<<
>>

Православное отношение к светскому образованию

Проблема, которую мы пытаемся рассмотреть, насущна для нашего времени, но не нова в исторической жизни Православной Церкви. Наиболее исторически похожим на наше время является IV век, когда Церковь выходит из своего вынужденного затвора и приемлет под свои священные своды взыскующий античный мир- «Но мир приносит, - писал Г.В.
Флоровский, - и великую тоску и великую гордыню. Эту тоску Церковь должна была насытить и эту гордыню смирить... Мир все еще оставался «внешним» для Церкви. Сразу же за церковной оградой продолжалась прежняя языческая жизнь. Еще были открыты языческие храмы. Еще учили языческие учителя и полемизировали с христианством. Вся культура оставалась еще языческой, она была на сыщена языческими пережитками и воспоминаниями. Это чувствовалось во всем, начиная от домашнего быта» (6. 7). IV век считается классическим веком церковного красноречия, а слова, беседы и речи знаменитых проповедников этого столетия являются образцовыми, поражают внешним блеском слова и сильным внутренним духом. Конечно, Дух Божий избрал достойных деятелей на высокое служение святой Истине, укрепляя и освящая их естественные силы, но, кроме того, важны и естественные условия, от которых зависело высокое достоинство проповеди. Объяснить такое высокое совершенство отеческой проповеди возможно, если рассмотреть образование, которое получали святые отцы в то время. Это образование двоякого рода. Они обогащали себя христианскими знаниями, получали особое воспитание в духе веры и благочестия. С другой стороны, они получали и классическое образование в языческих учебных заведениях. Отцы IV века признавали высокое значение общего классического и гуманистического образования, считая его лучшим благом, высшим украшением человека. Святитель Григорий Богослов в надгробном слове святителю Василию Великому в особенную заслугу вменяет то, что он в совершенстве овладел всей полнотою современного ему образования, и резко отзывается о невежестве тех, которые думали, что христианам не нужна и даже опасна внешняя (нехристианская) ученость.
«Полагаю, — читаем мы у него, — что всякий имеющий ум, признает первым для нас благом ученость, и не только сию благороднейшую и нашу ученость, которая, презирая все украшения и плодовитость речи, емлется за единое спасение и за красоту умосозерцаемую, но и ученость внешнюю, которою многие из христиан, по худому разумению, гнушаются, как злохудожною, опасною и удаляющей от Бога. Небо, землю, воздух и все, что на них, не должно презирать за то, что некоторые худо уразумели, и вместо Бога воздали им божеское поклонение... В науках мы заимствовали исследования и умозрения, но отринули все то, что ведет к демонам, к заблуждению и во глубину погибели. Мы извлекали из них полезное даже для самого благочестия, чрез худшее научившись лучшему и немощь их обратив в твердость нашего учения. Посему не должно унижать ученость, как рассуждают о сем некоторые; а, напротив того, надобно признать глупыми и невеждами тех, которые, держась такого мнения, желали бы всех видеть подобными себе, чтобы в общем недостатке скрыть свой собственный недостаток и избежать обличения в невежестве» (4. 609). В этом же слове святитель Григорий говорит: «Нам известны были две дороги: одна - это первая и превосходнейшая, вела к нашим священным храмам и к тамошним учителям; другая — это вторая и не равного достоинства с первою, вела к наставникам наук внешних» (4.616). Среди творений святителя Василия Великого есть беседа «К юношам, о том, как пользоваться языческими сочинениями». Изучение Священного Писания он считает, конечно, важнее изучения светских языческих сочинений. Полное разумение Писания, по представлению святителя, требует ума зрелого, твердого и испытанного, «но пока, по возрасту, не можем изучать глубину смысла их, мы и в других писаниях, не вовсе от них далеких, упражняем на время духовное око, как в некоторых тенях и зерцалах, подражая упражняющимся в деле ратном, которые, приобретя опытность в ловком движении рук и ног, выгодами этой игры пользуются в самих битвах» (5. 346).
Святитель образно дает понять, что светское знание и само по себе, без отношения к знанию Божественного, заслуживает внимания и похвалы. «Конечно, — говорит он, — собственное превосходство дерева - изобиловать зрелыми плодами; но оно носит на себе и некоторое украшение - листы, колеблющиеся на ветвях: так и в душе истина есть преимущественный плод, но не лишено приятности и то, если облечена душа внешнею мудростию, как листьями, которые служат покровом плоду и производят не неприличный вид... Почему говорится, что и тот славный Моисей, которого имя за мудрость у всех людей было весьма велико, сперва упражнял ум египетскими науками, а потом приступил к созерцанию Сущаго. А подобно ему, и в позднейшие времена о премудром Данииле повествуется, что он в Вавилоне изучил халдейскую мудрость и тогда же коснулся Божественных уроков» (5. 347). По мнению святых отцов, образование служителей Церкви способствовало возвышению авторитета Церкви в глазах общества не только христианского, но и внешнего, языческого. Святитель Иоанн Златоуст говорил в одной беседе: «Если кто (в христианской Церкви) блестит своим красноречием, язычники славят не только его, но и всю Церковь. Они говорят не только то: это удивительный муж, - но и то: христиане имеют удивительных учителей» (3. 10). Образование помогало в деле зашиты истины христианской пред врагами ее — язычниками, еретиками. Достаточно вспомнить, что IV век проходит в богословских спорах, и прежде всего в борьбе с арианством. «Арианство, - говорил Г.В. Флоровский, — поставило перед богословским сознанием философскую задачу. И в философских понятиях и словах ответила Церковь на арианский соблазн. Уже святитель Александр Александрийский в обличении Ария, по выражению Сократа, «богословствовал по-философски». В философских определениях отвергает арианство и Никейский собор» (6. 12-13). Святитель Григорий Богослов говорил: «Если ум не просвещен, или слово слабо, или слух не очишен, и потому не вмещает слова; от одной из сих причин так же, как и от всех, необходимо храмлет истина» (4. 38). Практика христианской жизни IV века показывает, что юноши христианских семейств стремились в светские учебные заведения. Все стоявшие во главе христианской Церкви того времени были люди широко образованные и в совершенстве владели средствами современной им науки. Внешнее совершенство слова и художественность формы, идущие от светского образования, не являются главным достоинством проповеди святых отцов. Главное — это сила христианского разумения и убеждения, тот высокий дух веры и благочестия, который вдохновлял их и придавал особую энергию мысли и слову. Это могло дать только христианское образование и воспитание.
<< | >>
Источник: Протоиерей Евгений Шестун. ПРАВОСЛАВНАЯ ПЕДАГОГИКА. 2002

Еще по теме Православное отношение к светскому образованию:

  1. 1.5 Основные концепции правового образования
  2. § 1. Образование как многоаспектный феномен
  3. С. В. Голубев РЕЛИГИЯ И ОБРАЗОВАНИЕ в СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ
  4. Г л а в а 6 ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ «ПРАВОСЛАВНОЙ ПАРТИИ» в 1816-1825 годах
  5. § 11. Консервативный проект в области образования и науки
  6. Основные понятия православной педагогики
  7. История поиска педагогического идеала и практической постановки цели православного воспитания
  8. Соотношение светского и православного в образовании
  9. Православное отношение к светскому образованию
  10. Современные проблемы православного образования
  11. ГЛАВА 4.3. СВЕТСКАЯ ВЛАСТЬ И ВЛАСТЬ ЦЕРКВИ
  12. § 3. ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ И ПРОБЛЕМЫСОВРЕМЕННОЙ СЕМЬИ
  13. 2.1. Закономерности генезиса образовательных систем при прогнозе развития этнокультурной системы образования
  14. Обращение и.о. заместителя председателя Комиссии по защите прав ребенка и других участников образовательного процесса Общественной палаты по образованию в городе Москве, д.ю.н. И.В. Понкина и эксперта Комиссии д.ю.н., проф. М.Н. Кузнецова от 13.11.2009 № 33 к Президенту Российской Федерации Д.А. Медведеву
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -