<<
>>

Формирование мировоззрения.

Выдающийся казахский поэт, просветитель, мыслитель Абай Кунанбаев (1845— 1904) занимает особое место в истории общественно-философской мысли Казахстана. Это объясняется не только тем, что Абай был гениальным поэтом казахского народа, родоначальником письменной казахской литературы, создателем литературного казахского языка, но и потому, что он является самой крупной фигурой в истории казахской культуры дореволюционной эпохи.
Абай — замечательный мыслитель, поднявший в своих произведениях острейшие социально- политические, философские, этические, эстетические проблемы в тесной связи с назревшими потребностями развития казахского общества.

В отличие от своих предшественников Ч. Валиханова и И. Алтынсарина Абай обращался к своему народу, призывал его к просвещению, пропагандировал новые идеи, критиковал предрассудки, косность, консерватизм на родном языке. С этой точки зрения он был подлинным нацио- •нальным деятелем, поэтом, философом, наиболее глубоко и ярко отразившим духовные переживания своего народа и его прогрессивные устремления.

Абай родился в Чингизских горах современной Семипалатинской области, в кочевьях племени Тобыкты. Это был один из районов Казахстана, рано попавших под влияние России. Еще до добровольного принятия казахами русского подданства в 1718 г., спустя два года после основания Омской крепости (1716 г.), полковником Ступиным была основана Семипалатинская крепость, преобразованная в 1782 г. в город. С 1822 г. Семипалатинск становится

окружным городом, а в 1854 г.— областным центром в связи с образованием Семипалатинской области. Ее коренное население издавна общалось с русскими поселенцами, испытывая на себе влияние их хозяйственной и культурной жизни. По примеру русских семипалатинские казахи стали переходить к оседлому и полуоседлому образу жизни; скотоводы занимались сенокошением, заготовкой кормов. По состоянию на 1889 г., общая численность населения области составляла 604 517 душ.

Из них 56 940 были оседлыми. Через Семипалатинск пролегал торговый путь из Европы и России в Китай. Торговое значение города особенно воз- ^ росло после установления в 1880 г. пароходного сообщения по Иртышу и строительства Сибирской и Алтайской железных дорог. Семипалатинск стал заметным торговым, административным и культурным центром в восточной части Казахстана.

С этим краем и связана жизнь и деятельность выдающегося казахского просветителя Абая Кунанбаева. Изменения, происходившие в экономической, политической и культурной жизни области, имели важное значение для формирования его мировоззрения.

Отец Абая был представителем казахской феодальной знати, занимавший в местной администрации должность старшего султана. Типичный казахский феодал, Кунанбай ретиво защищал привилегии своего класса, дедовские обычаи и порядки, высокомерно и презрительно смотрел на простой народ. Он стремился воспитать из сыновей феодалов, которые займут его место, и, будучи глубоко верующим человеком, обучал своих детей в мусульманской духовной школе.

Десятилетний Абай также был отдан в школу-медресе семипалатинского имама Ахмеда-Ризы. Обучение в медресе основывалось на схоластике, механической зубрежке малопонятных религиозных арабских текстов, слепом повиновении воле духовных лиц; здесь царил дух религиозного фанатизма.

Находясь в этой среде, юный Абай не мог не испытать ее определенного воздействия. Правда, медресе давало возможность своим питомцам познакомиться и с произведениями восточной классики. Здесь Абай, будучи еще подростком, прочел сочинения Фирдоуси, Физули, Навои, Саагди и др.214 Но классическая поэзия Востока не

оказала решающего влияния на формирование мировоззрения поэта.

В Семипалатинске Абай, по-видимому, общался с русскими, знакомился с их бытом, культурой, начал сознавать их превосходство перед кочевой жизнью казахов, а также понял бесполезность схоластического обучения в медресе. На этой почве усиливался у него интерес к русской науке и культуре.

Будучи учащимся Семипалатинской мусульманской духовной школы, Абай самовольно поступил в русскую приходскую школу. Подобный поступок был в то время из ряда вон выходящим.

Однако самовластный Кунанбай, считая образование Абая, полученное им в течение 5 лет в медресе, достаточным, оторвал сына от учебы. Видя его способности, отец решил постепенно научить Абая разбору споров, всевозможных тяжебных дел в казахских аулах, чтобы сделать из него в будущем знаменитого бия.

Частое присутствие молодого Абая на разборе тяжебных дел, слушание речей ораторов, нередко сочетавших красноречие с поэтическим даром, были небесполезны для будущего поэта. Они дали ему возможность познать искусство красноречия и остроумия. Современники Абая, составившие его первую биографию, писали, что он уже в 15 лет вступал в споры с опытными биями, чиновниками, показывая перед ними превосходство своих знаний; даже «видные люди из соседних родов стали слушать его, не считая его мальчиком. Люди того времени говорили о нем, что он непременно станет знаменитым бием»215. Далее сообщается, что Абай в двадцать лет стал признанным среди ораторов.

Но имя Абая приобретает известность не только благодаря искусству красноречия, а прежде всего потому, что честно, правдиво, беспристрастно разбирая дела, он умел выявить действительных виновников и определял им соответствующее наказание, не считаясь ни с привилегированным их положением, ни с родовыми обычаями.

Такое поведение Абая, естественно', не устраивало феодальную верхушку, особенно не нравилось оно отцу — Кунанбаю. В свою очередь, Абай тоже проявлял недовольство действиями самовластного отца, и на этой почве между ними участились конфликты, которые переросли в разрыв. Его можно рассматривать как поворотный момент в жизни Абая, окончательно определивший его судьбу. Просвети- тель не желал отныне мириться с патриархально-феодальными порядками, с отсталостью родного народа, он стал искать для него выход из мрака невежества и бескультурья, из состояния экономического и духовного застоя. Абай усиленно занялся изучением русского языка, произведений выдающихся представителей прогрессивной русской культуры. Посещая публичную библиотеку в Семипалатинске, он познакомился с русскими политическими ссыльными Е. П. Михаэлисом, С. С. Гроссом, Н. И. Долгополовым и др. Особенно тесные отношения установились у Абая с Михаэлисом, последователем русского публициста А. В. Шелгуно- ва, ученика Н. Г. Чернышевского.

Эти русские революционеры, ясно видевшие незавидное положение казахов, сочувственно относились к стремлению Абая служить своему народу. Они помогли ему в самообразовании, особенно в изучении русского языка и ознакомлении с произведениями прогрессивных русских писателей, мыслителей, русских революционных демократов. Как отмечено в биографических сведениях об Абае в первом издании его избранных стихов216, казахский поэт-просветитель читал произведения Пушкина, Лермонтова, Тургенева, Салтыкова-Щедрина, Достоевского, Некрасова, Толстого, Белинского, Добролюбова, особенно углубленно изучал произведения и биографию великого русского революционного демократа Чернышевского. Одновременно Абай занимался переводами произведений Пушкина, Лермонтова, Крылова на казахский язык, что имело огромное значение в дальнейшем культурном сближении казахского и русского народов.

Произведения Абая быстро распространялись в народе как в письменной, так и в устной форме, глубоко волновали людей. О впечатлении, какое производили его стихи на слушателей, говорит следующее сообщение: «Когда певец начинает петь насмешливые стихи Абая, слушатели оживают; они находят у себя или у другого те или иные недостатки, остроумно подмеченные Абаем.

Постепенно веселый смех умолкает, слушатели задумываются. Наоборот, настроение слушателей поднимается, когда певец приступает к таким произведениям Абая, как, например, «Охота с орлом на лисицу», «Красота женщины», стихи, посвященные природе, любви и т. п. Киргизы прекрасно понимают достоинство его произве- дений, поэтому слушают с интересом, хотя Абай беспощадно высмеивает и порицает, иногда даже проклинает за беспечный образ жизни»217.

Необыкновенный поэтический талант, ясный ум, гуманность — все эти замечательные качества Абая снискали ему огромную популярность в казахских аулах. Как к самому беспристрастному, справедливому человеку обращались к нему люди за помощью. За советами приходили бедняки, не находившие нигде правды, искали защиты женщины от издевательств, шли акыны, чтобы получить знания и поучиться поэтическому мастерству.

Казахские феодалы и муллы, ненавидевшие Абая за прогрессивно-демократические убеждения и просветительскую деятельность, сочиняли на него один донос за другим, называя его смутьяном, «неугомонным нарушителем обычаев, прав и установлений отцов и дедов», врагом белого царя. Они хотели расправиться с ним, но полиция, не имея достаточных улик, не смогла подвергнуть Абая репрессиям. Она не решалась на такой шаг еще и потому, что Абай был слишком популярен в народе. Дело кончилось тем, что, учинив обыск в его ауле, полиция запретила ему встречаться с русскими политическими ссыльными, приняла меры для изоляции от русских друзей. По этому поводу дочь Михаэ- лиса JI. Е. Хотимская писала: «Отцу и другим ссыльным — друзьям Абая — Семипалатинский военный губернатор запретил встречаться с Абаем, опасным и вредным для царизма человеком, над которым уже установлен был тайный полицейский надзор.

Отец рассказывал о том, как ссыльных — друзей Абая — после обыска у него в ауле выслали из Семипалатинска в отдаленные уезды и области»218.

Все это Абай глубоко переживал, испытывал сильные душевные страдания. Но его волновали не личные моменты, а пороки социальной среды, пагубно влиявшей на нравы людей. Вскоре к общему горю Абая одно за другим прибавились и его личные несчастья. В 1896 г. умер его талантливый сын Абдурахман, который учился в Петербурге и на которого Абай возлагал большие надежды. Смерть сына подорвала здоровье Абая. В мае 1904 г. умер другой сын — Маговья, смерть которого он пережил еще тяжелее. Спустя 40 дней после смерти второго сына скончался и сам Абай.

Выдающийся поэт-просветитель оставил после себя большое творческое наследие. Он написал много стихов, выражавших его общественно-политические, философские и художественные взгляды. За период с 1890 по 1898 г. Абаем написано, наряду со стихами, множество моралистических назиданий в виде небольших бесед, в которых более четко изложены его взгляды.

По характеру деятельности и воззрениям А. Кунанбаев является продолжателем дела своих предшественников — Чокана Валиханова и Ибрая Алтынсарина и выдающимся представителем прогрессивно-деімократических кругов казахской общественности конца XIX и начала XX в.

В вопросе о том, идеологом какого класса выступал Абай, в абаеведении были неправильные толкования и даже сознательные извращения. Алашордынцы, например, пытались зачислить просветителя в свой лагерь, считая его своим идейным предшественником. При этом они исходили из ложных концепций о том, что в дореволюционном Казахстане якобы не было классового деления общества, что будто бы казахский аул представлял общину людей, объединенных общностью интересов. Прикрываясь буржуазно- националистической демагогией об отсутствии классов в Казахстане, алашордынцы считали Абая выразителем дум всех казахов, всей нации. Себя они пытались выдавать за продолжателей его дела, г Националисты особенно усердствовали в журнале ™<Абай», издававшемся в Семипалатинске в 1918 г. Считая Абая своим учителем, они утверждали, что он выступал якобы против тех пороков, которые появились у казахов f после перехода в подданство России. По их мнению, Россия Г оказала на Казахстан не положительное, а отрицательное влияние, способствовала будто бы моральному падению казахов.

Между тем в вопросе о российском подданстве своего народа Абай выступал с прогрессивно-демократических позиций. Как будет показано ниже, просветитель глубоко понимал прогрессивное значение воздействия России на Казахстан, искренне радовался укреплению экономических и культурных связей между казахским и русским народами, призывал соотечественников к изучению русского языка и русской науки.

Что касается русских комментаторов творчества Абая до революции, то и они не видели классовой направленности его произведений, показывали его критиком пороков казахского общества в целом, замазывали то, что эта критика была адресована феодалам.

В «Восточном сборнике...», изданном спустя десять лет после смерти Абая, дана краткая биография казахского просветителя. Здесь при характеристике его личности подчеркивается, что «в своих стихотворениях он изображает отрицательные стороны жизни киргизского народа, задевает самолюбие соплеменников, чтобы таким образом искоренить в них дурные привычки». Или: «Никто лучше не знал старинных судебных обычаев, никто не умел, как он, решать легко трудные судебные вопросы, часто возникающие между киргизами. Сородичи избрали его волостным управителем, но когда он в борьбе с невежеством народа начал беспощадно наказывать пороки, против него образовалась партия. Разочаровавшись в народе, он добровольно отказался от должности»219.

Как видно из этих цитат, казахский просветитель противопоставляется народу, искажается его подлинный облик как прогрессивного деятеля.

В биографии Абая, составленной его родственником Кокбаем при первом издании избранных стихотворений поэта, также обойдено идейное содержание его поэзии. В биографии с сожалением отмечается, что Абай не стал знаменитым бием, что он не оправдал надежд степной знати.

177

8-680

И после Октябрьской революции в течение продолжительного времени отдельные писатели, литературоведы, философы неправильно оценивали личность Абая, рассматривая его как представителя класса казахских феодалов. В связи с 30-летием со дня смерти Абая в 1934 г. в журнале «Эдебиет майданы» («Литературный фронт») писалось: «Абай — подлинный сын эпохи родовых отношений и старшинства. Во взглядах Абая немало идеалистического, религиозного, феодального. Абай один из тех влиятельных лиц феодальной эпохи, которые управляли страной и были ее наставителями. Но Абай благодаря своей даровитости, увидев противоречия феодального строя, убедившись в том, что феодальный строй отживает свой век, умер в поиске нового общественного строя... С одной стороны, Абай, вырвавшись из среды своих современников, становится критиком и наставником людей, мудрецом, а, с другой,— главой своего рода, любившим организовывать партию, взаимную борьбу, власть»220.

Одни исследователи того периода называли Абая певцом феодализма, другие — связывали его деятельность с эпохой перехода от феодализма к капитализму и поэтому полагали, что он выражал якобы интересы и того, и другого, занимая некую «среднюю» позицию. Третьи — относили Абая к «новой эпохе», воспевавшего будто бы интересы растущего торгового капитализма. Были еще и такие абае- веды, по мнению которых Абай представлял ту казахскую феодальную знать, которая после завершения присоединения Казахстана к России, приспосабливаясь к новым условиям, начала принимать буржуазный облик, но вместе с тем еще не вырвалась из феодальных пут.

Итак, в вопросе о том, чьи классовые интересы выражал Абай, было немало путаницы, которую ввели в абаеведение прежде всего казахские буржуазные националисты. Эта путаница выражала идейно-теоретическую незрелость самих исследователей. Дело в том, что в процессе создания новой советской литературы была поднята проблема критического освоения литературного наследия прошлого. В этой связи большое актуальное значение приобрела оценка творчества Абая, определение его места и роли в истории казахской культуры вообще, в казахской литературе в частности. Но критическая переоценка наследия, в том числе творчества Абая, с позиций марксистско-ленинского мировоззрения,— это сложный процесс, имеющий положительные и отрицательные моменты, позитивные и негативные стороны.

Поскольку в культурном наследии прошлого творчество Абая занимает самое выдающееся место, различный подход к нему в разные периоды развития социалистического общества является как бы лакмусом, в котором проявились ошибки и заблуждения, но также и рост зрелости исследователей.

Уже во второй половине 30-х годов и в последующее время у исследователей сложилось вполне позитивное отношение к творчеству Абая, признавалась его заслуга как выдающегося деятеля и борца за интересы народа. В этом отношении немало сделано М. Ауэзовым, С. Мукановым,

М. Сильченко и др. В определении социального содержания творчества просветителя они единодушно сошлись на том, что Абай был выразителем интересов казахского крестьянства, трудящихся масс. Такая оценка классовой основы творчества Абая в целом правильна. Однако она, по нашему мнению, нуждается в уточнении.

К казахскому крестьянству в период жизни Абая нужно подходить дифференцированно, так как среди него были отсталые элементы, носители рутины и консерватизма, и прогрессивная прослойка, тяготевшая к русским поселенцам, стремившаяся вести хозяйство по их образцу, понять преимущества их хозяйственной деятельности и быта, перенять их производственные и культурные навыки. Именно данная часть казахского крестьянства выступала прогрессивной общественной силой, носительницей передовых для своего времени идей, и она прежде всего являлась социальной основой творчества великого казахского просветителя. Выражая интересы прогрессивного крестьянства, Абай стал подлинным выразителем дум и чаяний всего трудового народа.

Если прогрессивная часть казахского крестьянства составляла социальную опору творчества Абая, то идейным источником формирования его мировоззрения можно по праву назвать демократическую русскую культуру, представленную именами выдающихся русских писателей и революционных демократов, страстно боровшихся за прогрессивное обновление России. Без изучения произведений демократической русской литературы у Абая не сложилась бы цельная система идей о просвещении казахского народа, о необходимости экономического и культурного прогресса в его жизни, о развитии дружественных отношений с русскими. Примечательно, что Абай, подобно Валиханову, дружил с русскими политическими ссыльными — врагами самодержавия. Это заслуживает серьезного внимания. Ведь ему были близки не царские чиновники, а прогрессивные русские интеллигенты, те, что на родине боролись против бесправия и деспотизма и чьи поступки были воодушевлены демократическими идеалами. Факт сближения и дружбы Абая с этими людьми — одно из убедительных свидетельств того, что казахский просветитель был в демократическом лагере России, служил проводником его прогрессивных идей в Казахстане.

8*

179 Безусловно и то, что Абай — замечательное порождение казахской действительности. Именно социально-экономи- ческая жизнь Казахстана второй половины XIX в., протекавшая под прогрессивным воздействием России, пробудила у него первые мысли о просвещении народа, дала ему пищу для размышления о его судьбе и перспективах развития. Именно это обстоятельство побудило его изучать русский язык, посещать в зрелые годы Семипалатинскую библиотеку, читать разнообразную литературу.

Но Абай не только преемник передовой русской культуры, но и носитель лучших культурных традиций своего народа. Знакомство с казахским устно-поэтическим творчеством, выражавшим идеи борьбы против несправедливости, насилия, бесправия, за свободу личности, за торжество правды, имело важное значение в формировании мировоззрения Абая. Овладев богатством казахского фольклора, он сумел создать высокохудожественные произведения, которые правдиво отражают жизнь и потому до сих пор волнуют читателей, приносят им истинное эстетическое наслаждение.

Если демократическая русская культура явилась идейным источником формирования прогрессивных и просветительских идей Абая Кунанбаева, то усвоение им лучших достижений казахского народного творчества помогло ему стать великим национальным поэтом, создателем новой культуры казахского народа. Конечно, мы здесь далеки от мысли, что передовая русская культура определила содержание творчества Абая, а казахская устно-поэтическая культура — его форму. Этим самым целостное творческое наследие Абая искусственно разрывалось бы на две части, что не имеет ничего общего с научным освещением данного предмета.

Творчество Абая было одним из первых ярких примеров обогащения не только содержания, но и формы культуры казахского народа за счет освоения демократических элементов русской культуры. Абай — выдающийся просветитель, пропагандировавший в своих произведениях прогрессивно-демократические идеи, и великий поэт, сделавший крупный шаг вперед в художественном развитии своего народа. Созданные им прекрасные стихи и мелодии не имели ранее ничего подобного в казахской поэзии и музыке.

Казахская литература в лице Абая не могла бы подняться на большую высоту без воплощения в себе новых идей. Поэтические строки Абая красивы не только стройностью, лаконичностью и созвучием, но и заключенными в них мудрыми мыслями, выражающими его социальные воззрения. Это значит, что творческое восприятие Абаем прогрес- сивных идей русской культуры создало духовные предпосылки как идейного, так ,и художественного обогащения культуры казахского народа.

<< | >>
Источник: Бейсембиев К. Б.. Очерки истории общественно-политической и философской мысли Казахстана (дореволюционный период). Алма-Ата, «Казахстан». 428 с.. 1976

Еще по теме Формирование мировоззрения.:

  1. Формирование мировоззрения и общественная деятельность.
  2. Глава 26. ФОРМИРОВАНИЕ МИРОВОЗЗРЕНИЯ ШКОЛЬНИКОВ В ОБЩЕЙ СИСТЕМЕ УЧЕБНО-ВОСПИТАТЕЛЬНОЙ РАБОТЫ
  3. 1. Формирование у учащихся мировоззрения как важнейшая воспитательная задача школы
  4. РОЛЬ ФИЛОСОФСКИХ НАУК В ФОРМИРОВАНИИ НАУЧНОГО МИРОВОЗЗРЕНИЯ И РЕЛИГИОЗНОЙ КУЛЬТУРЫ С.К. Носов
  5. 1. Формирование революционного мировоззрения передовой дворянской молодежи. Первые тайные общества декабристов.
  6. Ведущая роль в воспитывающем обучении отводится формированию у учащихся диалектико-материалистического мировоззрения. § 1.2.1. СИСТЕМА МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКИХ ИДЕЙ ШКОЛЬНОГО КУРСА ХИМИИ
  7. II. Культ, мировоззрение, экономика
  8. 2. ФИЛОСОФИЯ И МИРОВОЗЗРЕНИЕ
  9. Мировоззрение.
  10. К преодолению механического мировоззрения
  11. Основные виды мировоззрения
  12. ГЛАВА VI МИРОВОЗЗРЕНИЕ АБАЯ КУНАНБАЕВА
  13. Формы мировоззрения.
  14. Глава 13 МИРОВОЗЗРЕНИЕ
  15. РЕАЛИЗМ И МУДРОЕ МИРОВОЗЗРЕНИЕ