<<
>>

Христианство и воспитание

Неизреченное снисхождение Бога до последних пределов нашего человеческого падения, до самой смерти, снисхождение, открывающее людям путь восхождения - безграничные горизонты соединения твари с Божеством, — и есть самая сущность христианства.
Искупительный подвиг Христа, а в более широком смысле - воплощение Слова — связывается с конечной целью, поставленной перед тварью, а именно: соединение человека с Богом. Если это соединение осуществлено в Божественном Лице Сына - Бога, ставшего человеком, то нужно, чтобы оно осуществилось и в каждой человеческой личности и каждый из нас стал богом по Благодати, или «причастником Божеского естества», по выражению св. апостола Петра (2Пет. 1, 4). Соединение с Богом — вот главное назначение для каждого человека во времена Нового Завета. Спаситель мира Христос, открывший это назначение, сказал: «Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф. 5, 48). В этой истине христианства заключено признание и оправдание бесконечного достоинства каждой человеческой личности. В новозаветном Откровении глубочайшим и совершеннейшим образом выражается внутренняя человеческая природа. Христианская педагогика, ставя задачу приблизить человека к Богу, пользуется при этом всем, что есть лучшего как в науке, так и в искусстве; как в природе, так и в жизни общества. Тем самым старается вызвать в телесно-духовном организме питомца полное пробуждение всех сил и способностей так, чтобы мышление его направлялось к истине, воля — к свободе и благу, чувство - к любви при постоянном участии разума. Но прежде, чем познать саму истину и в ней Бога, прежде, чем стать совершенным и возвыситься к Богу, естественный человек должен осознать свою греховность. Поэтому человеку необходимо было сначала аскетически отринуть чувственный мир и в порыве веры взлететь к небу, чтобы потом принести на землю все небесное, истинное, совершенное.
(1. 264) В своем стремлении развить и укрепить находящиеся в душе ребенка силы, освободить душу от страстей, раскрыть образ Божий в растущем человеке христианство не уходит от мира, но возвышается над миром. Жажда вечной жизни и порыв к преображению обыденной жизни, порождаемые христианством, ставят перед педагогикой нелегкую задачу — воспитать ребенка в христианском духе для земной жизни и в то же время не остановить движения к вечной жизни. (2. 13) Иисус Христос, Бог и вместе совершеннейший человек, стоит во главе всего созданного Им нового христианского времени. Он даровал и вечный идеал воспитания: каждый христианин должен, с учетом врожденных способностей, стараться уподобиться Христу, то есть победить в себе своекорыстную природу и образовать из себя свободную личность, стоящую в сознательных и разумных отношениях к Богу, людям и природе. Это требование Христос осуществил в своей жизни и утвердил примером как истинный Учитель и Воспитатель. Он открыл миру, что Бог есть Дух, которому и поклоняться необходимо духом и истиною, возвестил истину, что Бог живет в человеке по мере подчинения и согласования его воли с волею Бога. В учении и делах Совершеннейшего Учителя заключаются все вечные основы педагогики, которые нам следует, развивая, применять на практике. Видя Свое назначение не в уничтожении закона, а в его совершенствовании, Христос укрепил брак - основание нравственной жизни и воспитания, одухотворив его. «Оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью» (Мф. 19, 5). По отношению к детям Он требует высокого уважения и признания их личного достоинства. «Истинно говорю вам: кто не примет Царствия Божия, как дитя, гот не войдет в него. И, обняв их, возложил руки на них и благословил их» (Мк. 10, 15-16). И Он сказал: «Кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему жерновный камень на шею и бросили его в море» (Мк. 9, 42). Дети с их преданностью и покорностью, с их беспритязательной простотой, с их чистосердечием и любовью, с их откровенной прямотой и восприимчивостью ко всему прекрасному и божественному являются в глазах Христа образцом высочайшего совершенства, какого может достигнуть взрослый человек только сознательно, тогда как дети обладают этим совершенством бессознательно.
Поэтому Он взывает к Своим ученикам, чтобы они опять сделались, как дети, освободились от всякого тщеславия и честолюбия. На вопрос о том, кто будет из них больший в царстве Божием, Он отвечает: «Кто умалится, как это дитя, тот и больше в Царстве Небесном» (Мф. 18, 4). Родителям Христос проповедует о преданной любви в деле воспитания своих детей и указывает на отца, который даже блудного сына по его возвращении принимает радостно в свои объятия. Но в то же время, остерегая от такой любви к детям, которая ради них пренебрегает высшей целью, Он напоминает: «Кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня» (Мф. 10, 37). Христос признает всю важность телесно-духовного воспитания детей, однако воспитание духа в Его глазах выше и важнее раз вития тела и приобретения земных сокровищ, ибо «какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?» (Мф. 16, 26). «Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут, ибо, где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Мф. 6, 19-21). «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все (земное - авт.) приложится вам» (Мф. 6, 33). «Царствие Божие не пища и питие, но праведность и мир и радость во Святом Духе» (Рим. 14, 17). На этих основаниях установил Христос вечно истинное понятие о воспитании. Воспитание человека по духу Евангелия есть его возвышение из низменности и чувственности к Божественному совершенству. Воспитание должно выработать в человеке не только внешнее доброе поведение, не только внешние добрые формы жизни, но должно делать человека новым творением Божиим, должно выработать такие внутренние основы жизни, чтобы доброе поведение воспитываемого было служением Богу в духе и истине и проникало в сокровенные изгибы душевной жизни, вытекало из радостной преданности своему Господу, чтобы отношения человека к Богу были истинно сыновними (1.
267-268, 327). Созидавшееся на евангельских началах новое общество отличалось не столько внешними формами жизни, сколько более глубокими ее внутренними основами. Выражения «новый человек», «новое творение Божие», «добрая ветвь», «храм Духа Святого» и другие были точным определением многообразных сторон нового мира, восстановленного Иисусом Христом. Преображение родителей Святым Духом побуждало их скорее вести детей в наследие блаженства. Отсюда происходило настоятельное желание окрестить своих младенцев и ввести их в Церковь. Допустив крещение младенцев, Церковь совершила великий акт христианского воспитания. Дитя не только находилось под внешним попечением христиан, принявших на себя обязательство воспитать по-христиански малых сих, но на крещеных детях сверх того почивала благодать Святого Духа, совершавшая таинственное охранение младенческой души от зла и укреплявшая ее на началах правды, мира и радости во славу Божию. Апостол Павел сформулировал основы христианской антропологии. По его боговдохновенному учению, мы Богом «живем и движемся и существуем» (Деян. 17, 2628). Человек, живущий и движимый Богом, стоит во главе творения. Сотворенный из земли и одушевленный духом Божиим, он обладает вечно живою душою. Жизньдуха существенно обнаруживается в мышлении, желании и чувствовании. Мышление направляется к познанию Бога и всех вещей, пробуждает чувство и определяет волю. Трудность, с которой сталкиваются психологи и педагоги в изучении детства, да и не только этого периода, связана с неполнотой понимания состава человека. Святые отцы Православной Церкви, основываясь на свидетельстве Священного Писания, говорят о том, что человек трехсоставен и состоит из духа, души и тела. В первом послании к солунянам Апостол Павел писал: «Сам же Бог мира да освятит вас во всей полноте, и ваш дух и душа и тело во всей целости да сохранится без порока в пришествии Господа нашего Иисуса Христа» (1Сол. 5, 23). Эти слова говорят о трехчастном понимании Апостолом состава человека. Соответственно этому и вся жизнь его располагается по трем направлениям: духовному, душевному и плотскому.
У апостола Павла о плотском говорится: «И я не мог говорить с вами, братия, как с духовными, но как с плотскими, как с младенцами но Христе. Я питал вас молоком, а не твердою пищею, ибо вы были еще не в силах, да и теперь не в силах, потому что вы еще плотские. Ибо если между вами зависть, споры и разногласия, то не плотские ли вы? и не по человеческому ли обычаю поступаете?» (IKop. 3, 1-3). И о душевном: «Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием; и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно» (IKop. 2, 14). О духовном же пишется: «Но духовный судит о всем, а о нем судить никто не может» (IKop. 2, 15). Надо сказать, что в посланиях апостола Павла часто встречаются и дуалистические представления: ветхий и новый человек, внутренний и внешний, закон ума и закон плоти и так далее. Наиболее полно обобщил теоретические исследования антропологических взглядов апостола Павла архимандрит Киприан (Керн). Пользуясь этим обобщением, рассмотрим основные понятия апостольской антропологии. Для обозначения внешней физической оболочки человека, которая роднит его с животным миром, Апостол использует два слова — «плоть» и «тело». Плоть — это земное начало в человеке, это материя земного тела, а тело - его организованная форма. «Тело» вместо «плоть» сказать еще можно, но «плоть» никогда не употребляется вместо «тело». Плоть есть материя, но все же ее нельзя представить существующую отдельно, она всегда тесно связана с душой, настолько тесно, что одна без другой немыслимы. Плоть без души уже не плоть, а душа мыслима только в определенной плоти. Человек для апостола Павла есть не заключенная в темницу душа, но воплощенный дух. С другой стороны, «плоть» означает не только внешнее и преходящее в человеке, но может обозначать и нечто низшее, испорченную природу человека, седалище греха или орудие греха. Важно сказать, что несмотря на эти взгляды, Апостол не дает повода считать телесное начало в человеке злым и греховным самим по себе.
Борьба православного аскета с «делами плоти» не была борьбою с телесным началом, а только с гнездящимся в нем грехом. Православная аскетика, основанная на взглядах Апостола, не призывает к уничтожению плотского начала или к развоплощению или перевоплощению, она не только не пренебрегает телом, но направлена в основном на включение тела в духовное делание. В аскетическом подвиге должна участвовать не только душа, но весь психофизический состав человека. Именно активное участие тела в духовном делании наполняет смыслом и дает новое содержание физическому воспитанию и образованию человека. «Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои? Ибо вы куплены дорогою ценою, — писал апостол Павел, — Посему прославляйте Бога и в телах ваших и в душах ваших, которые суть Божии» (1Кор. 6, 19-20). Душа, как жизненное начало в человеке, охватывает все, что является источником и началом его природной жизни, все его способности, и ум, и сердце. Апостол часто использует понятие «ум». Это понятие не встречается в Ветхом Завете, и очень редко встречается в Новом Завете. Оно заимствовано из эллинской антропологии. «Логос» в Священном Писании и у Апостола не имеет психологического значения. «Ум» в представлениях апостола Павла означает не только интеллект и разум, но и манеру думать, мнение, чувство, приближаясь в этом отношении к совести. Помогая быть послушным Богу, ум приближается к понятию «дух». Надо сказать, что в своей трихотомической системе Апостол выбрал слово «дух», а не «ум». Наряду с понятием «ум» Апостол ввел в свои рассуждения о человеке и «совесть». Это понятие заимствовано из греческой психологии. Конечно, само понятие совести как нравственного советника и судьи было известно Израилю, но описывалось понятием сердца. На языке апостола Павла «совесть» есть понятие религиозногносеологическое и означает сознание о Боге, к которому мы приведены нашим существом, в отличие от ума — это более общее религиозное ведение. Совесть есть мерило моральных ценностей, нравственный законодатель, внутренний свет, путеводящий человека, судья его поступков, индивидуальная инстанция. Очень часто апостол Павел пользуется понятием «сердце». Так же, как и в Ветхом Завете, сердце для Апостола является центром внутренней жизни человека. Все душевные переживания сосредотачиваются там. В древней антропологии сердце является наиболее подходящим словом для обозначения личности. Конечно, здесь нет совпадения с понятиями ипостаси, персоны или лица, здесь скорее голос нравственной ответственности, чем самосознания. Дух, по мнению исследователей антропологии Апостола, та нематериальная часть человека, которая связывает его с вечным и непреходящим миром. Это начало возрожденной жизни, которое Адам не мог передать своим потомкам, но которое дается Христом, это душа, возвышенная благодатью. В земных условиях некоторые авторы склонны понимать дух не как личный независимый центр, а как особое состояние жизни. Вершина в человеке, соприкасающаяся с Божественным началом, и есть дух, символическое отражение Духа Божия. Наш дух есть алтарь, на котором почивает Дух Божий. В чисто этическом смысле духовный означает новый, искупленный, возрожденный человек. «Дух» в этом случае есть особое состояние внутренней жизни человека, а не часть его внутренней структуры. Предназначением человека, по Апостолу, является его единение со Христом, усыновление людей Богу, обожение человека. Это единение сам апостол Павел переживал как реальность, которая стала плодом его непосредственного мистического опыта. Апостол свидетельствует: «Я сораспялся Христу и уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал. 2, 19-20), «любовь Христова объемлет нас» (2Кор. 5, 14), «все могу в укрепляющем меня Христе» (Фил. 4, 13). В этом тесном единении с Богом мы видим будущие судьбы человека и человечества. (6. 74-83) Апостол Павел открывает глубокий духовный смысл в Богом установленном таинстве брака. Брачный союз он сравнивает с союзом Христа и Церкви. «Жены, - свидетельствует Апостол, — повинуйтесь своим мужьям, как Господу, потому что муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви, и Он же Спаситель тела. Но как Церковь повинуется Христу, так и жены своим мужьям во всем. Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее... « (Еф. 5, 22-25). Отношения детей и родителей должны складываться в семье как отношения Бога к людям, как отношения, Богом установленные. Апостол Павел практически повторяет слова Ветхого Завета об отношениях детей и родителей, единственным исключением является отсутствие особой строгости по отношению к детям со стороны отцов. «Дети, повинуйтесь своим родителям в Господе, ибо сего требует справедливость. Почитай отца твоего и мать, это первая заповедь с обетованием: да будет тебе благо, и будешь дол- голетен на земле. И вы, отцы, не раздражайте детей ваших, но воспитывайте их в учении и наставлении Господнем» (Еф. 6, 1-4). Установлены Апостолом и отношения между наставниками и наставляемыми, это отношения почтения и покорности. «Поминайте наставников ваших, которые проповедывали вам Слово Бо- жие, и, взирая на кончину их жизни, подражайте вере их... Повинуйтесь наставникам вашим и будьте покорны, ибо они неусыпно пекутся о душах ваших, как обязанные дать отчет; чтобы они делали это с радостью, а не воздыхая, ибо для вас это неполезно» (Евр. 13, 7, 17). Наставником следует считать человека благочестивого, проповедовавшего слово Божие. Этим определяется содержание воспитания и критерий избрания наставника для своего ребенка. Апостолы несли слово Божие, но понимали, что дар учительства — это дар духовный. «Я более всех их потрудился, - говорит апостол Павел, - не я, впрочем, а благодать Божия, которая со мною» (1 Кор. 15, 10). Но это дар не только духовный, но и жертвенный, как свидетельствует Апостол: «Я желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти» (Рим. 9, 3). Христианство с первых дней своего бытия испытывало влияние античного мира, его мировоззрений и обычаев. Взаимовлияние богословия и античной философии определило основные различия между православным востоком и католическим западом, а в итоге между языческим и православным миром. Чтобы проникнуть в глубину различий, которые отразились на понимании природы человека, его места в мире и привели к разделению христианского мира и его культуры на восточную православную и западную католическую и протестантскую, необходимо различить богословское мышление Православной Церкви и античное философское мышление, а оно по сути своей является языческим богословием и отражает античные религиозные представления о Боге, мире и человеке. Для этого необходим исторический обзор основных богословских и философских споров, которые берут свое начало в III веке и завершаются в XIV веке.
<< | >>
Источник: Протоиерей Евгений Шестун. ПРАВОСЛАВНАЯ ПЕДАГОГИКА. 2002

Еще по теме Христианство и воспитание:

  1. О причинах плохого воспитания детей
  2. ИДЕАЛЫ ВОСПИТАНИЯ
  3. 1. О причинах дурного воспитания в наше время
  4. Е. М. Бобовое ИСТИНЫ НАУКИ и ХРИСТИАНСТВА: ПУТЬ ОТ ДИАЛОГА К ВЗАИМОДЕЙСТВИЮ и СОРАБОТНИЧЕСТВУ
  5. Самоопределение христианства как философии
  6. ПРОБЛЕМА "ПОЛИТИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ"
  7. Византийское христианство на Северном Кавказе
  8. Глава XVI ТРАДИЦИОННАЯ СИСТЕМА ВОСПИТАНИЯ И ОБРАЗОВАНИЯ У НАРОДОВ ТРОПИЧЕСКОЙ АФРИКИ
  9. Христианство и воспитание
  10. Учение мужей апостольских и их ближайших преемников о воспитании
  11. Учение отцов и учителей Церкви III века о воспитании
  12. Учение о воспитании в творениях святых отцов IVвека
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -