<<
>>

Мир Взрослых и Мир Детства: трансформация отношении как фундаментальный вызов современной эпохи


С. Л. Шалаева (Йошкар-Ола)
Всовременном обществе резко возрастает актуальность исследования различных проблем детства, что непосредственно связано с четким осознанием его роли в существовании и воспроизводстве на содержательном и функциональном уровнях социума и природы человека.
Продолжает увеличиваться поток исследований в этой сфере - от культурно- исторической психологии развития, этнографии детства и истории детства - к социологии детства, экологической психологии развития ребенка, социально-генетической психологии, социальной психологии детства, экологии детства и, в соответствии с духом времени, - виртуальной психологии детства. Большой эврис-тичностью в рассмотрении этих проблем обладает предложенная в культурно-историческом подходе идея связи ребенка со взрослым.
Детство - это период становления ребенка полноценным членом человеческого общества, это время самого бурного развития человека, которое невозможно без посреднической роли взрослого. Именно взрослый выступает посредником между ребенком и совокупностью социокультурных ценностей, установок, норм, которые определяют условия жизни данного общества и возможность нормально жить в нем. С этой точки зрения отношения взрослых и детей уместнее называть диадой, психологическим симбиозом, так как это - целостная система, форма организации совместной жизни и деятельности, которая и обеспечивает обеим сторонам процесс взаимной социализации.
Существование такого рода психологического симбиоза неоднократно подмечалось отечественными психологами. Так, Л. С. Выготский подчеркивал, что развивается не сам по себе изолированно взятый ребенок, а целостная система взаимодействия «ребенок-взрослый». Д. Б. Эльконин отмечал, что ребенок познает окружающий мир, строя его образ не своими руками, а руками и ногами взрослого человека. Он говорил также о том, что нет системы «дети и общество» -в этом словосочетании союз «и» выполняет не только соединительную, но и разделительную функцию, а потому теоретически правильным будет выражение «дети в обществе».
Можно сказать, что окружающий мир - это большое общество, состоящее из двух диалектически взаимосвязанных, влияющих друг на друга структур - Мира взрослых и Мира детства. Они взаимодополняют друг друга, не могут существовать друг без друга, помогая друг другу в социализации, обеспечивая своим присутствием и функционированием процесс наследования, передачи социально-исторической памяти, опираясь на которое общество и развивается как целостная структура. Но они и отрицают друг друга, и это отрицание заложено с самого начала противопоставления этих двух структур общества и объясняется их содержательным разнообразием. Отсюда всегда присущий межпоколенному общению «конфликт отцов и детей».
Взаимоотношения Мира взрослых и Мира детства - проблема столь же вечная, как и общество, эти отношения имманентно присущи любому «живому» социуму и они небеспроблемны - сложны и противоречивы, доходя порой до явной парадоксальности (Шалаева, 2006,
с. 175-177).
Современное измерение диалектики этих отношений многие исследователи склонны во все большей степени видеть как нарастание конфликтности и кризисности, все более непредсказуемых по своим последствиям.
Тяжесть проблемы «отцов и детей» сегодня нарастает и начинает принимать превращенные формы. Сложность и противоречивость этих взаимоотношений в современном обществе начинает осознаваться и обозначается как «уникальная социальная ситуация развития современного детства» (В. В. Абраменкова), «технологизация мира детства» (С. Л. Шалаева) и т. д.
По нашему мнению, существует целый комплекс причин, вызывающих эти последствия, к основным из которых, стоит отнести следующие:
1. В прошлом новое поколение было по численности всегда больше предыдущего. Сегодня наблюдается обратная тенденция - меняется возрастная структура общества. Уменьшается доля детей и молодежи, увеличивается доля пожилых людей. По сообщению министра образования РФ А. Фурсенко, если в 2000 г. в России было около 21 миллиона школьников, то в 2006 г. их уже всего 16 миллионов. Доля детей в возрасте до 15 лет в общем количестве россиян сократилось с 23% в 1990 г. до 15% в 2005 г. (Селезнев, 2006). Старение населения, меньший динамизм более старших возрастных групп будет порождать существенные расхождения между поколениями в вопросах общественных и культурных нововведений и подталкивать молодое поколение к выбору более экстремальных форм убеждения становящегося все более консервативным мира взрослых. Проявление этого феномена мы уже наблюдаем в росте неофашизма в России и Европе, росте радикализма молодежи во Франции, бунтах «гарлемной» молодежи во Франции, Германии, Голландии и т. д. В ряду этих процессов - серия «цветных» революций на постсоветском пространстве на Украине, в Молдове, Киргизии и вновь очень ярко - в Молдове, а еще раньше в Болгарии, Сербии и других странах Восточной Европы, главным инструментом, движущей силой которых стали протестные настроения молодых поколений.
2. Системный кризис, охвативший общество, не может не затронуть и семью как важнейший социальный институт. Кризис традиционной формы семьи проявляется в структурном и функциональном аспектах:
Растет число разводов (распадается более 50% браков).
В российском обществе сегодня более 30% неполных семей.
Увеличивается количество незарегистрированных браков. По статистике незарегистрированным в России является каждый второй-третий брак людей в возрасте до 20 лет, каждый пятый - в возрасте до 24-х. Среди тех, кто старше 25 лет каждый десятый не намерен регистрировать свой брак. 80% таких браков распадается (Иванова, 2008).
Около половины российских женщин рожают своего первого ребенка не вовремя. А. П. Милованов (2006), доктор медицинских наук, член-корреспондент РАЕН, зав. лабораторией патологии женской репродуктивной системы ГУ НИИ АМН России, подчеркивает: «Сейчас среди женщин репродуктивного возраста сложилась парадоксальная ситуация. Возникли своего рода два полюса: рожают либо до наступления необходимой зрелости, либо на границе репродуктивного возраста. В 20 лет женщина либо учится, либо ищет работу. Семью и более или менее устойчивое положение женщина обретает к 25-26 годам. К этому времени у большинства за спиной оказываются 2-3, а то и более абортов. Из 40 миллионов женщин репродуктивного возраста бесплодны более 6 миллионов, т. е. каждая пятая женщина не способна стать матерью» (Букин, 2006, с. 5).
Растет бездетность семьи по объективным причинам, в связи с ухудшением репродуктивного здоровья населения (сегодня в России 15% семейных пар, т. е. 5 миллионов семей бесплодные) (Бирючева, 2007), а также субъективным, когда пара делает сознательный выбор в пользу бездетности и подводит под это глобальную теоретическую базу (течение childfree).
Сокращается число детей в семьях. Половина семей в стране не имеет детей, 34% имеют одного ребенка, 15% - двоих детей (Азарина, 2008). По мнению специалистов, появление ребенка в семье автоматически понижает ее материальный статус. В нашей стране каждая вторая семья с одним ребенком живет ниже прожиточного минимума, среди семей с двумя детьми таких уже 65%, с тремя - 85% (Шило, 2006). Происходящий сегодня мировой финансовый кризис наверняка увеличит эти показатели.
Резким изменениям подвергается процесс общения родителей и детей. И здесь тоже видны два полюса, с одной стороны, недостаток внимания, равнодушие, приводящие к деприва-ции, с другой, нарастающая волна насилия. По данным Генпрокуратуры в России ежегодно от рук родителей погибают до двух с половиной тысяч детей (Доклад Совета Федерации «О положении детей...», 2006). Особые грани этой проблемы можно зафиксировать в современном западном обществе. Здесь особо обращает на себя внимание политика двойных стандартов, развитая в американском обществе, в отношении контроля и наказания преступлений родителей против приемных детей, например, детей из России и стран третьего мира. Усыновленный ребенок все чаще рассматривается приемными родителями в качестве семейной игрушки, средства государственных субсидий и подъема своего статуса в обществе.
Даже психологическое насилие, когда ребенок жертвует своими насущными потребностями и чувствами в угоду ожиданиям или страхам родителей, известный психолог Дж. Боулби называет «патогенным родительским воспитанием» и подчеркивает, что мир для таких детей становится двусмысленным, неопределенным и всегда опасным, а ребенок, обойденный вниманием родителей, постоянно ищет острых ощущений. Не отсюда ли нарастающий вал интереса современной молодежи к экстремальным видам развлечений - дайвинг, рафтинг, парасалинг, параглайдинг, геокэшинг (поиски кладов), уличные или ночные гонки, паркур и др.? Очевидно, именно поэтому линейка туристических предложений включает в себя услугу «Активный, экстремальный отдых», пользующуюся сегодня немалой популярностью.
Случаи прямого насилия заставляют ребенка либо жить в ожидании очередного насилия, становясь жертвой и провоцируя на агрессивность по отношению к нему, либо в самом ребенке накапливается внутреннее напряжение, озлобленность, грубость и уже собственная агрессивность. И возникает то, что специалисты называют «кольцом насилия». Не здесь ли истоки роста моды на хеппи-слэппинг (видеосъемок избиения сверстников и размещения их в Интернете) и растущая преступность в детской среде? По данным министра внутренних дел Р. Нургалиева, за 11 месяцев 2006 г. в России совершили преступления 135 тысяч несовершеннолетних, тем самым подводя нас к выводу: каждый десятый преступник в России - подросток (Селезнев, 2007).
Выделенные нами причины объясняют изменяющиеся взаимоотношения Мира взрослых и Мира детей и указывают на наличие и отчасти причинную обусловленность взаимоотчуждения детей и родителей, разрушения этого многими веками существующего симбиоза.
В рейтинге социальных институтов, на фоне кризиса семьи и распада детского сообщества, на 1 место выходят средства масс-медиа, которые активно вторгаются в интимный мир личности и пропагандируют гедонистическое отношение к жизни, закрепляют состояние бездумного потребительского отношения к искусству, потреблению вещей (Шалаев, 2005; Шалаев, Шалаева, 2007). Масс-медиа принадлежит особая роль в мистификации массового сознания, манипулировании им, порождении мифов и иллюзий, симуляторов - всего того, что определяется как «ложное сознание». В этих условиях передача социокультурного опыта идет уже не от старших поколений к младшим, «из рук в руки», а опосредуется информационной средой, прежде всего, через экранную плоскость.
Дети отражают, повторяют и воспроизводят в себе общую атмосферу становящейся глобальной цивилизации потребления, устремленной к индивидуальному успеху, культу телесного над духовным, кристаллизуя в своем воспитании ценности потребительства, индивидуализма, прагматизма, эгоизма, доминирующих над способностью к суждению, альтруизмом, обществом как ценностью, творчеством, традиционной моралью в целом. Дети во все большей степени становятся плацдармом победы технологизма и инструментализма над гуманитарностью и духовностью (Шалаева, 2005).
Либерализация отношений взрослых и детей, а также идеи дето-центризма, широко распространившиеся в XX в., ослабили контакты между поколениями, возвели детство и его черты на пьедестал референтности. Психологи заговорили о синдроме Питера Пена у взрослых людей, а в Мире взрослых распространяется джейнизм как социальная установка на высокую оценку молодости, моду «быть молодым» и дискриминацию пожилых людей. Начинает распространяться модная техника движений - метод Фельденкрайза (фельден-крайз), предназначенная для восстановления взрослым человеком естественной грации и свободы движений, которой обладают все маленькие дети, чтобы двигаться с минимумом усилий и максимумом эффективности.
В 1988 г., когда впервые была переведена на русский язык и издана работа «Культура и преемственность» Маргарет Мид, с трудом верилось в возможность прихода префигуративной культуры взаимоотношений взрослых и детей. Сейчас ее слова, написанные еще в 60-х годах XX в., поражают гениальностью предвидения: «Сегодня же вдруг во всех частях мира, где все народы объединены электронной коммуникативной сетью, у молодых людей возникла общность опыта, того опыта, которого никогда не было и не будет у старших. И наоборот, старшее поколение никогда не увидит в жизни молодых людей повторения своего беспрецедентного опыта перемен, сменяющих друг друга. Этот разрыв между поколениями совершенно нов, он глобален и всеобщ.
Сегодняшние дети вырастают в мире, которого не знали старшие, но некоторые из взрослых предвидели, что так и будет. Те, кто предвидел, оказались предвестниками префигуративной культуры будущего, в которой предстоящее неизвестно» (Мид, 1988, с. 361).
Жутковатое предсказание сбывается? Феномен детства, определяющий будущее любого общества, становится ноуменом современной эпохи глобализации и постмодернизма. Социальный субъект детства в этой ситуации становится субъектом без социокультурной почвы, приобретая характер ризомы, явно неопределенной в своих внешних границах и совершенно непонятной по своей сущности.
К сожалению, конфликтность отношений двух социокультурных миров в одном обществе продолжает нарастать. Специфика этой конфликтности в том, что ситуация становится все более неконтролируемой и непредсказуемой по своим последствиям. В ней особое место и все усиливающуюся роль приобретают процессы хаотического и случайного характера. Их конкретное воплощение чрезвычайно трудно описать в общепринятых понятиях, на основе сложившихся научных парадигм описания социальной реальности и управления ею.
Тем самым к числу наиболее существенных и фундаментальных вызовов человечеству в ближайшую глобальную эпоху можно отнести проблему гармонизации межпоколенных отношений. В противном случае порожденная человечеством в эпоху глобального общества и высокого материального потребления глобализационная форма детства и связанные с ней социальные последствия (технологизация мира детства, индивидуализация поколений и индивидов, их нарастающий эгоизм и, как следствие, рост социокультурных дистанций, потребительство поколений, дозированное родительство и т. д.), могут стать фатальными для порождаемой глобализацией формы культуры и цивилизации.
Детство, рожденное цивилизованным человечеством на вершине его глобального развития, принимая превращенные формы, способно при определенных условиях выступить решающим фактором завершения человеческой истории. Любая малая флуктуация в ситуации внутренне неустойчивого, нестабильного общества может стать решающей для продления человечества. Данный вызов тождествен вопросу сохранения человеческой цивилизации в ее состоявшейся форме, а потому одной из центральных задач активно развивающегося научного знания становится фиксация проблемы межпоколенных отношений и ее практического освоения на основе принципа гармонизации.
Литература
Абраменкова В. В. Социальная психология детства: развитие отношений
ребенка в детской субкультуре. М.-Воронеж: МОДЭК, 2000. Азарина Н. Подвиг, которого не заметили // Семья. 2008. № 36. С. 11. Бирючева О. «Он снится мне каждую ночь...» // Марийская правда. 20 ноября
2007. С. 9.
Букин А. Рожать надо вовремя // Семья. 2006. № 24. С. 4-5.
Доклад Совета Федерации «О положении детей в Российской Федерации»
(в изложении) // Парламентская газета. 2006. 2 июня. С. 1-2. Иванова Н. Гражданский брак не сдает позиции // Семья. 2008. № 20. С. 7. Мид М. Культура и мир детства // Избр. произведения. М.: Наука, 1988. Селезнев В. Детей в России стало меньше // Семья. 2006. № 10. С. 1. Селезнев В. Нищие дети // Семья. 2007. № 6. С. 2.
Шалаев В. П. Синергетика социального управления. Йошкар-Ола: МарГТУ,
2005.
Шалаева С. Л. Детство в ситуации постмодерна // Ученые записки Казанского государственного университета. Сер. Гуманитарные науки. Кн. 1. Казань,
2006. Т. 148. С. 169-182.
Шалаева С. Л. Социально-онтологический статус в системе общества // Йошкар-Ола: МГПИ, 2005.
Шалаев В. П., Шалаева С. Л. Феномен детства в контексте бифуркационной природы социальных революций (синергетический аспект) // Детство в глобальном информационном пространстве // Материалы Международной конференции «Конфликт поколений в контексте информационной глобализации». СПб.: Изд-во Политехнического ун-та, 2007.
С. 383-388.
Шило О. Катастрофа в «стране детства» // Семья. 2006. № 22. С. 4-5.

<< | >>
Источник: А. Л. Журавлев. Психология человека в современном мире. Том 5. Личность и группа в условиях социальных изменений (Материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения С.Л. Рубинштейна, 15-16 октября 2009 г.) / Ответственный редактор - А. Л. Журавлев. -М.: Изд-во «Институт психологии РАН»,2009. - 400 с.. 2009

Еще по теме Мир Взрослых и Мир Детства: трансформация отношении как фундаментальный вызов современной эпохи:

  1. Р. С. Лаво ХРИСТИАНСКАЯ КУЛЬТУРА КАК ОСНОВА ИНТЕГРАЦИИ АССИРИЙЦЕВ в СОВРЕМЕННЫЙ ГЛОБАЛИЗИРУЮЩИЙСЯ мир
  2. Мир существует, пока того желает Бог. Мир преходящ, а человек вечен.
  3. Глава 2 МИР ЧЕЛОВЕКА - МИР ИСТОРИИ
  4. В. ЯВЛЯЮЩИЙСЯ МИР И В СЕБЕ СУЩИЙ МИР
  5. КОНЦЕПЦИЯ ВЕЩАНИЯ ТЕЛЕРАДИОКОМПАНИИ «МИР БЕЛОГОРЬЯ» И. В. Федорова ТРК «Мир Белогорья»
  6. 2. СОВРЕМЕННЫЙ МИР В ЗЕРКАЛЕ СОЦИАЛЬНОФИЛОСОФСКОЙ РЕФЛЕКСИИ
  7. РЕАЛИСТИЧЕСКИЕ ИДЕИ И СОВРЕМЕННЫЙ МИР
  8. Мир как Зеркало Сердца
  9. Аспекты исследования современного профессионала с позиции концепции С. Л. Рубинштейна «человек и мир»
  10. 6. Установка индуизма. Мир, как противоречие
  11. Как Россия и мир отреагировали на войну
  12. «ЖИЗНЕННЫЙ МИР» СУБЪЕКТА КАК ПРЕДМЕТ ИССЛЕДОБАНИЯ
  13. Мир политического как объект политико-философской рефлексии
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -