<<
>>

Определение относительной депривации

Гипотеза V. 1. Потенциал коллективного насилия существенно меняется с интенсивностью и масштабом относительной депривации среди членов данной коллективности.

Относительная депривация (RD) определяется как восприятие деятелем (Актором) расхождения между его ценностными экспектация- ми* и ценностными возможностями.

Ценностные экспектации — это блага и условия жизни, на которые, как убеждены люди, они могут с полным правом претендовать. Ценностные возможности — это блага и условия, которые они, по их мнению, могли бы получить и удерживать (более точно эти понятия определяются ниже). Гипотеза делает акцент на восприятии депривации; люди могут испытывать субъективное ощущение депривации относительно своих экспектаций, даже если объективный наблюдатель не заподозрит, что они чего-то желают. Аналогично существование в таком состоянии, которое сторонний наблюдатель оценит как крайнюю нищету, или «абсолютная депривация» вовсе необязательно будет оцениваться как безнадежное или несправедливое самими теми, кто его испытывает. Как выражается Рансимен,

В оригинале — capacity. Здесь хотелось бы указать лексические оттенки этого понятия; оно многозначно и в зависимости от контекста на русский язык переводится различными способами: 1) вместимость; 2) емкость; 3) способность; 4) компетенция; 5) мощность, производительность; 6) положение, качество. В том контексте, в котором употребляет его автор, мы сочли наиболее подходящим перевести его как «возможность» — в смысле «доступность» и «способность к приобретению, к обладанию». — Примеч. пер. Expectation — ожидание, надежда; здесь, как и в других случаях, мы опять используем русскоязычную кальку. — Примеч. пер.

«если люди не имеют причин ожидать или надеяться на большее, нежели они в состоянии достичь, они будут менее недовольны тем, что имеют, или даже будут испытывать благодарность за то, что могут удержать это»5.

Понятие RD было впервые употреблено систематически в 1940 г. авторами Американского солдата для обозначения ощущений индивида, переживающего недостаток статуса или тех условий, которыми он, по его мнению, должен обладать, стандартов, по которым он вообще должен быть детерминирован, в сравнении с тем, чем обладает какая-то другая личность или группа6. Это понятие широко использовалось в социологических исследованиях, в которых для операциональных целей обычно считалось, что целостные стандарты рассматриваются относительно какой-то группы или статуса, с которыми индивид идентифицирует себя (во всяком случае, так ему кажется)7. Однако в более общем виде признается, что ценностные стандарты могут иметь и другие источники. Относительная позиция индивида может корениться в условиях его собственного- прошлого, в абстрактном идеале или стандартах, сформулированных лидером, равно как и «референтной группой». Используемое здесь определение не выдвигает предположений об источниках ценностных экспектаций; оно подобно определению RD, которое дает Аберле, — «негативное расхождение между легитимными экспектациями и реальностью»8.

Ценности в данном случае — это желательные события, объекты и условия, к достижению которых люди стремятся9. Ценности, наиболее релевантные; теории политического насилия, — это общие категории условий, ценимых многими людьми, а не те, к которым идиосинкратически стремятся отдельные индивиды. С психологических позиций ценности — это целевые объекты человеческой мотивации, предположительно атрибутируемые «базовым потребностям» или «инстинктам», возникающим на их основе. Предпринимались бесчисленные попытки идентифицировать и классифицировать «потребности», «цели» или «ценности» в целях психологического, социологического и политического анализа. Фрейд постулировал единственную базовую потребность — эротическую; Муррей перечислял 12 «висцерогенных» и 28 «психогенных» потребностей10. В таблице 1 резюмированы и соотнесены друг с другом три влиятельных и разумно экономных перечня.

Здесь используется трехчленная категоризация, которая включает в себя ценности благосостояния, ценности власти и межличностные ценности. Такая схема не претендует на оригинальность; это просто композитная технология, представляющая ценности, обычные для других схем и релевантных генезису коллективных RD.

Таблица 1

Четыре перечня ценностных категорий

Иерархия потребностей Маслоу" Ценности по Каплану и Лассуэллуь Меры социального неравенства по Рансимену0 Композитная типология

Ценности благосостояния

Физические Благосостояние Экономический класс Ценности благосостояния
Самореализация Квалификация, образование

Ценности уважения

Безопасность, порядок Власть, влияние Власть Ценности власти
Любовь, чувство принадлежности Межличностные ценности
Самооценка Уважение, нравственность Статус

а А. Н. Maslow. A Theory of Human Motivation // Psychological Review, 1943. L; James C. Davies. Human Nature in Polities: The Dynamics of Political Behavior. — N.-Y.: Wiley, 1963. — P. 8-63. Маслоу постулирует иерархию среди потребностей: потребности в безопасности и порядке не возникают, пока не удовлетворяются физические потребности; потребность в любви возникает только после удовлетворения потребностей в безопасности и т. д. Потребности перечислены здесь в предложенном Маслоу порядке, за исключением потребности в самоактуализации, которая, как он предполагает, возникает после того, как удовлетворена потребность в любви. ^ Power and Society. — P. 55-56.

c Relative Deprivation, chap. 3. Рансгшен трактует их явно не как ценности или потребности, но как условия, которыми группы обладают в изменяющейся степени и относительно того, как люди оценивают свою относительную удовлетворенность или депривацию.

Ценности благосостояния — это те ценности, которые вносят прямой вклад в физическое благополучие и самореализацию.

Они включают в себя физические блага жизни — пищу, кров, обеспечение здоровья, физический комфорт, а также развитие и использование физических и умственных способностей. Эти два класса ценностей благосостояния ниже рассматриваются как экономические или ценности самоактуализации. Ценности самоактуализации могут носить инструментальный характер по отношению к достижению других ценностей благосостояния, и наоборот. Однако отдельно от этого Маслоу и Дэвис убедительно доказали, что «самоактуализация» является самоцелью для многих людей: мы испытываем внутреннее удовлетворение, упражняя наш интеллект и наши руки11.

Ценности власти — это те ценности, которые детерминируют степень, до которой люди могут оказывать влияние на действия других и избежать нежелательного вмешательства других в наши собственные действия. Ценности власти, особенно важные для политического насилия, включают желание участвовать в политической жизни, в коллективном принятии решений — голосовании, участии в политическом состязании, в том, чтобы войти в состав политической элиты, и относительные желания самодетерминации и безопасности, например свободы от подавляющей политической регуляции или от беспорядков. Эти два класса ценностей власти связаны с описываемыми ниже ценностями участия и безопасности.

Межличностные ценности — это те психологические удовлетворенности, которых мы ищем в неавторитарном взаимодействии с другими индивидами и группами. Эти ценности включают: желания достижения определенного статуса, т. е. занятия общепризнанной роли, посредством которой нам даруется определенная мера престижа со стороны тех, с кем мы взаимодействуем; связанную с нею потребность членства в стабильных поддерживающих группах — семье, общине, ассоциации, которые обеспечивают товарищество и приязнь; ощущение уверенности, которое проистекает из разделяемой приверженности определенным убеждениям о природе, обществе и своем месте в нем и нормального взаимодействия.

Эти три класса ценностей именуются статус, коллективность и идеа- циональная связь.

Ценностные экспектации коллективности представляют собою усредненные ценностные позиции, на которые ее члены, как они сами считают, могут с полным правом претендовать.

Ценностная позиция — это объем или уровень реально достигаемой ценности. Ценностные экспектации относятся как к настоящим, так и к будущим условиям. Люди обычно рассчитывают удержать то, чем они обладают; как правило, они также имеют ряд экспектаций и требований по поводу того, что должны иметь в будущем, и это — такой же или несколько больший уровень сравнительно с тем, что они имеют в настоящем. Важно отметить, что ценностные экспектации определяются по отношению к законным ценностным позициям, означающим, что люди убеждены в своем праве на получение или поддержание не только того, на достижение чего они едва надеются. Хозелиц и Уиллнер проводят точно сравнимое различие между экспектациями и устремлениями: «Экспектации являются выражением превалирующих норм, установленных непосредственным социальным и культурным окружением. Будучи выраженным с социальной и экономической точки зрения, базис, на котором индивид формирует свой экспектации, есть ощущение того, чем он полноправно владеет. Источником этого ощущения права может быть то, чем пользовались его предки, то, чем он сам обладал в прошлом, что приписывает ему традиция и его позиция по отношению к другим членам общества. С другой стороны, устремления есть то, чем он хотел бы обладать, но без особой необходимости...»12

Ценностные возможности коллективности — это усредненные ценностные позиции, которые сами ее члены воспринимают как способность к приобретению ценностей или их удержанию. Ценностные возможности также имеют как настоящее, так и будущее выражение. В настоящем ценностные возможности представлены тем, чего люди способны реально достичь или что обеспечивает им их окружение: их ценностной позицией. Ценностные позиции в будущем — это то, чего, как убеждены в этом сами люди, позволят им с течением времени достичь или удержать их собственные умения, друзья и те типы правления, которые благоприятствуют условиям их жизни: ценностный потенциал. Можно провести различие между воспринимаемым и реальным ценностным потенциалом: истинные способности людей к достижению их ценностных экспектаций могут быть существенно выше или ниже, нежели им кажется.

Мы осознаем, однако, что реальное поведение детерминирует воспринимаемый ценностный потенциал. Представляется также вероятным, что воспринимаемый ценностный потенциал значительно более важен, нежели настоящая ценностная позиция в детерминации того, как люди оценивают свои возможности. Достигнутые ценностные позиции группы могут быть совсем низкими относительно ценностных экспектаций, но воспринимаемая депривация и выражение неудовлетворенности будут иметь тенденцию оказаться низкими относительно той степени, в какой потенциал воспринимается как высокий. Отчетливо выраженная связь характеризует некоторые общества, находящиеся в предреволюционном состоянии: достигнутые ценностные позиции довольно высоки относительно ценностных экспектаций, но потенциал для роста или даже поддержания ценностных позиций воспринимается как падающий. Эти утверждения будут аргументированы в последующих главах.

Доступные людям направления их деятельности для приобретения или поддержания желательных ценностных позиций — это их ценностные благоприятствующие возможности; среди которых можно выделить три типа:

5-1012 личностные; * социетальные; политические.

Личностные благоприятствующие возможности — это унаследованные и приобретенные возможности для деятельности, направленной на приобретение ценностных позиций. Унаследованные возможности в большинстве коллективностей распределены нормально и поэтому мало релевантны для теории коллективного насилия. Технические умения и общий объем знаний, приобретенные с помощью образования, могут значительно повысить ощущения личной компетентности, в частности, относительно улучшения своих материальных ценностных позиций.

Социетальные благоприятствующие возможности — это усредненные направления деятельности, доступные членам коллективности, для прямого усиления своих ценностных позиций. Социетальные благоприятствующие возможности для приобретения экономических ценностей включают в себя диапазон и количество оплачиваемых видов занятий, легкость доступа к этим занятиям и экономические ресурсы для вознаграждения занятых. Ценности политического участия могут быть достигнуты по обычным рутинизированным каналам политического участия и рекрутирования в политическую элиту; достижение ценностей безопасности является в значительной степени функцией возможностей, которыми располагает политическая система для одновременной минимизации детальной регуляции человеческой деятельности и поддержания внутреннего порядка. Межличностные ценности усиливаются в той степени, в какой семейная и коммунальная (общинная) жизнь свободны от внешнего разрушающего воздействия, и в той степени, в какой действуют общепринятые нормы, на основе которых статус и уважение приводятся в соответствие межличностным связям.

Политические благоприятствующие возможности — это усредненные направления деятельности, доступные членам коллективности для того, чтобы побудить других людей обеспечивать им ценностное удовлетворение. Политические благоприятствующие возможности относятся к политическим действиям скорее как к средствам, нежели к цели; благоприятствующие возможности для политического участия как самоцели охватываются социетальными благоприятствующими возможностями. Те же самые процедуры и институты, которые обеспечивают последние, обычно предоставляют также средства, с помощью которых коллективности могут требовать от правительства ценностей благосостояния и власти. Существуют и другие виды возможностей, являющихся «политическими» в подразумеваемом здесь смысле, включая процедуры коллективных сделок, посредством которых рабочие могут потребовать от своих работодателей повышения уровня благосостояния, и ассоциативную деятельность субкультурных групп, предназначенную для повышения статуса своих членов в процессе их взаимодействия с членами других групп.

Масштаб RD — это степень ее распространенности среди членов коллективности относительно каждого класса ценностей. Некоторые виды деприваций характерны для определенного числа членов всех групп. Депривация релевантна возможности применения коллективного насилия в той степени, в какой многие люди чувствуют себя неудовлетворенными по поводу одних и тех же вещей. Неожидаемые личные депривации, такие как неудача в получении ожидавшегося продвижения по службе или неверность супруга, обычно постигают в любое данное время небольшое число людей, и потому они не столь велики по своим масштабам. События и виды таких, скажем, условий, как поражение в правах целой политической партии, сильная инфляция или падение группового статуса, в соотнесении с референтной группой, вероятно, усиливают RD среди целых групп или категорий людей и велики по своим масштабам. Аберле проводит дихотомию того, что именуется здесь масштабом, на два общих класса деприваций — личностные и основанные на групповом опыте13. Масштаб лучше рассматривать как континуум: должна иметься возможность идентификации (например, с помощью опросных методик) в любой коллективности, людей, которые ощущают себя депривированными относительно какого-то определенного класса ценностей.

Интенсивность RD — это степень негативного воздействия, которая ассоциируется с ее восприятием или, другими словами, острота неудовлетворенности или гнева, который она вызывает. Рансимен говорит о «степени» депривации, определяемой как «интенсивность, с которой она ощущается»14. Интенсивность, подобно масштабу, поддается прямой эмпирической оценке: можно сделать вывод об интенсивности человеческих ощущений RD, используя среди других методик интервью, проективные методики и технику контент-анализа15. Кроме того, можно определить ряд свойств ценностных экспектаций и ценностных возможностей, которые увеличивают или уменьшают масштаб и интенсивность депривации и которые необязательно можно получить на основе опросных методик. Некоторые детерминанты масштаба и интенсивности RD рассматриваются в следующей главе.

Потенциал коллективного насилия — зависимая переменная в гипотезе, сформулированной в начале этого раздела, — определяется как масштаб и интенсивность предрасположенности членов коллективности к насилию над другими. Для многих целей исследования этот потенциал можно трактовать как гипотетический конструкт, предрасположенность к действию, предположительно существующую в сознании многих членов коллективности, но измеряемую только с точки зрения жизненного опыта, предшествовавшего RD, или же с точки зрения возможных последствий величины коллективного насилия. Если она не может быть определена прямо, то гипотезе о ней не на что будет опереться. Единственной проверяемой гипотезой окажется та, согласно которой чем больше интенсивность и масштаб относительной депривации, тем больше величина коллективного насилия. Однако в принципе потенциал коллективного насилия может быть оценен независимым образом. Одним из средств является использование техники интервью, в ходе которых людей специально спрашивают, готовы ли они принять участие в мятеже или задают такие вопросы, ответы на которые позволяют им проецировать чувство насилия в ответ на амбивалентные стимулы. Эти методики можно применять в структурированных или лабораторных ситуациях. Они также могут быть и были использованы для естественных популяций. Гаррис, например, подсчитывал голоса черных американцев относительно их готовности к мятежу16. Можно было бы также сконструировать симуляционные (игровые) исследования предреволюционных ситуаций и оценить ответы участников игры, как это было сделано, например, Шварцем17. Такое разнообразие подходов позволяет судить скорее о потенциале коллективного насилия как о решающей интервентной переменной между неудовлетворенностью, вызванной депривацией, и политическим насилием, нежели считать его просто гипотетическим и излишним конструктом.

<< | >>
Источник: Гарр Т. Р.. Почему люди бунтуют. 2005

Еще по теме Определение относительной депривации:

  1. О. Г. Федорова кандидат юридических наук, докторант БЕДНОСТЬ В РОССИИ В 90-е гг.: ПРОБЛЕМА ОПРЕДЕЛЕНИЯ (Теория вопроса)
  2. Депривация в социальном конфликте
  3. И вечный бунт?.. (Предисловие переводчика)
  4. Что подлежит объяснению?
  5. К интегрированной теории политического насилия
  6. ГЛАВА 2Относительная депривация и побуждение к насилию
  7. Определение относительной депривации
  8. Относительная депривация и аналогичные причины политического насилия
  9. Паттерны относительной депривации
  10. ГЛАВА 3Интенсивность и масштаб относительной депривации
  11. Детерминанты интенсивности: степень относительной депривации
  12. Относительная значимость классов ценностей
  13. Детерминанты интенсивности: число возможностей
  14. Детерминанты масштабов относительной депривации
  15. Демонстрационные эффекты: показ новых образов жизни
  16. Демонстрационные эффекты: ценностные приобретения референтных групп