<<
>>

ЖИЗНЕСТОЙКОСТЬ КАК ВЫХОД ЗА ПРЕДЕЛЫ САМОГО СЕБЯ И РЕАЛИЗАЦИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ СУЩНОСТИ М. В. Логинова (Пенза), М. А. Одинцова (Москва)

Высокий темп современной жизни, с постоянно усложняющимися условиями предъявляет к человеку повышенные требования. Активно изменяющаяся среда требует соответствующей активности от личности, и не просто приспособительной активности, но активности преобразующей.

Как писал С. Л. Рубинштейн, человек не рефлекторная машина, он и не пассивное (лишь созерцательное) существо. Он сознательное, мыслящее существо, но все же не декартовский человек, который существует, только поскольку мыслит, и не фейер-баховский, бытие которого сводится к чувственной созерцательности. Он субъект практической и теоретической деятельности, субъект практики и истории. Он познает мир, изменяя его, изменяя его, он изменяет и самого себя (Рубинштейн, 2000, с. 170).

Все работы С. Л. Рубинштейна пронизаны верой в человека и его неисчерпаемые возможности: «человек - часть мира - выступает как сила, сознательно изменяющая и преобразующая мир» (Рубинштейн, 2000, с. 171). «Каждый человек таит в себе и иногда обнаруживает значительные вариации в смысле уровня, высоты функционирования» (Рубинштейн, 2000, с. 556). С. Л. Рубинштейн подчеркивает субъектность человека, как способность делать себя самого предметом преодоления, выходить за пределы самого себя.

Как видим, еще не употребляя термина жизнестойкость, выдающийся отечественный психолог и философ, автор субъектно-деятель-ностной концепции С. Л. Рубинштейн по сути говорит о ней.

Само же понятие жизнестойкость (hardiness) вводит в психологию американский психолог С. Мадди и обозначает его в качестве одного из ведущих (ключевых) ресурсов, влияющих на использование стратегий преодоления жизненных трудностей (Мадди, 2004). Данный термин в понимании Д. А. Леонтьева (Леонтьев, 2002), Л. А. Александровой (Александрова, 2005) рассматривается как психологическая живучесть, расширенная эффективность человека, проявляющаяся в его вовлеченности в происходящее, разумном влиянии на себя и принятии риска, а также как показатель психического здоровья человека.

«Hardiness - черта личности, позволяющая справляться с дистрессом эффективно и всегда в направлении личностного роста» (Александрова, 2005 с. 83).

Понятие жизнестойкости, находясь на пересечении теоретических воззрений экзистенциальной психологии и прикладной области психологии стресса, не может не отражать экзистенциальные взгляды С. Л. Рубинштейна на сущность человека и мира. И прежде всего - это понимание человека как ответственного субъекта собственной жизни. Ответственность по С. Л. Рубинштейну - это способность человека детерминировать события, действия в момент их осуществления вплоть до радикального изменения своей жизни. Личность как субъект жизни у С. Л. Рубинштейна - это индивидуально-активный человек, строящий условия жизни и свое отношение к ней, выступающий в качестве автора и творца, жизненный путь которого должен заканчиваться стремлением вверх - к нравственным, этическим ценностям

(Рубинштейн, 2000, с. 680).

Стремление вверх, рост и развитие возможно только на основании интеграции внутренних условий. При объяснении любых психических явлений личность выступает для С. Л. Рубинштейна как воедино связанная совокупность внутренних условий, через которые преломляются все внешние воздействия. Внутренние условия выступают как причины (проблема саморазвития, самодвижения, движущие силы развития, источники развития находятся в самом процессе развития как его внутренние причины), а внешние причины выступают как условия, как обстоятельства (Рубинштейн, 2003), преодолевая которые личность становится индивидуальностью, достигая максимального уровня своей особенности, а субъектом она становится, достигая оптимального уровня развития своей человечности (по Рубинштейну). С. Л. Рубинштейн всячески подчеркивает значимость внутренних условий развития человека, что немаловажно для постижения смысла понятия жизнестойкости. В частности, анализируя понятие воли, он пишет: «Сила сопротивляемости неблагоприятным условиям и способность пробиться сквозь них зависит не только от способностей, но и от волевых качеств личности...

Прежде всего, огромную роль здесь играет энергия, т. е. та концентрированная сила, которая вносится в действие, учитывая которую говорят об энергичном человеке, и особенно настойчивость при приведении в исполнение принятого решения, в борьбе со всяческими препятствиями за достижение цели» (Рубинштейн, 2000, с. 584). Подлинно ценным качеством она (энергия) становится, лишь соединяясь с настойчивостью. Настойчивость проявляется в неослабности энергии в течение длительного периода, невзирая на трудности и препятствия. Настойчивость наряду с решительностью является особенно важным свойством воли (Рубинштейн, 2000, с. 553). Существенными волевыми качествами личности также являются самоконтроль, выдержка, самообладание. Именно они обеспечивают господство высших мотивов над низшими.

Данные идеи находят свое отражение и в концепции жизнестойкости С. Мадди (Мадди, 2004). Согласно Мадди, у человека есть три группы потребностей: биологические, социальные и психологические (низшие и высшие, по С. Л. Рубинштейну). К психологическим относятся потребности в символизации, суждении и воображении. Именно они позволяют человеку относиться к тому, что ему дано, относиться к своему биологическому и к своему социальному. С. Мадди описывает два типа развития личности. Человек, у которого доминируют биологические и социальные потребности (неважно, одни или другие, главное - внешние по отношению к личности), воспринимает себя как воплощение биологических нужд и социальных ролей, отождествляет себя с ними и соответствующим образом себя ведет, плывя по течению, что С. Мадди обозначает как конформистский путь развития личности. Когда у человека доминируют психологические потребности, он строит образ будущего, ставит цели, у него возникает временная перспектива, опора на культурные символы и т. д. (Леонтьев, 2002. с. 59). Т. е. возникает тип человека, который сам строит свою жизнь (по Д. А. Леонтьеву), является автором, творцом своей жизни (по С. Л. Рубинштейну).

С. Л. Рубинштейн в своих воззрениях опережает С.

Мадди: «Существуют два основных способа существования человека и, соответственно, два отношения его к жизни. Первый - жизнь, не выходящая за пределы непосредственных связей и отношений (на основе биологических и социальных потребностей по С. Мадди). Второй способ существования связан с появлением рефлексии (психологические потребности по С. Мадди). Она как бы приостанавливает, прерывает этот непрерывный процесс жизни и выводит человека мысленно за ее пределы. Человек как бы занимает позицию вне ее. Это решающий, поворотный момент. Здесь кончается первый способ существования. И начинается философское осмысление жизни (Рубинштейн, 2003). Сознание выступает здесь как разрыв, как выход из полной поглощенности непосредственным процессом жизни для выработки соответствующего отношения к ней, занятия позиции над ней. С этого момента каждый поступок человека приобретает характер философского суждения о жизни (Рубинштейн, 2003).

Многие исследователи (Горностай, 1998, Фоминова 2000 и др.), следуя идеям С. Л. Рубинштейна, подчеркивают, что при анализе преодолевающего поведения человек, целесообразно обратиться к различным уровням его психики. Так, с точки зрения индивидного уровня мы рассматриваем роль нервной системы, темперамента, характера человека, акцентуаций, эмоциональной регуляции в особенностях преодолевающего поведения (биологическое по С. Мадди). Влияние личностного уровня связано с функционированием человека в социуме (социальное по С. Мадди), с особенностями его межличностного взаимодействия, поэтому значимыми являются мотивационная сфера личности, жизненные ценности, установки, смыслы, отношения, жизненные стратегии. В психотерапевтической практике большое значение имеет глубинный, внутренний уровень психологической реальности - уровень души, экзистенциальный уровень (психологическое по С. Мадди). Уровень души, психологическое по С. Мадди, - это то, что С. Л. Рубинштейн обозначает позицией

«над» ситуацией, выходом за пределы себя. С этим уровнем связаны наиболее насыщенные жизненные смыслы, переживания.

Данный уровень во многом определяется мировоззрением, мироощущением, поэтому и категории, охватывающие и раскрывающие его, могут быть не только психологическими, но и философскими.

Позиция «над» ситуацией, над трудностями, выход за пределы непосредственных связей и отношений способствует строительству высших уровней человеческой жизни, это и есть борьба против всего, что снижает уровень человека. Кроме этого, «жизненные передряги, когда что-то грозит помешать основному в ней, выступают как фактор мобилизации душевных сил». Своими действиями человек непрерывно взрывает, изменяет ситуацию, в которой находится, вместе с тем непрерывно выходя за пределы самого себя. Этот выход за пределы самого себя есть становление и вместе с тем реализация человеческой сущности, это и есть жизнестойкость (Рубинштейн, 2003).

Для дальнейшего анализа категории жизнестойкости отметим, что данная проблема сегодня выходит на передний план научного осмысления.

Появление концепции жизнестойкости и одноименного русскоязычного теста (Леонтьев, Рассказова, 2006) в отечественной психологии, привлекло внимание современных исследователей, занимающихся проблемами преодоления, адаптации, профессионализации личности. Стали появляться эмпирические исследования жизнестойкости личности при переживании кризисов возраста (Харитонова, 2008), людей с ограниченными возможностями (Медведева, 2008), людей с неизлечимыми заболеваниями (Ахмеров, 2008). Исследуется жизнестойкость людей помогающих профессий (Сцетишин, 2008), проводятся исследования компонентов жизнестойкости во взаимосвязи с индивидуально-личностными проявлениями и возрастными особенностями (Богомаз, 2006,. Дробинина, 2007) и т. п.

В научный обиход вводятся разнообразные подходы к толкованию понятия жизнестойкости. Так, жизнестойкость молодых людей, в понимании Р. М. Рахимовой, это совокупность ценностных установок и диспозиций, позволяющая сформулировать позитивный жизненный проект, рационально оценить существующие и потенциальные ресурсы, актуализировать рациональные потребности и положительно адаптироваться в заданных условиях (Рахимова, 2002).

По Е. В. Медведевой, жизнестойкость характеризуется как мера способности личности выдерживать стрессовую ситуацию, сохраняя внутреннюю сбалансированность и не снижая успешности деятельности. Она оказывается ключевой личностной переменной, опосредующей влияние стрессогенных факторов на соматическое и душевное здоровье, а также на успешность деятельности (Медведева, 2008, с. 172).

Р. И. Стецишин считает, что жизнестойкость является личностно-психологическим ресурсом, позволяющим человеку, занятому в сфере помогающих профессий, противодействовать развитию состояний профессионально-личностной дезадаптации (Стецишин, 2008, с. 22).

Одним из первых, кто начал проводить исследования в данном направлении, С. А. Богомазом (2008) было установлено, что действительно жизнестойкость человека связана с возможностью преодоления различных стрессов, поддержанием высокого уровня физического и психического здоровья, а также с оптимизмом, самоэффективностью и удовлетворенностью собственной жизнью (Богомаз, 2008, с. 24). Поэтому «жизнестойкость следует рассматривать как системное психологическое свойство, возникающее у человека вследствие особого сочетания установок и навыков, позволяющих ему превращать проблемные ситуации в новые возможности» (там же, с. 25). То есть, как отмечает автор, жизнестойкость - это важный личностный ресурс, способствующий преодолению стрессов и достижению высокого уровня психического и физического здоровья (там же).

Вслед за этим Д. А. Леонтьев рассматривает жизнестойкость как черту, характеризующуюся мерой преодоления личностью заданных обстоятельств, а в конечном счете - степенью преодоления личностью самой себя (Леонтьев, 2002, с. 57). Большинством исследователей подчеркивается, что жизнестойкость как ключевая личностная переменная играет огромную роль в успешном противостоянии личности стрессовым ситуациям, которых немало в современной жизни.

Как видим, жизнестойкость рассматривается как определенная степень «живучести» (Л. А. Александрова), «отвага быть» (П. Тил-лих, по Л. А. Александровой), «действовать вопреки» (М. Хайдеггер, по Д. А. Леонтьеву), «способности преодоления самого себя» (Д. А. Леонтьев), «способность превращать проблемные ситуации в новые возможности» (С. А. Богомаз), «ключевой ресурс» (по С. Мадди). Добавим, способность выходить за пределы самого себя (по С. Л. Рубинштейну).

Таким образом, если рассматривать понятие жизнестойкости в рамках отечественной психологии, опираясь при этом на основополагающую субъектно-деятельностную концепцию С. Л. Рубинштейна, можно отметить, что жизнестойкость - это мобилизация душевных сил, способность выходить за пределы самого себя, становясь и реализуя свою человеческую сущность, одновременно изменяя, преобразуя себя самого и мир вокруг.

Закончить хотелось бы словами С. Л. Рубинштейна, которые лишь подчеркнут значимость жизнестойких убеждений в жизни человека: «Жизнь - это процесс, в котором объективно участвует сам человек. Основной критерий его отношения к жизни - строительство в себе и в других новых, все более совершенных, внутренних, а не только внешних форм человеческой жизни и человеческих отношений. Причины внутренней порчи человека, ржавения его души заключаются в измельчании жизни человека при замыкании его в ограниченной сфере житейских интересов и бытовых проблем» (Рубинштейн, 2003). Величайшее счастье, которое доступно человеку, - это проявление себя в деятельности, претворение своих замыслов в дело, это обогащение и расширение своего собственного бытия, это стремление быть создателем, творцом.

Литература

Александрова Л. А. О составляющих жизнестойкости личности как основе ее психологической безопасности в современном мире // Известия ТРТУ. Тематический выпуск «Гуманитарные проблемы современной психологии». Таганрог: Изд-во ТРТУ, 2005. № 7 (51). С. 83-84.

Богомаз С. А. Жизнестойкость человека как личностный ресурс совладания со стрессами и достижения высокого уровня здоровья // Материалы научно-практических конгрессов 4 Всероссийского форума «Здоровье нации - основа процветания России». 2008. Т. 2. С. 24-27.

Леонтьев Д. А. Личностное в личности: личностный потенциал как основа самодетерминации // Ученые записки кафедры общей психологии МГУ им. М. В. Ломоносова. Вып. 1 / под ред. Б. С. Братуся, Д. А. Леонтьева.

М.: Смысл, 2002. С. 56-65

ЛеонтьевД.А., Рассказова Е. И. Тест жизнестойкости. М.: Смысл, 2006.

Медведева Е. В. Взаимосвязь ценностно-смысловых ориентаций и жизнестойкости инвалидов // Материалы Всероссийской научно-практической конференции. 2008. Вып. 2. С. 172-177.

Рахимова Р.М. Молодежная политика вуза среднего города // Ежегодная научная конференция Сорокинские чтения. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2002.

Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание. Человек и мир. СПб.: Питер, 2003.

Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. СПб.: Питер, 2000.

Стецишин Р. И. Направленность личности и жизнестойкость: психологическое исследование // Вестник Адыгейского государственного университета. Майкоп, 2008. № 3. С. 35-47.

Maddi S. Hardiness: Operationalization of Existential Courage // Journal of Humanistic Psychology. 2004. Vol. 44. № 3. P. 279-298.

<< | >>
Источник: А.Л. Журавлев, В.А. Барабанщиков, М.И. Воловикова. Психология человека в современном мире. Том 1. Комплексный и системный подходы в исследованиях психологии человека. Личность как субъект жизненного пути (Материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения С.Л. Рубинштейна, 15-16 октября 2009 г.) / Ответственные редакторы: А. Л. Журавлев, В. А. Барабанщиков, М. И. Воловикова. - М.: Изд-во «Институт психологии РАН»,2009. - 334 с.. 2009

Еще по теме ЖИЗНЕСТОЙКОСТЬ КАК ВЫХОД ЗА ПРЕДЕЛЫ САМОГО СЕБЯ И РЕАЛИЗАЦИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ СУЩНОСТИ М. В. Логинова (Пенза), М. А. Одинцова (Москва):

  1. ЖИЗНЕСТОЙКОСТЬ КАК ВЫХОД ЗА ПРЕДЕЛЫ САМОГО СЕБЯ И РЕАЛИЗАЦИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ СУЩНОСТИ М. В. Логинова (Пенза), М. А. Одинцова (Москва)
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -