<<
>>

ОБЩЕНИЕ И РЕЧЬ

В качестве основного механизма возникновения социальнопсихологических явлений выступает общение. В результате его формируется личность, образуются малые группы и психология более широких общностей, а также происходят изменения различной степени сложности.

Механизмы возникновения и распространения социально-психологических явлений подразделяются на преднамеренно создаваемые (слухи) и стихийно возникающие (мода).

Сложная структура отношений между людьми включает множество элементов. Исходной клеточкой выступает простейшее восприятие — деревьев, людей, потоков информации. После того как человек или группа людей восприняли информацию, она анализируется и осмысляется. После этого наступает фаза общения с другими людьми по поводу сообщенной информации, например беседа. Она может завершиться совместными действиями, или взаимодействием, например, приятели после беседы решили пойти на дискотеку. Понятие социального взаимодействия является более широким, чем понятие «межличностные контакты» или «общение».

Надо различать два следующих понятия.

Коммуникация — технический процесс обмена информацией между двумя и более индивидами (либо группами). Когда мы говорим о коммуникации, нас прежде всего интересует то, как информация передается.

Общение — социально-психологический процесс взаимодействия двух и более людей по поводу сообщенного. Люди, в отличие от телефонного аппарата, не просто передают информацию. Они ее формируют, уточняют, развивают, искажают, переживают и реагируют на сообщенное.

В английском языке нет слова «общение». Там употребляется единственное слово — коммуникация (лат. communicatio, от

communico — делаю общим, связываю, общаюсь). Особого слова для выражения человеческой стороны коммуникации там нет, а у нас есть. Поэтому различать два понятия будем так: коммуникацию можно понимать как технико-информационный аспект общения, в то же время само общение можно трактовать как социально-психологический аспект коммуникации.

Общение может происходить только между двумя людьми (субъектами), а коммуникация — между живыми людьми (субъектами) и неживыми аппаратами (объектами).

Простейшая модель коммуникации включает пять элементов — источник информации, передатчик, канал передачи, получатель и назначение.

Соединить все элементы коммуникации попытался американский исследователь Г. Лассауэлл, построивший модель убеждающего воздействия средств массовой информации (СМИ) на аудиторию: кто передает информацию — что сообщается — кому предназначено сообщение — с помощью каких каналов они передаются — какой эффект трансляции.

В коммуникативном процессе партнеров называют коммуникатором (другое наименование — адресант) и реципиент (адресат). В интерактивном процессе (именно так называют ученые взаимодействие) партнеры называются акторами. Они обмениваются действиями, каждому предписана строго определенная роль, например работодателя и работника, продавца и покупателя. Их усилия направлены на достижение понятных целей, внутренним источником их деятельности выступают некие мотивы и потребности, причем у работодателя и работника, продавца и покупателя — разные.

Значимые другие — вот ключ, которым открывается тайна межличностных отношений. Это те знакомые или незнакомые люди, с мнением которых человек больше всего считается, перед кем он стремится прекрасно выглядеть, от кого он, возможно, зависит.

Со значимыми другими мы держимся подчеркнуто неформально. Не просто приветствуем кивком головы, но останавливаемся, расспра-

Формула СМИ Лассуэла

шиваем, стараемся понравиться или как минимум не испортить отношения. Мы знаем: с ними нам еще не раз придется взаимодействовать и в случае чего даже прибегнуть к их помощи. Они нам нужны, а не только приятны.

Кстати сказать, межличностные отношения далеко не всегда строятся на эмоциях — нравится или не нравится. В жизни все сложнее. Человек нам неприятен, но выгоден. И вот мы расплываемся в улыбке, старясь поддержать дружественную атмосферу. Улыбкой и добрыми словами мы нейтрализуем возможный вред, который это влиятельное лицо может нам нанести, если сочтет нас своим личным врагом.

Важнейшим компонентом взаимодействия — и социального, и межличностного — выступает взаимопонимание между участниками. Оно подразумевает понимание целей, мотивов, установок партнера. Понимание как правильное истолкование целей, мотивов, ролей партнера включает еще один аспект: принятие их как значимых, уважительное к ним отношение, согласие действовать в соответствии с ними, стремление разделить общие цели.

А ему предшествует восприятие человека человеком. Ученые называют его «социальной перцепцией». Они говорят о нескольких видах восприятия: один индивид может воспринимать другого индивида, принадлежащего к «своей» группе (1); другого индивида, принадлежащего к «чужой» группе (2); свою собственную группу (3); «чужую» группу (4). К этому списку добавляются восприятие группой своего собственного члена (5); восприятие группой представителя другой группы (6); восприятие группой самой себя (7); наконец, восприятие группой в целом другой группы (8).

Часто «восприятие другого человека» превращается в «познание другого человека». В процессе взаимодействия мы как бы «читаем» другого человека, расшифровываем значение его слов, намерений, замыслов, поступков.

А расшифровывая их, мы заглядываем «по ту сторону экрана», иными словами, стремимся узнать скрытый смысл слов и поступков. Для коммуникации как технического процесса такое совершенно не свойственно. Оно присуще только общению между людьми. Вглядываясь в скрытый смысл, мы по ходу дела додумываем то, что не видно и не слышно. Додумывание требует творческого акта. В результате у высказанной партнером мысли вроде бы уже не один, а два автора, точнее сказать, один автор и другой — соавтор.

Оказывается, человек — это миниатюрный театр со множеством актеров. В конце Х1Х в. Дж. Холмс, описывая ситуацию общения

неких Джона и Генри, утверждал, что в действительности в этой ситуации даны как минимум шесть человек: Джон, каков он есть на самом деле, Джон, каким он сам видит себя, Джон, каким его видит Генри. Соответственно три «позиции» со стороны Генри. Т. Ньюком и Ч. Кули усложнили ситуацию до восьми персон, добавив еще: Джон, каким ему представляется его образ в сознании Генри, и соответственно — то же для Генри.

Каждый из участников общения, оценивая другого, стремится интерпретировать его поведение, установить причины происходящего. В обыденной жизни люди часто недостаточно хорошо представляют себе действительные причины поведения того или иного человека. И тогда, в условиях дефицита информации, они начинают приписывать друг другу как причины поведения, так и иные характеристики. Анализ этих процессов осуществляется в рамках исследования каузальной атрибуции. Согласно Ф. Хайдеру, людям свойственно рассуждать таким образом: «плохой человек обладает плохими чертами», «хороший человек обладает хорошими чертами» и т. д. Идея контрастных представлений заключается в том, что когда «плохому» человеку приписываются отрицательные черты, сам воспринимающий человек по контрасту оценивает себя как носителя положительных черт.

Чего мы только не примешиваем к чужим словам? Собственные страхи и подозрения, злой умысел и неоправданные ожидания. Слушая другого человека, мы часто слышим вовсе не то, что он прямо говорит, а то, что в этот момент пробегает в нашем сознании. Получается, что мы слушаем сразу двоих — своего партнера и самих себя. И неизвестно, кого более внимательно. Мы пропускаем мимо ушей одно и запоминаем другое, придаем больше значения не смыслу, а тону, не словам, а намекам, не смыслу, а подтексту, не губам, а выражению глаз и т.п.

Общаясь с партнером, мы внимательно следим не только за его словами и действиями, но и за тем, как он реагирует и оценивает нас самих. Мы смотримся в другого как в зеркало, чтобы получше разглядеть себя. Отсюда возникла известная теория «зеркально

го Я» американского социолога Ч. Кули. Часто мы ищем компании лишь для того, чтобы показать себя, проверить правильность своих мыслей, своих оценок. Мы слушаем другого только для того, чтобы услышать, что он думает о нас. Сам по себе другой человек и его слова могут нас вовсе не интересовать. Пусть говорит, главное, как он ко мне относится, что думает обо мне, а стало быть, как поведет себя со мной в будущем и на что мне стоит рассчитывать.

Если партнер относится к числу значимых других, то нам не безразлично, какого он мнения о нас. Узнав его оценку, мы стремимся откорректировать ее: плохое мнение о себе исправить на хорошее, плохой поступок загладить хорошим. Познавая другого, мы познаем себя. И не просто познаем, но исправляем, перестраиваем поведение.

Межличностное общение и взаимодействие заходит еще дальше. Слушая другого, мы стараемся не пропустить смысл сказанного, одновременно разузнать его мнение о себе, тут же откорректировать ее в лучшую сторону. Одновременно мы мысленно ставим себя на его место, и смотрим на себя его глазами. Мы воображаем, а каким он должен увидеть меня, будь я на его месте. Мы можем поставить и его на свое место, вообразив то, каким я должен ему показаться, произнося эти слова и совершая эти поступки.

Кроме того, мы стараемся вжиться в его ситуацию, его «болячки» и заботы, сочувствуя ему, проявляя жалость, прощая его жесткость или холодность и одновременно ловим себя на том, какой я хороший, что простил его и понял его проблемы.

Вступая в социальное взаимодействие, мы делаем это с определенным намерением, например, обмануть, отделаться, привести в замешательство, ввести а заблуждение, вызвать вражду, нанести оскорбление. Наше намерение как бы задает интенциональность будущего акта общения, т.е. направленность, генеральную стратегию и тон. Мы выстраиваем общение или действие с другим человеком — любовником, соперником, соседом, начальником — в зависимости от этого намерения. Это тот замысел, та общая идея, которая определяет детали и последовательность сцен в сценарии происходящего взаимодействия.

Человек не пишет заранее сценарий каждого конкретного акта взаимодействия. Это невозможно и не нужно. Их чрезвычайно много и подготовиться к каждому практически нельзя. Заранее мы готовим скорее подмостки будущего представления, т.е. создаем такие объективные условия, которые позволили бы ходу пьесы протекать в максимально выгодном для нас направлении.

В таком случае вся жизнь превращается в сценические подмостки и постоянные репетиции. Мы продвигаемся по службе и повышаем свой статус для того, чтобы любой акт социального взаимодействия вести с более благоприятной для себя позиции. Всеми силами мы стремимся произвести на окружающих благоприятное впечатление, нередко выдумывая то, чего в действительности нет. Девушки рассказывают знакомым о бесчисленных толпах ухажеров, офицеры — о страшных битвах, в которых им довелось участвовать, чиновники — влиятельных покровителях, с которыми они якобы дружат. Подобная преамбула перед общением или взаимодействием с другим человеком ставит вас на ступеньку выше, дает определенные преимущества в разговоре. Он подает себя таким образом, чтобы окружающие, составив о нем выгодное для него мнение, добровольно начали действовать в соответствии с его планами.

Исследования показывают, что привлекательность информации складывается из доступности языка сообщения, личностной значимости темы, эмоциональности окраски информации.

К межличностным барьерам коммуникации относят: различия в восприятии (люди могут интерпретировать одну и ту же информацию по-разному в зависимости от личного опыта, культурных, религиозных традиций), семантические барьеры (слова могут иметь различное значение для разных людей), невербальные преграды (различная интерпретация интонации, жестов), неумение слушать. В число организационных барьеров коммуникации входят: искажение сообщений (сознательное и несознательное), информационные перегрузки, неудовлетворительная структура организации. Исследования доказывают, что 55% сообщений воспринимается через выражение лица, позы и жесты, а 38% — через интонации и модуляции голоса. Отсюда следует, что всего 7% остается словам, воспринимаемым получателем, когда мы говорим[21]. Часто проблема состоит во взаимном несоответствии активного словаря коммуникатора и коммуниканта, а также наличии паразитных звеньев на пути кодирования сообщения, с одной стороны, и аналогичных элементов при декодировании сообщения коммуникантом — с другой, особенно при восприятии последним вторичных сообщений или неформальных источников информации (слухов).

Совокупность каналов, по которым осуществляются коммуникации в организации, образует коммуникационную структуру. Такие структуры можно разделить на три типа: открытые, замкнутые и комбинированные. В открытой коммуникационной структуре информационные каналы имеют конечные звенья, т.е. связанные только с предыдущим звеном, и информации дальше двигаться некуда. В замкнутой коммуникационной структуре все звенья имеют два и более взаимосвязанных информационных каналов. На практике чаще всего, особенно в крупных организациях, применяются комбинированные структуры.

Средством общения выступает язык. Человеческий язык сложился на основе психофизиологических возможностей, заложенных в биологической природе человека. Устройство мозга, органов слуха, гортани определяют количество различаемых звуков речи (фонем), способы их сочетания, длину слов и фраз.

Но реализация и развитие языковой способности происходит у людей только в условиях общения. Наблюдения над детьми, по каким-либо причинам оказавшимися вне человеческого общества (например, так называемые «Маугли» — дети, потерявшиеся в лесу и выросшие среди обезьян, волков и т.д.), показали, что они не умеют говорить и научиться речи, по-видимому, не могут. Поэтому он хотя и имеет биологические предпосылки, но является по своей сущности социальным феноменом1.

В среднем взрослый человек использует для ежедневного общения около 3 тыс. слов. Однако его словарный запас состоит примерно из 20 тыс. слов. Чем больше словарный запас человека, тем выше вероятность того, что он преуспевает в жизни. Американский педиатр Сюзен Канизарес, опубликовавшая ряд книг о том, как научить ребенка читать, считает, что чем больше ребенок знает слов, тем выше вероятность того, что ребенок быстрее начнет читать и писать, ему будет легче учиться в школе и в результате из него вырастет человек с высоким интеллектом. По подсчетам Канизарес, в возрасте 2—3 лет ребенок знает 50—300 слов. В возрасте 3—4 лет словарный запас увеличивается до 500—1,2 тыс. слов. С 4 до 5 лет он возрастает до 1,5—2 тыс. слов. После достижения шестилетнего возраста среднестатистический ребенок знает более 6 тыс. слов[22] [23]. Канизарес считает, что для того, чтобы расширить словарный запас ребенка, его родители прежде всего должны сделать свою речь как можно более богатой и выразительной. Кроме того, не стоит забывать, что ребенок нуждается в том, чтобы с ним часто болтали и вежливо поправляли допускаемые им неточности.

Общение между людьми происходит в нескольких основных формах. В зависимости от средства передачи информации различают два вида общения: речевое — при помощи слов и звуков, неречевое — при помощи мимики и жестов.

Человечество изобрело множество видов и способов коммуникации. Это устный и письменный язык, искусственные языки типа азбуки Морзе, языка компьютерного программирования, а также технические виды связи: радио, телеграф, телевидение. Искусственные помощники человека существенно превосходят естественных.

Человеческая речь, т.е. звуковой язык — это система фонетических знаков, включающая два элемента: лексический и синтаксический. Разговорный язык за сотни тысяч лет усовершенствовался по своему содержанию, но по техническим способам произнесения звуков он остался практически тем же. Хотя содержательный прогресс человеческой речи очевиден: усложнились грамматика и семантика языка, приемы ораторского мастерства, языки многих народов прогрессировали в сторону большего благозвучия, выразительности, разнообразия.

Речь является самым универсальным средством общения в человеческом сообществе. Считается, что благодаря ей менее всего теряется смысл сообщения. В зависимости от характера и содержания сообщаемой информации выделяют следующие формы общения: служебное (деловое), повседневное (бытовое), убеждающее, ритуальное, межкультурное (межэтническое) и др.

Аффективно-оценочная информация может направляться вовне, как в случае публичной критики оппонента или распускания слухов, либо на самого себя. Тогда она называется самоанализом. Мы им пользуемся очень часто, критикуя самих себя за совершенную ошибку, упущенный шанс, неправедный поступок.

Выражение положительных чувств в отношении другого человека помогает установить с ним близкие отношения: коммуникатор и реципиент дают знать, что высоко ценят друг друга. Напротив, выражение отрицательных чувств позволяет избавиться от надоедливого человека, пригрозить противнику, заставить его отступить и т.д. При этом словесный текст перемежается с жестовым: нахмуренные брови, сжатые кулаки, агрессивная жестикуляция.

У человека как социального существа глубоко укоренена потребность в живом общении, одна в современном урбанизированном обществе, где главную роль стали играть технические средства общения, зона личных контактов постоянно сокращается.

За последние пять-семь лет 75% опрошенных стали реже встречаться с друзьями. Причины, по которым люди и они сами, предпочитают или вынуждены проводить свободное время в изоляции от близких друзей и родных, заключаются в следующем: для 87% опрошенных это чрезмерная занятость, нехватка свободного времени, 56% кроме того указывают на усталость и переутомление; для 40% респондентов серьезной помехой для организации встреч является материальная стесненность и отсутствие соответствующих средств[24].

Как показывают те же исследования, чаще других вне служебных и деловых отношений общается сегодня молодежь и домохозяйки. Из всех опрошенных (представители среднего класса) ежедневно встречается с друзьями без специального на то повода 31% респондентов, раз в неделю — 34% опрошенных, 16% встречаются с друзьями один—два раза в месяц, а у 19% — еще реже. Средний класс, в силу своей занятости, не испытывает потребности чаще видеться со своими друзьями и родственниками. Половина опрошенных считают, что общение без цели и дела им просто не нужно, 1/4 вполне удовлетворена и редкими (раз в месяц) контактами. Жажда общения больше наблюдается у женщин, мужчины же относятся к проблеме общения более индифферентно.

Дефицит живых контактов восполняется при помощи разговоров по телефону. Хотя телефонная связь снижает степень эмоциональной вовлеченности в разговор, но она служит одновременно самым быстрым и удобным средством общения, порой единственным при пространственной отдаленности абонентов: около 70% опрошенных ведут личные телефонные разговоры ежедневно, 1/4 — 2—3 раза в неделю.

Замечено, что чем старше возраст, тем сильнее тяготение человека к объективной информации, и наоборот. Поэтому можно сказать, что детство — это по преимуществу мир аффективно-оценочной информации. Объясняется это тем, что в этом возрасте мы очень зависимы и менее защищены, мы нуждаемся в постоянной эмоциональной поддержке, дружеской и материнской опеке. Маленьких детей хвалят гораздо чаще и за более мелкие достижения, чем подростков или взрослых. Современная педагогическая концепция вообще полагает, что в школе надо пользоваться по преимуществу позитивными санкциями. Надо больше хвалить ребенка и он лучше усваивает учебный материал.

Правда, в отличие от первого, информативного вида коммуникации, аффективно-оценочный очень неоднозначен. У него есть встроенная мера. Нельзя факт сделать более или менее объективным или правдивым. Факт остается фактом. Но оценку или выражение чувства можно сделать менее и более сильными. Перешагивание за определенную меру немедленно превращает положительное чувство в свою противоположность или псевдочуство. Ребенка можно хвалить, но можно его и захваливать. Можно установить в классе строгую дисциплину, а можно — палочную и т.д.

Постоянный скос в одну сторону — положительную или отрицательную — всегда имеет вредные последствия. Учащиеся, которых хвалят родители, учителя и ровесники, скорее всего будут иметь высокую самооценку, а те, которых все критикуют или оскорбляют, — низкую. У первых постепенно формируется комплекс превосходства и самомнения, а у вторых — комплекс неполноценности и недооценки себя.

Аффективно-оценочная коммуникация необходима на всех этапах социализации. Работодатели ценят тех сотрудников, которые хорошо ладят с другими людьми, адекватно воспринимают критику, честны и открыты. Они вырастают, как правило, из тех детей, которых в семье и школе не перехваливали и не недохваливали, разумно сочетая оба вида коммуникации. Качество семейной жизни определяет качество всей последующей жизни человека.

Психологи-консультанты по проблемам семьи подчеркивают важность откровенного общения дома. В удачных семьях родственники свободно говорят как о положительных эмоциях (любви, радости), так и об отрицательных (гневе, страхе, разочаровании).

Важной составляющей аффективной коммуникации является эмпатия — способность видеть мир с точки зрения другого, разделять радость и разочарование, которые тот переживает. Эмпатия состоит из двух частей. Во-первых, это чувствительность к эмоциональным потребностям близкого человека, умение понять вербальные и невербальные проявления чувств (слова, прикосновения, заигрывания, жесты), наконец, готовность разделить эти чувства. Во-вторых, это умение ответить на эмоциональную потребность таким способом, который будет уместен и действенен для собеседника. В таком случае говорят о культуре общения и проявления чувств.

Общение может быть не только служебным или бытовым, но также развлекательным, или досуговым. Здесь люди обмениваются между собой не деловой или научной, а развлекательной, волшебной, отвлекающей, юмористической информацией, которая помогает расслабиться, отдохнуть, унестись куда-то воображением и мечтами, пофантазировать.

В таком общении люди создают воображаемые ситуации и передают друг другу информацию о них — рассказывают истории и анекдоты, размышляют, мечтают, заставляют других поверить в сообщаемое. Они читают художественную литературу, смотрят фильмы, телевизионные и театральные спектакли. Дошкольники смотрят мультфильмы по телевизору, рассматривают иллюстрированные книжки, слушают истории, которые им читают старшие, играют в «дочки-матери» и «школу» и строят воображаемые замки в песочнице. Школьники сочиняют стихи, рассказы, пьесы, разыгрывают одноклассников и учителей, иногда не чувствуя меры, ставят спектакли, а сегодня уже создают мультфильмы и всевозможные творческие студии наподобие взрослых.

В старших классах школьники, познакомившись с более серьезной литературой, начинают подражать романтическим героям, убегая из дома в поисках приключений или подвигов, страстно влюбляясь и страдая. Изменяется их жестовый язык, мальчишки уже не дергают девчонок за косички, а передают любовные записки, дерутся за них на поединках, клянутся друг другу в верности «до гроба», строят планы на будущее. Более серьезный, полуакадемический вид досугового общения связан с участием школьников в классных дискуссиях, математических и гуманитарных олимпиадах и конкурсах, постановках, занятиях журналистикой и т.д. 

<< | >>
Источник: Кравченко А.И.. Психология и педагогика: Учебник. 2008

Еще по теме ОБЩЕНИЕ И РЕЧЬ:

  1. Понятие о педагогическом общении. Закономерности процесса общения. Принципы речевого общения
  2. Деловое общение и его слагаемые
  3. Речь и язык
  4. 13.1. Что означает управлять общением?
  5. Игры, позволяющие на практике научиться управлять общением и побеждать в любой дискуссии
  6. Основные умения общения
  7. § 1. Общая характеристика общения Общение как форма взаимодействия
  8. Занятие 7.25 ПСИХОГРАФОЛОГИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ПИСЬМЕННОЙ РЕЧИ
  9. Речь
  10. Как грамотно определить содержание общения
  11. § 5. Развитие речи
  12. 11.1.3. Стили общения
  13. КУЛЬТУРА РЕЧИ КАК ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ
  14. ЯЗЫК И РЕЧЬ. ФУНКЦИИ ЯЗЫКА. ОБЩЕНИЕ И ДИАЛОГ
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -