<<
>>

ЭКЗИСТЕНЦиАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ В ХХ1 ВЕКЕ О. А. Мельник (Киев, Украина)

Вряде достижений, обогащающих мировую науку и культуру, заметное место занимает экзистенциальная психология, сформировавшаяся и получившая признание во всем мире в последней трети

ХХ в.

Не отказываясь от использования результатов, полученных в рамках таких наиболее влиятельных в первой половине прошлого столетия направлений, как фрейдизм и бихевиоризм, психологи-экзистенцианалисты в то же время провозгласили приоритетную направленность на изучение человеческого в человеке, сущностных, специфических проявлений и основываются на принципе первичности бытия человека, с которым органически связаны базовые экзистенциальные проблемы. Они отбросили свойственные этим направлениям преувеличение роли низших влечений или внешних воздействий в поведении и психическом развитии человека. В противовес этому экзистенциальная психология акцентирует свое внимание и подчеркивает значение собственной творческой активности субъекта, его глубинных потребностей и исследует условия, способствующие их развитию.

С. Л. Рубинштейн считал, что человек просто обязан стремиться к личностному развитию в своей жизни. Говоря о детерминированной жизни и деятельности людей, ученый считал необходимым различать внешние обстоятельства, среду, в которой протекает жизнь и деятельность человека и собственно условия их жизни. В качестве условий жизни из среды, из внешних обстоятельств ученый выделяет только те, которые находятся в определенных объективных отношениях к жизни людей, которыми их жизнь реально обусловлена. В выделении из среды - общественной и природной, из всей совокупности внешних обстоятельств, среди которых протекает жизнь людей, условия их жизни, в этом выделении, по мнению С. Л. Рубинштейна, объективно проявляется активность, избирательность человека как субъекта жизни. В качестве условий жизни из среды выделяется то, что отвечает требованиям, которые объективно предъявляет к условиям своей жизни человек в силу своей природы, своих свойств, уже сложившихся в ходе жизни.

Условия жизни входят в определение самой природы человека; от этой же последней, складывающейся под воздействием условий жизни, в свою очередь зависит, что выступит для человека в качестве условий его жизни. Условия жизни, говоря иначе, это не среда сама по себе, а та же система реальных отношений, в которые включается человек. Общественная среда выступает в виде совокупности объективных общественных отношений, в которых человек должен занять определенное место. Требования, которые предъявляют человеку условия жизни, задачи, которые она перед ним ставит, заставляют его самоопределиться. Объективные отношения, в которые включается человек, определяют его субъективное отношение к окружающему, выражающееся в его стремлениях, склонностях и т. д. Эти последние, сложившиеся под воздействием внешних условий, в свою очередь опосредствуют зависимость поведения, деятельности людей от внешних условий, от объективных отношений, в которых живет человек. Таким образом, человек есть человек лишь в своем взаимоотношении к другому человеку, а обрести свою духовную свободу и самореализоваться человек может лишь в обществе (Рубинштейн, 1957).

Условия жизни человека, жизненные обстоятельства традиционно мыслились как нечто данное, постоянное, изначально присущее, как определенный способ или уклад жизни людей. Концепции общественных потрясений и преобразований не затрагивали человека с точки зрения его отношения к бытию как субъекта своей жизни. Концепция субъекта принесла прежде всего идею активного, строящего условия жизни и свои отношения к бытию человека. Сама идея жизни, определения ее условий как решаемых задач, требующих от человека этих решений, - такова была новая, предложенная ученым парадигма. Действительность в ее «первозданном» виде, которую человек «застает» при своей жизни, оказывается не задана ему изначально как некая директива. Действительность обращена к человеку своими требованиями, ограничениями, задачами, трудностями, несоответствиями, неизвестностями; от него же исходит возможность или невозможность решения, желание или нежелание, но желаемое он получает только в одном случае: если оно является результатом его усилий - личностных, интеллектуальных, волевых, результатом его деятельности.

Целостность структуры личности определяется и скрепляется деятельностью. В конкретной деятельности человека, по мнению Рубинштейна, все они сплетены в одном узле. Единство личности и деятельности как раз здесь и обнаруживается: личность, проявляя в деятельности те или иные свойства (направленность, способности, характер и т. д.), через деятельность обретает их связь друг с другом. Поэтому связь между структурными составляющими динамическая, опосредованная деятельностью. Направленность личности, ее установки, раз за разом порождая в однородных ситуациях определенные поступки, переходят затем в характер и закрепляются в нем в виде свойств личности. Наличие интереса к определенной области деятельности стимулирует развитие способностей в соответствующем направлении, а наличие определенных способностей, обусловливая плодотворную работу, стимулирует интерес к ней (Рубинштейн, 2005).

Интенсивный теоретический поиск, направленный на выработку нового образа человека, новой концепции человеческой личности психологи-экзистенцианалисты помещают в центр своих исследований здоровую, сильную личность и то величайшее значение, которое имеют для человека глубинные, высшие, духовные потребности, удовлетворение которых для человека, его жизнедеятельности крайне необходимо, важно и значимо. Значительное внимание в экзистенциальной психологии уделяется также и выяснению способов стимулирования процессов самоактуализации развивающейся личности. Для гражданской позиции этого направления характерно отрицание тоталитаризма, национальной и классовой ограниченности, ориентация на усовершенствование общества через усовершенствование отдельных людей и, наоборот, улучшение людей через создание благоприятных условий для их развития, а от людей требуется определенная активность.

При этом активность человека проявляется не только в деянии, но и в созерцании, которое не может быть понято как синоним пассивности, бездейственности. Такие же соотношения существуют между общественным бытием, общественным сознанием и общественным человеком.

С. Л. Рубинштейн показывает, что без общественного сознания нет общественного бытия и формирование человека представляет собой вбирание общественного человека внутрь частного лица. Раскрытие отношений человека с «его» миром и соответствующее деяние и созерцание взаимосвязаны с отношениями между общественным человеком, общественным бытием, общественным сознанием и миром всего общества, нуждается в дальнейшем развитии. Тем не менее, тонкий анализ включенности человека в мир, который мы находим у Рубинштейна, является для этого надежным ориентиром.

Бытие приобретает, по С. Л. Рубинштейну, значение, выступая как «мир», соотносительный с человеком как частью его, продуктом его развития (Рубинштейн, 1957). Это очень важная мысль, поскольку проблема значения часто анализируется как отношение взаимно обособленных потребностей, нужд, интересов, целей субъекта, с одной стороны, и объективных условий их удовлетворения, выполнения -с другой. Здесь происходит переосмысление проблемы значимости одновременно «изнутри» и «снаружи». Бытие, мир становятся значимыми, поскольку человек как субъект - их составная часть. Поэтому и природное в человеке, его связь с природным в мире должны быть не отвергнуты, а осмыслены. Значение тем самым внутренне связано с отражением и мотивацией. Мотивационное значение приобретает, по мнению Рубинштейна, каждое отраженное человеком явление, поскольку оно всегда является определителем не только его свойства, но и его значимости для человека. Роль онтологическо-гносеоло-гического подхода в раскрытии внутренней взаимосвязи значения, отражения и мотивации выступает, таким образом, диалектично.

Через анализ существования как состояния и как акта, как дейст-вования и как самопричинения подходит ученый к специфике человеческого способа существования. Способ существования - это жизнь человека в двух формах. Во-первых, как реальная причинность другого, выражающая переход в другое (это характерно и для не специфически человеческих уровней бытия), и, во-вторых, как идеальное интенциональное «проектирование» себя, присущее лишь специфически человеческому образу жизни.

Но специфически человеческий способ существования также выступает в двух формах: как жизнь, не выходящая за пределы непосредственных связей, в которых живет человек, и как философское осмысление жизни, связанное с рефлексией. В указанных формах по-разному обнаруживается специфика этого способа существования, заключающаяся в мере соотношения самоопределения и определения другими условиями, в характере самоопределения в связи с наличием у человека сознания и действия (Рубинштейн, 1957). В раскрытии необходимых предпосылок для этого состоит, по Рубинштейну, отправной пункт этики. Здесь содержится глубокая мысль. Аналогично тому, как каждое отраженное человеком явление приобретает мотивационное значение, так и каждый поступок приобретает этический смысл через то, как он входит в общий план человеческой жизни.

Анализ проблемы человека осуществляется Рубинштейном во взаимосвязанных и взаимообусловленных отношениях не только человека и мира, но и человека с другим человеком. Отношение человека к человеку в его понимании - это не замыкающее, а раскрывающее отношение. Оно раскрывает как «родовое» свойство человека, так и «человечность» других людей. Люди в их деятельности выступают как фокусы или центры, вокруг которых организуется мир человека. Отношения между людьми также имеют при этом предметную сторону. Вещи, окружающие людей, выступают прежде всего в их «сигнальных» свойствах как продукты и орудия человеческой деятельности, как предметы, ведущие свойства которых определяются осуществляемыми посредством их отношениями между людьми - производственными, общественными отношениями. Взаимные опосредствования отношений между людьми и вещами, только между людьми или только между вещами очень сложные и далеко не раскрытые. Однако для их исследования важно учитывать взаимосвязь исходных отношений человека к миру и к другому человеку как потенциально выявляющих более комплексные взаимосвязи.

Через отношение к человеку в таком понимании открывается путь к осмыслению сознания и самосознания другого и их формирования.

С. Л. Рубинштейн показывает, что вопрос о сознании другого сначала дан лишь имплицитно в практическом вопросе о сознательном произвольном характере действий других людей, об их регуляции. Существование другого «Я» как другого действующего лица генетически (для ребенка) первично. Самосознание - это также осознание самого себя как субъекта, реального индивида, а вовсе не своего сознания. Осознание своего сознания - это, по мнению ученого, другой вопрос: включает ли знание чего-либо (того или другого предмета) знание того, что я его знаю? Ученый дает глубокий анализ самосознания «Я» с точки зрения всеобщности и единичности, частности. Частные «Я» включают «Я» как всеобщность, поскольку ни одно из них не может быть определено через отношение только к этой всеобщности. Каждое из конкретных «Я» может быть определено через свое отношение к другим. Они взаимно предполагают друг друга.

Рубинштейн убедительно показывает, что «Я» не может быть раскрыто только как объект непосредственного сознания, лишь через отношение к самому себе, обособленно от отношения к другим людям. В этих взаимоотношениях каждое конкретное «Я» выступает как объект другого, которое также является объектом для меня. Здесь выступает реципрокное отношение, члены которого необходимо предполагают, имплицируют друг друга. По мнении. Рубинштейна, дело не только в том, что мое отношение к себе опосредовано моим отношение к другому, но и в том, что мое отношение к самому себе опосредовано отношением ко мне другого. У ребенка отношения других людей к нему определяют его отношения к ним и формируют его самосознание (Рубинштейн, 1957).

От сознания человек переходит к познанию. Отношения между людьми раскрываются как необходимое условие познания человеком бытия. В бытии есть не только объект, но и субъект - «зеркало», которое отражает не только то, что человек воспринял вокруг себя, но и себя самого. Двухполюсным результатом единого процесса, по мнению Рубинштейна, является обобщение как совершающееся в понятии познание мира (объективной реальности) и его субъект «я» как всеобщность. Сходство с анализом сознания в том, что «чистый», трансцендентальный субъект объективного познания - это всеобщность, которая реально существует лишь в виде множества эмпирических субъектов.

Очень важным является исследование С. Л. Рубинштейна отношений между познанием мира и этикой. Познание мира как открытие истины является необходимой предпосылкой, основой, внутренним условием этического отношения человека к человеку. Этика при этом представляет собой не обособленную область человеческих отношений, якобы заключающуюся в морализировании, а необходимую составную часть онтологии, детерминацию бытия через сознательную его регуляцию, которая выступает как специфический способ существования человека. Взаимосвязь познания и этики проявляется при этом в самом познании. Познавательное отношение опосредуется человеческими добродетелями; в познавательное отношение к бытию, к истине вплетается отношение к другим людям. Истина при этом не только правильность, но и правда, справедливость.

Не обходит внимания С. Л. Рубинштейн и такой экзистенциальной проблемы, которая в начале ХХ1 в. становится достаточно актуальной, занимает центральное место - это проблема смысла жизни. Ученый считает, что смысл жизни каждого человека определяется только в соотношении содержания всей его жизни с жизнью других людей. Сама по себе она вообще такого смысла не имеет. Смысл жизни должен быть позитивным как для самого человека, так и для других людей, он должен нести добро, а последнее должно быть, по Рубинштейну, рассмотрено не только с точки зрения характера отношения к другим людям, но и как содержание жизни данного человека. Основная этическая задача у ученого выступает, прежде всего, как онтологическая - учет и реализация всех возможностей, которые создаются жизнью и деятельностью человека.

С началом глобальной технократизации жизни, развитие культуры, а вместе с ней и человека во многом начинает подчиняться законам различных механических систем. Как следствие этого жизнь зачастую утрачивает свои настоящие, живые качества и возможности, а формирующаяся и все более обретающая тотальный характер массовая культура способствует превращению человека в робота, в элемент «мертвой» жизни. Поэтому глобальная смена аксиологических ориентиров является одной из сквозных тем экзистенциальной психологии в ХХ1 столетии.

В нынешнем обществе мы можем наблюдать, как человеческие и личностные качества сами по себе теряют ценность. Меняются и отношения между людьми, поскольку утрачивается понятие и опыт глубокого и настоящего общения - экзистенциальное собеседование. Любовь теперь означает достижение признания и успеха, она продолжает терять свою интимную экзистенциальность. Проведенное исследование, которое было направлено на выяснение экзистенциальных потребностей нынешним поколением, где в качестве испытуемых было задействовано 384 человека в возрасте 15-18 лет, показало следующие результаты. Перед испытуемыми ставилась задача: назвать потребности, которые они считают важными и необходимыми, требующими обязательного удовлетворения, а также присвоить им порядковый номер по мере их значимости. Результаты оказались следующими: 1 - любовь; 2 - уважение; 3 - доверие; 4 - поддержка; 5 -честность; 6 - забота и взаимопомощь; 7 - искренность; 8 - верность; 9 - способность к сочувствию; 10 - способность к пониманию. Именно эти потребности были названы (87%) испытуемыми как необходимые и важные. Из этого следует, что существующие в обществе отношения не дают человеку внутренней уверенности, а подлинные человеческие качества остаются не раскрытыми, нереализованными. В свою очередь подавление экзистенциальных потребностей, их неудовлетворение приводит к человеческой агрессивности либо пассивности.

Многие ученые высказывают мнение о том, что уровень агрессивности и потеря нравственности в обществе подходит к своей критической точке. Агрессивность присутствует на всех возрастных уровнях. Одной из причин вспышки агрессивности в обществе служит уничтожение, высмеивание, псевдозамена ценностей и идеалов, а также их отсутствие. Только активная, продуктивная ориентация культуры на подлинные экзистенциальные потребности человека (среди таковых - потребность в любви, в общении, в укорененности, в свободе выбора, в самовыражении и пр., а также уход от псевдоценностей, отказ от них) может быть выходом из создавшегося положения.

В заключение хотелось бы отметить, что подход к изучению человека неотделим от экзистенциальных потребностей, а воспитание человека - от любви к нему. Любить человека - это значит радоваться самому его существованию. В этом состоит глубокий завет психолога, философа и человека Сергея Леонидовича Рубинштейна.

Литература

Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание. М.: Изд-во АН СССР, 1957. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. СПб.: Питер, 2005.

<< | >>
Источник: А. Л. Журавлев, Е. А. Сергиенко, В. В. Знаков, И. О. Александров. Психология человека в современном мире. Том 3. Психология развития и акмеология. Экзистенциальные проблемы в трудах С. Л. Рубинштейна и в современной психологии. Ру-бинштейновские традиции исследования и экспериментатики (Материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения С.Л. Рубинштейна, 15-16 октября 2009 г.) / Ответственные редакторы: А. Л. Журавлев, Е. А. Сергиенко, В. В. Знаков, И. О. Александров. -М.: Изд-во «Институт психологии РАН»,2009. - 400 с.. 2009

Еще по теме ЭКЗИСТЕНЦиАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ В ХХ1 ВЕКЕ О. А. Мельник (Киев, Украина):

  1. ЭКЗИСТЕНЦиАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ В ХХ1 ВЕКЕ О. А. Мельник (Киев, Украина)
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -