<<
>>

Социально-политические взгляды.

В прошлом в определении сущности мировоззрения просветителя имелись две крайности: либо отрицание прогрессивности, исторических заслуг мыслителя перед своим народом, либо попытка модернизации его личности, стремление представить его чуть ли не революционером, указавшим «народу путь к избавлению от несчастной и тяжелой жизни».
Подобные крайности в объяснении социального содержания творчества Абая имели место вследствие недостаточного учета конкретно- исторических условий жизни и деятельности просветителя. Значение Абая в истории казахской культуры так же, как и других казахских мыслителей, должно быть определено в зависимости от того, каковы были состояние общественной жизни Казахстана в его время и отношение просветителя к этой жизни, что нового он хотел внести в нее?

В условиях экономической разобщенности различных районов Казахстана Абай не знал Чокана Валиханова и Ибрая Алтынсарина, хотя жил почти в одно время с ними. Однако их идейная общность, единство целей несомненны. Все они отчетливо видели отсталость Казахстана, темноту, невежество своего народа, сознавали необходимость его просвещения. Но, как уже отмечалось, Абай в отличие от предшественников разговаривал с народом на родном языке, общаясь с ним при помощи стихов и «бесед» (проза), делился своими мыслями, думами, переживаниями. В них он раскрывал и конкретизировал понятие «просвещение», всесторонне анализировал казахскую жизнь, характеризовал поведение, поступки своих современников, показывал их положительные и отрицательные черты, стремился наставить их на правильный путь.

Усвоив русский язык и познакомившись с русской культурой, Абай увидел другой мир: прогресс науки и техники, усиление власти человека над природой, стремление других стран и прежде всего прогрессивной России к более высокой культуре, к свободе и равенству, светлому будущему. Между тем в родном краю царят средневековый застой, примитивный образ жизни, прозябание в стороне от столбовой дороги развития цивилизации.

Казахи не имеют представления об успехах, достигнутых другими народами и странами, не знают ни городов, ни культурных очагов. Абай спрашивает себя: «Неужели мы так и останемся ничтожнейшими среди народов мира?»221. С горечью отмечает великий просветитель разобщенность казахов на враждующие роды, бесконечные междоусобицы, которые тянут народ назад, в пропасть. По мнению Абая, темные, неграмотные массы казахского аула не сознают своего невежества и потому не понимают порочности тех действий, которые они совершают на каждом шагу. Они не интересуются тем, «где неправда и где правда».

В объяснении причин отсталости Абай придерживался чисто просветительских взглядов. Будучи идеалистом в понимании общественных явлений, он искал причины не в уровне развития социально-экономической жизни, а в господстве среди народа реакционных обычаев и патриархально-родовых предрассудков, мешавших ему познать полезность образования, знаний. Согласно Абаю, невежественность настолько разъедает людей, что любой разумный человек, оказавшись в' их среде, может стать безумным, совершающим нелепые поступки.

В поэме «Масгуд»222 умный джигит, попав в невежественную среду, теряет разум, следуя требованиям невежд. Абай пишет:

Но земля и в то время была полна Глупцов и невежд, как во все времена. Они губят разум, добро, красоту, Прекрасная жизнь ими осквернена223.

Абай советовал соотечественникам не следовать мнениям «безумной толпы», выступал против слепой веры в молву, указывал на необходимость проверки ее истинности при помощи разума. Руководствуясь чужими мнениями, предрассудками, люди часто мирятся с тяжелой жизнью, не желают избавить себя от излишних жертв и заблуждений. Если бы они в своей деятельности опирались на разум, то легко убедились бы в несостоятельности своих рассуждений и нелепости поступков. Просветитель выдвигает веские аргументы, доказывающие неправоту патриархальных представлений и привычек и веками не оспаривавшихся никем. Для избавления своих соотечественников от векового невежества Абай предлагает распространять среди них образование, полагая, что только наука, знания помогут людям раскрыть глаза, познать окружающий мир.

По его мнению, невежество не только вводит людей в заблуждение, приводящее их часто к неудаче, но и порождает такие пороки, как несправедливость, бесчестье, насилие, злодейство, которыми полны казахские аулы. Таким образом, невежество у Абая — универсальное зло, которое всюду служит причиной отрицательных явлений. Поэтому его устранение посредством просвещения должно создать всеобщие глобальные предпосылки общественного прогресса. Как бы ни были своеобразны просветительные взгляды Абая, в главных вопросах он стоял на позициях русских и западноевропейских просветителей. В. И. Ленин в статье «От какого наследства мы отказываемся?» указывал на то, что они были охвачены «горячей враждой к крепостному праву и всем его порождениям в экономической, социальной и юридической области»1.

Эта черта просветителей, подмеченная Лениным, в известной степени относится и к Абаю. Призывая народ к ликвидации отсталости, бескультурья, к общественному прогрессу, он, по существу, выступал против патриархально-феодальных отношений.

Характерная черта просветителей, подчеркнутая Лениным,—«это отстаивание интересов народных масс, главным образом крестьян...»2 Она вполне применима и к просветительским идеям Абая, о чем пойдет речь ниже.

Наконец, всем русским просветителям была свойственна «горячая защита просвещения, самоуправления, свободы, европейских форм жизни и вообще всесторонней европеизации России»3. Это имеет прямое отношение к Абаю, с той лишь разницей, что если русские просветители ставили задачу «всесторонней европеизации России», то казахский просветитель говорил о приобщении Казахстана к культуре русского народа и через нее — к европейской цивилизации.

Великий русский революционный демократ и мыслитель В. Г. Белинский в первый период своей творческой деятельности, еще не поднявшись до революционного демократизма, выступая против крепостничества и пороков общественной жизни, призывал русский народ к просвещению, полагая, что благодаря ему люди будут совершенствоваться нравственно, а это создаст условия для устранения общественного зла и демократического преобразования России. Подчеркивая, что все усилия честных интеллигентов должны быть направлены на просвещение русского народа, В. Г. Белинский писал: «Быть апостолами просвещения— вот наше назначение... Итак, учиться, учиться и еще- таки учиться»224.

Призыв Абая к просвещению созвучен призыву Белинского. Но в условиях патриархально-феодального общества, чтобы обучать детей положительным знаниям, казахским интеллигентам необходимо было сначала самим получить русское образование. Вот почему предшественник Абая Алтынсарин видел в русско-киргизских школах решающее средство просвещения казахского народа. Он считал, что эти школы, обучая детей грамоте и русскому языку, давая им необходимые полезные знания, помогут создать ядро образованных людей, которые понесут знания в широкие массы.

Несмотря на то, что Абай и Алтынсарин не знали друг друга, их взгляды на просвещение родного народа поразительно совпадают. И Абай считал, что единственно верный путь просвещения народа — это изучение русского языка и усвоение лучших достижений русской культуры. В «Двадцать пятом слове» своих моралистических назиданий Абай писал: «Главное — научиться русской науке. Наука, знания, достаток, искусство — все это у русских. Для того, чтобы избежать пороков и достичь добра, необходимо знать русский язык и русскую культуру.

Русские видят мир. Если ты будешь знать их язык, то на мир откроются и твои глаза»225.

Призывая подрастающее поколение учиться и приобрести русское образование, Абай хотел, чтобы оно следовало примеру выдающихся представителей русской культуры, а не стремилось к занятию доходных должностей. Просветитель прилагал большие усилия к тому, чтобы сами казахи изменили свое отношение к русскому образованию. Часть местного населения, воспитанная в духе ислама и поддавшись антирусской пропаганде духовных лиц, считала грехом отдавать своих детей в русские школы. Многие родители боялись того, что, получив русское образование, их дети забудут веру, примут христианство и станут кафырами.

В своих произведениях Абай убеждал соотечественников не страшиться понапрасну, внушал им чрезвычайную важность просвещения. «Говорю тебе я правду,— писал Абай,— не торопись женить сына, обучай его русской науке, хотя бы пришлось тебе для этого заложить все свое имущество.

Если хочешь, чтобы твой сын стал человеком, то учи его и сделаешь тем благо ему и своему народу»226.

Борясь за просвещение народа, Абай выступает в роли не только пропагандиста русского образования в Казахстане, но и педагога, дающего учащимся наставления о том, как изучать науку, как ее понимать и любить, как ее использовать в процессе жизни и т. д. «Тридцать второе слово» моралистических назиданий показывает, что Абай ясно представлял общественную значимость науки, ее практическую ценность.

Просветитель требует от учащихся увлеченности, беззаветной отдачи себя этому делу, как самому любимому занятию. «Если страстно полюбишь науку и само знание будешь считать достоянием, то оно даст тебе высшее блаженство. Тогда ты закрепишь в памяти то, что знаешь, и будешь страстно стремиться познать то, чего еще не знаешь»227,— говорил он.

Ненавидя бесконечные межфеодальные споры, раздоры, Абай бичует тех людей, которые изучают науку только для того, чтобы блеснуть в подобных спорах. Но это не значит, что он вообще отрицает споры, борьбу мнений в науке. Наоборот, считает полезной для познания честную борьбу, чтобы она не вытекала из зависти и тщеславия, из темных замыслов. «Не учись ради спора. Для сосредоточения внимания небольшие споры небесполезны. Бесконечные споры не только не исправят человека, а портят его»228. Ибо тот, кто любит споры, по мнению Абая, устраивает их не для выяснения истины, а лишь для того, чтобы побить своего противника. Абай призывает казахскую молодежь почитать и ставить выше всего истину, быть до конца преданной ей. «Если достигнешь истины, то не отступай от нее даже под угрозой смерти,— говорил Абай.— Если твоя истина не овладеет тобой целиком, хотя ты уверен в ней, то для кого же другого она может быть ценной? Как ты можешь желать от других уважения к тому, чему сам не служишь преданно?»229.

Требование Абая быть верным научной истине имеет важное значение. Этим он косвенно осуждает всякое лицемерие, создает идейную почву для отрицания несправедливых общественных порядков.

Для людей, изучающих науку, казахский просветитель считает необходимым размышление и воображение, как качества, развивающие у них интеллектуальную способность. «Без мысли и воображения наука не может развиваться»230. По Абаю, для развития умственных способностей человеку необходимо избавиться от таких вредных и опасных недостатков, как беспечность, легкомысленность, отсутствие увлеченности. «Развивай характер,— призывал Абай.— Характер — это сосуд, который вмещает и науку и разум. Если ты будешь легкомыслен, легковерен, если ты будешь увлекаться пустыми забавами, то характер твой испортится, ослабнет. После этого нечего и учиться, потому что все равно пользы не будет»231.

Абай восстает против веками устоявшихся традиций, против бездумного времяпрепровождения, указывает на непозволительность такого поведения, советует молодым людям попытаться осмыслить жизнь, повернуться лицом к знаниям, науке. Он всячески стремится доказать, что именно в науке и просвещении содержатся благополучие и все проявления человеческого счастья. «Если вы со всей страстностью отдадитесь изучению науки,— говорил Абай, обращаясь к молодежи,— то найдете в ней богатство и почет»232. Терпеливое и настойчивое учение поможет достигнуть высокой цели.

Абай неоднократно подчеркивал, что наука и просвещение пробуждают у людей сознание собственного человеческого достоинства, вызывают готовность бороться за себя, за правду и справедливость. По мнению просветителя, знание делает человека способным отстоять себя от посягательств злонамеренных и подлых людей, так как он знает законы и потому представляет, как нужно бороться против беззакония и несправедливости. «Если бы по моему примеру много людей стало добывать честным трудом добро,— писал Абай,— то мы не согласились бы... с насилием и беззаконием»233. Конечно, это наивное предположение. В эксплуататорском обществе с помощью одного просвещения невозможно устранить пороки и добиться торжества правды и справедливости. Но в условиях дореволюционной отсталости Казахстана идея использования просвещения для борьбы с общественным злом имела исключительно прогрессивное значение и сыграла положительную роль.

Однако на пути практического осуществления своих просветительских замыслов Абай, как И. Алтынсарин, встречал много препятствий. Он видел, что волостные управители, бии и баи, занятые личным обогащением, меньше всего думали о просвещении народа. Наоборот, они боялись этого потому, что образование может помешать их неблаговидным делам, и всячески принижали его значение в обществе. «Честь, бесчестие, разум, наука — все это для них ниже скота»1,— возмущался Абай. Простому же народу, занятому повседневной борьбой за существование, не до обучения своих детей.

Абай оказывается перед фактом неразрешимых противоречий, которые невозможно преодолеть одной лишь пропагандой просветительских идей. Он приходит к выводу, что нельзя добрым советом заставить учиться людей, так как «невежество впиталось в мясо и кости народа вместе с материнским молоком и выело из него человечность»2.

Не находя иного пути просвещения народа, Абай заявляет о необходимости передачи власти в руки просвещенных людей. Он считает, что человек, который не только хочет дать совет казахам, но и желает наставить их на путь разума, должен иметь в руках власть. «Надо взять детей у родителей, отдать ребят в школы, направить одних на одну специальность, других — на другую. Надо создать школы, надо, чтобы население давало средства на эти школы, надо, чтобы учились все, даже девушки. И вот тогда, когда молодежь вырастет, а состарившиеся отцы перестанут вмешиваться в разговоры молодежи, может быть, тогда казахи и исправятся»3.

Это высказывание Абая в известной мере напоминает следующее заявление Чернышевского. «Если бы мне теперь власть в руки, тотчас провозгласил бы освобождение крестьян, распустил бы более половины войск... как можно более просвещения, учения, школ»234. Революционный демократ Н. Г. Чернышевский намеревался провести подобные социальные и культурные преобразования после насильственного свержения царского самодержавия. В своем же идейном росте Абай не дошел до революционного демократизма, и, конечно, он не помышлял о захвате власти. Но объективно логика его мысли в данном случае работала в этом направлении.

