<<
>>

ГЛАВА IV. МЕЖДУНАРОДНОЕ ГУМАНИТАРНОЕ ПРАВО И ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЖУРНАЛИСТА

Информация на современном этапе развития общества играет определяющую роль в функционировании негосударственных, государственных и межгосударственных институтов. Практически каждое объединение - от общественной организации локального уровня до глобального политического форума - стремится подчинить себе коммуникации.
Если древние греки говорили: «Знание есть власть», то современные технологии видоизменили этот тезис до абсолюта: « Информация есть власть». Соответственно, каждый пытается быть "продавцом" информации. Однако некоторые страны и даже континенты (Африка, Евразия) остаются и будут оставаться главным образом "потребителями" информации. Перспективы создания единого политического и информационного пространства, неких Соединенных Штатов Мира - не более чем миф, так как существуют так называемые "незападные" нации, которые никогда не обменяют национальный суверенитет и свободу на, например, информационную свободу. Более того, эти страны пытаются как-то регулировать поток информации, поступающей от западных СМИ, создавая при этом некий "новый международный информационный порядок" - термин, предложенный специализированным учреждением ООН ЮНЕСКО, пытавшимся в 60-70х годах осуществить программу "выравнивания" информационного влияния западных стран и государств "третьего мира".

Вполне вероятно, что на этой почве возникает некая политическая и экономическая конфронтация, а, следовательно, и непонимание в сфере международных отношений. Вот почему помимо миротворческой деятельности в реальном политическом пространстве международным политическим институтам и их информационным отделам следует уделять больше внимания урегулированию конфликтов в виртуальном пространстве - пространстве информационных войн.

Конечно, создано значительное количество международных гуманитарно-правовых норм и стандартов относительно регулирования информационного потока.

Однако, по сути дела, эти международные акты носят лишь рекомендательный характер и затрагивают только одну сторону информационного пространства - деятельность средств массовой информации, промышленный и государственный шпионаж, пренебрегая особенностями технологических процессов, компьютерными разработками последнего десятилетия, что, пожалуй, является определяющим фактором информационных войн. Ибо что такое информационная война? Информационная война - это некое столкновение стратегий в информационном пространстве, которое происходит из-за возрастающей ценности и несомненной значимости информации в сферах управления, политики и т.д. Типичная тактика - комплексное применение компьютерных вирусов, так называемых логических бомб (программные устройства, которые заранее внедряют в информационно-управленческие центры, чтобы в установленное время привести их в действие), средства нейтрализации тестовых программ, средства подавления информационного обмена в телекоммуникационных сетях, а также фальсификация информации.

В связи с этим и возникает необходимость "модернизации" рычагов регулирования информационного потока информационных служб международных политических организаций, ибо на войне как на войне. Даже если эта война - информационная.

Несомненно, что вооруженные конфликты на сегодняшний день источники мировой нестабильности. Хотя эти конфликты имеют свою историю и специфические особенности, у них много общего - в основе их лежат национальные, религиозные, этнические противоречия, которые используются определенными политическими организациями и лицами для достижения своих интересов.

Потому-то и необходима эффективная и мобильная система международных политических институтов как гарантов международного гуманитарного права и, конкретно, гуманизации вооруженных конфликтов, ибо нынешнее положение вещей в мировой политике требует иных механизмов для восстановления утраченного равновесия и урегулирования вооруженных конфликтов.

Когда международный политический институт выступает в роли посредника в вооруженном конфликте или же является непосредственным участником каких-либо споров, он, как и любое политическое образование нуждается в информационной поддержке.

То есть, напрямую завися от мнения людей, которые являются гражданами государств, которые, в свою очередь, являются членами данной межгосударственной политической организации, международный политический институт заботится о своем «имидже» в информационном пространстве. Однако, кроме этих функций, информационные службы международных политических институтов, так или иначе, являются “источниками информации о вооруженном конфликте”[90], ибо, как было сказано выше, защищают интересы одного из участников того или иного спора.

Два фактора формируют характер информации о вооруженных конфликтах. Первый из них - позиция мировых средств массовой информации по вопросу тех или иных межгосударственных и межнациональных споров. Второй - уровень «информовооруженности»[91] международных политических институтов, а также функциональные обязанности информационных отделов этих организаций в периоды локальных и региональных конфликтов. И если первый фактор отражает информационную политику государств, транснациональных корпораций, религиозных организаций и т.д., то второй фактор определяет способность (или неспособность) международных политических институтов в лице их департаментов общественной информации, пресс-служб и информационных отделов влиять на информационную обстановку в зонах конфликтов, а также на общее мировое информационное пространство.

Часто происходит так, что “интересы мировых печатных и электронных СМИ и международных политических институтов совпадают”[92], однако нередки и такие случаи, когда информационным службам международных политических организаций приходится выполнять функции не только «паблик-рилейшенз» отделов, но и выступать с собственными программами на телевидении, выпускать собственные периодические издания, а также активно осваивать радиоэфир. Тем не менее, в обоих случаях информационные отделы международных политических институтов “являются определяющими участниками мирового информационного пространства в периоды вооруженных конфликтов”[93], ибо кроме чисто пропагандистских функций они, тем не менее, еще и служат источниками информации о конфликтах.

В условиях кризиса, когда СМИ противоборствующих сторон защищают свои интересы, а соответственно, не претендуют на объективность, возникает ситуация информационной неопределенности[94].

Международные политические институты, будучи нейтральными по своей идее[95], в таких условиях обязаны оставаться единственным источниками реальной информации о реальном положении вещей. В таком случае назначение информационных отделов международных политических институтов состоит из: 1. объективной подачи информации в мировые СМИ, 2.освещения роли международных политических организаций в урегулировании вооруженных конфликтов, 3. разрушения негативных стереотипов в массовом сознании.

Между тем, реальное положение вещей таково, что информационные службы большинства надгосударственных образований функционируют больше в качестве пропагандистских аппаратов, манипуляторов общественного сознания, когда это необходимо для сохранения авторитета организации и оправдания ее деятельности[96]. В итоге получается парадоксальная ситуация - двадцатый век прошел под знаком создания различных «новых информационных порядков» международными политическими институтами (ООН, ЕС, ОАГ, Совет Европы), в которых основными идеями были: выравнивание информационного потока между странами «первого» и «третьего» миров, право человека на информацию[97] и т.д.; и те же организации пользуются пропагандистскими и манипулятивными методами, характерными для «старого информационного порядка», стержнем которого была биполярная мировая система. То есть, проще говоря, добиваясь права каждому, имеющему информацию, ее распространять, международные политические институты в реальности же пользуются более развернутой формулировкой - «распространять, если есть возможности и деньги». Таким образом, деятельность информационных отделов международных политических институтов в большей степени выполняет функции «паблисити» (то есть, подача информации, оправдывающей или рекламирующей деятельность той или иной международной политической организации)[98], нежели является объективным источником реальной информации о конфликтах. Однако при таком, казалось бы, логичном и прагматичном положении вещей наблюдается тенденция к беспомощности, а точнее, ненужности некоторых информационных служб.

Причина этому не только неэффективность самих международных политических институтов в гуманизации конфликтов, но и “в слабых отношениях самих департаментов общественной информации с печатными и электронными СМИ, которые и формируют общественное мнение”[99]. К тому же, некоторые организации фактически отказываются быть участниками мирового информационного пространства, основываясь на религиозных принципах (Организация Исламская конференция)[100].

Тем не менее, большинство информационных отделов международных политических институтов, так или иначе, занимает значительную роль в распространении информации о вооруженных конфликтах. Как же добывается такая информация?

Во-первых, хотя общественно-информационные компоненты миротворческих операций и процессов урегулирования вооруженных конфликтов, как правило, не входят в непосредственную компетенцию информационных отделов и пресс-служб международных политических институтов, такие службы общественной информации как Офис Информации и Прессы НАТО, Бюро по коммуникациям и работе со средствами массовой информации OОН и др. сотрудничают с департаментами и отделами операций по поддержанию мира, анализируя информацию, поступающую из этих структур, и публикуя ее через мировые средства массовой информации. Кстати, при планировании военных или посреднических операции в зоне конфликта органами, отвечающими за проведение таких мероприятий, учитывается и информационная стратегия на основе опыта информационных отделов.

Во-вторых, отделы общественной информации и пресс-службы международных политических институтов взаимодействуют со средствами массовой информации сторон-участниц спора. Причем такое сотрудничество происходит путем сбора информации о каком-либо факте сразу с нескольких сторон, а также дальнейшего анализа ее, основываясь на следующих принципах: объективности, необходимости и своевременности.

И, наконец, в-третьих, информационные отделы международных политических институтов могут быть источниками информации о конфликтах, используя, в свою очередь, как носителей такой информации гражданских лиц, политических деятелей, общественные и религиозные организации, участвующие в спорах[101].

В таких случаях отделы общественной информации и пресс-службы международных политических организаций связываются с вышеперечисленными участниками конфликта через специальных корреспондентов, информационные центры, находящиеся в регионе конфликта, а также через глобальную сеть Internet.

Не вызывает сомнений тот факт, что будучи отделами международных политических институтов, информационные службы обречены быть субъективными источниками информации о вооруженных конфликтах, ибо они в первую очередь обязаны оправдывать и разъяснять (иными словами, пропагандировать) деятельность организации, в структуры которой они (информационные отделы) входят; а это уже само по себе говорит об отсутствии нейтральности, а следовательно, и объективности в таких условиях. Вот почему, говоря об информационных отделах международных политических институтов как источниках информации о вооруженных конфликтах, следует добавлять «с точки зрения интересов этих международных политических организаций». Между тем, информационное пространство в период вооруженного конфликта, вне зависимости от интересов участников этого спора, - это, прежде всего, поле деятельности журналиста.

<< | >>
Источник: ЛАБУШ Н.С., ПУЮ А. С.. МЕЖДУНАРОДНОЕ ГУМАНИТАРНОЕ ПРАВО: ЖУРНАЛИСТИКА И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА Учебное пособие. 2011

Еще по теме ГЛАВА IV. МЕЖДУНАРОДНОЕ ГУМАНИТАРНОЕ ПРАВО И ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЖУРНАЛИСТА:

  1. Глава 8. Маневренная война, террор и начало иностранной интервенции (июль – сентябрь 1936 года)
  2. Практикум. Примеры воздействия на психику
  3. Становление партии «Единая Россия» - партии парламентского большинства
  4. Глава 2 ФОРМЫ И МЕТОДЫ РАБОТЫ СОВРЕМЕННОЙ ПРЕСС-СЛУЖБЫ СО СМИ, ОБЩЕСТВЕННОСТЬЮ, ПОЛИТИЧЕСКИМИ ОРГАНИЗАЦИЯМИ И БИЗНЕС-СТРУКТУРАМИ
  5. СМИ и чеченский военный конфликт
  6. Американская телемонополия.
  7. Гл а в а 12 РЕГИОН: РЕАЛЬНЫЙ КОНСТРУКТ ИЛИ «МУСОРНЫЙ ящик»?
  8. Время скитаний
  9. 3.3. ПРОБЛЕМА ДЕКОДИРУЕМОСТИ МАТЕРИАЛОВ ИНФОРМАЦИОННЫХ АГЕНТСТВ
  10. §1. Типология нижегородской периодической печати на рубеже XX-XXI вв.
  11. Введение
  12. ГЛАВА IV. МЕЖДУНАРОДНОЕ ГУМАНИТАРНОЕ ПРАВО И ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЖУРНАЛИСТА
  13. 5.3. Профессиональная этика в журналистских расследованиях.
  14. 2.4. «Этимологическая» концепция медиакратии
  15. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  16. § 1. МИД Норвегии в период холодной войны и в условиях развития процессов глобализации