<<
>>

Каналы для выражения протеста

Некоторые из членов почти каждого типа организаций всегда бывают недовольными, и вряд ли вероятно, чтобы даже самая эффективная организация могла бы дать ценностные возможности, адекватные для устранения всех RD.

Чем более интенсивно бывает недовольство, тем более необходимы механизмы выходных клапанов каналов протеста — хотя бы для утверждения институциональной поддержки. Те же структурные паттерны действия, что и в каналах политического участия, часто Служат и инструментальным, и экспрессивным целям. Идентичность структуры не должна скрывать двойственности функций таких структур, служащих тем, кто ими пользуется. Когда неудовлетворенность низка, их использование изначально инструментально; когда неудовлетворенность усиливается, они допускают выражение значительной враждебности. До той степени, в какой организации обеспечивают институционализированные каналы протеста, потенциально разрушительные последствия враждебности могут быть минимизированы для организации. Диссидентские организации каналируют большую часть гнева своих членов, каковы бы ни были его источники, в атаки на своих противников. Если этого не происходит, например в условиях жестких репрессий, недовольство может внести свой вклад в раскол, который находит свое выражение в распаде на экстремистские политические группировки. Однако недостаток способности для выражения некоторых типов внешней враждебности — довольно необычное явление среди диссидентских групп. Обеспечение адекватных средств для выражения внутреннего протеста обычно бывает гораздо более важным для укрепления институциональной поддержки режима, нежели диссидентов. Эквивалентной функцией для диссидентских организаций является обеспечение возможностей для предпринятия более частых враждебных акций в отношении режима. Предлагаются две гипотезы.

Гипотеза RI.5. Институциональная поддержка режима сильно изменяется с числом и масштабом упорядоченных каналов протеста, предоставляемых режимно-ориентированными организациями.

Гипотеза DI.5.

Институциональная поддержка диссидентов сильно изменяется с числом и масштабом средств для антирежимных акций, предоставляемых диссидентски-ориентированными организациями.

Масштаб в этих гипотезах относится к удельному весу членов таких организаций, которые могут быть направлены для участия в таких видах деятельности. Те, кто исключены из этих действий, могут найти какое-то возмещающее удовлетворение в созерцании других, делающих то, чего хотелось бы им, однако такого рода возмещающее удовлетворение эмоциональных потребностей является изначально меньшим вознаграждением, нежели прямое удовлетворение.

Экспрессивные функции политической деятельности определяются во множестве аналитических исследований. Выше приводился аргумент Лассуэлла относительно того, что «политические движения черпают свою силу в перемещении частных аффектов на публичные объекты». Он предполагает, что человеческие «примитивные импульсы», в особенности агрессия, порождаются в семье, и что политика — это процесс, посредством которого такие импульсы находят публичное выражение. Политические требования, «вероятно, содержат лишь ограниченную релевантность социальным потребностям. Политический символ нагружается остатком успешных и негативных идентификаций и эмоциональным зарядом смещенных частных мотивов»73. Американская демократия была сильна в той степени, в какой «национальные партии раздирались внутренними разногласиями»: под этим подразумевается, что партийная деятельность абсорбирует и перемещает потенциально деструктивные силы74. Эллвуд формулирует эту позицию более отчетливо: «Политическая или экономическая система, которая воспринимается некоторыми как тягостная или репрессивная, возбуждает революцию, если она допускает выражения обид на себя, и относится к ним толерантно»75. Революционные движения в плюралистических демократических обществах — сравнительно редкое явление, как полагает Мэй, потому что свобода слова и печати дают вербальный выход недовольству, а голосование против неугодных кандидатов утоляет некоторые агрессивные импульсы, а также потому, что участие

25-1012 в деятельности добровольных ассоциаций рассеивает значительную часть агрессии.

«Агрессивные движения в демократии редко достигают уровня революции, отчасти и вследствие того, что их так много»76.

Более точно идентифицируют некоторые из связей, действующих в процессах использования коллективного выражения протеста, психологические аргументы. Так, психологический анализ смещения предполагает, что источник фрустрации известен и что естественный ответ на него — это физическая агрессия, направленная на источник. Агрессивный ответ «смещается» в той степени, в какой он направляется на других, предположительно связанных с объектом (объектное обобщение). Теория смещения в том виде, как она была разработана Миллером, утверждает, что агрессивные ответы обобщаются на объектах, которые воспринимаются как близкие к агенту фрустрации или подобные ему, и что чем сильнее гнев, тем менее схожие объекты подвергаются атаке. Такое обобщение может происходить вследствие того, что сам фрустратор недоступен, или из:за страха наказания. Одно из базовых предположений Миллера состоит в том, что чем сильнее страх перед возмездием в сравнении с силой гнева, тем меньше сходства у мишени агрессии с подлинным фрустратором, и тем более косвенный характер носит форма агрессии. Если страх испытывается только перед внешним возмездием, то сдерживание сужено в своем воздействии на объекты обобщения; вероятно все же, что сравнительно похожие объекты будут подвергнуты атаке и в довольно прямой форме. Если действуют интер- нализованные нормативные запреты, то сдерживание распространяется на более широкий диапазон объектов и форм. Если атаки вообще имеют место, они, вероятно, будут носить косвенный характер как по объекту, так и по форме77.

Проявления такого рода обобщений демонстрируют различные свидетельства. Так, например, сравнительные исследования агрессивных и неагрессивных мальчиков дают подтверждение механизма обобщения ответа. Те неагрессивные мальчики, которые научились подавлять свои агрессивные реакции, проявляют более высокие уровни косвенных форм агрессии, например в фантазиях, нежели откровенно агрессивные мальчики78.

В экспериментальном исследовании Миллера и Бугельски замерялись аттитюды детей по отношению к мексиканцам и японцам, а после этого детей не пускали в кино; и, как следствие, было обнаружено повышение враждебности к мексиканцам и японцам79.

Берковиц предположил и продемонстрировал, что враждебность имеет тенденцию к обобщению от фрустратора не на любой объект, а на тех индивидов или группы, которые не нравились раньше80. Один из основных выводов, сделанных в экспериментальных иследованиях, состоит в том, что лишь узкий диапазон объектов отвечает тем требованиям, которые предъявляются к мишени агрессивных ответов людей на фрустрацию, но что почти любая форма агрессии может быть удовлетворяющей настолько долго, насколько разгневанный человек пребывает в убеждении, что он имеет перед собой некоторым образом оскорбившего его фрустратора81.

Можно было бы привести немало примеров объективного обобщения проблем коллективного насилия. Во время перебоев с продовольствием в Париже в 1720 г. голодные парижане угрожали насилием королевской резиденции, однако не личности самого королевского Регента, которого они, вообще говоря, считали виновным за неуспех попыток предотвращения перебоев. А в конечном счете, линчевали кучера того спекулянта, который, по их мнению, нес более прямую ответственность за это. Когда добывание средств к жизни английских ручных ткачей оказалось под угрозой — вследствие введения новых ткацких машин, — они, в ходе луддитских восстаний в 1811-1816 гг., разрушили тысячи машин, но почти никогда не совершали прямых нападений на тех работодателей, которые внедряли на своих предприятиях эти новые машины и увольняли сверхштатных работников82. Линчевания негров на Юге между 1882 и 1930 гг. приобретали наибольшую частоту в те годы, когда ухудшались экономические условия. Можно предположить, что именно на негров возлагалась ответственность за экономические проблемы; причем большинство из тех, кто подвергался линчеванию, были уже фактически арестованными или обвиняемыми в преступлениях. Можно также сделать вывод, что гнев по поводу экономических бедствий перемещался на маргинально приемлемые объекты атаки83.

Во всех такого рода свидетельствах подразумевается, что режимы и режимно-ориентированные организации могут минимизировать деструктивные последствия враждебности в отношении организации, возлагая вину за RD на другие объекты и давая санкционированные средства для выхода враждебности против этих целей.

В качестве правдоподобных мишеней могут предлагаться любые внутренние «козлы отпущения», наподобие коммунистов, реакционеров или евреев. Предложение в качестве такого рода объектов внешних врагов может выглядеть более убедительно, поскольку в этом случае внутренние разрушительные последствия будут меньше. Общим местом является утверждение, что война выполняет функции смещения внутренней агрессии. Александер, к примеру, утверждает, что война — это своеобразный предохранительный клапан, необходимый для самосохранения нации и обеспечивающий высвобождение постулированного враждебного инстинкта84. Лассуэлл утверждает, что «войны и революции являются средствами разрядки коллективной неуверенности и конкурируют с любыми другими альтернативами "рассасывания" массовых напря- женностей»85. Хантингтон говорит о том, что снижение общего уровня межгосударственных конфликтов будет, вероятно, иметь своим результатом повышение уровня внутригосударственного насилия86. Иногда в качестве примера приводятся особые случаи. Как утверждает Экштейн, Англия дважды находилась на грани широкомасштабных гражданских войн — во время наполеоновских походов и в 1914 г. после мятежа в Каррахе87. Испано-американскую войну 1898 г. можно рассматривать как своеобразную разрядку напряжения, порожденного закрытием американской границы. Мексикано-американская война пятьюдесятью годами раньше отвлекла на себя внимание разгневанных южан от ограничений рабовладения в новых штатах и на новых западных территориях. Подобную же функцию, по мнению правительств, выполняли после окончания Второй мировой войны антииностранные демонстрации — популярная форма отдыха на свежем воздухе. Руммель и Уилсон нашли доказательства ограниченной связи между проявлениями внутреннего конфликта в 1950-х гг., основываясь на данных по большому числу стран. Но эти связи не устойчивы: различные типы политического насилия иногда имеют тенденцию к тому, чтобы предшествовать внешнему конфликту, иногда следовать за ним, типы и послед- ствия'насилия варьируют от одной группы к другой88.
В любом случае, если даже для режима оказывается возможным каналировать внутреннюю враждебность на иностранные объекты, цена такого деяния потенциально высока. Антииностранные демонстрации могут повести к уменьшению помощи и дипломатическим санкциям; цена войны часто бывает разорительно высокой.

Обобщение ответа — каналирование недовольства в символическую, а не в деструктивную враждебность, оно легче институционализируется, может использоваться чаще и более предсказуемо в своих последствиях. Можно отметить и другое его преимущество: когда оно принимает форму требования прав на петицию и отзыв, выборов и мирных демонстраций, то может внести вклад в свое собственное разрешение, осуществляя доведение сути недовольства до правителей и угрожая им смещением в случае, если они не ответят. Свидетельства того, что обобщения имеют место в политической деятельности, неоспоримы. Любой понимающий политик в конкурентной политической системе знает о синдроме гнатъ-мошенника-вон, сопровождающем периоды народного возмущения. В течение шестидесятилетнего периода политиков Небраски изгоняли из офисов всякий раз, как количество осадков становилось ниже нормы. И делалось это с большим постоянством, чем могла удержаться у власти любая партия при количестве осадков, превышающем норму89. С 1825 по 1924 гг. северо-восточные штаты регулярно голосовали против находящейся у власти национальной администрации после снижения уровня осадков в одиннадцати из тринадцати случаев, исходя из предположения, что «скудный дождь означает плохой урожай, плохой урожай означает плохие времена, а плохие времена означают недовольство»90. К этому можно добавить, что недовольство означает поиск «козлов отпущения». Саймон в своем анализе голосов, отданных в поддержку Нацистской партии с 1927 по 1933 гг., предполагает, что массовое голосование не является изначально выражением недовольства. К примеру, доля голосов, отданных нацистам в период экономического оздоровления, упала с 40 до 30 % в период между июлем и ноябрем 1932 г.91

В этих электоральных примерах предполагается, что голосование и другие формы политического участия обеспечивают выражение недовольства в сравнительно недеструктивных формах. Вероятно, при отсутствии такого рода процедур недовольство выражается более насильственными способами, хотя из приведенных примеров этого не видно. Отчасти доказательством такого утверждения является открытие, что кампании за гражданские права сопровождаются существенным снижением уровня агрессивных преступлений, совершаемых неграми. Например, нападения негров на других негров в одном южном городе снизились на 31 % в течение одного года экстенсивных демонстраций за гражданские права, при этом схожие сообщения поступали из других городов92.

<< | >>
Источник: Гарр Т. Р.. Почему люди бунтуют. 2005

Еще по теме Каналы для выражения протеста:

  1. СРЕДСТВА МАССОВОЙ НАРКОТИЗАЦИИ
  2. МАРГАРИТА ПАРМСКАЯ И ГРАНВЕЛЛА. НОВЫЕ ЕПИСКОПСТВА
  3. JI. Н. Митрохин Протестантская концепция человека
  4. 4. Суфизм в средневековом Поволжье.
  5. Смена декораций
  6. Реакции, свойственные преимущественно подросткам
  7. Политическое участие
  8. Глава 9 Сужаемо ли нам быть друзьями?
  9. 3. Политическая культура и социализация
  10. Каналы политического влияния
  11. Баланс насилия со стороны режима и диссидентов
  12. Баланс институциональной поддержки режима и диссидентов
  13. Политические ценностные возможности
  14. Каналы для выражения протеста
  15. Инструментальные функции ассоциированных групп в сравнении с экспрессивными
  16. ГЛАВА 67 ПРОЦВЕТАЮЩИЕ СТРАНЫ ТИХООКЕАНСКОГО ПОБЕРЕЖЬЯ
  17. Ш. Эйзенштадт. ОСНОВЫ И СТРУКТУРА ЦИВИЛИЗАЦИОННОГО УСТРОЕНИЯ ОБЩЕСТВА О ЦИВИЛИЗАЦИЯХ «ОСЕВОГО ВРЕМЕНИ»