Предшественники Абая выступали против бесправия женщин и ставили вопрос о их освобождении от рабства. В этом вопросе Абай следовал за предшественниками. Он считал необходимым обучение девочек наравне с мальчиками.

Идеи Абая о просвещении казахского народа на основе приобщения его к русской культуре, об организации всенародного образования, об открытии и содержании школ на общественные средства и обучении мальчиков и девочек, об использовании знаний для борьбы с общественными пороками имели в то время огромное значение. Просветительские взгляды Абая наряду с деятельностью Ч. Валиханова и И. Алтынсарина свидетельствовали о том, что в недрах разлагавшегося патриархально-феодального общества рождались прогрессивные общественные силы, которые не хотели дальше мириться с отсталостью своего народа и сознавали необходимость бесповоротно следовать за демократической Россией, видя в этом единственно верный путь социального прогресса.

Выше отмечалось, что консервативные акыны Шортамбай, Дулат и другие выступали противниками всяких новшеств, появившихся в экономике Казахстана после его присоединения к России, желали сохранить патриархально- феодальные устои, кочевое хозяйство. В противовес им Абай отстаивал идеи экономического прогресса, приветствовал развитие ремесленно-кустарной промышленности, земледелия и торговли, указывал на неустойчивость кочевого скотоводческого хозяйства и слабость развития земледелия и ремесла. «Нет у многих из нас иной мысли,— писал он,— кроме мечты об увеличении поголовья скота. Нет у нас земледелия, торговли, мастерства, науки. Скот погибает от джута, а ремесло всегда остается в руках»235. Таким образом, Абай хотел видеть экономику Казахстана многоотраслевой и развитой, которая бы способствовала совершенствованию человеческой деятельности, взаимному обмену продуктами, приумножала богатство, сделала жизнь разнообразной и содержательной.

Но жалкое состояние ремесленно-кустарного производства и земледелия, слабое развитие торговли, отсутствие науки и техники у казахов побудили Абая обратить взоры не только к России, к русскому народу, но и к другим народам, живущим по соседству с Казахстаном. Он говорит об ошибочности распространенных среди некоторой части казахского населения представлений об узбеках и татарах, оценивает их достоинства по тому, чем они занимаются. Опровергая неверные представления, Абай пишет: «Я тогда думал, что кроме нас нет хорошего народа и что самый лучший в мире народ — мы, казахи... Теперь я вижу, нет такого растения, которого сарт (узбек.— К. Б.) не сумел бы вырасти. Нет такой вещи, которую он не сумел бы смастерить, нет такой страны, куда бы ни проник купец-сарт-

...И теперь, при русских, быстрее переняли сарты русские знания и русское мастерство.

Обходительность, чистота, вежливость — все у сартов»1.

Абай положительно отзывается и о других соседях казахов— татарах, которые далеко опередили казахов в экономическом и культурном отношениях. «Татары,— отмечает он,— хорошие ученики, умеют трудиться...»2.

Из этих высказываний видно, что Абаю были чужды националистические узость и пренебрежение к другим народам. Пйтая к ним чувства уважения, он призывает казахов перенять все полезное, что имеется в их экономике и культуре, чтобы не отставать от них в своем развитии.

Абай жил в период, когда капиталистические отношения стали постепенно проникать во все сферы жизни казахского общества, разрушая патриархально-феодальные отношения. Однако многие уродливые явления, унаследованные от старины, продолжали жить и в новых условиях. Это прежде всего межфеодальная, межродовая борьба, которая приняла иную форму, выражаясь теперь в кляузах, жалобах, доносах феодалов властям на своих противников; в образовании всевозможных группировок, партий на выборах; в организованном угоне скота и т. д.

Против барымты выступал, как известно, Ч. Валиханов, считая ее «легким способом к добыванию насущного хлеба», приучающим людей к лености и паразитизму. И. Алтынсарин рассматривал ее как великое общественное зло, разрушавшее хозяйственный уклад казахов и истощавшее их движимые богатства.

И Абай Куианбаев, сознавая общенациональные интересы казахского народа, еще более энергично выступал против межфеодальной и межродовой борьбы. Он горячо критиковал организаторов группировок, интриг, сочинителей клеветнических доносов на честных людей, пытался создать вокруг них атмосферу всеобщей ненависти и презрения. Абай разоблачал всю глубину моральной низости степных воротил, обращал внимание на пагубные последствия их неблаговидных дел.

Где солнце смеялось земле и цветам,— Осенняя слякоть и сумерки там. Скандалы и распри мертвят, как зима, Раздолье — мерзавцам, раззор — беднякам236.

Абай, как и его предшественники, верил в то, что ликвидация барымты и вражды среди казахских родов улучшит экономическую жизнь края. Его возмущали степные вожаки, которые «промышляют двумя вещами»— воровством и попустительством. Вор рассчитывает разбогатеть кражей скота, а хозяин скота пытается наверстать убыток, украв у соседа с излишком, «власть имущие стараются разбогатеть за счет истца»237, клеветники хотят нажить богатство на доносах, плуты — на подстрекательствах, а простые люди, одураченные мошенниками, дерутся то на стороне одних, то на стороне других. «Если бы исчезли это воровство и эти два способа наживаться,— говорил Абай,— то, может быть, люди занялись бы хозяйством, беки ограничили бы свою алчность, а бедняки, стремясь к тому, чего у них нет, обратили бы свои желания к достойному труду»238.

Будучи идеалистом в толковании общественных явлений, Абай не мог правильно объяснить коренные причины межродовых раздоров, потому что видел их не в экономических отношениях людей, а в особенностях нравов, в психологии богачей.

Нетерпеливый, бессовестный, ленивый, Завистливый — зверя жаднее: именно из-за этого В раздорах, в разладах казахи239, — писал Абай.

Казахский просветитель подчеркивал, что это омерзительное занятие главарей аулов не только сковывает хозяйственную деятельность населения, но и крайне отрицательно влияет на поведение людей, разжигает у них низменные страсти, опустошает морально. «Степь широка,— говорил Абай,— но она нам стала тесна, а люди не уходят в чужие края, люди не пашут землю, не торгуют.

Нет, они торгуют, только по-своему: они поочередно продают сами себя — сегодня одному, завтра другому.

В раздорах покупают люди в степи себе сторонников, перепродают голоса и влияние. Степь полна вражды и воровства»240.

Обладая огромным влиянием и авторитетом в народе, А. Кунанбаев всячески старался уладить феодальные раздоры, несущие трудящимся бедствие и разорение. Он призывал массы к единству, учил их не поддаваться на провокации честолюбивых феодалов, убеждал в том, что межродовая борьба несет только несчастье.

Снова и снова советовал Абай своим землякам брать пример с соседних братских народов. Он говорил, что нет среди узбеков подобной вражды, не нападают они друг на друга. «Каждый из них (узбеков.— К. Б.) занят своими делами, их города не враждуют друг с другом»241, поэтому они достигли больших успехов в развитии культуры. Подчеркивая более высокий уровень культуры у татар, Абай объяснял это тем, что они «не мучаются в преследовании друг друга, а занимаются хозяйством, овладевают искусством, с помощью которого добывают богатства... О русских же и говорить не приходится»242.

Решительные выступления Абая против межродовых раздоров способствовали осознанию трудящимися необходимости единства, что имело важное значение для дальнейшего развития классового самосознания и роста классовой борьбы в казахских аулах. Призывая свой народ к прекращению взаимной вражды, великий просветитель объективно выступал за экономический прогресс родного края, за развитие производительных сил общества. Выступления Абая по различным вопросам социально-экономической и культурной жизни были тесно связаны с его демократическими стремлениями, с его борьбой за интересы трудового народа.

В «Третьем слове» назиданий описывается паразитический образ жизни казахских феодалов: «Умножив стада овец, они передают их пастухам, а сами, наевшись мяса, напившись кумыса, хотят наслаждаться любовью и скачками»243. Просветитель показал, что такая жизнь порождает тщеславие и преступления. Богатство помогает баю оправдывать самоуправство и беззаконие. «И вот праздность,— читаем у Абая,— делает для человека тесными его кочевье и зимовье, ему кажется, что мало у него земли для стад, которых он сам не видит. И он отбивает землю у соседа кляузами, взятками начальству, насилиями. А сосед старается вытеснить другого соседа или уходит с места, на котором жили его предки»244.

Абай ясно дает понять, что у казахов достаточно земель для разведения скота. Земельные споры, часто приводившие к трагическим последствиям, порождаются действиями степных богачей, живущих по законам джунглей. Разоблачая их эксплуататорскую сущность, Абай осуждал господство одного человека над другим, выражал идею естественного равенства людей. Каждый человек, независимо от того, беден он или богат, имеет высокое звание человека. Отсюда недопустимы унижение и оскорбление его достоинства.

Как защитник интересов трудящихся Абай не мог равнодушно смотреть на их тяжелую, беспросветную жизнь. При этом он обращал внимание общественности на то, что:

У бая много пастухов и юрта хороша, А бедный мерзнет сам в степи, скотину сторожа; Он квасит кожи и дубит их в ледяном чану; Жена, бедняга, ткет чекмень, от холода дрожа. И для ребенка нет костра, и в юрту натекло, И улетучилось давно последнее тепло. А старикам — совсем беда, ложись и умирай: И пищи нет, и солнца нет, и ветер воет зло245.

Абай обращается к феодалам, чтобы они проявляли заботу о бедных, чтобы поделились с ними хоть частицей богатства:

Владелец тысячных отар, верблюдов и быков, Богатый бай, не будь скупцом, убийцею не будь, Хоть эту зиму прокорми детей и стариков4. Как дороги нам эти замечательные слова выдающегося казахского просветителя, гуманиста, горячо призывавшего современников к добру и благородству. Но его идеи и призывы, обращенные к эксплуататорам, оыли в то время нереальны, утопичны. Абай и сам в этом убеждался, то и дело оказываясь свидетелем жестокого обращения баев с подвластными, зависимыми людьми. Он высказал отдельные мысли и догадки о непримиримости угнетателей и угнетенных, о противоположности их интересов. И в ряде случаев, что очень важно, Абай видел причину взаимной неприязни между богатыми и бедняками в противоположности их экономических интересов, о чем и писал:

Бай не поможет бедняку. Зачем сто жалеть?

А если даст кусок,— гляди, длинна у ban плеть.

Трудись, бедняк, проклятый долг сторицей возврати,

Ведь баю жить и богатеть, тебе— в могиле тлеть246.

Социальные условия, в которых жил Абай, не позволяли ему до конца понять непримиримость классовых интересов феодалов и бедняков. Поэтому иногда он с удивлением восклицал: «Боже мой, как оба ненавидят друг друга!»247. Но симпатии Абая на стороне эксплуатируемых. Он критикует «бая, не желающего трудиться», и возвеличивает людей труда. «Жить честным трудом — это дело честного человека»3. Поэтому для него уважаемый человек лишь тот, кто достиг славы своим трудом. Абаю принадлежит известный афоризм: «Простолюдин, прославленный за ум,— выше царя, увенчанного счастьем. Юноша, продающий свой труд,— достойнее старика, торгующего своей бородой»248.

Абай отличает труд, направленный на удовлетворение личных потребностей человека, от труда в интересах общества, народа. По Абаю, высокой чести заслуживает труд на благо общества. «Трудящийся только для себя уподобляется скоту, набивающему брюхо,— говорит он,— достойный трудится для человечества»249. В возвеличении труда на благо народа наиболее ярко проявляются демократические взгляды Абая. Здесь он, следуя за Алтынсариным, углубляет и развивает мысли своего предшественника.

193

9—680

Прогрессивно-демократический характер воззрений

Абая ясно виден и в его суждениях по административно- судебным вопросам. В период его творческой деятельности система выборов так называемой туземной администрации, введенная царизмом в конце 60-х гг., до конца обнажила свою социально-политическую природу, показала гнилость местных органов власти и их продажность. Проработав в качестве волостного управителя в течение ряда лет, Абай хорошо знал проделки царской колониальной администрации и отказался от этой должности. Он прямо заявляет, что на этих «выборах» «ничего не достигнешь правдой и все получишь обманом. Для обмана мы выбираем волостного управителя на три года»250.

Не зная законов общественного развития и поэтому не поняв классовой сущности введенной царизмом системы «выборов», Абай возмущался тем, что люди после «избрания» не выполняют своих обещаний, не защищают обездоленных от обид и притеснений, а, наоборот, поддерживают тех же плутов и мошенников, с помощью которых они пробрались к власти. «Старшины живут обманом, и войлок под их задами постелен хитростью,— говорит Абай...— Они не почитают простых людей (момынов). Они почитают таких же грязных людей, плутов, как они сами. Ибо они знают, что если эти люди будут их друзьями, то помогут им, а если врагами, то они им причинят вред»2.

В своем идейном росте Абай не дошел до осознания единства классовых интересов царских колонизаторов и местных угнетателей, хотя и был свидетелем сближения правящих верхушек царской России и колониального Казахстана с целью угнетения казахского народа. Он видел, как местные феодалы выслуживаются перед царизмом, получая за это халаты, медали, чины, должности, как роскошно жили они за счет трудового народа. Абай критиковал их как мог, разоблачая незаконные действия, махинации перед обществом:

Управитель начальству рад, Он не может от счастья дохнуть, Если русский дарит халат И большую медаль на грудь. Но не вечно в почете тот, Кто начальству стал чем-то мил. Он галун на шапан кладет, Но бесчестьем он честь купил251.

Разоблачение Абаем политического союза царских властей и казахской феодальной верхушки в управлении краем имело важное значение в развитии классового сознания трудящихся и усилении их недовольства несправедливым общественным строем. Но Абай по своим политическим взглядам не поднялся до революционного демократизма, до понимания необходимости уничтожения экономической основы господствовавших общественно-политических порядков.

Этот недостаток, как отмечалось выше, был свойствен и другим казахским просветителям. В частности, Чокан Валиханов выдвигал свою кандидатуру на должность старшего султана, веря в то, что честный справедливый правитель сможет успешно бороться С общественным ЗЛОМ. Абай, в отличие от Валиханова, искал идеал просвещенного администратора в среде русских. «Если прямодушный человек, мы говорим — это русский. Он не оправдывает, а презирает лицемерие»252,— писал Абай. В данном случае он, по-видимому, имел в виду не русских вообще, а тех представителей русской интеллигенции, которые своей смелостью и самоотверженной борьбой против социальной несправедливости показывали пример прогрессивным деятелям угнетенных народов России.

Следует еще раз отметать, что если реакционные акыны Шортамбай, Дулат, Мурат жаловались на то, что казахи идут по русскому пути и слушают русских, то Абай критиковал местные власти за то, что они плохо направляют казахов по данному пути и что казахи недостаточно перенимают русские порядки; он предлагал назначать на административные должности по-русски образованных людей из среды местного населения. Конечно, Абай ясно не представлял, что царизм и его союзники — казахские феодалы не заинтересованы в назначении на административные должности людей, которые желали бы служить родному народу. А если отдельные демократически настроенные личности случайно попадали в органы власти, то они все равно были лишены возможности осуществлять свои благородные цели.

Всякий мыслитель, стоящий на позициях идеализма в объяснении общественных явлений и не представляющий себе четко социально-экономической основы государства, считает политическую власть всесильной вследствие того, что все происходящее в общественной жизни будто бы зависит от воли людей, занимающих высокие государственные посты.

Однако в творчестве Абая, особенно в его произведениях последних лет жизни, имеются отдельные догадки об определяющей роли общественных условий в формировании характера личности. В частности, он писал: «Человек — дитя своего времени. Если плох тот или иной человек, то в этом виноваты все его современники»253. В одном из стихотворений 1902 г. Абай также отмечал: «Эпоха тянет за собой всех. Эпоха формирует людей»254. Но подобные высказывания у Абая не выражают существа его социальных воззрений. Рамки патриархально-феодального общества не позволили ему вырваться из плена идеалистических взглядов на общественную жизнь.

В своих моралистических назиданиях Абай анализировал состояние судопроизводства и выдвигал рекомендации по его улучшению в казахской степи. «Не на пользу, а явно во вред народу избираются сейчас бии- еудьи»255,— писал Абай. Он показал, что за ширмой беспристрастия судебного разбирательства скрываются грязные махинации, взяточничество, обман. «Нет биев, думающих о благополучии народа,— говорил просветитель.— Весь край в волнении. Только тот может добиться удовлетворения просьбы, который сумеет втайне встретиться с ними и связаться с помощью денег»256.

Абай с просветительских позиций объяснял это печальное состояние казахской юриспруденции. На должности биев, по его мнению, «избираются невежественные люди», не знающие казахского обычного права, сводов законов, созданных в старые времена Касымханом, Ееимханом, Тау- кеханом и т. д. Однако важно отметить, что Абай, считая необходимым для биев познание старых правовых положений, не требовал обязательного их применения, а предлагал взять из них только полезные и вводить вместо устаревших новые положения, соответствующие новым условиям. Абай искренне хотел демократизации судопроизводства, но его рекомендации не избавили бы трудящихся от злоупотреблений власть имущих, потому что они были нереальны в классовом обществе, в котором никакие нововведения не могли бы сделать беспристрастным суд биев. Подвергнув всесторонней критике реакционную административно-судебную систему в Казахстане, Абай не поднялся до понимания классовой ее природы. Путь борьбы против общественного зла он искал в просвещении народа. Поэт-мыслитель был глубоко убежден в том, что произвол, беззаконие богачей не могут продолжаться вечно, что настанет время, когда виновники несчастья народа будут наказаны. «Ходить без дела, отбирать у людей скот, кто вас этому научил?— спрашивал просветитель эксплуататоров.— Но придет человек, видящий подлость, разоблачающий хитрость. Он остудит преступный пыл»257.

Будучи большим другом русского народа, Абай до конца жизни непоколебимо верил в великую прогрессивную миссию России в отношении Казахстана и вел непримиримую борьбу против тех реакционных элементов, которые, играя на национальных и религиозных чувствах людей, всячески пытались настроить казахов против русских, отторгнуть Казахстан от России. В последние годы жизни просветитель решительно выступил против панисламистов и пантюркистов, мечтавших установить в Казахстане клерикальные порядки и проводивших антирусскую пропаганду среди населения258. Решительное осуждение этих намерений свидетельствует о том, что Абай исходил из защиты интересов народа, видел его счастливое будущее только в дружбе и братстве с русским народом.

Но в условиях дореволюционной отсталости Казахстана голос Абая, обращенный к народу, не доходил до него. Это было обусловлено, во-первых, почти полным отсутствием книгопечатания. Во-вторых, неграмотностью масс, неподготовленностью большинства казахского населения усвоить призывы Абая. Что же касается баев-феодалов, то они были глухи к голосу просветителя и вообще враждебно относились к его деятельности. Поэтому Абай, обиженный на свою судьбу, говорил: «А если бы не любил я казахов, то не посещал бы их круга, не интересовался бы тем, что происходит среди них, и спокойно лежал бы в стороне. Или откочевал бы от них. Но нет у меня надежды, что они сами справятся. И вот я существую, но не живу»259.

Не достигнув серьезных успехов в пропаганде просве- тительских идей, Абай душевно переживал, иногда даже впадая в пессимизм. Жизнь показала ему ошибочность его убеждений. Он постепенно понял, что переоценил свои силы, что похож на человека, который «один борется против тысячи», но один не может одолеть тысячи. Абай говорил, что он «вырос на земле», на которой «никем не была проложена тропинка», что, идя по этой земле, преодолевая ее препятствия, он бессилен проложить по ней дорогу.

Абай так и не увидел корня общественного зла в эксплуататорской сущности социального строя, не ликвидировав который, нельзя уничтожить порожденные им пороки. Потеряв всякую надежду на современников, Абай обращает свои взоры в будущее, возлагая надежду на молодое поколение. Он верит, что люди будущего оценят его по достоинству:

Скорбь колышущимся огнем Подымается в сердце моем, И умру я, оставив стихи Лишь для тех, кто поймет их потом260.

Действительно, патриархально-феодальное общество не оценило замечательных произведений поэта-мыслителя. Его страстные призывы к просвещению, к познанию наук, к изучению культуры русского народа, призывы к экономическому и культурному прогрессу Казахстана не нашли отклика в широких слоях народа. Только после победы Великой Октябрьской социалистической революции идеи Абая нашли благодатную почву и его потомки увидели все величие творческого наследия выдающегося казахского просветителя.

<< | >>
Источник: Бейсембиев К. Б.. Очерки истории общественно-политической и философской мысли Казахстана (дореволюционный период). Алма-Ата, «Казахстан». 428 с.. 1976

Еще по теме Социально-политические взгляды.:

  1. 12.3. Становление политических взглядов личности Политическое мышление детей и подростков
  2. Общественно-политические взгляды.
  3. ГЛАВА V ПРОСВЕТИТЕЛЬСКИЕ ИДЕИ И ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ ИБРАЯ АЛТЫНСАРИНА
  4. Заключение: расширяющийся спектр политических взглядов и возможностей
  5. Г л а в а 7 ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ РУССКИХ КОНСЕРВАТОРОВ ПЕРВОЙ ЧЕТВЕРТИ XIX ВЕКА
  6. ПОЧЕМУ СЛЕДУЕТ ГОЛОСОВАТЬ ЗА ПРЕДЛОЖЕНИЯ КОММУНИСТОВ, НЕСМОТРЯ НА РАЗЛИЧИЯ В ПОЛИТИЧЕСКИХ ВЗГЛЯДАХ
  7. 1. Расстановка политических сил и социально-политическая обстановка в стране после Февральской революции.
  8. ФИЛОСОФСКИЙ ВЗГЛЯД НА ФОРМИРОВАНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ В УСЛОВИЯХ СТАНОВЛЕНИЯ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В БЕЛАРУСИ С.В. Рыбчак
  9. 1.5. Модельное представление о генезисе и функционировании социально-политических общностей как социально-территориальных систем
  10. Социально-философские и этические взгляды идеологов петровских реформ (В. Н. Татищев, А. Д. Кантемир)
  11. А. В. Бузгалин, д. э. н. М. И. Воейков, д. э. н. О. Ю. Мамедов, д. э. н. В. Т. Рязанов. Политэкономия: социальные приоритеты. Материалы Первого международного политэкономического конгресса. Т. 1: От кризиса к социально ориентированному развитию: реактуализация политической экономии., 2013
  12. Социально-политическая философия