<<
>>

Некоторые характеристики личности будущих музыкантов-исполнителей как субъектов профессиональной деятельности

С. А. Гильманов (Ханты-Мансийск)

Профессия музыканта требует долговременной и упорной подготовки, обладает очень специфическим и вариативным содержанием, но тем не менее имеет достаточно массовый характер.

Культурная роль деятельности музыканта-исполнителя обусловлена тем, что она непосредственно связана с воссозданием произведений, через которые реализуется музыка как искусство, создается, возрождается и воспринимается художественный образ. Можно сказать, что в руках музыканта-исполнителя - инструмент поддержания духовного, эстетического единства людей, он сам и музыка, которую он несет другим, - средство сохранения и развития культуры. Г. А. Орлов справедливо отмечает: «Ни музыка, ни воспринимающий ее субъект не обладают автономным существованием. Чувственный образ музыки, ее структуры и духовные смыслы - все это плоды деятельности субъекта, сформированного коллективным и личным опытом определенной культуры» (Орлов, 1992, с. 223). Поэтому изучение качеств личности музыканта, особенно музыканта-исполнителя, как субъекта профессиональной деятельности для психологии является одной из важных задач.

Актуальность этой задачи усиливается и в связи с тем, что процессы глобализации в экономической, информационно-коммуникативной, политической, собственно культурной жизни человечества, включая и формы существования науки, искусства, религии, кардинальным образом меняют условия бытия и деятельности личности в общении, отношениях, в мире, в профессии, в быту. Это в полной мере относится к музыке, к личности и деятельности музыкантов.

Исследователи отмечают бурно протекающую с конца 80-х годов прошлого века «цифровую революцию» в музыке, которая выражается в многократно возросших возможностях распространения записанных на электронные носители произведений, в росте числа и разнообразия устройств для качественного воспроизведения музыки в любых условиях и, наконец, в том, что любой человек, обладая базовыми знаниями в пользовании программным обеспечением, сегодня может «создавать собственную музыку или полностью изменить любую пьесу (так же как может, что часто и делает, пересочинить любимые пьесы)» (North, Hargreaves, 2008, р.

1-2). В результате глобализации в современной музыкальной культуре происходят лавинообразные изменения: невиданное смешение жанров и стилей музыки, появление новых форм музыкальных произведений, новых средств выразительности и языковых средств музыки, изменение способов ее использования в жизнедеятельности человека и общества. Глубокие изменения коснулись и музыкального творчества. Создание произведения происходит в студии сегодня коллективно, в нем принимают участие не только композитор и музыканты, но и программисты, звукооператоры, дизайнеры и т. п.; «записываются разные версии, которые сильно отличаются от тех, что слышит публика» (Sawyer, 2006, p. 228). Изменились и сами виды музыкальной публики, ситуаций и форм взаимодействия с музыкой (например, постоянно возрастает использование функциональной и так называемой back-музыки, классические мелодии звучат из мобильных телефонов и т. п.). Само понятие профессионализма в области музыки претерпевает существеннейшие трансформации. Синтезаторы звуков, проникнув в массы в виде музыкальных инструментов (клавишных, струнных и пр.), позволяют сегодня одному человеку исполнять музыкальные произведения, имитируя звучание целого оркестра. Многие композиторы электронной музыки «не умеют играть на музыкальных инструментах, не могут даже читать ноты» (Sawyer, 2006, p. 228).

Поэтому мы считаем актуальным рассмотрение личностных особенностей будущих музыкантов-исполнителей с точки зрения их ценностных и мотивационных установок, разворачивания планов и сценариев профессиональной деятельности с учетом специфики профессии, социальной ситуации, факторов, влияющих на выбор профессии и характер деятельности в ней. При этом и в социальном, и в личностном плане важным представляется обращение к рассмотрению личностных качеств тех, кто готовится стать музыкантами, -к студентам профессиональных образовательных учреждений, так как именно готовящиеся стать профессионалами, чуткие к веяниям времени, вырабатывающие профессиональные установки и ценности молодые люди - это будущие хранители и творцы музыкальной культуры, определяющие и формирующие тенденции ее развития.

Направления изменений характеристик субъектов профессиональной музыкальной деятельности позволяет вычленить те аспекты, которые нужны при модернизации образования в области искусства.

В качестве основ исследования мы опирались на методологическое наследство С. Л. Рубинштейна, включая его концепцию единства личности, сознания и деятельности, идеи о взаимосвязи природного и социального в человеке, о жизненном пути и способе жизни личности, о качествах личности как субъекта деятельности, активно развиваемые и конкретизируемые в трудах его учеников и последователей (К. А. Абульханова-Славская, А. В. Брушлинский, А. Л. Журавлев, В. В. Знаков, Е. А. Сергиенко и др.). Поэтому при подходе к определению характеристик музыканта-исполнителя мы опирались на представления о том, что личность может рассматриваться как организатор времен трех масштабов, трех экзистенциальных пространств: пространство организма (схема тела), включающее особенности нейрофизиологических, психофизиологических (темпераментальных) скоростей, темпов, ритмов, скоростей и амплитуд движения и т. д.; пространство человеческой деятельности, имеющей свою временную архитектонику, специфическую организацию, «в котором личность в качестве субъекта связывает объективно разобщенные во времени и пространстве объекты и явления, придает им свою временную целостность и цикличность»; пространство всей жизни субъекта, выражающего способность личности к организации жизни, понятия «жизненная позиция», «линия» (Абульханова, Березина, 2001, с. 22-25).

Исходя из этого мы выделили в характеристиках личности: специфику организации своих телесных программ (основанную на таких особенностях исполнительской деятельности музыканта, как построение навыков исполнительских движений, наличие и богатство синестезии, импринтинговых переживаний при взаимодействии с художественными образами); специфику организации профессиональной деятельности (включая планирование и организацию профессионального пути, выбор музыкального инструмента, приверженность профессии, отношение к «цифровой революции» в музыке); особенности линии жизни (система влияний при начале занятий музыкой, при выборе профессии, отношение к жанрам и видам музыки, эстетические и художественные ценности и убеждения).

Для выделения динамической стороны характеристик личности музыкантов нам представилось интересным сравнение таких характеристик у студентов в прошлом и настоящем.

Особо мы выделили такую сторону личностных характеристик музыканта, как особый характер единства трех пространств, связанный с тем, что именно чувственность, пронизывающая искусство и входящая в плоть художественного образа, формирующего музыкальное произведение, обусловливает прямое «замыкание» организации линии жизни с телесной организацией пространства жизнедеятельности. При этом мы отталкивались от того, что С. Л. Рубинштейн видел в чувственности важнейшую, онтологическую задачу искусства: «Так происходит выявление звука по всем существенным параметрам, по которым он определяется в музыке. В этом состоит основная «онтологическая» задача искусства: проявить явление в его сущности, обнаружить существенное в явлении как данное на его чувственной поверхности, в его чувственной форме» (Рубинштейн, 2002, с. 401). Это, по нашему мнению, обусловливает большую роль природных задатков (и не только слуховых в виде тонкости звуковысотного различения) в освоении и выполнении профессиональной деятельности. Синестезический ансамбль ощущений зачастую обусловливает впечатленность музыкой уже в раннем детстве, влияя на стремление стать музыкантом. У исполнителя музыки в ходе взаимодействия с произведениями формируются особые, интимные отношения с мелодическим, гармоническим, ритмическим движением музыкальной ткани, с моторной сферой, обеспечивающей технику исполнения. Мы предположили, что у тех исполнителей, которые демонстрируют хорошие музыкальные способности и достигают высокого профессионального уровня, смысловые установки (на искусство), целевые установки (на профессиональную деятельность) должны значимо коррелировать с четко выраженным отслеживанием последовательности построения исполнительских движений (что может выразиться в умении описать моменты овладения навыком, характер чувствований и переживаний исполнительских движений в том или ином произведении и т.

п.), с наличием импринтинговых впечатлений и воспоминаний, с богатством синестезических проявлений в ощущениях как при слушании, так и при исполнении музыки.

Исследовательский материал был получен нами в процессе преподавания учебных дисциплин «Психология и педагогика», «Музыкальная психология» в Тюменском училище (ныне колледже) искусств и в Ханты-Мансийском филиале Российской академии музыки имени Гнесиных при написании студентами рефлексивных сочинений (об их содержании и характере см. Гильманов, 1996).

Для анализа мы отобрали 59 сочинений студентов училища и 59 - студентов академии. Такой объем выборки был обусловлен ориентацией на выдерживание состава выборочной совокупности по инструментам (отобрано в каждой выборке определенное число кларнетистов, трубачей, струнников, пианистов и др.) и ограничениями, вызванными разными формами постановки вопросов, типов заданий и т. п. Не учитывались гендерные и возрастные различия, не учитывалось и то, что студенты представляли разные уровни профессионального образования - среднее и высшее. Мы посчитали, что в отношении субъектных характеристик профессионала относительная однородность выборки обеспечивается единством именно профессиональных характеристик, а вероятность суждений может быть достаточно высока при фиксации значительных расхождениях студентов во мнениях. Сочинения студентов Тюменского училища искусств охватывают 1987/88-1990/91 учебные годы, а Ханты-Мансийского филиала Российской академии музыки имени Гнесиных -2005/06-2008/09 учебные годы.

Анализ рефлексивных сочинений показал значительные отличия в характеристиках личности советских и современных студентов, касающихся линии жизни и организации профессиональной деятельности.

Произошло некоторое размывание приверженности к классической музыке. Если в прошлом классическую музыку считали ценнее всех других жанров 81,4%, (считали, что всякая музыка ценна 15,3%, отрицали ценность классики, считая, что будущее - за другими жанрами, - 3,3%), то для нынешних студентов эти цифры составляют соответственно 62,7%, 37,3%, и 0%.

Проявляется определенное равнодушие к классике, а не преклонение перед нею.

Однако если раньше начало занятий музыкой было связано с волей родителей, то среди современных студентов больше тех, кто захотел осваивать игру на музыкальном инструменте самостоятельно (28,8% и 44,1% соответственно). То же проявилось и при определении в профессии: раньше решение под влиянием родителей или сверстников решали стать музыкантами 55,9%, сейчас - 45,8%.

Еще одной особенностью нынешних студентов, которую выявляют беседы, является нежелание обсуждать проблемы музыки, проблемы интерпретации художественных произведений, проблемы собственного профессионального развития. Если прежние студенты активно высказывали свою позицию, интерес их к теоретическим аспектам музыки был высок, но нынешние не то что бы утратили этот интерес, но как бы поместили его в соответствующие «ячейки» своих действий и отношений. Как объяснил однажды один из студентов, проблемы интерпретации произведения существуют только внутри исполнительской деятельности, поэтому он будет их обсуждать с преподавателем по специальности, а в ситуациях вне работы за инструментом эти проблемы неинтересны, так как не связаны с жизненными устремлениями.

В отношении профессиональной деятельности бросается в глаза то, что у современных музыкантов готовность служения искусству выражена гораздо меньше, они прагматичнее в выборе видов профессиональной деятельности, больше ориентируются на материальную выгоду. Гораздо меньшее число человек ориентируется на возможность педагогической деятельности (в 80-е годы полную готовность заниматься педагогической деятельностью выразили 30,5%, в нынешнее время - 15,3%, а полное нежелание заниматься ею - 32,2% и 54,2 соответственно).

Увеличилась готовность совмещать в будущей деятельности классическую музыку с любыми другими жанрами. Уменьшилось число готовых быть музыкантом всю жизнь, увеличилось число тех, кто допускает возможность смены профессии и даже считает, что наверняка не будет музыкантом. Принимая во внимание, что выпускники - музыканты высочайшего уровня профессионализма, увеличившийся уровень прагматизма, готовность занимать место в поп-индустрии говорит об изменившихся профессиональных ценностях.

Студенты 80-х годов (из опрошенных около 14 человек работали музыкантами в ресторанах, в ДК, руководителями кружков и др.) практически все воспринимали работу в области легкой музыки как временную, выше ставили классику. Из современных работающих студентов (31 человек) больше половины не исключают, что работа в ресторане, в ДК, в других местах станет их основной работой (возможно, сказывается отсутствие в городе большого симфонического оркестра с постоянным штатом).

Сценарий профессиональной деятельности, раньше определенный, сегодня приобретает не только размытый, легковесный характер, но и зачастую сознательно «вытесняется» из числа актуальных проблем. Если студенты 80-х воспринимали скорее структурированным время освоения профессии, стремясь к достижениям в ней, то современные студенты структурируют скорее время достижения благосостояния, наступления некоторых вех личной жизни.

Заметна либерализация по отношению к роли компьютерно-электронных средств в исполнительской деятельности. Если будущие музыканты 80-х достаточно негативно относились к электронной музыке: 74,6% опрошенных считали, что «электронизация» лишает музыку ее живой сущности, то среди нынешних студентов так считают только 61,0%. Электронно-компьютерным средствам только вспомогательную, техническую роль отводили в прошлом 66,1%, 39,9% считали, что они способны выполнять только подсобную роль, ни один студент не считал, что компьютер может заменить живого музыканта. Сегодня ответы распределились соответственно: 39,0%, 57,6%, 3,4%. Думается, во многом это обусловлено тем, что в государственный стандарт подготовки современных профессионалов в области музыкального искусства включена дисциплина «Музыкальная информатика», в которую входит изучение электронных средств и информационных методов для музыкантов - современной технологической базы для всех видов профессиональной музыкальной деятельности. Будущие музыканты знакомятся с MIDI-технологиями, осваивают музыкально-интеллектуальный инструментарий: компьютерный нотный набор и редактирование, инструментовку и аранжировку с помощью программных секвенсоров, конвертирование файлов из секвенсора в нотный редактор и обратно.

Корреляционный анализ позволяет утверждать, что гипотеза о связи внимательности к процессу чувственного отражения произведений имеет достаточно высокую степень вероятности. Корреляционные связи между отмеченными ориентирами довольно высоки.

Смысловые установки на искусство имеют следующие коэффициенты корреляции с выделенными качествами:

отслеживание последовательности построения исполнительских движений = 0,77 (p < 0,05);

наличие импринтинговых впечатлений и воспоминаний = 0,67

(p < 0,05);

•              богатство синестезических проявлений = 0,54 (p < 0,05).

Целевые установки (на профессиональную деятельность) также связаны с указанными качествами статистически достоверно:

отслеживание последовательности построения исполнительских движений = 0,72 (p < 0,01);

наличие импринтинговых впечатлений и воспоминаний =

0,49 (p < 0,01);

•              богатство синестезических проявлений = 0,63 (p < 0,01).

Это свидетельствует о том, что несмотря на все изменения сущность характеристик личности, обеспечивающих художественное воспроизведение музыки, остается той же, а значит, и музыка будет продолжать свое влияние на человека и культуру.

Конечно, точность некоторых выводов, приведенных в нашей работе недостаточна, суждения, возможно, несколько категоричны. Однако мы считаем полученный материал довольно важным, ведь, как говорил С. Л. Рубинштейн, психология должна, «проходя через изучение функций, процессов и т. д., в конечном счете приводить к действительному познанию реальной жизни, живых людей» (Рубинштейн, 1989, т. II, с. 236-237).

Литература

Абульханова К. А., Березина Т. Н. Время личности и время жизни. СПб., 2001.

Гильманов С. А. Рефлексивные сочинения в преподавании музыкальной психологии // Музыкальное образование и подготовка учителя музыки: взгляд в XXI век (материалы III международной научно-практической конференции). М., 1996. С. 125-126.

Гильманов С. А. Роль учебной дисциплины «Музыкальная психология» в подготовке музыкантов-исполнителей // Музыкальное образование в XXI веке: опыт и перспективы: Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции. Ханты-Мансийск, 2007. С. 34-38.

Орлов Г. А. Древо музыки. Вашингтон-СПб.: H. A. Frager amp; Co, Советский композитор, 1992.

Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание. Человек и мир. СПб., 2002.

Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. В 2 т. Т. II. М., 1989.

North A. C., Hargreaves D. J. The Social and Applied Psychology of Music. New York: Oxford University Press, 2008.

SawyerR. Keith. Explaining creativity. The Science of Human Innovation. Oxford University Press, 2006.

<< | >>
Источник: А. Л. Журавлев, М. И. Воловикава, Л. Г. Дикая, Ю. И. Александров. Психология человека в современном мире. Том 4. Субъектный подход в психологии: история и современное состояние. Личность профессионала в обществе современных технологий. Нейрофизиологические основы психики (Материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения С. Л. Рубинштейна, 15-16 октября 2009 г.) / Ответственные редакторы: А. Л. Журавлев, М. И. Воловикава, Л. Г. Дикая, Ю. И. Александров. -М.: Изд-во «Институт психологии РАН»,2009. - 378 с.. 2009

Еще по теме Некоторые характеристики личности будущих музыкантов-исполнителей как субъектов профессиональной деятельности:

  1. 1.4. Уровень частаонаучных методов исследования
  2. I БОЛЬШАЯ ПРЕЛЮДИЯ ВРЕМЯ И ОПЫТ НИЧТО
  3. СОДЕРЖАНИЕ
  4. Некоторые характеристики личности будущих музыкантов-исполнителей как субъектов профессиональной деятельности
  5. 2.1. Креативные ресурсы региональных сообществ
  6. 4.2. Проектирование и развитие этнокультурно-коннотированных учреждений образования
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -