<<
>>

Зарождение идеи «чистой философии» и религиозное сознание

В основе философии лежит мысль, которая практически не подвергается сомнению: познание осуществляется только в русле мышления. Произнося слово «философия», мы вольно или невольно подразумеваем «чистую философию» как построение «чистого разума».
В.В. Зеньковский в своей работе «Основы христианской философии» писал о том, что христианский мир унаследовал от античности идею философии как системы, объемлющей все формы мыслительной работы, все .сферы духовной жизни. Но в то же время сама античная философия была своеобразным богословием (если это понятие корректно применять к нехристианским религиозным течениям), которое соответствовало религиозному сознанию античности. Для христианского сознания, религиозность которого глубоко от лична от античной религиозности, построения античности были только философией и не более. Раннее христианство было практически невосприимчиво к религиозному содержанию античной мысли и лишь постепенно, используя ее построения в апологетических целях, выявляло присущее ей богословие. Большинство исследователей античной философии недостаточно чувствовали ее религиозную сторону, а точнее, и не желали ее чувствовать, перенося полюбившуюся идею «чистой философии» в мир античный. Действительно, можно рассматривать с точки зрения «чистой философии» все, что оставила нам античная мысль, но в то же время следует признать, что сама идея «чистой философии» есть создание мыслителей христианской эпохи - идея, являющаяся неслучайной именно для христианской эпохи. Зеньковский отмечал, что не только разум, но и другие силы духа по мере созревания обнаруживают тенденцию к самообособлснию, но в том-то и состоит задача христианской культуры, чтобы охранять связь этих сфер творчества с целостным бытием. Христианство есть живая и нераздельная целостность, оно не может быть иным, но отдельные сферы творчества в своем развитии могут выходить за его пределы и затем отстаивать свою «автономию», если не сумеют найти законные пути своего движения внутри Церкви.
В силу этого развитие философского творчества у христианских народов, натолкнувшись на затруднения, иногда мнимые, а иногда и реальные, пошло путем «автономии». Идея «чистой философии» как построение «естественного разума» родилась в недрах именно религиозного сознания, но в рамках различных исторических условий эта идея окрепла и утвердилась как нечто действительно «естественное» и «само собой разумеющееся». Если этот факт считать трагическим, то эта трагедия произошла на Западе, христианский Восток в ней не повинен. (8. 8-9) В первые века христианства Церковь охватывала все стороны жизни, все сферы творчества, она была еще «всем». Церковь в это время вбирала в себя ценные стороны античной культуры, в том числе и философии. Но, как замечал В.В. Зеньковский, это продолжалось до тех пор, пока Церковь не была связана со сферой государства, сферой общественно-политической жизни. С IV века Церковь и «мир», Церковь и государство оказались как бы в од ной плоскости, началось «сотрудничество» и взаимодействие двух сфер, до этого времени живших отдельно. На Востоке взаимодействие Церкви и государства дало начало идее симфонии властей, в основе которой лежало учение о церковной функции верховной власти. Это учение, созданное в Церкви, возвышало светскую власть и обеспечивало основу для свободного сотрудничества Церкви и государства. Конечно, такой подход в некоторой степени вел к внешнему обмирщению Церкви. Но своего понимания мира и человека она не изменила. Церковь на Востоке охотно вбирала в себя все ценное, что находила в античной культуре. Наследие греческой науки и философии использовалось Церковью, при этом оно «воцерковлялось». Примером может служить «Шестоднев» святителя Василия Великого. Античное знание здесь получило христианское осмысление. В творениях Григория Нисского чистое богословие не отделялось от научной и философской мысли. Богословие было не только над всем, но оно оставалось единственной верховной инстанцией. Не нарушая свободы мысли, оно ее освящало, как освящает всецелая истина все частные истины.
По мнению В.В. Зеньковского, на Западе все происходило иначе. Дело в том, что подлинные сочинения Аристотеля стали доступны Западу благодаря их переводу на латинский язык лишь в XII веке, когда античная наука уже не могла воцерковляться с прежней легкостью. Западные мыслители были готовы к восприятию и оценке построений Аристотеля, но обнаружили в его трудах совсем иной взгляд на мир, чем тот, который сложился у них. Понимание мира, охватывавшее все сферы бытия, какое было у Аристотеля, созрело вне Откровения и не вмещало Его в себя. Пути веры и знания начали явно расходиться. Античные построения рассматривались как проявления «естественногоразума», незнающего Откровения. Нужно было или размежеваться, или воцерковить все, но в этом вовсе и не нуждалось новое, а точнее, старое миропонимание. Гносеологический дуализм знания и веры принял столь острые формы, что его нельзя было уже сгладить. Знания, которые западные мыслители находили у Аристотеля, импонировали им. Отвергнуть их только по причине того, что они стояли вне учений христианства, было невозможно. Но невозможно было и безоговорочно их принять. Вопрос об индивидуальном бессмертии у Аристотеля не имел ясного решения. Античный мыслитель допускал возможность отвер жения индивидуального бессмертия. Учение о вечности и безначаль- ности мира есть новые построения «естественного разума», претендующие на свое место рядом с христианской системой. Единственным выходом из создавшегося положения было отделение чисто философских концепций от христианского богословия. Эта задача была решена Фомой Аквинатом. Требования времени, таким образом, были удовлетворены, но для всей христианской культуры Запада это имело роковые последствия. (8. 10-11) Для установления «равновесия» между верой и знанием Фома Аквинат уступил знанию (философии) все, что может быть познаваемо «естественным разумом». Этот «естественный свет разума» признавался достаточным для понимания мира, и именно в Аристотеле Аквинат видел вершину «естественного разума», хотя и не называл его по имени, именуя «Philosophus».
Представление о самодостаточности «естественного разума» в познании мира и человека было новым, но чуждым даже для античной мысли. Возвышая Откровение над «естественным разумом», Аквинат, по замечанию В.В. Зеньковского, рассекает единую целостность познавательного процесса. Она была таковой у значительных мыслителей Греции, у христианских богословов, ранних и поздних, доXIII века. Аквинат разрешил для Запада проблему о соотношении внерелигиоз- ного знания и веры, ибо создал возможность, а точнее, иллюзию их мирного соотношения наподобие соотношения двух этажей здания (этаж «естественного» внерелигиозного познания и этаж религиозного познания). Это было началом чисто философского творчества, которое постепенно стало обходиться без религиозного обоснования, а в дальнейшем вышло на путь полной автономии, отныне возводимой в принцип. Фома Аквинат установил разделение «естественного разума» и Откровения, философии и богословия, что впоследствии вылилось в учение о полной автономии разума и определило развитие западноевропейской философии. Это разделение и положило начало разрыву христианства и культуры, трагический смысл которого особенно глубоко ощущается в наше время. (8. 12-13) Понятие «естественный разум» есть отражение реальности, но реальности, подчиненной действию первородного греха. Для Ак вината это понятие неподвижное, но когда мы говорим о христианстве, то речь идет не о том, чтобы «христиански употреблять» разум, а о том, чтобы в Церкви восполнить и преобразить его. Отделять разум от веры, философию от богословия — значит ограничить свет Откровения только той сферой духа, которая обращена к Богу, считать, что жизнь в Церкви не открывает нам пути к преображению всего нашего естества, запечатленного действием первородного греха. С XIЛ века на Западе началось отделение различных сфер культуры от Церкви. Впервые это проявилось в области права, а затем в XIV-XV веках распространилось на антропологию, философию, другие науки. В течение двух-трех столетий произошли изменения в психологии культурного творчества, приведшие к торжеству свободного, но уже и внецерковного типа культуры.
Уход культуры от Церкви вел к дехристианизации культуры. Культурное творчество, основанное на «вере в прогресс», все больше проникалось недоверием к Церкви и церковной власти. Во время расцвета секуляризма в XVI-XVII веках Церковь на Западе совершенно утратила свое прежнее значение как источника творчества, как силы вдохновения. Все шло к тому, чтобы вывести культуру и творчество на пути, свободные от вмешательства Церкви. Религиозные движения Лютера и Кальвина, отвергавших влияние Церкви на культуру, привели к развитию свободного творчества в сфере внецерковного бытия. Вся новая история шла и доныне идет на Западе под знаком принципиального дуализма христианства и жизни, христианства и культуры, христианства и творчества. (8. 14-15) Для философии началась новая жизнь. Казалось, что идея «независимой» философии особенно благоприятна для философского творчества. И мы видим, что действительно ряд гениальных мыслителей от Декарта до Канта и следующих за ними строили и строят философию как независимую, самостоятельную область творчества. В.В. Зеньковский, рассматривая движение философской мысли, отмечал, что философия этого времени стремится подчинить себе как высшей инстанции и религиозное сознание. В век Просвещения появляются одна задругой попытки построить «систему разумного христианства» (Локк) или утвердить религию «в границах разума» (Кант), а с развитием психологии начинается через Шлейермахера, а потом в радикальной системе Фейербаха преврашение религии просто в функцию человеческого духа. «Психологизм», сменивший упрощенный рационализм, сам позднее уступает место утонченному «феноменологизму», но так или иначе религиозное сознание ныне просто подчинено контролю философии, внутри которой создается особая «философия религии». Христианская философия понимается как философия христиан, размышляющих «свободно» и «независимо», при этом в душе хранящих любовь ко Христу и чтущих христианство и Церковь. (8. 15-16) В основу философии ставится сомнение, которое устами Декарта провозглашено основным методом и правилом философствующих умов.
Не только у философов, но у всей этой эпохи не было доверия к тому, что хранила традиция. Философия как построение «естественного разума» должна была найти собственный источник познания. Декарт считал таким источником само мышление, Бэкон и его последователи — опыт. Развитие философии привело к пониманию, что в данных мышления и фактах опыта непременно проявляются те или иные предпосылки. Начинается поиск «беспредпосылочной» основы философии. «Критика чистого опыта» Авенариуса и Маха, феноменология Гуссерля не поставили точку в этих поисках. Каждое новое поколение философов открывает новые предпосылки. Попытки поиска «беспредпосылочной» основы философии бесплодны и пусты. По замечанию В.В. Зеньковского, эта бесплодность связана с тем, что неправильна сама установка «самостоятельности» (автономии) и независимости философской мысли. Сама природа мысли связывает наше мышление с категорией абсолютности, и если для философии этот момент имеет формальное значение, то даже формальное приобщение через мысль к абсолютной сфере обрекает нашу мысль на то, что она движется в линиях религиозного сознания. Оторвать наше мышление от сферы Абсолютного невозможно, и остается осознавать факт неотрывности философского мышления от религиозной сферы. Это не упраздняет философию, но подтверждает ложность попыток обретения безграничной свободы и использования «чистого разума» в отрыве от Откровения. Вне Откровения философия не может пойти дальше собирания частичных истин или уяснения диалектической связанности тех или иных идей. (8. 16-17) Католическая позиция определяется потребностью оградить богословие от нападок и критики «независимой» философии, для чего «независимому» разуму определяются пределы, за которые выходить он не должен. Такая позиция, освобождая разум от всякой координации с богословием, предоставляет ему полную свободу, что приводит к подчинению богословия философской диалектике. Богословие начинает бояться упрека в том, что оно влияет на разум. Так католичество оформило в своем мышлении идею свободной, независимой философии. В протестантизме речь идет не о примирении с «естественным разумом», а об его религиозном отвержении. Согласно протестантской позиции естественный разум может пользоваться безграничной свободой, потому что от него все равно нет и не может быть никакого пути к Откровению. Конечно, разум участвует, говоря словами В.В. Зеньковского, в «оразумлении» Откровения, но это участие сводится к формально логической обработке Откровения и не вносит ничего в самое содержание вероучения. Вне Откровения разуму предоставляется безграничная свобода.
<< | >>
Источник: Протоиерей Евгений Шестун. ПРАВОСЛАВНАЯ ПЕДАГОГИКА. 2002

Еще по теме Зарождение идеи «чистой философии» и религиозное сознание:

  1. ТЕОРИЯ ИСТОРИЧЕСКОЙ эволюции П. Н. МИЛЮКОВА
  2. Б. Т. Григорьян На путях философского познания человека
  3. Рациональность как философская проблема
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. ПРОБЛЕМА ЗНАНИЯ В МИРОВОЙ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЕ И ОПРЕДЕЛЕНИИ НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ СТРАНЫ А.И. Левко
  6. 1. Богомол
  7. Зарождение идеи «чистой философии» и религиозное сознание
  8. Глава 1. Становление сущности: нигилизм и онто-историзм
  9. Глава 3 ВОЗРОЖДЕНИЕ И АНТИЧНОСТЬ
  10. Глава 2 СВОБОДА И ЛИБЕРАЛИЗМ: ТЕОРИЯ ВОПРОСА
  11. ГЛАВА IV ПОДВЕДЕНИЕ ИТОГОВ РЕВИЗИОНИЗМА
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -