<<
>>

Актуальные проблемы деятельности практического психолога

Н. И. Олифирович (Минск, Беларусь)

Втечение последних десятилетий наша страна переживает стремительные кардинальные изменения, происходящие во всех областях общественной жизни.

Если характеризовать эти ключевые реалии современной жизни, то первое, что необходимо отметить, - это наступление эры технологий. Технологизации сегодня подверглись все сферы общественной жизни: торговля, маркетинг, информационные, политические процессы, реклама, массмедиа, пабликрилейшнс и т. д. Технологизации подверглись все стороны не только производственных и других связанных с ними экономических отношений, но и отношений политических: ведь в современном мире политический процесс давно уже стал областью сложных политических технологий. Культурные отношения сегодня реализуются и существуют все более технологизированными способами; медицинские, образовательные отношения осуществляются при помощи различных технологий, и т. д. Технологизация коснулась сегодня практически всех сфер отношений, включая семейные (например, юридические брачные контракты, различные тренинги, школы, личная и семейная терапия, консультации и т. д. в отличие от традиционных форм института брака, морально-регулятивных санкций и т. д.).

Таким образом, сегодня можно говорить о том, что все процессы и отношения человеческого существования переходят от традиционных, а порой и стихийных форм своей реализации к формам все более освоенным и технологизированным, и технологии становятся все более сложными и совершенными. Эти же тенденции характерны и для современного психологического знания, как включенного в общий социокультурный контекст.

В данной статье мы хотим рассмотреть современное состояние психологического и психотерапевтического знания через призму актуального состояния психологической культуры. Анализ этой проблемы содержит ряд трудностей, поскольку в области психотерапии у нас исторически сложилась непростая ситуация.

Если в Советском Союзе развивались общепсихологические теории и дисциплины, то психотерапии как таковой не было, в ее развитии, к сожалению, существует отставание по сравнению с зарубежными странами. О развитии отечественной психотерапии можно говорить лишь применительно к последним двум десятилетиям.

Тем не менее, несмотря на короткую историю у нас, психотерапия (практика психологической помощи) показала свою востребованность, и многие проблемы наших соотечественников находят решение благодаря различным видам психотерапии, освоенными специалистами и ставшими сегодня доступными в нашей стране. Это ставит задачу более полного возрождения и развития психотерапевтического знания, в том числе и тех влияний, которое оно оказывает на знание общепсихологическое. Существует возможность не «начинать с нуля», а заимствовать многое из уже развитого в других странах, особенно учитывая достигнутый высокий уровень отечественного образования.

В то же время процессы эти требуют своего осмысления, особенно учитывая несовпадающее дисциплинарное деление, принятое у нас и за рубежом. Поэтому мы считаем необходимым осуществление научно-теоретического анализа феномена психотерапии, и в первую очередь с точки зрения выявления в нем части, относящейся к педагогической психологии, с включением соответствующего знания в состав последней.

При этом в ходе решения нашей задачи необходим учет ряда обстоятельств, связанных непосредственно с трудностями освоения выработанного за рубежом знания и вписывания его в контекст социокультурных обстоятельств, а также с изменениями, имеющими сегодня принципиально универсальный для существования любых культур характер, изменениями, являющимися частью более широких общемировых тенденций, когда область психологической практики и психотерапии наряду с другими также становится сферой техно-логизации, областью развития и применения соответствующих -психологических - технологий.

Как известно, любое знание обусловлено социально-культурной жизнью общества, вплетено в процесс его практического существования и именно в нем обретает свои основания и осмысленность.

В контексте различных укладов общественной жизни возникали и развивались некоторые формы сознания и распределения общественных отношений, возникали фигуры агентов таких отношений, т. е. возникало общественное распределение обязанностей в рамках существовавшей формы отношений. На основе более простых форм общественной жизни возникают более сложные, на основе более простых знаний и представлений появляются более сложные. Такую же эволюцию проходят воззрения и психологические, в том числе психолого-педагогические. Культурные преобразования порою настолько радикальны, что мы даже не можем проводить прямых генетических линий развития, например, профессии педагога или психолога, поскольку в структуре различных мировоззрений существовавшие в общественной жизни функции существенно различались, и фигуры, их реализующие в общественной жизни, порою просто несопоставимы, в связи с культурной несопоставимостью оснований.

Выдвинутый С. Л. Рубинштейном тезис о единстве мира позволяет использовать холистический подход к различным явлениям в их целостности и неразрывности. «Прогрессирующее осознание мира, совершающееся в процессе его изменения, в свою очередь открывает все расширяющиеся возможности для его дальнейшего изменения, для переделки природы и перестройки общества, для построения сознательной деятельностью людей нового мира, новых человеческих отношений... Сознание обусловливает поведение, деятельность людей, деятельность же людей преобразует природу и перестраивает общество» (Рубинштейн, 2003, с. 498).

На Западе, помимо развития прочих многообразных общественных отношений, выделилась и развилась в совокупности этих отношений и фигура соответствующего профессионала - профессионального психолога и психотерапевта, вооруженного на данном этапе общественного развития технологиями, т. е. знанием, которому придана технологическая размерность. У нас образ психолога в общественном сознании пока находится в процессе «занятия» своей социальной ниши.

Например, как показывают проведенные нами исследования, психолог до сих пор воспринимается в контексте архетипических представлений как некий мудрец, целитель (Олифирович, Уласе-вич, 2005). Можно сказать, что это пережитки еще иных, более ранних форм общественных отношений, и функции этой архетипической фигуры принадлежат тем архаичным отношениям. В общественном же сознании фигура психолога (психотерапевта) как специалиста зачастую не отграничивается от психиатра. У населения отсутствуют соответствующая культура и являющиеся одним из условий практической востребованности такого специалиста представления о нем как оказывающем вполне определенные услуги: о том, чем он занимается, когда к нему обращаться и чем он реально может помочь.

Такие представления, являющиеся по определению частью современной психологической культуры общества и необходимые для нормального ее функционирования, исторически развиваются не только и не столько широкими массами, сколько профессионалами как формы общественного сознания и как формы профессионального самосознания, профессиональной идентичности.

Но этот образ специалиста не может быть определен в общем виде, умозрительно, «теоретически». Определение такого образа, с нашей точки зрения, есть дело сугубо практическое, такое определение происходит в деятельности, - и лишь потом поддается рефлексии и эксплицитному выражению, т. к. психотерапия существует в конкретных социокультурных обстоятельствах, в которых и определяются функции психолога и психотерапевта. Очевидно, формирование фигуры такого специалиста происходит в ходе эволюции общества и связано с решаемыми обществом задачами.

Поэтому выявление содержания образа сегодняшнего психотерапевта возможно только через анализ его деятельности и сознания. Какие задачи он решает, кто и когда обращается к нему за помощью, каким инструментарием он пользуется, - т. е. одновременно с анализом образа специалиста устанавливается и предмет его труда, то, чем он занимается. Это определяется прагматическим способом через выявление характера «работающих» психологических теорий и концепций.

Таким образом, среди трудностей в развитии психотерапевтического и психологического знания в нашей стране можно отметить и несформированность адекватного образа психолога (психотерапевта), и представлений о том, чем же он, собственно, занимается, и самой практики «психологии», «психотерапии» как у специалистов, так и у потенциальных клиентов.

Сегодня происходит медленное и постепенное становление соответствующей области общественной жизни. Появляются профессионалы, занимающихся оказанием психотерапевтических услуг, претерпевают развитие и представления представителей широких групп населения о данной профессии, т. е. развиваются соответствующие действительному социокультурному контексту и существующим общественным отношениям представления о психотерапии.

Но такое формирование сознания и самосознания происходит сравнительно медленно. Кроме того, задачи развития психологической и психотерапевтической теории и культуры требуют более глубокого и точного понимания специфики общественного сознания и социальных отношений, с целью построения теорий, соответствующих реалиям социоэкономических и культурно-исторических отношений.

Эти обстоятельства также определяются не умозрительно, а в конкретном социоисторическом контексте. Здесь также необходимо учитывать, что в ходе исторического развития меняются и формы научного мышления, научной рациональности - осваивая трансформации общественных отношений, изменяясь под их влиянием; например, меняя научные дискурсы по мере демократизации отношений (помимо прочих возможных культурных отношений), меняя меру ответственности и способы участия сторон терапевтического взаимодействия.

Поэтому с нашей точки зрения является важным и интересным определить происходящее в следующих координатах:

в каких сферах и областях сегодня преимущественно развивается психотерапевтическая практика;

что из выработанного психологического инструментария работает;

с какими проблемами клиенты сегодня преимущественно обращаются к психотерапевту.

Помимо этого в контексте задач возрождения и развития отечественной психотерапевтической практики необходимо указать на следующее обстоятельство, немаловажное для современного ее состояния, а именно что подавляющее большинство учебников и учебных пособий являются переводными, написанными на основе зарубежного опыта и ориентированными на зарубежного читателя. За кадром остаются местные традиции и менталитет коренного населения, местные культурные особенности.

Мы считаем, что с таким положением можно мириться на начальных этапах освоения новых дисциплин, но к настоящему времени такое освоение уже успешно продолжается второе десятилетие, и уже накоплен определенный практический опыт психотерапевтической работы, который, с нашей точки зрения, также должен быть освоен применительно к развитию соответствующих дисциплин в нашей стране.

Кроме того, актуален вопрос о разделе сфер деятельности различных психологов. В данной проблематике для нас прежде всего важно выявление той ее части, которая по праву принадлежит педагогической психологии, как совокупность знаний, методов и методик личностной коррекции, т. е. коррекции неудач воспитания, особенно нужной в условиях различного рода учебных заведений.

Для этого необходимо соответствующим образом разработать теорию и методологию вопроса, а также освоить и включить в состав педагогической психологии соответствующий арсенал средств коррекции неудач и ошибок воспитания, освоив и переработав соответствующее знание и включив его в арсенал педагогического психолога.

Мы считаем, что ответы на эти вопросы позволят взглянуть на отечественное развитие психологического знания под углом современных реалий и тенденций мирового развития, в частности придания знанию технологической размерности, делающей его востребованным и «ликвидным» в современных социокультурных условиях. Кроме того, это поможет также выявить и закрепить соответствующие аспекты понятия и практики психотерапии, относящиеся к педагогической психологии, поскольку мы имеем дело со сравнительно новой еще для нашей страны областью знания.

С этой точки зрения мы считаем эвристичным ориентировать исследование вокруг реального опыта терапии и различного к нему практического отношения респондентов, имеющих клиентский опыт и не имеющих такового, их родственников, друзей; имеющих и получающих психологическое образование и т. д. Это позволит нам содержательно подойти к реализации главной цели - к выявлению в теории и практики психотерапии поля проблем педагогической психологии и построению соответствующих ее разделов, необходимых сегодня для более раннего и эффективного обнаружения и коррекции соответствующих неудач воспитания, как семейного, так и институционализированного.

Таким образом, процессы освоения психотерапевтического знания, заимствуемого из зарубежных источников, и развития отечественной сферы психотерапевтической деятельности требуют своего осмысления. Это связано с рядом обстоятельств.

Во-первых, с существованием кросс-культурных барьеров коммуникации и понимания, связанных с так называемым принципом дополнительности образований знания и сознания, связанных в свою очередь с уникальностью и неповторимостью общественного бытия разных народов и порождаемыми ею неповторимыми формами общественного сознания, когда встраивание заимствуемого знания в иной культурный контекст требует особых усилий.

Во-вторых, с проблемой локализации нового знания в дисциплинарном пространстве, поскольку существуют определенные межгосударственные различия в дисциплинарной организации знания, и наши усилия направлены на выявление в совокупности психотерапевтических подходов тех аспектов, которые соответствуют предметному полю педагогической психологии.

В-третьих, в современном анализе должны быть учтены современные социокультурные тенденции как локального характера, так и общемирового, оказывающие существенное влияние на строение и процессы циркуляции современного знания и формы его организации.

Решение данных задач требует нахождения адекватных средств, в первую очередь, осуществления соответствующего философского исследования внутренней структуры явлений знания, форм сознания и бытия и выявления условий продуктивного освоения и построения знания, в частности психотерапевтического и психолого-педагогического.

Обращение к научно-философским категориям и представлениям С. Л. Рубинштейна позволяет проанализировать данную проблему на соответствующем ее сложности уровне. Это категории анализа, обусловленные идеями «мира в соотношении с человеком» и «человека в соотношении с миром», а также о представления о роли и месте сознания в социальных системах.

Литература

Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности / Пер. с англ. Е. Д. Руткевич. М.: Медиум, 1995.

ВерчДж. Голоса разума: социокультурный подход к опосредованному действию / Пер. с англ. Н. Ю. Спомиора. М.: Тривола, 1996.

Выготский Л. С. Мышление и речь // Выготский Л. С. Собр. соч.: В 6 т. Т. 2. Проблемы общей психологии / Под ред. В. В. Давыдова. М.: Педагогика, 1982. С. 5-361.

Выготский Л. С. Педагогическая психология. М.: Педагогика, 1991. Гиппенрейтер Ю. Б. Введение в общую психологию. М.: Изд-во Моск. ун-та,

1997.

Джерджен К. Дж. Социальный конструкционизм: знание и практика / Пер. с англ. А. М. Корбута; Под общ. ред. А. А. Полонникова. Мн.: Изд-во Белорус. ун-та, 2003.

Донцов А. И., Белокрылова Г. М. Профессиональные представления студентов-психологов // Вопросы психологии. 1999. № 2. С. 42-49.

Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. М.: Наука, 1979.

МамардашвилиМ. К. Философские чтения. СПб.: Азбука-классика, 2002.

Олифирович Н. И., Уласевич Т. В. Профессиональный менталитет студентов-психологов // Возрастная и педагогическая психология: Сб. науч. трудов. Мн.: Изд-во Белорус. гос. пед. ун-та, 2005. С. 110-119.

Петровский А. В., Ярошевский М. Г. Основы теоретической психологии. М.: ИН-

ФРА-М, 1998.

Полонников А. А. Знание в психологической практике и психологическом образовании // Идея университета: парадоксы самоописания: Сб. материалов третьей международной научно-практической конференции «Университетское образование: от эффективного преподавания к эффективному учению» (Минск, 29-30 апреля 2002 г.). Мн.: Изд-во Белорус.

ун-та, 2002. С. 31-42.

Полонников А. А. Многообразие не данность, но проект // Образовательные практики: амплификация маргинальности / Под ред. А. А. Забирко. Мн.: Технопринт, 2000. С. 5-7.

Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание. Человек и мир. СПб., 2003.

Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. СПб., 1999.

<< | >>
Источник: А. Л. Журавлев, М. И. Воловикава, Л. Г. Дикая, Ю. И. Александров. Психология человека в современном мире. Том 4. Субъектный подход в психологии: история и современное состояние. Личность профессионала в обществе современных технологий. Нейрофизиологические основы психики (Материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения С. Л. Рубинштейна, 15-16 октября 2009 г.) / Ответственные редакторы: А. Л. Журавлев, М. И. Воловикава, Л. Г. Дикая, Ю. И. Александров. -М.: Изд-во «Институт психологии РАН»,2009. - 378 с.. 2009

Еще по теме Актуальные проблемы деятельности практического психолога:

  1. Часть 4 АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ И ОРГАНИЗАЦИОННОЙ ПСИХОЛОГИИ
  2. Наиболее актуальные проблемы психологии управления
  3. Часть I ПРОБЛЕМЫ ПРАКТИЧЕСКОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ
  4. Глава 1 ПРАКТИЧЕСКАЯ СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ КАК ОБЛАСТЬ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  5. ПОКАЗАТЕЛИ ПРОФИЛАКТИЧЕСКОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРАКТИЧЕСКОГО ПСИХОЛОГА
  6. А. Л. Журавлев4, И. А. Джидарьян, В. А. Барабанщиков, В. В. Селиванов, Д. В. Ушаков. Психология человека в современном мире. Том 2. Проблема сознания в трудах С. Л. Рубинштейна, Д. Н. Узнадзе, Л. С. Выготского. Проблема деятельности в отечественной психологии. Исследование мышления и познавательных процессов. Творчество, способности, одаренность (Материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения С. Л. Рубинштейна, 15-16 октября 2009 г.) / Ответственные
  7. Часть 2 ПРОБЛЕМА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ
  8. Теоретические аспекты проблемы игровой деятельности в отечественной психологии Н. А. Добровидова (Самара)
  9. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ФИЛОСОФСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ
  10. Глава I АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЖУРНАЛИСТИКИ В ИНТЕРНЕТЕ
  11. Наследие Бахтина и актуальные проблемы семиотики220
  12. СЕКЦИЯ 1 АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРАВА И ГОСУДАРСТВА
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -