностей в их обществе ограничены, они, вероятно, расценят свои ценностные возможности как статич-

Соответствие, совпадение. — Примеч. пер.

ные (гипотеза VC.1). Некоторые ценности изначально менее расшири- ны по объему, нежели другие: в реальном политическом участии — особенно на элитном уровне, в идеациональной связи. Элитные позиции немногочисленны, их инкамбенты редко стремятся к их расширению. Это прискорбный, но, очевидно, распространенный аспект условий человеческого существования, что люди ощущают психологическую угрозу своей безопасности вследствие лицезрения людей, живущих в соответствии с рядом убеждений и норм, отличных от их собственных. До той степени, в какой любые ценимые блага или условия негибки или воспринимаются как таковые, любая группа, которая стремится улучшить свои позиции, угрожает ценностным позициям другой группы (гипотеза VC.2). Когда люди имеют такие суммарно-нулевые взгляды на распределение ценностей, возникновение насилия более вероятно — и как тактика усиления собственных позиций, и как ответ на попытки других улучшить свои ценностные позиции, — нежели в том случае, когда люди верят в то, что имеются возможности производства новых ценностей.

На восприятие ценностных возможностей оказывают влияние не только общие размеры резервов ценностей, доступных для распределения, но и воспоминания людей о том, насколько хорошо или плохо им жилось в прошлом. Если они были не в состоянии улучшить свои условия или, хуже того, если их ценностная позиция устойчиво ухудшалась в абсолютном выражении или относительно других групп, они, вероятно, будут рассматривать перспективы своего будущего как статичные или снижающиеся. Чем хуже было в прошлом, тем, вероятно, ниже будут их ценностные возможности (гипотеза VC.3). Однако чем больше их возможности для удовлетворения своих ценностных экспектаций — фиксированы или нет ценностные резервы, и какой бы ни была их прошлая позиция, — тем большими, вероятно, будут их возможности (гипотеза VC.4). Один из смыслов этой связи состоит в том, что расширение ценностных возможностей даже вне других изменений способно привести к краткосрочному снижению потенциала насилия, хотя и способно увеличить этот потенциал в долгосрочной перспективе, если эти возможности окажутся ложными. Случайная связь, особенно релевантная для растущих обществ, состоит в том, что дифференциальные ограничения ценностных возможностей являются потенциальным источником депривации среди групп, которые вследствие этого исключаются из справедливой возможности участвовать в распределении благосостояния (вывод VC.4.1). Выражаясь проще, дискриминация плодит насилие, но эта связь, хотя и более точная и общая, предполагает наличие трюизма.

Данная глава завершает анализ источников коллективного насилия. В последующих главах изучаются психологические ориентации и социетальные условия, которые фокусируются на побуждениях к коллективному насилию в отношении политической системы, и структурные условия, детерминирующие его форму и величину.

Примечания

1 Manfred Halpern, «А Redefinition of the Revolutionary Situation», Journal of International Affairs, XXIII (No. 1,1969), 57-58. Применение понятийного аппарата теории игр разрабатывается в Karl W. Deutsch, «Some Quantitative on Value Allocation in Society and Politics», Behavioral Science, XI Quly 1966), 245-252. Harold and Margaret Sprout, «The Dilemma of Insufficient Recourses», World Politics, XX (July 1968), p. 660-693.

A Kalman H. Silvert, «The Costs of Anti-Nationalism: Argentina», in Silvert, ed., Expectants Peoples: Nationalism and Development (New York: Random House, 1963), 350-351. Такая же суммарно-нулевая перспектива экономических ценностей атрибутируется кубинцам в Wyatt MacCaffey and Clifford Barnett, Cuba: Its People, Its Society, Its Culture (New Haven: Human Relations Area Files Press, 1962), 58. Cm .James Payne, «Peru: The Politics of Structured Violence»,Journal of Politics, XXVII (May 1965), 362-374. По поводу соответствия между относительной бедностью и переворотами в 1907-1966 гг. см. Egil Fossum, «Factors Influencing the Occurrence of Military Coups d'Etat in Latin America», Journal of Peace Research, No. 3,1967, 229-232. По поводу подразумеваемых мотивов golpistas см. Merle King, «Toward a Theory of Power and Political Instability in Latin America», Western Political Quarterly, IX (March 1956). Ted Gurr with Charles Ruttenberg, The Conditions of Civil Violence: Tests of a Causal Model (Princeton: Center of Internaional Studies, Princeton University, Research Monograph No. 28,1967), 99. Deutsch, 248-249, quotation 249. E.J. Hobsbawm, Social Bandits and Primitive Rebels (New York: The Free Press, 1959), 79. Eric Hoffer, The True Believer: Thoughts on the Nature of Mass Movements (New York: Harper, 1951), 26. Maurice Dommanget, La Jacquerie: 600 anniversaries des «Effois» (Crell, Oise: Syndicate des Instituteurs de l'Oise, 1958), резюмируется в Chalmess Johnson, Revolution and the Social System (Stanford: Hoover Institution of War, Revolution and Peace, Stanford University, 1964), 31-32. Roger Merriman, Six Contemporaneous Revolutions (Oxford, Clarendon Press, 1958), passim. George Rude, The Crowd in History, 1730-1848 (New York: Wiley, 1964), 47-65. Cm. Leland D. Baldwin, Whiskey Rebels: The Stoty of a Frontier Uprising (Pittsburg: University of Pittsburgh Press, 1939). Charles Tilly, 77ze IWee (Cambridge: Harvard University Press, 1964), 308-314. MaxBeloff Public Order and Popular Disturbance 1660-1714 (London: Frank Cass, 1938,1963), 82-87. Долгосрочная инфляция была основополагающей причиной обширных восстаний в Чили в 1957 г. См. Kalman Н. Silvert, The Conflict Society: Reaction and Revolution in Latin America (New Orleans: Hauser Press, 1961),.194-196. [Понятием «коллективная сделка» (collective bargaining) в западной теории и практике обозначают методы установления заработной платы, условий труда и других аспектов найма рабочей силы посредством переговоров между работодателями и представителями наемных работников, организованных в профсоюзы (примеч. пер.)] F. L. Carsten, The Rise of Fascism (Berkley: University of California Press, 1967), chap. 2.

,9 Ted Gurr, «А Causal Model of Civil Strife: A Comparative Analysis Using New Indices», American Political Science Review, LXII (December 1968), 117. Frank L. Wilson, «French-Canadian Separatism», Western Political Quarterly, XX (March 1967), 116-131. Tilly, 308-314. Willard A. Heaps, Riots U.SA. 1765-1965 (New York: Seabury Press, 1966), chap. 6. Более полный учет см. в David Garson «The Politics of Collective Violence in America: 1863-1963» (Ph.D. dissertation, Department of Government, Harvard University, 1969), chap. 2. Это мое резюме относительно данных, опубликованных в ItvingLois Horowitz, «The Struggle is the Message» (доклад, подготовленный для Группы по изучению задач группового протеста и насилия Национальной комиссии по выявлению причин и предотвращению насилия, сентябрь 1968). Roland Young and Henry A. Fosbrooke, Smoke in the Hills: Political Tension in Morogoro District of Tanganyika (Evanston: Northwestern University Press, 1960), 146-167. О восстании Хукбалахапов см. Alvin Н. Scaff The Philippine Answer to Communism (Stanford: Stanford University Press, 1955); Francos Lucille Stama, Magsaysay and the Philippine Peasantry: The Agrarian Impact on Philippine Politics, 1953-1956 (Berkley: University of California Press, 1961); EdwardJ. Mitchell, «Some Econometrics of the Hue Rebellion», American Political Science Review, LXIII (December 1969). Критическое исследование утверждений о мотивах участия крестьян в политическом насилии см. в Gil CarlAlRoy, The Involvement of Peasants in Internal Wars (Princeton Center of International Studies, Princeton University, Research Monograph No. 24,1966). Это краткое повторение эффектов, атрибутируемых аномии в главе 2. George S. Pettee, The Process of Revolution (New York: Harper, 1938), 45.

28Johnson, Revolutionary Change, 65-67, quotation 67. См. также NeilJ. Smelser, Theory of Collective Behavior (New York: The Free Press, 1963), 59-64, 287-292, 338-347. Frederic L. Schuman, The Nazi Movement: A Study in Social Pathology and the Politics of Fascism (New York: Knopf, 1935), 107-108,123. Sebastian de Grazia, The Political Community: A Study of Anomie (Chicago: University of Chicago Press, 1948), especially 12-1 A. Rudolf Heberle, Social Movements: An Introduction to Political Sociology (New York: Appleton-Century-Crofts, 1951), 454-455. Robert Michels, Political Parties: A Sociological Study of the Oligarchical Tendencies of Modern Democracies, trans. Eden and Cedar Paul (Glencoe: The Free Press, 1915, 1949), 243. Harold Lasswell and Abraham Kaplan, Power and Society: A Framework for Political Inquiry (New Haven: Yale University Press, 1950), 270. Andrew Janos, The Seizure of Power: A Study of Force and Popular Consent (Princeton: Center of International Studies, Princeton University, Research Monograph No. 16,1964), 4. Deutsch, 249-250. Понятие «справедливость», используемое Дейчем, довольно близко соответствует моему понятию идеациональной согласованности. Психологическая дискуссия о суммарно-нулевой природе конфликтов между системами убеждений появляется в работе Jerome Frank, Sanity and Survival: Psychological Aspects of War and Peace (New York: Vintage Books, 1967), 131 -132. Pettee, 42-45. Arthur R. Stinchcombe, «Social Structure and Organization», inJames G. March, ed., Handbook of Organizations (Chicago: Rand McNally, 1965), 169-180. Стинчкомб приводит несколько переменных, которые минимизируют революционные последствия безудержной конкуренции: нормативные ограничения на военное и полицейское насилие; наличие других средств конкуренции; и социализация элиты в деятельности по сотрудничеству. Arnold Feldman, «Violence and Volatility», in Harry Eckstein ed., Internal War. Problems and Approaches (New York: The Free Press, 1964), quotations 122,123.

39Johnson, Revolutionary Change, 15-39, 64-87. Говорят, что такой же эффект имеют изменения окружающей среды. Параллельную интерпретацию см. в Smelser, 247.

40James W. Fernandez, «The Lumpa Uprising» Why?», Africa Report, IX (November 1964), 30-32. Об основах церкви Лумпа см. Robert Rodberg, «The Lenshina Movement of Northern Rhodesia», Rhodes-Livingstone InstituteJournal, XXIX (June 1961), 63-78.

41 Некоторые случаи относительно мирного сосуществования культурно различающихся групп описаны в F. В. Tolles, «Non-Violent Contact: The Quakers and the Indians», Proceedings of the American Philosophical Society, CVII (April 15, 1963), 93-101; Morton Klass, East Indians in Trinidad: A Study of Cultural Persistence (New York: Columbia University Press, 1961); R. E. Crow «Religious Sectarianism in the Lebanese Political System» Journal of Politics, XXIV (August 1962), 489-520. В более общем случае, конечно, проявляются напряженность и насилие. Р. Берне описывает продолжительное христианское восстание против мусульман в завоеванном маврами королевстве Валенсия, вспыхнувшее, несмотря на эволюцию философии терпимости по отношению к мусульманам, со стороны клириков и правоведов, в R. I. Burns, «Social Riots on the Christian-Moslem Frontier (Thirteenth-Century Valencia), American Historical Review, LXVI (January 1961), 378-400. Deutsch, 248. Seymour M. Upset, Political Man: The Social Bases of Politics (Garden City: Doubleday, 1960), 70. Ibid., chap. 7, especially 232, 238. Alfred de Grazia, Politics and Government, Vol. I, Political Behavior, rev. edn. (New York: Collier, 1952,1962), 273. George Shepperson and Thomas T. Price, Independent African:John Chilembwe: and the Origins, Setting and Significance of the Nyasaland Native Uprising of 1915 (Edinburgh: Edinburgh University Press, 1958), 226-227,240-247, quotation from 247. Deutsch, 249. Два полезных исследования политических протестов в Азии содержатся в George Packard, III, Protest in Tokyo: The Security Treaty Crisis of 1960 (Princeton: Princeton University Press, 1966); Anna Ruth Willner, «Some Forms and Functions of Public Protest in Indonesia», paper read at the annual meeting of the Asian Studies Association, Philadelphia, 1968. Hanna Arendt, On Revolution (New York: The Viking Press, 1963), especially 259-278, quotations from 2,266. Frank Tannenbaum, «On Political Stability», Political Science Quarterly, LXXV Oune 1960), 161-180, quotation from 169. Suzanne Keller, Beyond the Ruling Class: Strategic Elites in Modern Society (New York: Random House 1963), chap. 10. Vilfredo Pareto, Mind and Society (New York: Harcourt Brace, 1935), paragraphs 2182-2193, especially 2191, 2199,2250. Crane Brinton, The Anatomy of Revolution (New York: Norton, 1938), 78.

SiPettee, 11. Brian Crozier, The Rebels: A Study of Post War Insurrections (London: Chatto and Windus, 1960). Полное рассмотрение индонезийской революции в George Мс.-Т. Kahin, Nationalism and Revolution in Indonesia (Ithaca: Cornell University Press, 1952). О ее последствиях см. Herbert Feith, The Decline of Constitutional Democracy in Indonesia (Ithaca: Cornell University Press, 1962). Merriman, 1-10. Gaetano Mosca, The Ruling Class, trans. Hannah D. Kahn (New York: McGraw Hill, 1896,1939), quotation 212. См. сноску 71 главы 4. Об ирландском восстании см. Edgar Holt, Protest in Arms: The Irish Troubles, 1916-1923 (New York: Coward-McCann, 1961). Tarzie Vittachi, Emergency'58: The Story of the Ceylon Race Riots (London: Andre Deutsch, 1959). Cm. Edward Feit, «Military Coups and Political Development: Some Lessons from China and Nigeria», World Politics, XX (January, 1968), especially 187-192; и «Six Views of Nigerian War», Africa Report, XIII (February 1968), 8-49. Cm. Michael F. Lofchies, Zanzibar: Background to Revolution (Princeton: Princeton University Press, 1965), especially 257-281. Brooks Adam, The Theory of Social Revolution (New York: Macmillan, 1914). Charles Ellwood, The Psychology of Human Society: An Introduction to Sociological Theory (New York: Appleton, 1925), 255. Pettee, 7, 8. Johnson, Revolutionary Change, chap. 5, quotation from 94. В неопубликованном исследовании Гарри Экштейн и его студенты из Принстонского университета резюмировали около 180 предположений из литературы о сравнении правительств, идентифицирующих условия, о которых говорят как об имеющих некоторые каузальные или интерактивные связи со стабильностью демократических режимов. Mosca, 65-66. Критический анализ работы Моска см. в James Н. Meisel, The Myth of the Ruling Class: Gaetano Mosca and the Elite (Ann Arbor: University of Michigan Press, 1958). Mosca, 207. Brinton, 48-63, quotation from 287-288. Aristide R. Zolberg, «The Structure of Political Conflict in the New States of Tropical Africa», America Political Science Review, LXII (March 1968), 70-87, quotation 76. Аргумент дефляции власти содержится в Talcott Parsons, Some Reflections on the Place of Force in Social Proc. См. напр.: William R. Brown, «The Yemeni Dilemma», Middle East Journal, XVIII (Autumn 1963), 349-367. Frank Jay Moreno, «Latin America: Fear Within», The Yale Review, LV (December 1965), 165-166. Первоначальное установление конгруэнтной теории опубликовано в Harry Eckstein, Division and Cohesion in Democracy: A Study of Norway (Princeton: Princeton University Press, 1966), 225-288. Исправленная формулировка — в Harry Eckstein, «Authority Relations and Governmental Performance: A Theoretical Framework», Comparative Political Studies, II (October 1969). Francisco Jose Moreno, Legitimacy and Stability in Latin America: A Case Study of Chilean Political Culture (New York: New York University Press, 1969).

<< | >>
Источник: Гарр Т. Р.. Почему люди бунтуют. 2005

Еще по теме Использование власти:

  1. 4.2. Власть, авторитет менеджера и стили управления
  2. 2.1. Волостные и сельские советы - крестьянская власть
  3. 1. Концепция власти как «тоталитаризма разума»
  4. 2.5. Понятие эволюционного цикла и его использование в историческом прогнозировании
  5. СЕРЬЕЗНЫЕ ОГРАНИЧЕНИЯ РОДИТЕЛЬСКОЙ ВЛАСТИ
  6. НЕСКОЛЬКО БОЛЕЕ ГЛУБОКИХ СООБРАЖЕНИИ ОТНОСИТЕЛЬНО РОДИТЕЛЬСКОЙ ВЛАСТИ
  7. Состав, структура, условия возникновения и существования власти
  8. § 4.3. Сетевые коммуникации органов государственной власти в России
  9. Народовластие при социализме
  10. § 2. Государственная власть и государственное управление
  11. Глава V. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ И ПСИХОТРОПНЫХ ВЕЩЕСТВ
  12. Глава 1 САКРАЛИЗАЦИЯ ВЛАСТИ ЦАРЕЙ И ВОЖДЕЙ В АФРИКЕ ЮЖНЕЕ САХАРЫ
  13. ЛИДЕРСТВО КАК ВЛАСТЬ
  14. Виды и особенности власти
  15. ФЕНОМЕН ВЛАСТИ: ПРИРОДА, ПРИНЦИПЫ, ТИПОЛОГИЯ. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ВЛАСТЬ