<<
>>

ФЕЫОМЕЫ АВТОРСКОГО ОТНОШЕНИЯ К ЖИЗНИ В КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКОЙ ПЕРСПЕКТИВЕ Л. И. Воробьева (Москва)

Философское наследие С. Л. Рубинштейна, которое после посмертного издания рукописи «Человек и мир» заново осмысляется, в том числе и психологами, расширяет горизонты и контексты употребления привычных психологических понятий за пределы устоявшихся парадигм.

Преодолевая засилье двух господствовавших в психологии на протяжении всего ХХ века исследовательских программ (натуралистической и культурцентристской), основывающихся на принципе однонаправленной детерминации психики, С. Л. Рубинштейн выдвигает совершенно иной принцип внутренней взаимодетерминации субъекта и его деятельности, и этот принцип напрямую связан с его пониманием личности как субъекта, созидающего в едином процессе себя и свою жизнь в ее осмысленной целостности.

Мы исходили из задачи развертывания данного принципа в одной из возможных перспектив - историко-культурной. Представляется интересным рассмотреть историческое становление самого модуса субъектности, самой позиции авторского отношения человека к своей жизни в европейской культуре. Это предполагает некую антропологическую предпосылку: универсальность авторского отношения к жизни как своему произведению носит потенциальный характер и актуализируется как довольно позднее историческое приобретение человечества.

Решение такой задачи предполагает еще одну предпосылку -этическую: некий смысл жизни, некое верховное благо и авторская реализация индивидом этой ценности (или ценностей) существенно связаны между собой. Введение этического измерения с необходимостью опирается на телеологическую связь между субъектом и той идеальной формой, к которой он интенционально привязан и которую стремится воплотить в жизнь.

Исследование различных стратегий, с помощью которых, начиная с архаической греческой культуры, в Европе происходило структурирование обыденного течения жизни человеческого индивида в некое единство, позволяет проследить, каким образом разные культурно-исторические «концепции» целостного жизненного пути связаны с разной степенью индивидуации, с разными типами авторства и ответственности человека, с разной выраженностью его автономии и свободы.

Такая историческая ретроспектива позволит нам избежать невольного проецирования свойственного ХХ веку отношения к данной проблеме. Проследить всю историю и описать все множество имевших место стратегий здесь не представляется возможным. Остановимся на ключевом моменте в европейской истории и попытаемся описать образование в пространстве человеческой субъективности феномена «Я сам».

Концепция блага, структурирующего смысл жизни, развертывается нами в таких понятиях как практика, нарративное единство человеческой жизни и моральная традиция (А. Макинтайр). Эта концепция позволяет хронологически выявить момент манифестации феномена субъектности при переходе от архаики героического общества Древней Греции к классическому историческому периоду - периоду, связанному с рождением европейской философской традиции в античных городах-государствах. Анализ Илиады Гомера позволил А. Ма-кинтайру показать, что в героическом обществе каждый индивид имеет отведенную ему роль в рамках жестко определенной системы ролей и статусов, где ключевыми являются структуры родства и дома. Конкретные правила предписывают людям их место в социальном порядке и тем самым определяют их идентичность, без этого человек не смог бы знать, кто он такой - он и есть его социальная роль. Единство и смысл человеческой жизни могут быть оформлены в рамках этих правил, где сами рамки не имеют альтернативы.

В Афинах концепция моральных добродетелей становится оторванной от конкретной социальной роли, и это находит отражение в античной трагедии, появляется различие между тем, что является универсальным и человеческим, и тем, что имеет локальный афинский характер вследствие возникновения человеческого сообщества более крупной размерности, объединяющего целый комплекс греческих полисов-государств. Теперь возможен конфликт между этическими альтернативами «быть хорошим человеком» и «быть хорошим гражданином» (как в «Антигоне» Софокла). Человеческая субъективность впервые встречается с внутренне конфликтной структурой, разрешить противоречивость которой можно лишь с помощью преодоления через рефлексивную надстройку.

Такой рефлексивной надстройкой и становится античная философия. Не случайно именно в период классической и поздней античности философия тесно связана с «практикой себя» (термин М. Фуко). Стоики, киники, эпикурейцы и др. практикуют разные виды «заботы о себе», помогая впервые появившемуся субъекту, отделенному от социальной роли, справляться с множеством этических и психопрактических проблем, которых не могло быть у его героических предков.

«Платоновский момент», давший начало философии, связан как раз с манифестацией субъекта, то есть некоего начала, устанавливающего дистанцию между собой и собой. По сути, речь идет об образовании сознания себя, говоря психологическим языком - самости. В одном из платоновских диалогов Алкивиад спрашивает у Сократа о том, что значит «заниматься собой», желая понять, чего требует от него Сократ. Интересно, что они сосредоточены не на содержании ответа, а на осмыслении процесса вопрошания: что значит «Сократ беседует с Алкивиадом»? То есть требуется, чтобы субъект речи обнаружил себя как нечто, несводимое к ее элементам. Это своеобразное лезвие, которым сократовский вопрос отсекает субъекта от действия и отделяет то начало, которое может пользоваться телом, его органами, а значит, в конечном счете, речью.

Психотерапия, на наш взгляд, в новейшей истории возрождает на новом витке развития эллинистическую культуру себя. Развертывание аргументации в пользу данного тезиса в докладе основывается на том, что главной целью и ценностью психотерапевтического дискурса является не избавление от симптомов и страдания как таковых, а достижение феномена самопонимания у клиента. При этом стратегия та же, что и в античных философских школах: психотерапия является такой практикой, в которой субъект имеет возможность поставить себя под вопрос. «Поставить себя под вопрос» означает в результате прийти к тому, чтобы самому распоряжаться своими поступками и помыслами, не позволяя со стороны влиять на себя, то есть достичь определенной степени свободы и автономии, взять на себя ответственность за свою жизнь.

<< | >>
Источник: А.Л. Журавлев, В.А. Барабанщиков, М.И. Воловикова. Психология человека в современном мире. Том 1. Комплексный и системный подходы в исследованиях психологии человека. Личность как субъект жизненного пути (Материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения С.Л. Рубинштейна, 15-16 октября 2009 г.) / Ответственные редакторы: А. Л. Журавлев, В. А. Барабанщиков, М. И. Воловикова. - М.: Изд-во «Институт психологии РАН»,2009. - 334 с.. 2009

Еще по теме ФЕЫОМЕЫ АВТОРСКОГО ОТНОШЕНИЯ К ЖИЗНИ В КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКОЙ ПЕРСПЕКТИВЕ Л. И. Воробьева (Москва):

  1. ФЕЫОМЕЫ АВТОРСКОГО ОТНОШЕНИЯ К ЖИЗНИ В КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКОЙ ПЕРСПЕКТИВЕ Л. И. Воробьева (Москва)
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -