<<
>>

Формально-структурные характеристики коллективного субъекта


Если отталкиваться от последнего из вышеназванных и наиболее широко трактуемых подходов к пониманию «коллективного субъекта», то необходимо выделить принципиально различные формы его существования, описываемые формальными (не содержательными) характеристиками, начиная с первой - количественного состава той общности людей, которая обозначается коллективным субъектом.
В результате такой систематизации коллективный субъект может быть представлен в следующих основных формах:
• диада: супруги, родитель-ребенок, учитель-ученик, преподаватель-студент, руководитель-исполнитель, врач-больной, консультант-клиент, командир-рядовой, друзья-подруги и т. д. и т. п. (Бехтерев, 1994; Совместная деятельность: Методология..., 1988);
малая группа: семья, учебная группа, первичный трудовой коллектив (бригада), кафедра, научная лаборатория, группа друзей, кружки различных хобби и т. д. (Гайдар, 2006; Кор-гова, 2000; Куценко, 1990; Осипова, 1992; Чернышев, 1981; Чернышев, Сурьянинова, 1990);
группа средних размеров: малое и среднее предприятие, цех крупного предприятия, типичные НИИ и КБ, вузы, организованные собрания, митинги и т. п. (Гиркало, 1992; Дежнико-ва, 1989; Иванов, 1980; Кирьянов, 1992; Трудовой коллектив как объект., 1980);
большие социальные группы: классы и социальные слои, этнические группы, войска, крупные политические партии, общественные движения, крупные толпы, сборища, шествия, территориальные группы и т. п. (Левин, 1992; Новожилов,
2002; Позняков, 2000; Сайко, 2006);
•              общество в целом как организованная совокупность взаимо-пересекающихся и включенных друг в друга (в соответствии с принципом «матрешки») индивидов, малых, средних и больших социальных групп.
Вторым принципиально важным формальным признаком коллективного субъекта, наряду с количественным составом, являются формы его организации, т. е. структуры связей между составляющими субъект элементами (компонентами, частями). Их многообразие в настоящее время не поддается какой-то систематизации и группированию, кроме как упрощенному делению коллективного субъекта на следующие формы в зависимости от особенностей структуры связей:
с внешне и внутренне задаваемой организацией (внешнеор-ганизованные и самоорганизованные);
жестко, умеренно и слабо регламентированные (организованные);
иерархически и рядоположенно организованные;
организованные на формальных (деловых, функциональных, официальных) и неформальных (неофициальных, личных) связях и зависимостях и др.
Третьей формально-структурной характеристикой коллективного субъекта является степень его однородности (гомогенности) - разнородности (гетерогенности) по различным признакам, характеризующим включенные в него элементы. Чаще всего имеются в виду индивиды, входящие в коллектив (группу). Степень однородности/ разнородности оценивается, например, по социально-демографическим признакам (половозрастному, образовательному, семейному статусу и т. п.), социальным (имущественному статусу, политическим ориентациям, этническому признаку и т. д.). Результатом анализа однородности/разнородности различных характеристик коллективного субъекта является его «композиция».

Формально-структурные характеристики, конечно, не ограничиваются выделенными тремя, однако именно они составляют группу основных, которых вполне достаточно для первоначального анализа коллективного субъекта.
Заключение
Различные проявления коллективного субъекта представляют собой психологические феномены разной степени обобщенности или частности. В этой связи наиболее обобщенным проявлением коллективного субъекта может быть групповое поведение, в котором интегрируются частные его формы: общение, отношение, управление, саморефлексия группы и т. п.
Другими обобщенными формами активности коллективного субъекта являются также взаимодействие и широко понимаемая совместная жизнедеятельность. Такие, например, социально-психологические свойства, как «активность-пассивность», «удовлетворенность-неудовлетворенность», «устойчивость-изменчивость» и некоторые другие имеют отношение к любым проявлениям коллективного субъекта и тем самым могут быть отнесены к группе наиболее общих его свойств.
Остается проблемным важный вопрос о специфике субъектных качеств групп разного размера (численности), например: малых и больших социальных, которые, безусловно, имеют как сходные, так и различные субъектные свойства. Более того, пока еще в достаточно острой форме сохраняется дискуссионность вопроса о возможности рассматривать большие социальные группы как субъекты (Мить-кин, 2002) однако, по нашему мнению, это имеет лишь временный характер. Такие социальные группы, как различные этносы, некоторые политические партии, российские предприниматели, пенсионеры, разные общественные движения в 90-е годы XX в.-начале XXI в. убедительно показали свою способность к совместным активным действиям, которые оказывали влияние на общественные явления, т. е. проявляли себя в качестве коллективных субъектов в современном российском обществе. Крупные задачи состоят в том, чтобы на эмпирическом уровне глубоко проанализировать возможности измерения субъектных свойств, а на теоретическом уровне - осмыслить эти явления именно в соответствии с субъектным подходом.
Сохраняются пока и многие методические сложности в изучении разных групп как коллективных субъектов: использование имеющегося инструментария для исследования групповой психологии возможно лишь в ограниченных рамках, а разработка новых методик, приемов, различных техник и т. п. всегда требует большого времени и учета конкретной специфики изучаемых явлений. Однако все это предстоит разрабатывать в ближайшей перспективе.
Для разрешения отмеченных и других сложностей большое значение имеют теоретические разработки К. А. Абульхановой, выполненные за последние годы (2005). Во-первых, психологической категории «субъект» ею обоснованно придан научный статус методологического принципа, который, как и другие известные принципы в психологии, служит «соотнесению теории, знаний и эмпирического исследования», является ориентиром «для выбора стратегии всего исследования, проверки и подтверждения гипотез», содействует «установлению самых различных соотношений предмета и объекта познания», выполняет «не только науковедческую, но и научно-практическую роль» (Абульханова, 2005, с. 19). Во-вторых, через теоретическую трактовку объекта психологического исследования, в качестве которого рассматривается субъект, а само исследование наделяется характером взаимодействия исследователя с объектом его познания, К. А. Абульханова соотносит и реально показывает взаимное дополнение субъектного и психосоциального подходов в психологии, которые в настоящее время развиваются фактически единым крупным направлением, особенно в рамках научных программ лабораторий психологии личности, социальной и экономической психологии Института психологии РАН. Это позволяет не только развиваться каждому из данных подходов, но и укреплять методологические основания психологии в целом. В-третьих, одной из характерных особенностей современного состояния психологической науки, по мнению К. А. Абульхановой, является распространение нового методологического принципа субъекта и даже более того - новой субъектной парадигмы (там же). Такое распространение имеет непосредственное отношение к изучению рассмотренного здесь феномена коллективного субъекта.
Отмеченные тенденции, безусловно, имеют хорошие перспективы в исследовании жизнедеятельности самых разных групп как коллективных субъектов.
Литература
Абульханова К. А. Принцип субъекта в отечественной психологии // Психология. Журнал Высшей школы экономики. 2005. Т. 2. № 4. С. 3-21. Бехтерев В. М. Избранные работы по социальной психологии. М.: Наука, 1994.
Брушлинский А. В. Избранные психологические труды. М.: Изд-во ИП РАН,
2006.
Брушлинский А. В. Субъект: мышление, учение, воображение. М.-Воронеж,
1996.
Гайдар К. М. Субъектный подход к психологии малых групп: история и современное состояние. Воронеж: ВГУ, 2006.
Гиркало В. П. Трудовой коллектив как субъект общественно-политической деятельности: Автореф. дис. ... канд. филос. наук. М., 1992.
Дежникова Н. С. Педагогический коллектив средней образовательной школы как субъект воспитания: Автореф. дис. .  докт. пед. наук. М., 1989.
Донцов А. И. К проблеме целостности субъекта коллективной деятельности // Вопросы психологии. 1979. № 3. С. 25-34.
Журавлев А. Л. Психология коллективного субъекта // Психология индивидуального и группового субъекта / Под ред. А. В. Брушлинского, М. И. Во-ловиковой. М.: ПЕР СЭ, 2002. С. 51-81.
Журавлев А. Л. Психология совместной деятельности. М.: Изд-во ИП РАН, 2005.
Иванов В. Н. Трудовой коллектив - субъект социального управления.
М.: Мысль, 1980.
Индивидуальный и групповой субъекты в изменяющемся обществе: Тезисы докл. к Междунар. научно-практ. конф. / Отв. ред. М. И. Воловикова. М.: Изд-во ИП РАН, 1999.
Кирьянов В. И. Трудовой коллектив как субъект самоуправления: Опыт социологического анализа: Автореф. дис. ... докт. социол. наук. СПб., 1992.
Коргова М. А. Формирование команд - субъектов управленческой деятельности. М.-Пятигорск: РАГС, 2000.
Куценко О. Д. Производственный коллектив как субъект формирования политической культуры личности: Автореф. дис. . канд. филос. наук. Харьков, 1990.
Левин В. М. Становление клубной аудитории как коллективного субъекта социально-культурной деятельности: Автореф. дис. .   канд. пед. наук.
СПб., 1992.
Ломов Б. Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М.: Наука, 1984.
Митькин А. А. Групповой субъект: реальность или метафора? // Современная психология: состояние и перспективы исследований. Ч. 2 / Отв. ред. А. Л. Журавлев. М.: Изд-во ИП РАН, 2002. С. 53-70.
Новожилов A. M. Социальные группы как объекты и субъекты политики //
Учеб. пособие. М.: МИИТ, 2002.
Осипова Н. Ф. Первичный студенческий коллектив как субъект формирования личности специалиста: Автореф. дис. ... докт. филос. наук. Харьков, 1992.
Позняков В. П. Психологические отношения и деловая активность субъектов экономической деятельности в условиях разных форм собственности // Психологический журнал. Т. 21. 2000. № 6. С. 38-50.
Психология индивидуального и группового субъекта / Под ред. А. В. Бруш-линского, М. И. Воловиковой. М.: ПЕР СЭ, 2002.
Рубинштейн С. Л. О философской системе Г. Когена // Историко-философский ежегодник 92. М., 1994.
Рубинштейн С. Л. Принцип творческой самодеятельности // Вопросы психологии. 1986. № 4.
Сайко Э. В. Субъект: созидатель и носитель социального. М.: Изд-во Моск. психолого-социального ин-та; Воронеж: НПО «МОДЭК», 2006.
Совместная деятельность в условиях организационно-экономических изменений / Отв. ред. А. Л. Журавлев. М.: Изд-во ИП РАН, 1997.
Совместная деятельность: Методология, теория, практика / Отв. ред. А. Л. Журавлев, П. Н. Шихирев, Е. В. Шорохова. М.: Наука, 1988.
Трудовой коллектив как объект и субъект управления / Отв. ред. А. С. Пашков. Л.: Изд-во ЛГУ, 1980.
Чернышев А. С. Социально-психологические свойства коллектива как субъекта деятельности // Вопросы психологии коллектива школьников и студентов. Курск, 1981. С. 3-16.
Чернышев А. С., Сурьянинова Т. И. Генезис группового субъекта деятельности // Психологический журнал. 1990. Т. 11. № 2. С. 7-15.

<< | >>
Источник: А. Л. Журавлев. Психология человека в современном мире. Том 5. Личность и группа в условиях социальных изменений (Материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения С.Л. Рубинштейна, 15-16 октября 2009 г.) / Ответственный редактор - А. Л. Журавлев. -М.: Изд-во «Институт психологии РАН»,2009. - 400 с.. 2009

Еще по теме Формально-структурные характеристики коллективного субъекта:

  1. МАЙРАМЯН АНАСТАСИЯ МИХАЙЛОВНА. ВЗАИМОСВЯЗЬ ВЫРАЖЕННОСТИ САМОЭФФЕКТИВНОСТИ И СТРУКТУРНО-ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ ХАРАКТЕРИСТИК ЛИЧНОСТИ КАК СУБЪЕКТА СИТУАТИВНОГО МЕЖЛИЧНОСТНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ, 2016
  2. А. СЛУЧАЙНОСТЬ ИЛИ ФОРМАЛЬНАЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ, ФОРМАЛЬНАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ И ФОРМАЛЬНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ 1.
  3. Основные теоретические схемы анализа коллективного субъекта
  4. Теоретические подходы к исследованию разных форм коллективного субъекта
  5. 1.3. От механизма к субъекту: развитие форм саморегулирования «коллективных организмов»
  6. Структурная характеристика библиотеки: основные элементы и подсистемы
  7. 2.1. Современный рынок польской прессы: структурно- типологическая характеристика
  8. Г.П. Литвинцева КРИЗИС ИНВЕСТИЦИЙ КАК РЕЗУЛЬТАТ НЕСООТВЕТСТВИЯ СТРУКТУРНО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ ХАРАКТЕРИСТИК ЭКОНОМИКИ ЕЕ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОМУ УСТРОЙСТВУ
  9. § 1. Возрастная характеристика субъектов учебной деятельности
  10. Пинчук Ольга Васильевна. Специфика детского интернет-радио как СМИ с точки зрения его аудитории, структурно-содержательных компонентов, типологических характеристик, 2015
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -