<<
>>

Ответственность за преступные нарушения прав человека и нарушение законов и обычаев войны

Ответственность за нарушение гуманитарного права следует рассматривать как коллективную ответственность, особенно государства (а в зависимости от обстоятельств и стороны повстанцев) или как индивидуальную ответственность конкретных правонарушителей.
Субъектами международных преступлений выступают государства и другие субъекты международного права, которые могут нести политическую и материальную ответственность за их совершение. Физические лица несут индивидуальную уголовную ответственность.

К международным преступлениям относят особо опасные для человеческой цивилизации нарушения принципов и норм международного права, имеющие основополагающее значение для обеспечения мира, защиты личности и жизненно важных интересов международного сообщества в целом. Перечень данного вида преступлений содержится в Уставах Международных военных трибуналов 1945 и 1946 годов, Женевских конвенциях о защите жертв войны 1949 года и Дополнительном протоколе I 1977 года.

Уголовные преступления международного характера в основном посягают на внутригосударственный, национальный правопорядок и одновременно затрагивают интересы других государств или международного сообщества в целом.

Юридическая литература делит преступления данной категории на три основные группы. Первая – преступления против стабильности международных отношений: международный терроризм; захват заложников; захват, угон самолетов и других авиатранспортных средств; хищения ядерного материала; вербовка, использование, финансирование и обучение наемников, а также участие в качестве наемника в военных действиях; пропаганда войны и другие. Вторая – действия, наносящие ущерб экономическому, социальному и культурному развитию государств: торговля наркотиками, контрабанда, фальшивомонетничество и другие. И третья – преступные посягательства на личные права человека: обращение в рабство, работорговля, торговля женщинами и детьми, пытки, распространение порнографии и другие.

За несоблюдение норм международного гуманитарного права предусматривается ответственность на национальном и на международном уровнях. Следует иметь в виду, что национально-правовые санкции за совершение международных преступлений и уголовных преступлений международного характера закрепляются во внутригосударственном уголовном законодательстве. Таким образом, ответственность наступает на основе международных соглашений, но по национальному праву.

Статья 1, общая для четырех и Дополнительного протокола I, обязывает договаривающиеся стороны не только соблюдать эти Конвенции и протокол, но и «заставлять соблюдать» их. Тем самым на государства возлагается коллективная ответственность за уважение международного гуманитарного права.

Коллективная ответственность участвующей в вооруженном конфликте стороны и нарушившей нормы международного гуманитарного права может иметь разные формы.

Одна из таких форм основывалась на принципе «отрицательной взаимности» и проявляется в условиях, когда одна из сторон, конфликта, столкнувшаяся с фактом нарушения установленных норм, противной стороной, в дальнейшем не считает себя более обязанной уважать данную норму. Женевская конвенция 1949 года запретила применение этого грубого принципа. В тоже время действенность этих запретов вызывало сомнения. «Сомнения представляются особенно оправданными в тех случаях, когда нарушение определенных норм может обеспечить виновной стороне явное военное преимущество»[81]. Несмотря на то, что принцип взаимности не столь однозначно плох и что у него есть и положительный аспект (особенно, что касается женевского права), Женевские протоколы 1977 года содержат требование соблюдать их при любых обстоятельствах. С другой стороны, получил более широкое развитие принцип «положительной взаимности» – «Я соблюдаю закон, потому что ты тоже его соблюдаешь». Государства-участницы Конвенции, находящиеся в конфликте со стороной, не являющейся участницей Конвенции, но соблюдающей ее положения, обязаны применять Конвенцию в отношении упомянутой стороны.

Второй вид коллективной ответственности - репрессалии. Репрессалии определяются как намеренное нарушение определенной нормы права вооруженного конфликта, совершаемое одной из конфликтующих сторон, с целью принудить власти противной стороны прекратить практику нарушения той же самой или иной нормы того же закона. Репрессалии прекращаются сразу же, как только противная сторона откажется от проведения политики, вменяемой ей в вину.

Согласно обычному праву вооруженного конфликта, репрессалии, осуществляемые воюющими сторонами, принадлежат к официально признанным мерам по обеспечению соблюдения законности. Но данные меры, как правило, вызывают эскалацию конфликта, и при этом увеличивается число невиновных жертв. Поэтому право воюющей стороны прибегать к репрессалиям стало подвергаться все большим ограничениям.

Специалисты полагают, что расширение запрета на репрессалии в Дополнительном протоколе I явилось одним из наиболее противоречивых нововведений права 1977 года.[82] Одни, традиционно, рассматривают репрессалии как средство сдерживания: враг должен знать, что дорого заплатит за нарушение закона. Другие, по моральным соображениям считают недопустимым, чтобы гражданское население отвечало за нарушение законности правительством или вооруженными силами. В любом случае репрессалии допустимы только при совершении серьезных нарушений и только в качестве последнего средства, когда все другие не привели к прекращению норм международного права. Запрещено применять репрессалии по отношению к раненым на поле боя, потерпевшим кораблекрушение, военнопленным, по отношению ко всему гражданскому населению. Причиняемый ущерб должен быть разумно соизмерен допущенному противной стороной нарушениям норм права. А сами ответные меры могут быть санкционированы только высшим политическим руководством страны.

Третий вид коллективной ответственности состоит в ответственности государства в узком, технико-правовом смысле и представляет, в сущности, финансовую ответственность за ущерб, причиненный неправомерными действиями.

Статья 91 Дополнительного Протокола I к Женевским Конвенциям гласит: «сторона, находящаяся в конфликте, которая нарушает положения Конвенций или настоящего Протокола, должна возместить причиненные убытки, если к тому есть основание. Она несет ответственность за все действия, совершаемые лицами, входящими в состав ее вооруженных сил. Хотя идея финансовой ответственности государства за нарушение норм права вооруженного конфликта на практике редко приводит к каким-либо значительным результатам, но как крайний случай выплата крупных сумм в качестве репараций за потери, понесенные в результате войны может быть возложена подписанием мирного договора, обязывающего побежденного сделать это. При этом важно заметить, что объем репараций никогда не определяется величиной ущерба, нанесенного неправомерными действиями и не ставится в прямую зависимость от него. На наш взгляд, в современных условиях, когда преобладающим видом конфликтов являются войны и вооруженные конфликты низкой интенсивности, весьма важным и действенным может стать положение международных норм, в соответствии с которыми к коллективной ответственности государство может быть привлечено не только стороной, понесшей ущерб, но в равной мере и другими сторонами-участницами Протокола.

Международно-правовые санкции оговариваются в международных соглашениях, квалифицирующих те или иные противоправные деяния и наказуемость за них.

Протокол I призывает договаривающиеся стороны принимать меры по привлечению к ответственности виновных в нарушении норм международного гуманитарного права как совместно, так и индивидуально, в сотрудничестве с Организацией Объединенных Наций. И практика подтверждает эту договоренность. В соответствии с ней любое третье государство может подать жалобу на нарушение международного гуманитарного права находящейся в конфликте стороной. Это делается по дипломатическим каналам, по межправительственным каналам связи, или путем выражения открытого протеста.

Основное значение разных видов государственной ответственности заключается в основном в сдерживающем воздействии.

Осознание того, что нарушение норм международного гуманитарного права влечет за собой ответственность государства способно стать для правящей элиты дополнительным аргументом к тому, чтобы соблюдать самим и заставлять соблюдать этот международный свод законов.

Дополнительным фактором, стимулирующим стремление военно-политического руководства придерживаться международных гуманитарных норм, является общественное мнение как внутри страны, так и за рубежом в значительной степени формируемого под влиянием средств массовой информации.

Индивидуальная ответственность. Правомочность государств в отношении наказания собственных или принадлежащих стороне противника граждан за совершенные ими военные преступления давно уже превратилась в признанную часть обычного права.

Концепция международной уголовной ответственности физических лиц закреплена в международно-правовых документах. Еще в приговоре Нюрнбергского трибунала отмечалось, что «преступления против международного права совершаются людьми, а не абстрактными категориями, и только путем наказания отдельных лиц, совершающих такие преступления, могут быть соблюдены установления международного права»[83]. Вопрос о наказании преступников, преступления которых не были связаны только с каким-то определенным географическим местом в годы Второй мировой войны был решен на основе Соглашения между СССР, США, Великобританией и Францией, подписанного 8 августа 1945 года. В Московской декларации от 30 октября 1943 года было заявлено о том, что германские офицеры и солдаты и члены нацистской партии, ответственные за преступления будут отосланы в страны, где они совершали преступления для суда над ними и не затрагивались проблемы наказания главных преступников. Правительства этих стран договорились о судебном преследовании и наказании главных военных преступников европейских стран оси. На основе Соглашения учреждался Международный военный трибунал для суда над главными военными преступниками. Организация, юрисдикция и функции Международного военного трибунала были определены Уставом как неотъемлемой частью Соглашения.

Положение о судебном преследовании и наказании физических лиц за военные преступления явились одним из международно-правовых принципов, направленных на обеспечение прав личности и более эффективную реализацию норм международного гуманитарного права.

Другим международно-правовым принципом стало положение о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества, зафиксированное в Конвенции, которую подписали заинтересованные государства 26 ноября 1968 года.

Принцип международной ответственности физических лиц предусмотрен авторами Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества, гласящего, что любое лицо, совершающее «преступление против мира и безопасности человечества, несет за это ответственность и подлежит наказанию»[84].

Среди источников уголовного судопроизводства по делам о международных преступлениях и уголовных преступлениях международного характера выделяют международный договор и международно-правовой обычай. К вспомогательным источникам международного права относятся прецеденты и судебные решения, а также отдельные решения и приговоры внутригосударственных судов, отдельные внутригосударственные законы.

Среди принципов уголовного судопроизводства по делам о международных преступлениях, которые занимают особое место в системе источников уголовного судопроизводства, выделяют принцип неотвратимости наказания за совершение преступления, законности, универсальной юрисдикции, отрицания доктрины государственного акта, а также принципиальное положение о том, что военные преступники не могут претендовать на убежище. Принцип универсальной юрисдикции требует предания конкретного лица суду вне зависимости от места совершения им противоправных действий и его гражданства. Отрицание доктрины государственного акта строится на основе требования 7 статьи Устава Нюрнбергского трибунала, предусматривающей, что «должностное положение подсудимых, их положение в качестве глав государств или ответственных чиновников различных правительственных ведомств не должно рассматриваться как основание к освобождению от ответственности или смягчению наказания».

Среди вышеупомянутых принципов международного права принятых Комиссией международного права в 1950 году и получивших дальнейшее развитие в различных международных актах, необходимо выделить неприменение сроков давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества, запрещение агрессивной войны, а также положение, на основании которого исполнение лицом преступного приказа своего правительства или начальника не освобождает это лицо от ответственности, если сознательный выбор был фактически возможен.

Важное место в системе принципов уголовного судопроизводства по делам о международных преступлениях отводится процессуальным принципам, изложенным во Всеобщей декларации прав человека и Международном пакте о гражданских и политических правах: осуществление правосудия только судом; право каждого лица, обвиняемого в международных преступлениях, на справедливое рассмотрение дела на основе установленных фактов и права; гласность судебного разбирательства; равенство лиц перед уголовным законом; право обвиняемого на защиту.

На признании концепции международной уголовной ответственности физических лиц строится деятельность Международных трибуналов по бывшей Югославии и Руанде, на ней основывается Международный уголовный суд.

<< | >>
Источник: ЛАБУШ Н.С., ПУЮ А. С.. МЕЖДУНАРОДНОЕ ГУМАНИТАРНОЕ ПРАВО: ЖУРНАЛИСТИКА И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА Учебное пособие. 2011

Еще по теме Ответственность за преступные нарушения прав человека и нарушение законов и обычаев войны:

  1. ПРАВОВЫЕ И ЭТИЧЕСКИЕ НОРМЫ РАБОТЫ ЖУРНАЛИСТА
  2. § 3. Права человека как отрасль современного международного права
  3. § 1. Международные преступления и правонарушения
  4. 18. Р.Г.Скрынников. У истоков самодержавия.
  5. АНТРОПОЛОГИЯ, ПСИХИАТРИЯ И ПРИРОДА ЧЕЛОВЕКА* Р.Б.Эдгертон
  6. Последняя резиденция гитлеровского правительства
  7. Шедевры Гиммлера и ложь Иодля
  8. «Одиссей» XX века
  9. Только в таком виде они безопасны
  10. Еще о том, как врали «старейшие солдаты»
  11. Глава 17 ГУМАНИТАРНОЕ СОЗНАНИЕ: ГЕОГРАФИЯ
  12. КОММЕНТАРИЙ
  13. 3.2. Применение институтов судебной реформы
  14. § 4. Действие уголовного закона в пространстве