<<
>>

ИНТЕГРАЦИЯ НАУЧНЫХ ИДЕЙ С. Л. РУБИНШТЕЙНА В ПЕДАГОГИКУ ДЕТСКОГО ЧТЕНИЯ

Е. О. Матвеева (Москва)

Педагогика детского чтения, будучи системой научного знания о развитии интеллектуального, нравственного и эстетического потенциала юного читателя о формировании гражданского облика личности под воздействием прочитанных в детстве книг, провозглашая воспитание способности творческого чтения одной из главных задач всех социальных институтов, так или иначе влияющих на становление ребенка, не может соответствовать современным представлениям о науке, развиваясь в отрыве от других отраслей гуманитарного знания, изучающих аналогичные проблемы (хотя и под иным углом зрения).

Интеграция в педагогику детского чтения концептуальных положений психологии, филологии, эстетики в начале нового тысячелетия перешла из сферы благих пожеланий и надежд в плоскость насущных и архиважных задач, от успешной реализации которых во многом зависит завтрашний день этой достаточно еще молодой отрасли гуманитарного знания. Психология, искусствознание, филология и эстетика, осмысленные в контексте наиболее важных проблем руководства чтением подрастающего поколения, являясь фундаментальной научной основой воспитания юных читателей, должны, на наш взгляд, определять парадигму развития педагогики детского чтения в начале нового тысячелетия.

Научное наследие С. Л. Рубинштейна, безусловно, представляет интерес для исследователей, избравших предметом изучения влияние произведений искусства слова на социальное, интеллектуальное, нравственно-эстетическое становление личности, ведь процесс чтения и восприятия прочитанного, являясь психологическим актом, во многом опирается и отражает как индивидуальные психологические особенности человека, так и его взаимоотношения с окружающим миром. Последний аспект - познание человеком окружающего социума, преобразование мира и творческая самореализация личности -в значимой деятельности неизменно находится в центре научных интересов С.

Л. Рубинштейна - психолога и философа, подчеркивавшего, что «человек и мир выступают... как вершина философской проблематики. Нет верного отношения к человеку без верного отношения к миру, нет верного отношения к миру без верного отношения к человеку. Войти в полноценное отношение к другим людям, стать условием человеческого существования для другого человека может только полноценный человек, а это значит: человек с верным отношением к миру, к природе, к жизни» (Рубинштейн, 1997, с. 110).

Эстетические проблемы человеческих взаимоотношений и их психологическая суть, разрабатывавшиеся учеными, могут быть осмыслены сегодня с позиции актуальных задач педагогики детского чтения. Известно, что сам термин «педагогика» С. Л. Рубинштейн понимал достаточно широко, поскольку, с его точки зрения, любое поведение личности, постоянно общающейся с окружающими, - это воспитывающее поведение: поступки одного человека во многом определяют моральное поведение другого. «Воспитание не только педагогическая, но и моральная проблема, и, только так поставленная, она может дать педагогический эффект», - писал С. Л. Рубинштейн (там же, с. 181).

Размышления ученого о стратегии и тактике этики, о развитии моральной стороны человеческого облика должны, на наш взгляд, стать мировоззренческой основой, определяющей направленность творчества авторов, пишущих для подрастающего поколения, стать критериями формирования круга чтения юных.

Кардинальные изменения, произошедшие в российском обществе на рубеже минувшего и нынешнего столетия, не самым позитивным образом повлияли на развитие отечественной детской литературы: многие произведения современных авторов отличаются убогим языком и стилем, примитивными персонажами, как будто пришедшими в мир детской литературы со страниц взрослых любовных романов, а самое главное - агрессивной жестокостью, отсутствием каких-либо моральных рамок, факторов, сдерживающих жестокость юных героев, а вернее сказать, антигероев таких книг. Складывается впечатление, что современные авторы напрочь забыли о воспитательной функции детской книги, ее влиянии на разум, душу и сердце подрастающей личности.

Сложившаяся ситуация не может не волновать педагогов, психологов, библиотекарей, родителей, пытающихся ответить на вопрос: «Какой быть современной книге о детях и для детей?» Во многом на него отвечает теория познания человеком окружающего мира, предложенная С. Л. Рубинштейном, блестяще связавшим в своей концепции психологию поведения человека с этическими моментами его бытия. «Человеку в жизни непрерывно приходиться решать не только технические, логические, но и этические проблемы. Этика имеет дело не только с поведением и мотивацией, но и с мышлением, с решением определенных жизненных проблем: как в данных условиях относиться к другому человеку, как поступить по отношению к нему. Решение этих вопросов, так же как и всякое мышление, требует анализа конкретной ситуации. Основное... заключается в том, как относиться и поступать по отношению к людям по-человечески», -считал необходимым подчеркнуть С. Л. Рубинштейн (там же, с. 181).

Какие же положения этической концепции ученого должны определить характер развития отечественной детской литературы, способствовать сохранению и преемственности традиций, сложившихся в XIX-XX столетиях, какие морально-этические моменты в поведении персонажей имеют наибольшее воспитательное значение, а следовательно, нуждаются в активизации? Сегодня, когда многие педагоги и психологи справедливо отмечают, что детской и подростковой литературе наших дней остро не хватает положительного героя, концепция С. Л. Рубинштейна помогает понять, каким должен быть этот герой.

По мнению С. Л. Рубинштейна, важнейшей этической инстанцией, направляющей поведение человека, является совесть, или «голос совести». «Голос совести - это «суждение», суд, осуществляющийся в виде непосредственной реакции, непосредственного переживания чего-либо как добра (или зла) и обусловленной им непроизвольной реакции на все моральное (этическое) по содержанию... Представление о добре, вошедшее в качестве переживания в жизнь человека, - это и есть совесть» (там же, с.

182), - конкретизировал свою идею С. Л. Рубинштейн. Следуя за ученым, можно сказать, что совестливость, наличие внутренней инстанции, непрерывно реагирующей на все, что происходит с человеком, и неизбежно приводящей к рефлексии, является необходимым качеством положительного героя детской, подростковой и юношеской литературы. Ведь если с первых лет жизни не воспитывать у ребенка достойные человеческие качества (альтруизм, ответственность, способность к состраданию), обычно подразумеваемые под понятием «совесть», то, став взрослым, он не будет считаться с окружающими.

В начале нового века, на первый взгляд, неожиданно, однако, вполне закономерно возникла дискуссия о допустимости в литературе, адресованной юным, сюжетов, связанных с трагическими мотивами в жизни человека, с отражением событий, способных вызвать у читателей моральное потрясение, катарсис. Казалось бы, этот вопрос решен в отечественной детской литературе десятилетия назад, когда серьезные, с глубоким философским подтекстом произведения, затрагивавшие самые сложные и драматические коллизии человеческого бытия, органично входили в круг детского чтения, способствовали воспитанию «доброго ума» и «умного сердца». Разумеется, каждый из современных авторов, пишущих для детей, по-своему решает данную проблему: кто-то, полагая, что читатели не готовы воспринимать трагические стороны бытия, ограничивается развлекательными сюжетами, кто-то уходит от реальных социальных пороков в сферу фантастики, повествуя о жизни инопланетян, а иные, напротив, возводят страдания в культ и неизменно делают акцент на негативных сторонах нашей действительности. Концептуальный подход С. Л. Рубинштейна, утверждавшего, что «бороться нужно за нравственно совершенствующее человека отношение, а не за человека, не знающего страданий. Паника перед необходимостью страдания так же неправомерна, как и культ страдания, как средство самоусовершенствования или путь к совершенствованию другого человека» (там же, с. 183), помогает преодолеть мировоззренческие и художественные противоречия, сказав, что трагические моменты в детской книге уместны и педагогически оправданы, когда главная цель писателя заключается не в том, чтобы напугать, растрогать или расстроить юных читателей, а в том, чтобы преподнести им первые уроки гуманизма, доброты, мужества.

И еще одна идея, составляющая сердцевину этической концепции С. Л. Рубинштейна, заслуживает внимания в контексте актуальных проблем современной педагогики детского чтения и детской литературы. Речь идет об идее воинствующего добра, поясняя которую ученый писал, что «формирование человеческих отношений... как моральная дуэль, как борьба, оружием в которой является активное хорошее отношение к другому человеку. Мое отношение к другому человеку должно обезоружить его дурные намерения, демобилизовать их, ставить его в такие моральные условия, при которых лишаются почвы, мотива его дурные отношения» (там же, с. 180).

Как уже было сказано выше, С. Л. Рубинштейн понимал термин и сам процесс воспитания довольно широко, подразумевая под ним различные аспекты взаимоотношений человека с окружающим его социумом. Следовательно, хорошая детская книга, помогающая становлению достойных человеческих качеств, формированию личности, стремящейся к созиданию, творчеству и гуманистическому переустройству бытия, также служит идее добра, ее утверждению в нашей жизни. Известно, что С. Л. Рубинштейн, размышляя об идее воинствующего добра, об этическом познании человеком жизни, выделял два направления самосовершенствования личности и совершенствования человеческих отношений: во-первых, изменение внешних условий общественной жизни, во-вторых, и это, на наш взгляд, является основным, - формирование внутреннего мира человека, внутренней позиции, порождающих адекватное восприятие времени, событий и людей, а также вызывающих стремление жить по законам нравственности и активно бороться за их утверждение. Последний аспект представляется значимым для детской литературы и педагогики детского чтения: современному подрастающему поколению как воздух нужны книги, дающие образцы достойного, социально одобряемого поведения, примеры альтруизма, сострадания, мужества. Детская психика подражательна: во все эпохи, читая книгу, ребенок порой несознательно, а иногда вполне сознательно пытался ответить на серьезный вопрос: «Делать жизнь с кого?» Наше социально нестабильное и во многом мировоззренчески противоречивое время не является исключением, а значит, развивая идею С.

Л. Рубинштейна, мы можем утверждать: задача писателя заключается в создании произведений, помогающих созиданию гармоничного и позитивного внутреннего мира читателей, формированию внутренней позиции, помогающей противостоять злу, жестокости и несправедливости, отстаивая идею воинствующего добра, актуализированную в трудах С. Л. Рубинштейна.

Большое значение для исследователей, работающих в области педагогики детского чтения, имеют труды С. Л. Рубинштейна, посвященные направленности личности, развитию интересов, способностей, потребностей подрастающего поколения. В наше время, когда остро встает проблема отсутствия устойчивых читательских интересов у детей и подростков, концепция С. Л. Рубинштейна, интегрированная в практику руководства чтением, помогает ее решению. Размышляя о педагогическом влиянии на возникновение и развитие интересов ребенка, ученый справедливо отмечал: «Интересы не являются продуктом будто бы в себе замкнутой природы ребенка. Они возникают из контакта с окружающим миром, особенное влияние на их развитие оказывают окружающие люди. Сознательное использование интересов в педагогическом процессе ни в коем случае не означает, что обучение следует приспособлять к имеющимся интересам учащихся. Педагогический процесс... основывается на задачах воспитания... и интересы должны быть направлены соответственно этим объективно обоснованным целям. Интересы нельзя ни фетишизировать, ни игнорировать: их надо учитывать и формировать»

(Рубинштейн, 2000, с. 530).

С точки зрения деятельностного подхода к воспитанию юного читателя, данное положение психологической концепции С. Л. Рубинштейна означает, что интерес к книге, любовь к чтению, психологическая потребность в сопереживании героям и сотворчестве с автором неизменно являются результатом целенаправленных педагогических усилий родителей, учителей, библиотекарей, призванных активизировать и направлять читательское развитие ребенка с первых лет жизни. Семейные чтения, совместное с родителями обсуждение и иллюстрирование любимых книг, домысливание судеб литературных персонажей, литературные конкурсы, викторины, инсценировки - все эти формы педагогической работы, стимулируя творческую деятельность ребенка, способствуют формированию устойчивых читательских интересов подрастающей личности.

Научное наследие С. Л. Рубинштейна, интегрированное в педагогику детского чтения, помогает решению актуальных задач воспитания творческого читателя, созданию детской литературы, формирующей социально активную личность и достойного человека.

Литература

Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. СПб.: Питер, 2000. Рубинштейн С. Л. Человек и мир. М.: Наука, 1997.

<< | >>
Источник: А. Л. Журавлев, М. И. Воловикова, Т.А. Ребеко. Психология человека в современном мире. Том 6. Духовно-нравственное становление человека в современном российском обществе. Проблема индивидуальности в трудах отечественных психологов (Материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения С.Л. Рубинштейна, 15-16 октября 2009 г.) / Ответственные редакторы: А. Л. Журавлев, М. И. Воловикова, Т.А. Ребеко. - М.: Изд-во «Институт психологии РАН»,2009. - 412 с.. 2009

Еще по теме ИНТЕГРАЦИЯ НАУЧНЫХ ИДЕЙ С. Л. РУБИНШТЕЙНА В ПЕДАГОГИКУ ДЕТСКОГО ЧТЕНИЯ:

  1. Литература
  2. СОДЕРЖАНИЕ
  3. ИНТЕГРАЦИЯ НАУЧНЫХ ИДЕЙ С. Л. РУБИНШТЕЙНА В ПЕДАГОГИКУ ДЕТСКОГО ЧТЕНИЯ
  4. 2. ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЕСАМОСОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ: КАК ОВЛАДЕТЬЕГО ИСКУССТВОМ
  5. 4.1. Формирование системы этнокультурного образования
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -