<<
>>

Уважение к учителю

  Уважение к нашему учителю и учительнице всеобщее и молчаливое. Учителей уважают за вежливость, за то, что они здороваются со всеми кряду, не разбирая ни бедных, ни богатых, ни поселенцев, ни самоходов.
Еще уважают за то, что в любое время дня и ночи к учителю можно прийти и попросить написать нужную бумагу. Пожаловаться можно на кого угодно: на сельсовет, на пьяного мужа, который буянит. На что уж дядя Л евонтий, когда пьяный—лиходей из лиходеев делается, всю посуду прибьет, жене — тетке Васене фонарь привесит, ребятишек всех разгонит. А как побеседовал с ним учитель исправился дядя Левонтий. Хоть и неизвестно, о чем говорил с ним учитель, только дядя Левонтий каждому встречному и поперечному радостно толковал: — Ну чисто рукой снял! И вежливо все, вежливо. Вы, говорит, вы... Да ежели со мной по-людски, да я что, дурак, что ли? Да я любому и каждому башку сверну, если такого человека пообидят!

Тишком, бочком просочатся деревенские бабы в избу учителя и забудут там кринку молока, а то сметанки, творогу или брусники туесок. Ребеночка доглядят, полечат, если надо, учительницу необидно отругают за неумелость в обиходе с ребеночком. Когда на сносях была учительница, не позволяли бабы ей воду таскать с Енисея. Один раз в школу учитель пришел в катанках, через край зашитых. Умыкнули бабы катанки вечером — и к сапожнику Жеребцову их снесли. Шкалик сапожнику поставили, чтоб с учителя, ни боже мой, копейки не взял и чтобы к утру, к школе, все было готово.

Учителя были заводилами в деревенском клубе. Играм и танцам молодежь учили, ставили смешные пьесы и не гнушались представлять попов и буржуев в них, на свадьбах они бывали почетными гостями, но блюли себя и приучили несговорчивый в гулянке народ наш выпивкой их не неволить.

Очень мне жаль, что многое нынче утратилось из уважения к сельскому учителю, хотя и школы в деревне лучше и учителя грамотней, а нет уже того прежнего почтения к ним, нет!

В какой школе начали наши учителя!

В старом деревенском доме с угарными печами.

Парт не было, скамеек не было, учебников, тетрадей, карандашей тоже не было. Один букварь на весь наш первый класс и один красный карандаш. Мы принесли с собой из дома табуретки, скамейки, сидели кружком, слушали учителя, а потом он давал нам аккуратно заточенный красный карандаш, и мы, пристроившись на подоконнике, поочередно писали палочки. Счету учились на спичках.

Учитель как-то уехал в город и вернулся с тремя подводами.

На одной из них были весы, а на двух других ящики со всевозможным добром.

Столы и скамейки сделали деревенские мужики и плату за них не взяли, обошлись магарычом, который, как я теперь догадываюсь, выставил им учитель на свою зарплату. Учитель и фотографа сговорил к нам приехать. И тот заснял ребят и школу нашу. Это ли не радость! Это ли не достижение!

К весне тетрадки, выменянные на утильсырье, исписались, краски искрасились, карандаши исстрогались, и учитель стал водить нас по лесу и рассказывать про деревья, про цветки, про травы, про речки и про небо.

Как он много знал! И что кольца у дерева — это годы жизни его, и что сера сосновая идет на канифоль, и что хвоей лечатся от нервов, и что из березы фанеру делают, и что леса сохраняют влагу в почве, а значит, и жизнь речек.

Но и мы тоже по-своему знали лес. Учитель слушал нас и учился. Мы научили его копать и есть корни сарапок, жевать лиственничную серу, различать по голосам птичек, зверьков и, если он заблудился в лесу, как выбраться, рассказали.

Однажды мы пошли на Лысую гору за цветами и саженцами для школьного двора. Поднялись до середины горы, присели на каменья отдохнуть и поглядеть сверху на Енисей, как вдруг кто-то из ребят закричал: Ой, змея, змея!..

И все увидели змею. Она обвивалась вокруг пучка кремовых подснежников и, разевая зубатую пасть, злобно шипела.

Еще и подумать мы ничего не успели, как учитель оттолкнул нас, а сам схватил палку и принялся молотить по змее и по подснежникам. Вверх полетели обломки палки, лепестки от подснежников.

Змея кипела ключом и подбрасывалась на хвосте. Не бейте через плечо! Не бейте через плечо! — кричали мы, но учитель не слышал нас. Он бил и бил змею, пока она не перестала шевелиться.

Потом он приткнул концом палки голову змеи и обернулся. Руки его дрожали. Весь он дрожал. Ноздри и глаза его расширились, и весь он был белый.

Мы отыскали в камнях, отряхнули и подали ему кепку. Пойдемте, ребята, отсюда, — сказал учитель. Мы посыпались с горы, а он шел за нами и все оглядывался, готовый оборонять нас снова, если змея оживет и погонится следом.

Под горою учитель забрел в речку, попил из ладоней воды, побрызгал на лицо, утерся платком и спросил: А почему вы кричали, чтоб я не бил гадюку через плечо? Разве нельзя? Закинуть же на шею змею можно. Она, зараза, такая... Обовьется вокруг палки!.. — объяснили мы учителю, и кто-то неожиданно спросил: Да вы раньше-то хоть видали змею?

— Нет. В первый раз, — виновато улыбнулся учитель. — Там, где я рос, никаких гадов не водится. Я же с Кубани. Там нет таких гор и тайги такой нет.

Мы стояли с открытыми ртами, слушали.

Вот тебе и на! Значит, нам надо было оборонять учителя. А мы!..

Прошли годы. Многие годы минули. А я таким вот и помню деревенского учителя: с чуть виноватой улыбкой, вежливого, застенчивого, но всегда готового броситься вперед и оборонить своих учеников, помочь им в беде, облегчить и улучшить людскую жизнь.

Астафьев В. Повести о моем современнике. — М.,

1972.— С. 96—101.

<< | >>
Источник: Введение в педагогическую деятельность: Практикум: Учеб.-метод. пособие для студ. высш. пед. учеб, заведений. 2004

Еще по теме Уважение к учителю:

  1. ПРИМЕРНЫЕ СИТУАЦИИ, МОДЕЛИРУЮЩИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ УЧИТЕЛЯ
  2. 4.1. Учитель права современной школы
  3. Бессловесный компонент педагогического общения: имидж учителя, мобилизация, «вес», «пристройка»
  4. Ценности. Идеалы. Эгоцентризм учителя
  5. Методы устного изложения знаний учителем и активизации учебнопознавательной деятельности учащихся: рассказ, объяснение, школьная лекция, беседа; метод иллюстрации и демонстрации при устном изложении изучаемого материала
  6. Проблема профессиональной пригодности учителя
  7. Основа Пути - вверение себя Учителю
  8. Этапы духовного развития низшей личности после вверения себя Благому Другу (Учителю)
  9. Особенности конфликтов между учителями
  10. 2.1. ЛИЧНОСТЬ УЧИТЕЛЯ И ЕЕ НАПРАВЛЕННОСТЬ 2.1.1. ТРЕБОВАНИЯ К ЛИЧНОСТИ УЧИТЕЛЯ                                          В ТРУДАХ КОРИФЕЕВ ПЕДАГОГИКИ
  11. 2.1.4. ГУМАНИСТИЧЕСКАЯ НАПРАВЛЕННОСТЬ          ЛИЧНОСТИ УЧИТЕЛЯ
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -