<<
>>

РАССУЖДЕНИЕ О ТРУДЕ И ПРАЗДНОСТИ

В каком бы состоянии, чине, звании... ни поставлен был человек, известно, что нет из оных ни одного такого, которое бы делало его совершенно свободным от всей должности в рассуждении общества, которого он составляет часть и которое бы ему давало совершенное право быть бесполезным.

Если бы было такое исключение, то оное было бы очень презрительно и купно крайне опасно. От бесполезного человека к человеку вредному не более одного шага; кто не делает никакого добра в мире, тот необходимо должен делать зло, и посему то нет ни одного такого человека, которому бы неизвестно было сие присло- вие: праздность есть мать всех пороков. Нет ничего, при чем бы рассудок и опыт лучше могли обнаружить истину, и никогда связь дел не доказана лучше. От праздности бедный оскудевает, а от скудости все пороки, которые рождают желание освободиться от оной во что бы то ни стало. От праздности богач бывает скучен, а от скуки все пороки, которые причиняют необходимость избыть оные.

Праздность наполняет улицы нищими, торжища мо- шейниками, вольные дома непотребными женщинами и большие дороги грабителями. Праздность питает ту вероломную силу, то предание себя роскоши, которые толь часто ввергают в пропасть преступления имевших несчастье слушать их советов; в лоне праздности гнездятся самые ужаснейшие предначинания, коих связь укрепляет бесславие и развратность, и здесь-то зачинаются и самые беззакония. Никогда не бывает столько опасен злой человек, как когда он находится без дела; впрочем, навык к праздности неприметно погашает чувствования, сопрягающие нас с подобными нам. Он делает нас глухими ко гласу природы, вещающему нам в их пользу, хладными и беспристрастными при воззрении на них и приучает к забвению всех наших должностей.

Трудолюбивый народ имеет свои пороки; но невозможно, чтобы праздная страна сохраняла благонравие[*************]. Не довольно, чтобы народ был просвещен, надобно быть ему трудолюбиву, а без сего просвещение больше будет вредно, нежели невежество; ибо невежа праздный гораздо меньше удачен в злодеянии, нежели ленивец, что-нибудь знающий.

Но какое средство соделает трудолюбивым весь свет? И кто может ласкать себя, что он в состоянии изгнать совершенно праздность из обществ, наилучше устроенных? Что делать с сими суетными человеками, которые думают, что они заняты, потому что несовершенно без движения остаются, которые и сами не сомневаются в их праздности, но коих жизнь представляет всегдашнюю пустоту, исполненную беспрерывного последования ничтожества, и которых наилучшее употребление времени заключается в ничем? Что делать с сими праздными богачами, которые поелику счастие их поставило выше нужд, думают, что в то же самое время сделало оно их чуждыми быть полезными в чем-нибудь, которые почитают, что все их старание должно заключаться в том, чтобы жить в наслаждении и пресыщении, и которые всяким трудом гнушаются? Что напоследок делать с сими гордыми нищими, которые, обольщены будучи одним мнением, ничего не почитают толико прекрасным и высоким, как чтобы ничего не делать, и думают, что леностью возвышаются в степень обилия? Мы согласны, что трудно таковых людей с пользою употреблять к должностям и что не должно ожидать от них великих услуг, но и не должно также ласкать их наклонностям, ни уполномачивать образ их мыслей. И благоразумие требует, чтобы старались больше об истреблении таковых начал праздности и препятствовали далее оным распространяться. К счастью, поль

за нравов встречается здесь совершенно с теми, что почитаются вообще как бы составляющим благополучие государственное. Науки, рачение, торговля, обилие, напоследок богатства удаляются при приближении лености; ни плодородие земли, ни умеренность климата, ни преимущества счастливого положения не могут вознаградить зол или потери, причиняемой оною; все простывает, все в косности, где оная царствует, между тем как все одушевляется и удачно, невзирая и на самые естественные противо- борствия, в местах, где царствует то свойство деятельности, которое все приводит в движение. Итак нет ничего достойнее, по всем причинам внимания правительства, как стараться чрез действительнейшие средства изгнать дух праздности и вдохнуть, напротив того, любовь к труду.

Кто говорит о любви, говорит о свободном чувствовании, исключающем всякое понятие о принуждении; ибо не можно, принуждая людей к труду, вдохнуть им любовь к оному; не каторжные нужны для общества, но свободные и произвольные работники. Если вы хотите изгнать праздность, истребляйте оную при самом начале; смотрите, что в оной привлекает; старайтесь уменьшить ее прелести, противоположите страсть, страсти. Если она берет свое начало в свойстве нерадивости, рассеяной вообще во всем народе, употребите самые действительнейшие и свойственнейшие поощрения к отрясению и побеждению оной; поставьте на место оное удовольствие, честь, пользу; возбуждайте ревнование через все, тому способствующее; высоко отличайте полезного и трудолюбивого человека от ленивого, сделайте еще, чтобы последний не мог пользоваться теми преимуществами, коими первый; принудьте всякого гражданина, не исключая ни благородного, ни богатого, принять какое-нибудь звание, требующее деятельности и труда; бдите, дабы всякий исполнял должности, избранные им или в которой он находится; исключайте всякий чин без действительной должности, всякое благодеяние без тягости; уравняйте последующую от оного прибыль труду, паче вы его не давайте покойных мест, кроме тех, которые по истощению своих сил получили право требовать оных или заслугами своими соделались того достойными. При таковом внимании, если совершенно не истребите праздного сложения, по крайней мере, исправите нерадивое свойство и воспрепятствуете соде- латься оному прилипчивым.

Если начало гордости противоборствует началу труда, испровергнете сию гордость гордостью благородною; разгоните сие нелепое предрассуждение, сопрягающее род преимуществ со смешным правом жить, ничего не делая; и чтобы, напротив, состояние пресыщающееся, бесплодное и веселящееся было, если возможно, последнейшим всех при получении почестей и отличений; чтобы, по малой мере, никакой род труда не был презрен, если только хотя мало оный полезен; чтобы мера действительных услуг, сделанных обществу, была мерой уважения народного и чтобы всякий человек не иначе ценным был, как по мере блага, оказываемого им в обществе.

Если примечается, что дух ветрености и неспособности внушает отвращение к полезным упражнениям, требующим внимания и известной твердости в труде; если примечается, что пустые помыслы одерживают верх или потому, что менее требуют труда, или потому, что более прибыльны, старайтесь исправить сии злоупотребления, не приводите в уныние никакого дарования, но соделайте, чтобы всякое почитаемо было по его достоинству и уважаемо по мере заслуг оного; не истребляйте бабочек, но ведите брань с прузием пожирающим и не пускайте, чтобы прилежная и трудолюбивая пчела была от всех призираема. Если безделие есть следствием непонятности, берущей свой источник в недостатке сил, умножьте, соделайте удобнейшими средствами к научению; приноровите оные ко всем, дабы никакой промысел честный не мог жаловаться на недостаток подкрепления или покровительства или на случай упражняться в оном; внемлите паче всего вкусу и дарованиям, которые могут быть свойственны народу; поощряйте полезные предприятия, которые могут приведены быть в действо кстати оказанною наперед милостию, и надейтесь на силы, часто недостаточные, честных людей, споспешествуйте всегда доброй воле и чтобы никто не мог в истинную сказать: не от себя я празден, напротив того, я ничего бы столько не желал, как быть заняту. Если отвращение от труда берет свой источник в страхе не наслаждаться плодом своего труда и видеть оный через покровительствуемых похищенным: если уныние — следствие некоторых уз, наложенных безрассудно на рачение, или какого-нибудь обмана власти, или погрешности правительства, искоренить злоупотребление и разорвать цепи рачения.

Если примечается, что установления питают дух праздности и подают повод к лености, тотчас сделайте спасительную оным перемену, каковы бы в прочем ни были правила их установления; не попустите, чтобы хлеб милостыни был пищею лености, но напротив того, да будет оный наградою труда; воспомните ... праздный да не ест. В самых исправления домах соделайте труд не наказанием, но средством укращающим строгость наказаний или жестокость повиновения, наблюдаемого в сих местах. Словом, дабы повсюду труд был предтечею благонравия, а страдание, напротив платою и наследием праздности.

Мы не согласны, чтобы человек, хотя и осужден ясти свой хлеб в поте лица своего, осужден был на всегдашний труд; он, по крайней мере, должен иметь время отереть свое чело и ясти свой хлеб спокойно; утруждение дает право на отдохновение, и за покоем должно следовать труду, но и сей покой не должен также быть совершенным бездействием ... а нужно быть оному сопровож- даему неким чувствованием, которое бы, по крайней мере, напоминало человеку о его существовании, и напоминало бы с приятностью словом, удовольствие есть справедливое употребление отдохновения. Оно есть действительное возобновление сил, если только не бывает вредно по своему естеству или по излишеству приема.

Антология педагогической мысли России XVIII в. М., 1985. С. 381 — 384.

<< | >>
Источник: Сост. Н. Н. Кузьмин. Антология педагогической мысли: В 3 т. Т. 2. Русские педагоги и деятели народного образования о трудовом воспитании и профессиональном образовании. 1989

Еще по теме РАССУЖДЕНИЕ О ТРУДЕ И ПРАЗДНОСТИ:

  1. 1.5. Европейский гуманизм эпохи Возрождения (XIV - XVI вв.)
  2. ПРОМЫШЛЕННАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И РАБОЧИЙ КЛАСС
  3. ЭДВАРДУ КЛЭРКУ ИЗ ЧИПЛИ, ЭСКВАЙРУ
  4. ПИСЬМО СЕДЬМОЕ ВЭКОН И ЕГО ШКОЛА В АНГЛИИ
  5. ШКОЛА: ДОСУГ ИЛИ ТРУД?
  6. 28. Раннехристианская традиция о переселении душ
  7. РАССУЖДЕНИЕ О ПРИЧИНАХ ИЗОБИЛИЯ И МЕДЛИТЕЛЬНОГО ОБОГАЩЕНИЯ ГОСУДАРСТВ
  8. О КРЕПОСТНОМ СОСТОЯНИИ КРЕСТЬЯН В РОССИИ '
  9. РАССУЖДЕНИЕ О НЕПРЕМЕННЫХ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЗАКОНАХ 3
  10. Глава 8. Обнаружение Его, дворца
  11. ПИСЬМА Г-НА ПЕСТАЛОЦЦИ К Г-НУ Н. Э. Ч. О ВОСПИТАНИИ БЕДНОЙ СЕЛЬСКОЙ МОЛОДЕЖИ
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -