<<
>>

Материалистическая тенденция и свободомыслие.

Ибрай Алтынсарин не оставил нам трудов, излагавших его философские взгляды. Но из этого не следует, что он их не высказывал. Из его переписки видно, что казахский просветитель был знаком с произведениями многих мыслителей.
В письме к учителю Мазохину Алтынсарин писал: «Придерживайтесь только совета на дальнейшее время, не моего совета, а знаменитого философа — педагога Каменского210: истинно счастливы те, которые могут себе сказать: мы живем своим личным, честным трудом», да еще другого арабского философа, которого, когда спрашивали, в чем состоит счастье и богатство, отвечал: «В умеренности»211.

По свидетельству современников, у Алтынсарина имелась домашняя библиотека. Были у него сочинения русских писателей, например, Л. Н. Толстого1 («Война и мир», «Анна Каренина» и др.), Гоголя, Пушкина, Лермонтова, Чернышевского, Добролюбова, Белинского, Крылова; из иностранных авторов — Бокля «История цивилизации в Англии», Шекспира, Байрона, Руссо, Гегеля. Много было педагогических трудов212. Если перечисленные произведения лишь косвенно указывают на те источники, из которых черпал свои знания Алтынсарин, то его переписка, докладные записки по служебным делам в той или иной степени раскрывают некото- рые черты его мировоззрения. Они свидетельствуют, что взгляды просветителя на систему обучения и воспитания пронизаны ярко выраженной материалистической тенденцией и характеризуются решительным отрицанием религиозной схоластики.

Показательным примером, свидетельствующим о материалистическом характере воззрений казахского просветителя на природу, служит его речь при открытии ремесленного училища в г. Тургае в ноябре 1883 г. Как явствует из этой речи, для Алтынсарина знание есть не что иное, как познание окружающей действительности. «Полагают, что ?мы от природы народ умный, практический, и верность такого мнения мы должны стараться доказать на деле.

Ум природный способен обнимать лишь то, что его окружает, а развить его и сделать способным узнавать и то, чего он не видел, может только светское образование»213.

Любопытно содержание рассказа «Сын бая и сын бедняка», который раскрывает представления просветителя о причинах сообразительности человека, об истоках его знаний и умений. По сюжету рассказа, два мальчика — сын бая и сын бедняка, увлекшись игрой в степи, отстали от откочевавшего аула. В необозримой и безлюдной степи они оказались предоставленными самим себе. В этих условиях байский сынок, проявив полную беспомощность, принялся плакать. Сын же бедняка не растерялся. На стоянке аула он подобрал различные предметы и, обнаружив свежие следы перекочевки, взял за руку друга, и они отправились по этим следам. После долгих поисков, ночевки в поле мальчики добрались до своих одноаульцев. Все это — благодаря находчивости, сообразительности и изобретательности бедняцкого сына. В рассказе Алтынсарин убедительно показал, что знающим становится только тот, кто трудится. В процессе жизненной борьбы человек получает необходимые сведения о внешнем мире, его явлениях и законах. Практическая деятельность является источником знаний человека об окружающем мире, его умственного развития.

Подчеркивание Алтынсариным роли труда в развитии умственных способностей весьма характерно. Здесь мы видим догадку казахского просветителя об определяющей роли практики в познавательной деятельности людей. Это бесспорно материалистическая мысль.

Однако материалистические представления Алтынсарина о мире не были последовательны. Отдельные рассказы в «Киргизской хрестоматии» показывают, что он верил в бога как в первопричину мира. Например, в рассказе «Ученый человек» просветитель пишет, что мы видим «небо и землю, солнце и луну, на небе звезды, видим горы и камни, ветер и дождь; как подумаешь о них, все это творить человек бессилен. Это значит, что творцом всего этого должна быть невидимая для нас сверхъестественная сила»1.

Еще более разительно написание Алтынсариным религиозной книги «Шараитли ислам» («Основы ислама») в 1884 г.

Описывая в ней красоту природы, ее бесчисленные богатства, разнообразных животных, многообразный растительный мир, реки и озера, долины и горы, одним словом, все то, что окружает человека и служит ему для разных целей, И. Алтынсарин говорит, что все это должно быть создано богом, обладающим чудодейственной силой.

Правда, у Алтынсарина нет категорического утверждения о существовании сверхъестественного духа. Соглашаясь с общепринятыми утверждениями относительно многообразия природы, гармонии мира, доказывающих якобы премудрость бога-творца, казахский просветитель как бы не желает стать в оппозицию по отношению к официальной идеологии.

Но в то же время это не мешало ему ненавидеть проповедников религии, в частности мулл. Признавая существование творца мироздания, Алтынсарин, подобно деистам, выступал против мракобесия и невежества, критиковал нелепости религиозных предрассудков. Он считал, что человеку необходимо руководствоваться в своих практических действиях не суеверными обычаями, не предписаниями религии, а здравым рассудком, разумом. Признавая религию, казахский просветитель одновременно обращался к самим верующим, чтобы побудить их к изучению науки. Здесь Алтынсарин отступал от своего просветительско-педагогиче- ского метода, противопоставленного им религиозной схоластике, пытаясь примирить науку и религию.

Эта противоречивость мировоззрения просветителя наиболее выпукло обнаруживается в вышеупомянутой книге «Шараитли ислам». Он выступает в ней как бы в двух лицах — муллы и просветителя. В первой роли он заявляет, что творец мира вначале предопределил путь к раю и аду, но куда попадет данный человек — не предусмотрено богом, а зависит от самого человека, от того, какие поступки он будет совершать при жизни. Во второй роли Алтынсарин разъясняет верующим, что только изучение науки, приобретение положительных знаний позволит им разобраться, где добро и где зло, как следует поступать, чтобы попасть в рай и избегнуть ада. Таким образом, ключ к вратам от вечного блаженства, оказывается, заключается в образовании, в просвещении. В этой же книге Алтынсарин призывает молодежь изучать такие науки, как математика, медицина, астрономия и др. Причем он отмечает, что якобы сама религия считает науку огромной рекой, являющейся неисчерпаемым источником благ для людей. И те, кто попробует, и те, кто не попробует воду из этой реки, все равно будут недовольны (арманда). Первые потому, что познают цену науки и поймут: ввиду ее безграничности и глубины нельзя познать всего того, что хотелось бы. Вторые же будут горько сожалеть и, оставаясь неграмотными и невежественными, не смогут оценить чудес науки, ее полезности.

Таким образом, даже в религиозном произведении И. Алтынсарин, оставаясь верным своим просветительским идеалам, высказывает (правда, в религиозной «оболочке») плодотворные идеи о бесконечности научного познания мира, противоречивости познавательного процесса.

Религиозные моменты в деятельности Алтынсарина не могут заслонить его значения в истории казахского народа как выдающегося просветителя, посвятившего всю свою сознательную жизнь делу народного образования, как замечательного общественного деятеля, который в пору господства реакции сделал смелую попытку вывести массы из темноты и невежества, направить их на путь прогресса.

Противоречивость Алтынсарина объясняется противоречивостью той общественно-исторической среды, в которой он жил и работал. С одной стороны, его прогрессивные и просветительские идеи сформировались под благотворным влиянием русской культуры, а с другой — Алтынсарин вырос и развернул свою деятельность в патриархально-феодальном обществе, влияния которого он полностью не смог преодолеть. И. Алтынсарин, в отличие от Ч. Валиханова, сложился как мыслитель и просветитель после реформы 1861 г., когда миновал период острого кризиса царизма, исключительного напряжения классовой борьбы и революционного вооду- шевления русского народа, вызванных требованием коренных социальных преобразований.

Ч. Валиханов в основном занимался научно-исследовательской деятельностью, ставящей своей целью сблизить свой народ с народом России, открыть перспективы для прогрессивного развития родного края. И. Алтынсарин, в отличие от своего предшественника, все свои силы отдал делу просвещения казахского народа. Что касается его литературной деятельности, то он занимался ею постольку, поскольку она была необходима для практического решения главной его задачи.

В этот период вместе с начавшимся бурным развитием капитализма наступила полоса относительно спокойного развития, которая благоприятствовала деятельности религиозных учреждений и всяких миссионерских организаций, начавших активную борьбу против материалистических и атеистических воззрений. Это обстоятельство также необходимо учитывать при анализе общественной и творческой деятельности Ибрая Алтынсарина. Но если даже в этих условиях он занял видное место в истории культуры своего народа, то это благодаря назревшим потребностям социально-экономической жизни Казахстана, порожденным прогрессивным влиянием России, усилением экономической и культурной связи казахского народа с русским.

<< | >>
Источник: Бейсембиев К. Б.. Очерки истории общественно-политической и философской мысли Казахстана (дореволюционный период). Алма-Ата, «Казахстан». 428 с.. 1976

Еще по теме Материалистическая тенденция и свободомыслие.:

  1. Ренессансное свободомыслие
  2. Материалистическая диалектика
  3. 13.4.1 Материалистическая редукция сознания
  4. Материалистическое понимание истории
  5. Очерк 8 МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКОЕ ПОНИМАНИЕ МЫШЛЕНИЯ
  6. О НАУЧНОМ СТАТУСЕ МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ДИАЛЕКТИКИ В.Л. Акулов
  7. Материалистическое учение И. М. Сеченова о психических явлениях
  8. Материалистическое объяснение состояний тела (смерти и сна)
  9. Ведущая роль в воспитывающем обучении отводится формированию у учащихся диалектико-материалистического мировоззрения. § 1.2.1. СИСТЕМА МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКИХ ИДЕЙ ШКОЛЬНОГО КУРСА ХИМИИ
  10. К вопросу о диалектико-материалистической критике объективного идеализма ОБЪЕКТИВНОГО ИДЕАЛИЗМА
  11. Тенденция к слиянию
  12. Тенденции биологической эволюции
  13. Основные тенденции развития
  14. 7.6. ТЕНДЕНЦИИ БУДУЩЕГО КУЛЬТУРЫ
  15. ТЕНДЕНЦИИ ИНТЕГРАЦИИ БИЗНЕСА.
  16. Основные тенденции развития
  17. 2. Глобализация культуры: тенденции и противоречия
  18. Основные тенденции развития