<<
>>

ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ШКОЛАИ ПОДЪЕМ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

На страницах «Русской Школы» были набросаны уже общие контуры последовательного развития вопроса о профессиональном образовании в России в течение последней четверти века*. У пожелавших познакомиться с этим наброском, касающимся, бесспорно, одной из самых крупных сторон внутренней нашей жизни, неизбежно должны были возникнуть вопросы: как обучить массу населения всем тем прикладным занятиям, на которые является запрос в практическом быту? Какими средствами располагает Россия в настоящее время для такого обучения?

...Начнем с вопроса о ручном труде в школе — этой, так сказать, азбуке прикладного обучения в государстве.

Вопрос этот, к сожалению, все еще относится у нас, в России, к категории вопросов «новых», сомнительных, спорных, невыясненных. Ввиду этого организационному комитету пришлось принять меры для разъяснения на съезде: сущности ручного труда и педагогических его оснований; взглядов на него наиболее выдающихся педагогов; постановки дела у других образованных народов и проч. Все это прекрасно разработано в целом ряде докладов (см. «Труды съезда русских деятелей по техническому и профессиональному образованию в России», V-e отделение, Ручной труд в школе)36. Тем не менее, едва окончился съезд, опять замелькали в периодической печати заметки с выражением сомнения о применимости и пользе ручного труда в русских школах.

Считая излишним повторять здесь то, что сказано в «Трудах съезда» о воспитательном и практическом значении ручного труда, воздерживаясь также от полемики по этому предмету, ограничимся лишь простым ознакомлением с постановкою ручного труда в нашей Финляндии, как в стране, наиболее близкой России.

В этой маленькой стране раньше, чем где бы то ни было, введен ручной труд, как обязательный предмет, наравне со всеми другими предметами школьного преподавания.

...В финляндских народных школах обучение ручному труду не преследует никакой непосредственной практической цели: задача его, как и всей вообще школы, преимущественно воспитательная.

Тем не менее, даже и с точки зрения ремесленного производства, обучение ручному труду оказывается на деле существенно полезным, как наилучшая подготовка к ремесленной деятельности. Так как основная задача школьного ручного труда — чисто педагогическая, то и обучение ему ведется отнюдь не ремесленниками, а непременно самими же учителями и учительницами, получающими в этом отношении солидную подготовку.

В Финляндии, имеющей не более 2 200 000 населения, шесть учительских семинарий: три мужских и три женских. Курс семинарий — четырехлетний. В число общеобразовательных предметов входят также и «искусства», знание которых обязательно для народных учителей и учительниц. В мужских семинариях на обучение ручному труду полагается: в I классе — 7 часов в неделю, во II—8 часов, в III—7 часов и в IV классе — 3 часа в неделю. Обучение ремеслам лежит на обязанности особого преподавателя, состоящего вместе с тем учителем рисования и пользующегося одинаковыми служебными правами и преимуществами с остальными преподавателями. В помощь ему полагаются два мастера: один — для древесных работ, другой — для металлических. В женских семинариях на рукоделья отведено: в I классе — 5 часов в неделю, во II классе — 6 часов, в III классе — 4 и в IV—1 урок в неделю. Обучение этому виду ручного труда распределяется обыкновенно между двумя или тремя преподавательницами семинарии.

В мужских семинариях, в полтора первых учебных года (три семестра), учащиеся занимаются работами по дереву; полтора следующих учебных года употребляются на металлические работы; последний же год пребывания в семинарии (четвертый) предназначается для исполнения каждым из учащихся самостоятельной работы, в составе которой обязательно должны входить как деревянные, так и металлические производства. Занятия работами по дереву состоят в том, что каждый из учеников семинарии должен исполнять половину учебной коллекции народных школ (четные или нечетные ее нумера), после чего уже переходит к изготовлению предметов домашней утвари, простой мебели и проч.

К работам по дереву относится также обучение полировок, лакировок и окраске. Занятие работами по металлу обнимает ознакомление учащихся с кузнечным, слесарным и токарным производствами, а также со спаиванием меди и олова.

Это, конечно, только минимум программы ручного труда, расширяемый, по усмотрению преподавателя предмета, сообразно со степенью успешности занятий и способностями учащихся. В IV же классе семинарии проходится теоретический курс, в состав которого входит исторический обзор развития обучения ручному труду, а также изложение правил, на которых основывается это обучение.

В женских семинариях обучение ручному труду (рукоделиям) распределяется по классам следующим образом: в / классе: вязанье чулок и перчаток, усвоение правил вязанья и запись этих правил; шитье белья; исполнение двубердых тканей и снаряжение ткацкого станка. Во II классе: шитье белья и платья; изготовление и плетение соломы; запись правил плетения, составление образцов и чертежей работ; исполнение четверобердых тканей, в связи со снаряжением ткацкого станка. В III классе: прядение льна и шерсти; сложное вязанье разных родов; приготовление тиковых тканей. В IV классе: теория рукодельных работ, с выводом относящихся к этому правил, составлением чертежей и образцов; обучение «Фре- белевским работам».

Для полноты очерка практической подготовки народных учителей и учительниц в Финляндии необходимо еще добавить, что при каждой женской учительской семинарии существуют «Ясли» и Детский сад», при мужских же семинариях — сады и огороды, в которых учащиеся также принимают участие. Таким образом, подготовка педагогического персонала народной школы в Финляндии оказывается весьма разносторонней.

Имея хорошо подготовленный учительский персонал, нетрудно уже придать ручному труду в народных школах дельную постановку. И положение этой отрасли обучения в финляндских народных школах действительно заслуживает высокой похвалы и внимания.

В Финляндии народные школы разделяются на низшие и высшие.

Первые — с двухлетним курсом, и в них поступают дети от 7-ми лет. Высшие же школы имеют четырехлетний курс, и для поступления в них требуется возраст не моложе 9-ти лет.

...Программа ремесел, или иначе — ручного труда,

обнимает собою: мелкие деревянные поделки (так называемый «слойд»), исполняемые при помощи ножа, а затем — небольшие столярные и токарные работы и резьбу по дереву. Сверх того, учащиеся занимаются щеточными работами, а также приготовлением разного рода мелких изделий из лучины, корней и ивы, из бересты, папки, проволоки и жести.

Для занятия указанными работами установлена определенная программа, и каждая высшая народная школа имеет коллекцию, состоящую из 70-ти предметов. Не перечисляя здесь самих предметов, заметим, что по столярной части познания учеников, оканчивающих высшую народную школу, т. е. в возрасте от 9 до 13 лет, достигают такого уровня, что они в состоянии самостоятельно изготовлять: скамейку, кухонную лоханку, ковш, пильный станок, ящик и ларчик на шипах, квашню, чертежную доску и линейку, струг, метр, литр и децилитр, рычаг со стативом и весами, бочонок для масла, рамы для зеркал и фотографий, кран для бочки, пресс для масла с геометрическим орнаментом, шкатулку с украшениями и другие, довольно сложные в техническом отношении, вещи. По части остальных изделий оканчивающие курс обязательно должны уметь приготовить: щетки для мытья посуды и головные; корзины из лучины прямого и косого плетения; корзины из ивы и луба; коробки из бересты и папки; переплет и пенал из папки; тетраэдр, гексаэдр и корзинку из проволоки; литр из жести.

Кроме того, при изготовлении учащимися работ по моделям, обращается большое внимание и на ознакомление их с рисунками изготовляемых предметов. С этой целью при каждой модели имеется также и рисунок изготовляемого предмета. Путем простого сопоставления рисунков с предметами, учащиеся постепенно уясняют себе значение рисунков и, в конце концов, привыкают к исполнению работ по одним рисункам, без модели.

Но это — только минимум работ, исполняемых в финляндских народных школах. Максимум же программы ручного труда обнимает сто сорок номеров. Такое расширение программы допускается в отношении учащихся, проявляющих особенную склонность к ручному труду или приобревших уже дома некоторую ремесленную подготовку. Обучение учащихся производится или в особо устроенных мастерских, или в самой классной комнате и школьной передней, или в ближайшей избе.

Не считая себя компетентными в оценках женских рукоделий, заметим, однако, что, как видно из отчетов финляндской школьной администрации, занятия девочек женскими ремеслами в высших народных школах, по обилию и разнообразию изделий, а также тщательности и точности исполнения их, ничем не уступают успешности обучения ручному труду в мужских школах.

Короче говоря, на основании почти четвертивековой уже практики обучения ручному труду в высших финляндских народных школах можно с уверенностью сказать, что обучение это дает блестящие результаты как в собственно педагогическом, воспитательном, так и в практическом отношениях. Развивая ловкость учащихся, приучая глаз их к определению размеров, воспитывая в них любовь и уважение к порядку и аккуратности, школьное обучение ручному труду, вместе с тем, дает стране подрастающее поколение, овладевшее уже основными элементами ремесленной техники. Чтобы сделаться профессиональным ремесленником окончившему народную школу, остается только развить в себе выносливость и опытность мастерового в работе. Ввиду этого, подросток, поступающий в ремесленное или техническое промышленное заведение, с целью дальнейшей профессиональной науки, представляет собою уже более или менее ценную рабочую силу, главное же — силу, сознательно относящуюся к предстоящей выучке, добровольно выбираемой соответственно своему влечению.

Для оценки практического влияния ремесленной подготовки, даваемой народною школой, необходимо заметить, что из 36-ти финляндских городов лишь в четырех самых мелких городах не введено обучения ручному труду в местных высших народных школах для мальчиков.

Общее же количество сельских высших народных училищ, по сведениям за 1888—1889 учебный год, составляло 795 школ, в том числе 159 для мальчиков, 151 для девочек и 485 смешанных школ для обоего пола. В общей сложности в городских и сельских высших народных школах обучалось в указанном учебном году 44 612 человек (24 211 мальчиков и 20 401 девочка). И вся эта масса учащихся, почти невероятная для двухмиллионного с небольшим населения Финляндии, получала, за самым незначительным исключением, наравне с общим образованием, и первоначальное прикладное обучение!..

В этом-то именно и коренится тайна высокой находчивости в труде и громадной, разносторонней производительности Финляндии — страны, до крайности обделенной природою, с суровыми и неблагоприятными физическими условиями. На борьбу с этими условиями страна, не считая низших школ, выставила в высших народных училищах, в городах и селах, 1 322 человека (617 учителей + 705 учительниц), вооруженных разносторонними прикладными знаниями. Эта рать просвещенных и сведущих в практическом деле людей, в качестве народных педагогов, систематически завоевывает своей родине высокое благосостояние, которым, бесспорно, пользуется уже в настоящее время маленькая Финляндия. С другой стороны, эта могучая рать, давая подрастающему поколению, мужскому и женскому, нормальное воспитание в физическом и нравственном отношении, делает его правоспособным ко всяческому прогрессу.

Посмотрим теперь, что сделано у нас, в России, для систематического проведения в трудовую среду ремесленных знаний, посредством обучения ручному труду в народных школах?

Начнем, конечно, с подготовления педагогического персонала.

На всю Российскую Империю, к концу 1890 года, было: 57 учительских семинарий, 11 учительских институтов и 7 учительских школ или училищ для приготовления учителей, — всего 75 учебных заведений, из которых пять были предназначены к закрытию. Между тем, если сделать расчет применительно, например, к Финляндии (6 учительских семинарий на 2 200 000 населения), на 114 000 000 русского населения необходимо более 300 учительских семинарий. В цифре этой нет накакого преувеличения, так как для Франции, имеющей ничтожные размеры, сравнительно с Россией, и более густое население, признается недостаточным 91 учительской семинарии, существующей там в настоящее время.

Собранные «Организационным комитетом съезда русских деятелей по техническому и профессиональному образованию в России» сведения о ручном труде в учебных заведениях для приготовления учителей подробно разработаны членом названного комитета г. Вл. Сабининым, в особом докладе его: «Ручной труд в учительских семинариях, институтах и школах» (Х-я секция). Как видно из указанного доклада, ручной труд введен: в 45 учительских семинариях (из 57); в 2-х учительских институтах (из 11); в 4-х учительских школах (из 7); всего, следовательно, в 51 учебном заведении из 70-ти. В остальных же 19-ти заведениях для приготовления учителей вовсе не преподается ручного труда; в одном из них (Преславль- ской учительской семинарии) было введено обучение ручному труду, но, «после годичного опыта, прекращено, за недостатком времени и средств».

Обращаясь к «Положениям» и инструкциям рассматриваемых учебных заведений, находим, что правительством всегда имелось в виду обучение в них разного рода ремеслам и другим прикладным знаниям, на что и ассигновывались суммы, весьма, впрочем, скудные. Но при этом прикладное обучение не было сразу поставлено обязательным предметом, на одинаковых правах с остальными предметами преподавания; не было также выработано никакой определенной системы и плана для преподавания ремесел и вообще прикладных знаний: это дело предоставлено было усмотрению педагогических советов; наконец самое руководство в занятии ремеслами поручалось простым мастерам, т. е. лицам без всякой педагогической подготовки, в числе которых насчитывается около 75 процентов людей без всякого образования...

Ввиду этого, нет ничего удивительного, что хотя из 51 учебного заведения для приготовления учителей в 35-ти занятия ремеслами обязательны для учащихся, тем не менее, однако, за самыми незначительными исключениями, обучение там ручному труду находится на очень низкой степени развития, не удовлетворяя, вообще говоря, ни педагогическим, ни практическим целям. Указанные учебные заведения, за все время их существования, выпустили 5 469 учителей, изучавших более или менее одно или несколько из следующих ремесел: столярное, токарное, по металлу и переплетное. Но из этого количества учителей лишь около двух-трех десятков самостоятельно обучают ремеслам в заведываемых ими школах. Объясняется это тем, что из всех учебных заведений для приготовления учителей, где преподается ручной труд, строго говоря, только в С.-Петербургском учительском институте это дело ведется, с 1884 года, в форме систематического обучения. С октября прошлого года и другой учительский институт (Глуховский, Черниговской губ.) также усвоил себе систематическое обучение ручному труду. Учителям же из других учебных заведений, желающим заниматься в школах преподаванием ремесел, необходимо проходить еще особые временные «курсы ручного труда», возникшие у нас, в России, с 1878 года и периодически повторяющиеся в разных городах, в свободное от школьных занятий время (во время зимних и летних каникул).

Пока нет подходящего учительского персонала, нечего, конечно, и мечтать о мало-мальски рациональном обучении ручному труду в народных школах. На всем громадном протяжении империи насчитывается всего на все около 394 низших учебных заведений, в которых преподаются какие бы то ни было прикладные знания, в том числе около 115 городских училищ и до 279 начальных. В это число входят: трех- и четырехклассные городские училища, несколько уездных училищ, школы еврейские, инородческие и проч. С другой стороны необходимо заметить, что к «прикладным знаниям», преподаваемым в указанных училищах, относятся, кроме ремесел, поваренное дело, хлебопечение, виноградарство, виноделие, огородничество, садоводство и проч. В отношении к более чем 40 000 имеющихся в настоящее время народных училищ в империи процент школ с прикладным обучением крайне ничтожен.

Какого же рода прикладные знания преподаются в этих школах? Сведения по этому предмету, собранные «организационным комитетом съезда», обстоятельно разработаны Н. В. Касаткиным в особом докладе — «Обзор преподавания ручного труда в городских и начальных училищах» (Х-я секция). Но, увы, в наших низших школах и помину нет о том, что в педагогии называется «ручным трудом». Все это, вообще говоря, обучение ремеслу для ремесла, — и только, без мысли даже о воспитательном значении ручного труда, о необходимости известной системы при обучении. Да это и не может быть иначе, потому что, как мы знаем уже, народные педагоги, в роли учителей ремесла, составляют не более трех десятков: все же остальные преподаватели ремесла — люди не образованные, простые ремесленники, в громадном большинстве случаев — совершенно даже безграмотные.

Зато какое поразительное разнообразие ремесел! В городских и сельских русских народных школах преподаются, можно сказать, всех родов ремесла, какие только существуют на свете, в том числе: резное, ажурное, бондарное, колесное, медное, ружейное, шорное, седельное, скорняжное, обойное, стекольное, малярное и проч. Само собою разумеется, что ни по времени, затрачиваемому на ремесленное обучение в народной школе, ни по возрасту учащихся их невозможно сделать ремесленниками, т. е. довести до надлежащего уровня технической выучки.

Вследствие этого, в результате погони за утилитарным направлением ремесленного обучения в низших школах оказывается: общее недовольство тем, чего, по обстоятельствам, бывает невозможно достигнуть даже и при наиболее благоприятных условиях; бесцельная замена одних ремесел другими — и, в конце концов, непроизводительная трата денег, без пользы как для учащихся, так и для подъема местной производительной деятельности.

Только в последние годы, с половины, а в большинстве случаев и с конца 80-х годов, под влиянием систематического обучения ручному труду в С.-Петербургском учительском институте, а также и при воздействии устраиваемых в разных местах «курсов ручного труда», начинает, понемногу, вводиться в низших школах ремесленное обучение с педагогическою целью, но, к сожалению, крайне медленно. Ко времени съезда русских деятелей по техническому и профессиональному образованию на всю империю считалось лишь тридцать низших учебных заведений, в которых ручной труд преследует педагогические цели, в том числе 18 городских училищ и 12 начальных. Городские училища эти разбросаны в одиннадцати губерниях (С.-Петербургской, Олонецкой, Херсонской, Тамбовской, Черниговской, Владимирской, Варшавской, Курляндской, Эстляндской, Лифляндской и Иркутской); начальные же— в трех губерниях (10 — в С.-Петербургской, по одному — в Лифляндской и Олонецкой губерниях). Из среднеучебных же общеобразовательных заведений ручной труд с педагогическою, воспитательною целью введен, пока, лишь в одной частной гимназии Я. Г. Гуревича, в С.-Петербурге.

Таким образом, обращение к рациональной трудовой подготовке путем школы находится у нас, в России, лишь в самом зачаточном состоянии. Одним разве обстоятельством приходится утешаться в этом отношении, что идея воспитательного значения ручного труда в школе начинает уже пробивать брешь в заскорузлой рутине и выбиваться на свет божий, но — только еще «начинает». «Организационный комитет съезда русских деятелей по техническому и профессиональному образованию в России», равно как и самый съезд[‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡], — энергически высказались за обязательное введение преподавания ручного труда, по определенному, однообразному плану и системе во всех учеб

ных заведениях для подготовления учителей с тою, понятно, целью, чтобы, затем, предмет этот также введен был, как обязательный, и в курс народных училищ в городах и селах, как это было разъяснено выше на примере Финляндии. Но от желания до практического выполнения — «дистанция громадного размера», и трудно предугадать, когда судьба позволит пройти России эту ужасную «дистанцию» и вступить наконец на торный путь трудового воспитания подрастающих поколений.

Песковский М. Л. Профессиональная школа и подъем отечественной промышленности // Русская школа. 1891. № 1, 2.

 

<< | >>
Источник: Сост. Н. Н. Кузьмин. Антология педагогической мысли: В 3 т. Т. 2. Русские педагоги и деятели народного образования о трудовом воспитании и профессиональном образовании. 1989

Еще по теме ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ШКОЛАИ ПОДЪЕМ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ:

  1. ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ШКОЛАИ ПОДЪЕМ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -