<<
>>

Ценности. Идеалы. Эгоцентризм учителя

На ступени смыслотворчества объектом нашей рефлексии становятся, вместе со смыслом, и ценности — наиболее значимые объекты и явления нашей жизни. Ценностями могут быть объекты материальные или идеальные, мифологические или реальные.
Рефлексия ценностей, как и всякая другая, осуществляется путем задавания вопросов и ответов на них. Вопросы эти могут быть, например, таковы. 1.

Ценность законности: всегда ли следует соблюдать законы? 2.

Ценность социального статуса: насколько влияет на ваше мнение о человеке его социальное положение (в том числе — насколько на вашу самооценку влияет ваш социально-экономический статус?) 3.

Ценность опыта: зависит ли ваше представление о человеке от его жизненного и профессионального опыта? 4.

Ценность пола: равноценны ли в ваших глазах мужчины и жен- шины или вы (сознательно или бессознательно) воспринимаете один из полов как более значимый? 5.

Ценность результата (успеха) в работе: чем можно (нужно) пожертвовать, чтобы добиться результата (успеха)? 6.

Ценность образования: насколько значимым в жизни представляется для вас быть образованным? Насколько важно — постоянно обновлять своп знания, умения, компетенции? 7.

Ценность общения, любви и привязанности: насколько значимым и необходимым для вас является присутствие рядом близкого человека? 8.

Ценность удовольствия: должна ли жизнь приносить удовольствие или это — не основное в жизни?

Вопросы могут быть сформулированы и в форме сопоставления: какая ценность из пары является для вас более значимой? 1.

Помощь другим или собственные интересы. 2.

Жизнь или работа. 3.

Работа или семья. 4.

Работа или досуг. 5.

Самореализация или служен не общему делу. 6.

Количество денег (материальных благ) или количество свободного времени. 7.

Работа в коллективе или автономность. 8.

Чувства или разум: рациональное или интуитивное познание.

Среди всего этого многообразия существует ряд ценностей, не определив которые для себя очень трудно работать и жить.

И именно профессия педагога, может быть, в большей мере, чем любая другая профессия, требует четкого выбора и ясного определения личных ценностей педагога. Кроме того, у педагогической деятельности есть еще одна особенность — процесс воспитания обязательно включает в себя вынесение суждений о том, что в жизни важно (значимо, ценно), что — нет, и передачу этих суждений воспитанникам.

Прежде всего нужно определиться с тремя важнейшими вопросами.

Первый вопрос — вопрос о ценности «я*, т. е. о том, насколько значимой ценностью для вас являетесь вы сами. Первое ли место вы сами занимаете для себя как ценность или нет? Если нет — то какие ценности находятся «над» вами и ради кого (чего) вы готовы пожертвовать собой (здоровьем, свободой, личностью, жизнью)? Другая сторона этого же вопроса — является ли человек высшей ценностью нашего мира или же вы признаете существование надчеловеческих ценностей? Это ключевой вопрос всякого .мировоззрения.

определяющий основной вектор личности — гуманистический или религиозный.

Второй вопрос — это вопрос о том, что в человеке наиболее ценно. Целостен ли человек или же внутренне состоит из нескольких (например, двух) частей и оттого может быть разрознен и противоречив? Каково соотношение между душой человека и его телом? Является ли тело орудием души, позволяющим ей жить и действовать в материальном мире? Или же, напротив, душа есть продукт жизнедеятельности высокоразвитых организмов и средство их приспособления к окружающей среде? Если человек двухсоставен или многосоставен, то к чему следует стремиться: к гармонии (равновесию) души и тела или к иерархии (главенству) одного над другим? Если к иерархии. то что именно имеет большую ценность и поэтому должно главенствовать? Это основные вопросы педагогически значимой антропологической составляющей мировоззрения.

Третий вопрос — вопрос о ценностном соотношении человека и общества. Ранее мы уже задавали этот вопрос в одном из заданий: что для вас более значимо, индивидуализация (становление личностной неповторимости) или социализация (становление человека как члена общества)? Теперь можно задать этот вопрос и в более общем виде: что является более значимым — личность или общество, личное или общественное? Примиримы ли противоречия между «эго» и «соцно»? Каков должен быть механизм примирения — гармония или иерархия? Может ли человек ошибаться, а общество — оставаться правым? Может ли, напротив, человек быть прав, а общество — ошибаться? Существуют ли ценности, находящиеся и «над» человеком, и «над» обществом, по которым можно было бы сверять правоту действий личности и социума в их противостоянии?

Все эти три вопроса, в их различных приведенных выше формулировках, должны быть так или иначе разрешены каждым педагогом самостоятельно, безо всяких подсказок «сверху».

В этом заключается основной, самый глубокий пласт процесса модернизации, осуществляющейся сегодня в российской школе. И мы с вами, двигаясь по страницам настоящего пособия и используя самые разнообразные приемы, работали над развитием своего профессионального мышления в первую очередь затем, чтобы самостоятельно дать ясный и четкий ответ на каждый из этих вопросов. Анализируя с позиции поставленных выше вопросов проблему личного смысла жизни, можно заметить, что этот смысл всегда более эгоистичен, чем социален, — и именно потому, что он личный. Философия раскрывает нам, что существует лишь два альтернативных подхода к определению смысла жизни: идея удовольствия (для гуманистического вектора личности) и идея спасения души (для религиозного вектора). В том или ином случае эти идеи становятся (нередко бессознательно) высшими ценностями, т. е. смыслами, и одновременно — основными мотиваторами деятельности. Но еще раз подчеркнем — и та и другая идея имеют личностно-ориентированный, а не социально-ориентированный вид. Даже в самом высоком образце новозаветной христианской любви: «Возлюби ближнего своего, как самого себя», — эталоном любви к людям является отношение к собственной личности — образу Божьему в нас самих.

В случае примата идеи удовольствия наибольшей ценностью обладают наши переживания, т. е. — текущий момент и то, что он нам несет: все остальное — может быть, и ценно, по все же второстепенно относительно главной ценности «жизни» как постоянного переживания нами ее настоящего момента. При таком отношении к жизни человек может, разумеется, и развиваться, и накапливать материальные блага, и служить другим людям, и то, и другое, и третье — лишь промежуточные, а не конечные цели, точнее — средства обогатить личный жизненный опыт и палитру личных переживаний. Это обогащение может происходить непосредственно, путем включения себя в самые разнообразные. качественно новые виды деятельности на уровне профессии, второй профессии, хобби и т. д. Но в случае низкого культурного уровня этот подход вырождается в лозунг «в жизни нужно все попробовать» (любимая уловка тех, кто заманивает подростков в сети наркомании).

Для педагога, работающего па ступени смыслотворчества, важнейшей становится функция обеспечения духовного уровня жизнедеятельности, т.

е. несводимости жизни к вещизму, утилитаризму, уныло- безблагодатной повседневности. В предыдущей теме уже отмечалось, что духовный уровень жизни предполагает личностно-смысловое, ценностное отношение ко всему, что нас окружает. Но прежде всего духовность — это показатель качества внутреннего мира человека. Последние века (и особенно последние десятилетия) характеризуются падением ценности внутреннего мира человека относительно ценности внешнего мира (мира вещей, окружающих людей и социальных явлений). Не удивительно, что качество внутреннего мира при этом неуклонно ухудшается. Об этом свидетельствуют:

? общий рост потребностей отдельных людей и человечества в целом (вспомним, что потребность определяется как нужда: растут

потребности — растут нужды; развивается потребительское общество — растет число и качество нуждающихся людей); ?

всеобщая распространенность стресса как показателя разрушающегося внутреннего мира; ?

повсеместно проявляющееся нежелание людей быть самими собой, стремление уйти от себя, отвлечься, «оттянуться», «оторваться»...

«Как же маются все эти туристы, приезжающие сюда из других стран, йод палящим солнцем, в жару и в пыли, среди шума и гама бредущие но улицам! Какое бремя, какое внутреннее неспокойствие гнетет и терзает их души, если они считают отдыхом все то. что им приходится переносить! Как же должно давить души этих людей их собственное -я", раз они думают, что отдыхают, испытывая такие мучения!» (59, с. 160|.

...повальное стремление молодежи жить, учиться и работать с наушниками, в которых постоянно звучит рок-музыка, — потребность «забить» звуками рока какие-то глубокие нестроения собственного внутреннего мира, чтобы не слышать и не ощущать его (кстати сказать, это повод задуматься о том, что качество внутреннего мира «визуалов», «аудиалов» и «кинестегиков», которых мы прежде по умолчанию «уравнивали», весьма различно!); ?

всеобщая тенденция «бегства» от своего «я*, от запутавшегося в проблемах и противоречиях «эго» к «социо» с намерением «раствориться» в общении с людьми, в своей компании, в толпе.

Этот последний момент следует обсудить подробнее, ведь педагогическая деятельность — это в значительной степени деятельность социальная.

Читатель, внимательный к себе и своему внутреннему миру, наверняка не раз замечал, что общество не только поддерживает личность в ее жизнедеятельности, но нередко и разрушительно влияет на нее.

Произрастающее изнутри личности творчество подавляется общественными стереотипами, свое выстраданное мнение натыкается на чужие мнения или даже на безличное «так принято!», свобода выбора сковывается обычаями, модой и т. п. Чем более человек социализирован, тем менее он свободен. Чем больше он пользуется «благами общества», тем больше общество пользуется им. И это относится не только к ограничению свободы поведения (что во многих случаях дело совершенно необходимое), но и к ограничению сознания. Множество людей, не задумываясь над этим, позволяет создавать содержание своего сознания другим — рекламодателям, телевидению и газетам, иногда — лидерам неформальных групп или партийным агитаторам, в лучшем случае — родителям. Hidden page хребта, к которому крепится вся костная система. То есть такой человек не имеет самого себя (все остальное — телевизор, машину, дачу, штаны, профессию — имеет!)... Это — предельно безнадежный вариант человеческого существования, потому что тут уже никто не спасет — когда нет самого себя. Л когда человек имеет себя, свой хребет, свой центр, свою основу, свою гравитацию, так сказать — человек похож на Эйфелеву или Останкинскую башню, а не на телегу сена» [ 78, с. 73|.

Очень соблазнительно построить «модель идеального учителя», что и делается в ходе некоторых исследований. Рассмотрим детально результаты одного из них [51 ], в процессе которого были проанализированы особенности успешных педагогов (исследователем они были названы «самодостаточными»). Это учителя, люди без «комплекса неполноценности», которые добились положения, уважения, испытывают самоуважение, живут в ладу со своей совестью. Оказалось, что общими у этих самых различных людей (а значит — и главным в нашей «модели идеала») являются основополагающие жизненные установки.

Что же это за установки?

Первая установка — позитивное отношение к жизни. Люди, умеющие видеть положительные стороны жизни, находят в самых неожиданных местах поддержку или. во всяком случае, поводы для оптимизма.

И наоборот — распространенная в нашем обществе повышенная критичность рассматривается как следствие нехватки личностной самодостаточности. Можно дать и более сильную формулировку этой закономерности: повышенная критичность — следствие низкого качества внутреннего мира человека, когда внутренние проблемы составляют непрерывный конфл и кто генный фон жизни и непрестанно проецируются на внешние обстоятельства, в общем-то, вполне нейтральные.

Вторая установка, выявленная в исследовании, — вера в силу добра. Это — моральная позиция сильного человека, не склонного применять для достижения целей политику «острых зубов», кулака, обмана или манипуляции. И наоборот: разуверившись в добре, мы уступаем злу и становимся перед ним безоружными, — а иногда, увы, и принимаем бессознательно сторону последнего. Примерно как та бабуля, которая, посещая церковь и ставя свечки перед каждой иконой, «на всякий случай» ставила еще одну свечку и перед фигурой чертика, имеющегося на изображении «Сошествие грешников в ад». Третья установка — умение видеть и чувствовать свою сопричастность к происходящему, даже если в той или иной ситуации мы оказываемся «ни при чем». При этой установке реализуется ответственность за происходящее, присутствует мудрость, ощущение себя неповторимой частицей социального организма, своего народа, всего мира. (Вспомним «государственное мышление» педагога-менеджера.)

Четвертая установка — это установка на гибкость. Это умение меняться, учиться у жизни, умение рисковать, использовать новые формы деятельности и вообще бытия, т. е. преодолевать стереотипы.

Наконец, пятая установка — высокая самооценка. Исследователь поставил се первой как самую важную отличительную черту «самодостаточного» педагога. И действительно, основное свойство человека (не только учителя), который добивается в жизни успеха и приобретает высокий социально-материальный статус, — высокий уровень самооценки в сочетании с высоким уровнем притязаний. Мы будем называть это сочетание эгоцентрической установкой личности, или просто эгоцентризмом.

Знакомы ли вам такие люди: ?

которые, вроде бы придерживаясь темы беседы, тем не менее всегда переводят разговор на себя, на свои проблемы, интересы, на то, что когда-то случилось с ними; ?

которые не намерены принимать участие ни в какой деятельности, если она началась не но их инициативе, и не поддержат ни одно предложение, если оно было выдвинуто не ими; ?

которых вообще раздражает всякая не санкционированная ими активность (дети, мухи, прохожие, домашние животные, другие творческие люди); ?

которым всегда чего-то надо от окружающих при полной внутренней убежденности, что этим окружающим доставляет большое удовольствие удовлетворять их разнообразные потребности; ?

всегда и во всем убежденные в собственной правоте и встречающие в штыки любые возражения, а мнение, которое не совпадает с их собственным, просто не принимающие всерьез; ?

очень хорошо знающие, что им нужно в любой момент времени, и прибегающие к любым средствам, чтобы добиться своих личных целей; ?

которые необыкновенно раздражаются, когда где-нибудь что-нибудь решают без них, а тем более — за них; ?

которые в разговорах последнее слово стремятся сохранить за собой?.. Hidden page Hidden page всякий предлагал свои мысли, свои поправки, и не могли согласиться» (20, с. 442].

Об этом же — только на другом языке — рассуждает и Клайв Стейплз Льюис, из произведений которого, переведенных на русский язык, наиболее известны «Хроники Нарнин». «Если бы в материальной системе обитало лишь одно существо, она могла бы поминутно изменяться по его желанию. Но если ввести в такой мир и другое существо, оно уже действовать не сможет... потому что вся материя была бы в чужой, а не в его власти...» |43, с. 30].

Рост эгоцентризма, «частного интереса», принимаемого в некоторых философских и экономических учениях за «двигатель прогресса», неизбежно приводит общество к дисперсии идеалов, целей и подходов к их реализации. Социальный мир наполняется противоречиями. Все больше усилий (и других ресурсов) приходится затрачивать на согласование противоречий и индивидуальных взглядов, поскольку сами собой они «почему-то» не согласуются. Все меньше ресурсов остается на собственно созидательную деятельность. Это вектор, ведущий в пустоту. Возможно, тот из читателей, кто работает в частной школе, поймет всю глубину замечания, вскользь брошенного генеральным директором одной из крупнейших негосударственных школ: «Ключевым моментом в работе негосударственной школы становится способ со- гласоваиия различных взглядов на образование, различных интересов: одним словом, заказов от различных субъектов образовательного процесса» [58, с. 20].

Экономически образованный читатель может возразить, что существует особый социальный институт, призванный трансформировать эгоцентрические стремления и частные интересы отдельных индивидов в «общую пользу», а именно — свободные рыночные отношения. Но этот миф классической и неоклассической экономики (начавшийся с метафоры «невидимой руки» рынка, предложенной Адамом Смитом), вполне разоблачен современными экономическими теориями. Так, австрийский ученый Ф. Хайек привел достаточно веские аргументы в пользу того, что рынок, как социальный институт, существует отнюдь не вследствие неограниченного стремления к удовлетворению личных интересов, а скорее, наоборот, благодаря наличию системы жестких и общепринятых моральных правил, ограничивающих это стремление (87). То есть эгоцентризм не только не способствует формированию рыночных отношений, но и разрушает их, что мы и видим отчетливо в современной России.

В качестве одного из средств «профилактики» профессионального эгоцентризма можно назвать принцип обновления опыта. Речь идет о регулярной (раз в несколько, максимум в 7-10 лет) смене места работы (или должности, или даже специальности). В современных условиях динамичного опыта служение 40 лет одному делу на одном месте — род самообмана, формирующий не столько профессионализм, сколько профессиональный эгоцентризм. Иное дело— когда высокая профессиональная самооценка постоянно корректируется обновлением требований, и тем самым исключается чрезвычайно вредная для опытного учителя ситуация «почивания на лаврах» прежних заслуг.

^ Каждый человек — носитель собственной биографии. В этом • плане осмыслению подлежит не только общественный, но и индивидуальный опыт. Какой из них для вас ценнее? Какую роль в вашей жизни сыграл (и продолжает играть) каждый из них?

Ю. В. Сенько предлагает выполнить следующее задание: «Укажите наиболее важные, на ваш взгляд, истоки педагогического одиночества, "робинзонады" педагога в образовательном процессе» [67, с. 40). А теперь попробуйте ответить на следующие вопросы. 1.

Как вы понимаете формулировку задания? Какой личностный смысл вы вкладываете в слово «робинзонада»? Какая из отчуж- денностей педагога переживается вами драматичнее — отчужденность от учеников, от коллег, от деятельности, от народа? (Возможны и другие варианты.) 2.

Встречались ли вам ситуации глубокой дружбы-сотрудничества между педагогами одной школы, «работа в команде», не в одиночестве? Как они возникли? (Осуществите анализ причин успеха, оценив долю случайности и закономерности. Воспроизводима ли ситуация?) 3.

Встречались ли подобные учительско-ученические команды, объединенные общим смыслом жизни и деятельности? (Осуществите анализ по той же схеме.)

Опираясь на собственный опыт, здравый смысл и нестереотипное мышление, проанализируйте критически таблицу 3G [71, с. 32-34).

Таблица 36

Ценностные ориентации людей зрелого возраста По разным причинам не достигших высшею мастерства Достигших высшего мастерства и настоящего успеха Разлад с собой Внутренний мир Трудолюбие Трудолюбие Некоторая похожесть на людей своего круга и ориентация на них, одновременно — нераскрытие своего «я» «Неодинаковость лиц», смелость быть самим собой Нацеленность на задачи выживания и функционирования Нацеленность на задачи развития Ориентация на экономическое, рациональное, техническое Ориентация на духовное, социальное Твердое следование возрастной «роли» Некоторая «детскость» Следование привычным канонам Инновационная потребность Мотивация достижений Мотивация интереса Стремление к конкурсіггной борьбе, двигатель которого — зависть Спокойное, доброжелательное отношение к достижениям других Культивирование печали и горя («ослик Иа-иа»). Эмоции гнева, критики, отрицания, непонимания юмора (часто непринятие юмора) Высокая культура радости и счастья. Эмции смеха, доброго юмора Склонность к осуждению (часто справедливому), акцентирование недостатков и недоработок других, категоричность высказываний и оценок Терпимость Собственная твердая позиция и попытка приобщить к ней других Собственная твердая позиция, не навязываемая другим Гордится твердостью позиции Позиция может осознанно меняться, может признаваться ее ошибочность Больше требовании и претензий (справедливых) к другим К себе претензий больше, чем к другим, и требования выше Чтение (постоянное) в основном специальной литературы Интерес и знание художественной литературы, постоянное чтение

По разным причинам не достигших высшею мастерства Достигших высшею мастерства и настоящего успеха Стремление к постоянному обсуждению своих проблем (часто деловых, научных, узкоспециальных...) Участие на равных в разговоре об общих проблемах, участие в делах других собеседников Склонность заниматься привычными, традиционными делами, верность старым увлечениям Появление новых хобби, занятий, интересов в зрелом возрасте Нежелание (часто из-за боязни) заниматься самоанализом, некоторая демонстративность (в надежде, что оценят другие) Владение способами анализа собственной деятельности, высокий уровень рефлексии, понимание своего «я»

Проведите анализ педагогического явления, оцените перспективность рыночных отношений применительно к системе образования.

«Со стороны "заказчиков школьных услуг" ...на школы все больше распространяются рыночные критерии оценки их деятельности. Так, родителей теперь гораздо более интересует, какие связи с вузами имеются в школе, какие дополнительные предметы даются, каков процент поступающих после школы, каков состав учителей и учащихся... Это факторы "конкурентоспособности" школ. Если школа чувствует свою нсконку- реіггоспособность, то в перспективе возникает образ "гарлемской школы". "Гарлемская школа" — это школа тех, кто в силу разных причин не видит для себя особых жизненных перспектив, смирился с негативными обстоятельствами и работает (учится) в данной школе просто потому, что другие варианты кажутся невозможными. "Гарлемская школа" — это символ безнадежности и безверия, обреченности на бесперспективное существование» [82, с. 29-30).

<< | >>
Источник: Сергеев И. С.. Основы педагогической деятельности: Учебное пособие. — СПб.: Питер. — 316 е.: ил. — (Серия «Учебное пособие»).. 2004

Еще по теме Ценности. Идеалы. Эгоцентризм учителя:

  1. Ценности. Идеалы. Эгоцентризм учителя
  2. Диалектическое мышление
  3. ЙОГАЧАРА (ВИДЖНЯНАВАДА)
  4. Христос и Будда
  5. Второе место по значимости занимает фактор организации учебной деятельности, фактор школы.
  6. ПРИЛОЖЕНИЯ Антидезаптационная триада
  7. ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ
  8. ГЛОССАРИЙ
  9. «Просвещение» как постепенный отрыв от христианства. В. В. Зеньковский об основных направлениях в педагогике
  10. Мастера этики
  11. ГЛАВА I. ЗАРУБЕЖНЫЕ ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИИ ПРАКТИКА ДОШКОЛЬНОГО ВОСПИТАНИЯ XX в.
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -