<<
>>

ПРОБЛЕМА РЕГУЛЯЦИИ СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ С ПОЗИЦИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТНОГО И СУБЪЕКТНО-ДЕЯТЕЛЬНОСТНОГО ПОДХОДОВ А. Н. Елизаров (Москва)

При поиске информации о том, что объединяет людей в семьи, первое, что обращает на себя внимание, - очень большое значение придается социальному институту брака. О. А. Карабанова (2004, с. 9) по этому поводу пишет следующее: «Брак и семья - общественные формы регулирования отношений между людьми, состоящими в родственных связях. Брак - особый социальный институт, исторически обусловленная социально регулируемая форма отношений между мужчиной и женщиной, устанавливающая их права и обязанности по отношению друг к другу и к их детям...

Брак является основой формирования семьи. Семья - малая социальная группа, важнейшая форма организации личного быта, основанная на супружеском союзе и родственных связях, т. е. отношениях между мужем и женой, родителями и детьми, проживающими вместе и ведущими совместное хозяйство...» Нельзя отрицать возможности положительного влияния социального института брака на процесс возникновения и развития семей. Но влияние социального института брака на семейные отношения положительно тогда, когда нормы и правила, на основе которых регулируются отношения между людьми, действительно всесторонне и комплексно отражают законы, по которым живет и развивается семья и которые призвана открывать наука. Пока нет оснований говорить о том, что наука в значительной степени проникла в эти законы и исследовала их. Но даже то, что реально открыто, известно ученым, описано ими, подчас очень слабо интегрируется в те общественные нормы, на основе которых функционирует социальный институт брака. Последний гораздо более подвержен влиянию представлений, складывающихся в обыденном сознании, отражающих не лучшие решения, возникшие подчас в периоды жестоких социальных испытаний и катаклизмов. Эти влияния получают свою опору в социальном институте брака, закрепляются в нем, консервируют те или иные формы скрытого семейного неблагополучия. В этом случае социальный институт брака - очень ненадежный способ регуляции поведения людей. На первый взгляд побуждая к интеграции, он по сути может приводить к дезинтеграции и неблагополучию.

Когда говорят о социальном институте брака, имеют в виду права, обязанности, при этом на второй план уходит то, что специфической формой регуляции семейных отношений является отношение любви. С. Л. Рубинштейн рассматривает любовь как эмоцию, которая выражает состояние субъекта и его отношение к объекту, в отличие, например, от восприятия, которое отражает содержание объекта (Рубинштейн, 2007, с. 551). Л. С. Выготский указывает на культурно-историческую природу эмоций - как и все другие психические функции, эмоции не остаются в той связи, в которой они даны первоначально в силу биологической организации психики; в процессе общественной жизни чувства развиваются и распадаются эти прежние связи; эмоции вступают в новые отношения с другими элементами душевной жизни, возникают новые системы, новые сплавы психических функций (Выготский, 1984, с. 328). При этом он пишет о возможности овладения эмоциями, но не путем ввода воли в сферу чувствований, а путем создания сложной системы представлений, понятий и образов, в состав которой входит известная эмоция (там же, с. 327). Так можно вызывать нужные чувства и тем самым придавать своеобразный психологический колорит всей данной системе в целом и ее внешнему выражению (там же). Таким образом, в контексте культурно-исторического подхода любовь следует рассматривать как некую систему, сплав высших психических функций культурно-исторического происхождения, имеющую в основе своей эмоцию и проявляющуюся внешне, на первый взгляд, как эмоция.

Обращают на себя внимание зависимость от объекта и стремление к нему, ориентация всех устремлений и сил личности в едином направлении, сосредоточение их на единой цели. Но, по сути, речь здесь идет о высшей психической функции культурно-исторического происхождения, сложной системе других высших психических функций, единстве высшего порядка. Поведение в данном случае является культурно опосредованным - оно воспроизводит себя при стечении определенных культурно заданных условий, на которые человек ориентирован в процессе своего личностного развития, усвоения культурно-исторического опыта. А. Н. Леонтьев полагает, что эмоция имеет функцию смещения ею мотива на цель, иначе - она смысло-генна по отношению к цели. Она как бы иррадиирует на цель или она от мотива «липнет» (Леонтьев, 2005, с. 250-251). Эмоции при этом развиваются - элементарные становятся высшими (чувствами). Однако далеко не все люди прошли путь соответствующего развития эмоций, который позволял бы им выстраивать в своих отношениях совершенную с точки зрения достигнутого уровня развития культуры любовь. Так что же регулирует семейные отношения больше - права, обязанности или соответствующая культура, ее достижения и степень их доступности для человека?

Согласно общенаучному принципу детерминизма, разработанному С. Л. Рубинштейном, внешние причины действуют только через внутренние условия, составляющие основание развития (Бруш-линский, 2003, с. 98). Подверженность тем или иным внешним воздействиям существенно зависит от внутренних условий (там же). В частности, существенна роль наследственных, генетических задатков, внутриутробного периода жизни (там же, с. 98-99). Подлинно внутреннее в онтогенезе начинается с этих задатков (там же, с. 99).

Значимым внутренним условием является деятельность человека по самопознанию, которая, по сути, является основой всех остальных видов деятельности. С. Л. Рубинштейн по этому поводу пишет следующее: «Через посредство деятельности субъекта его психика становится познаваема для других. Через посредство нашей деятельности объективно познаем нашу психику, проверяя показания нашего сознания, даже мы сами. Случается поэтому - каждый это когда-либо испытывал, - что собственный наш поступок внезапно открывает в нас чувство, о существовании которого мы не подозревали, и совсем по-новому нам же освещает наши собственные переживания. Мы сами через нашу деятельность, не непосредственно, а в испытаниях жизни глубже всего познаем самих себя» (Рубинштейн, 2007, с. 30).

А. Л. Журавлев и А. Б. Купрейченко, опираясь на результаты исследования Н. Е. Харламенковой, противопоставляют самораскрытию, самовыражению, самоопределению (процессам, в которых личность познает себя) самопредъявление, связанное с искажением истинной информации о себе (Журавлев, Купрейченко, 2007, с. 67). Таким образом, деятельности по самопознанию препятствуют задачи, связанные с необходимостью самопредъявления. К самопредъявлению же побуждает обращение к таким регуляторам поведения, как права, обязанности. С. Л. Рубинштейн в качестве регулятора поведения большое значение придавал осознанию «зависимости удовлетворения личных потребностей от выполнения действий, направленных на удовлетворение общественных потребностей» (Рубинштейн, 2007, с. 465). Но это предполагает, как минимум, знание своих собственных потребностей.

Та великая деятельность по самопознанию, которую осуществляет каждый человек, является основой, источником других деятельностей. Во-первых, это деятельность по научно-техническому творчеству -в процессе самопознания человек открывает в себе интерес к научно-техническому творчеству, все более в него вовлекаясь.

Во-вторых, это деятельность по анализу отношений любви. Большинство людей вовлекались в отношения любви, и для них эти отношения носили кратковременный характер. Человечество катастрофически не умеет любить в том смысле, когда двое (мужчина и женщина) пытаются выстроить долговременные отношения взаимной любви. Но даже если люди расстались, память об опыте отношений любви надолго сохраняется, приковывая к себе внимание на протяжении многих лет жизни. Человек расценивает тот период жизни как период счастья и размышляет над тем, как можно было бы продлить его, что в пережитом можно было бы обозначить как ошибки, а что - как правильные действия. Полученное знание передается другим. Так формируются основы общества, в котором люди будут совершенными в деятельности по выстраиванию отношений взаимной любви. В-третьих, это деятельность по интуитивному познанию, предполагающая особые состояния сознания. Многие люди, движимые стремлением к интенсивности такой деятельности, создавали монашескую культуру, уходили в монастыри, становились отшельниками, странствующими поэтами, философами, сознательно выбирали путь деятельности в условиях бедности. Стремление к подобной деятельности хотя бы в незначительной степени испытывают многие люди.

За последние несколько столетий человечество ощутило на себе результаты значительных достижений в области научно-технического творчества. Научно-технический прогресс создал базу для того, чтобы избавить большое количество людей от необходимости рутинного изматывающего труда, сделать доступным для них образование. Он позволил большинству людей жить в городах - центрах культуры и интенсивного общения. Таким образом, деятельность людей в области научно-технического творчества создала базу для того, чтобы большинство людей получило возможность интенсивнее вовлекаться в деятельности: а) по самопознанию; б) по анализу отношений любви; в) по интуитивному познанию, предполагающему особые состояния сознания. На данном этапе развития человечества наиболее актуальны эти три вида человеческой деятельности, поскольку дальнейшее развитие деятельности по научно-техническому творчеству без дополнения со стороны этих трех видов деятельности чревато эпидемиями поведения, направленного на установление тоталитарного контроля и насилие (о чем свидетельствует история ХХ и ХХ1 веков). Насилие трактуется многими авторами как невротическое, навязчивое поведение, связанное с тем, что потребность человека во взаимной любви систематически не удовлетворяется, при этом человек не видит, как эта потребность при существующих обстоятельствах может быть вообще удовлетворена.

Для преодоления существующего кризиса семьи необходимо, чтобы перечисленные выше четыре вида деятельности были широкодоступными человеку, ведущему семейный образ жизни. Человечество вступило в эпоху, когда эти четыре вида деятельности становятся доминирующими и определяющими в жизни все большего количества людей. Если семейные отношения начинают восприниматься как препятствие этим четырем видам деятельности, они либо модифицируются людьми, либо отвергаются ими. Представления о правах и обязанностях для большинства людей, как показывает опыт, в данном случае не являются непреодолимой преградой. Доступность человеку, включенному в семейные отношения, описанных выше четырех видов деятельности означает реализацию семьей функции по созданию условий для развития личности всех членов семьи.

Данте Алигьери указывает на то, что при любви одного человека к другому к этой любви часто примешиваются следующие чувства: а) стремление возвыситься над другим (гордость); б) желание зла удачливому ближнему (зависть); в) стремление отомстить другому за оскорбление (гнев). Анализ, осуществленный В. Н. Дружининым (Дружинин, 2005), свидетельствует об актуальности соответствующих потребностей в советской и постсоветской семье. Практика работы с агрессивным поведением детей в западной семейной терапии породила следующую интерпретацию: ребенок не знает, что делать с собой, его первой реакцией на мир является агрессия; взрослые должны научить ребенка, что он еще может сделать с собой, кроме проявлений агрессивного поведения, ознакомить его с диапазоном культурного поведения, помочь ему научиться получать удовлетворение от моторной разрядки в иных направлениях (Families of the slums..., 1967). Подобного рода агрессивные, связанные с соперничеством, борьбой за власть потребности являются зачастую теми внутренними условиями, через которые преломляются внешние воздействия. Есть основания полагать, что помимо внешних воздействий существуют и внутренние регуляторы, противостоящие этим потребностям.

Так А. Адлер пишет о чувстве общности, которое есть «бессмертное, реальное, заложенное в физиологии» чувство, «из которого происходят нежность, забота о ближнем, дружба, любовь» (Адлер, 2002, с. 16). К.-Г. Юнг неоднократно заявляет о необходимости нравственного поведения, без чего целью деятельности человека становится саморазрушение - жизнь, которая восстала против законов мироздания, разрушает сама себя (иначе разрушалось бы мироздание).

Т. А. Флоренская предлагает подход к психологическому консультированию, который она называет духовно ориентированным (Флоренская, 1994). В качестве основной задачи, стоящей перед психологом-консультантом, она указывает на задачу помочь клиенту осознать реальность своего «Духовного Я». В структуре личности Т. А. Флоренская выделяет два образования:

1 «Эмпирическое обыденное Я» - средоточие прижизненно приобретенных личностью качеств.

2«Духовное Я» - врожденный голос совести, интуиции человека, сосредоточие нравственной и творческой интуиции, подсказывающее человеку, что и как, каким образом необходимо делать, что нравственно, эстетично, а что нет.

С точки зрения Т. А. Флоренской, высшие проявления любви, готовность к самопожертвованию, способность преодоления инстинкта самосохранения ради высшего смысла - проявления «духовного Я» человека.

«Духовное Я» может не осознаваться или смутно осознаваться, но, даже будучи неосознанным, оно может руководить человеком, если его установки не противоречат голосу его «Духовного Я». Формой сосуществования «Духовного Я» и «Эмпирического обыденного Я» является внутренний диалог. «Духовное Я» и «Эмпирическое обыденное Я» нередко вступают в конфликт, следствием чего может быть вытеснение «Духовного Я» из сознания, отказ от желания прислушиваться к его голосу. Симптомы такого вытеснения - томящие человека неудовлетворенность, бессмысленность существования, нежелание жить.

Т. А. Флоренская описывает условия, при которых личность может возвратиться к осознанию реальности своего «Духовного Я», начать жить в соответствии с его требованиями. Во-первых, в результате участливого выслушивания клиент сам может вернуться на позиции своего «Духовного Я». Если этого не происходит, то психолог, во-вторых, может поступить следующим образом. Услышав в рассказе клиента внутренний диалог, психолог-консультант встает в этом диалоге на предполагаемую позицию «Духовного Я» клиента, таким образом пробуждает и подтверждает его собственное духовное знание. Важным условием работы здесь является «позиция вненаходимос-ти» - психолог не должен опускаться до доводов «Эмпирического обыденного Я» клиента, становиться на предлагаемую ими позицию.

Таким образом, мы обретаем вторую группу потребностей, представляющих собой внутренние условия, через которые преломляются внешние воздействия. Если в первом случае речь шла о потребностях, связанных с властным, агрессивным поведением, то в данном случае мы имеем перед собой их альтернативу в виде чувства общности с другими людьми, стремления к нравственному поведению, отношениям любви, самопожертвованию. И про те и другие потребности существует мнение, что они укоренены в генетической природе человека. Наличие и сила и той и другой тенденций подтверждаются многочисленными фактами повседневной жизни.

Если человек действует импульсивно, его поведение долгое время может представлять собой чередование действий, отвечающих то одной, то другой из описанных выше тенденций. Его еще трудно назвать деятельностью, потому что оно не осознано, непоследовательно, не имеет цели, не направлено на удовлетворение общественных потребностей. Деятельность по самопознанию делает возможной осознание наличия в своем поведении проявлений и той и другой тенденции. Это делает возможным внутренний конфликт, который должен завершиться актом самоопределения - человек обретет целостность в ориентации либо на одну, либо на другую тенденцию. В том случае, если его решение будет включать в себя элемент, связанный с удовлетворением общественных потребностей, можно говорить о наличии деятельности.

Таким образом, регуляция семейных отношений с позиции субъ-ектно-деятельностного подхода предполагает деятельность самопознания, в которой человек, наблюдая за последствиями своих действий, познает себя и принимает решения относительно того, какие потребности он будет удовлетворять в семейных отношениях. Через эту деятельность он следит за тем, чтобы семейные отношения не стали препятствием для самопознания, анализа отношений любви, интуитивных исканий, научно-технического творчества, то есть для развития личности у него и остальных членов семьи.

Литература

Адлер А. Практика и теория индивидуальной психологии: Лекции по введению в психотерапию для врачей, психологов, учителей. М.: Изд-во Института психотерапии, 2002.

Брушлинский А. В. Психология субъекта / Под ред. В. В. Знакова. СПб.: Але-тейя, 2003.

Выготский Л. С. Собрание сочинений: В 6 т. Т. 6. Научное наследие / Под ред. М. Г. Ярошевского. М.: Педагогика, 1984.

Дружинин В. Н. Психология семьи: 3-е изд. СПб.: Питер, 2005.

Журавлев А. Л., Купрейченко А. Б. Самоопределение, адаптация и социализация: соотношение и место в системе социально-психологических понятий // Психология адаптации и социальная среда: современные подходы, проблемы, перспективы / Под ред. Л. Г. Дикая, А. Л. Журавлева.

М.: Изд-во ИП РАН, 2007. С. 62-95.

Карабанова О. А. Психология семейных отношений и основы семейного

консультирования: Учеб. пособие. М.: Гардарики, 2004. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. 2-е изд., стер. М.: Смысл,

2005.

Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. СПб.: Питер, 2007. Флоренская Т. А. Диалог как метод психологии консультирования (духовно ориентированный подход) // Психологический журнал. 1994. № 5. Т. 15.

С. 44-55.

Families of the slums: An exploration of their structure and treatment / S. Minuchin, B. Montalvo, B. G. Guerney. New York - London: Basic books, 1967.

 

<< | >>
Источник: А.Л. Журавлев, В.А. Барабанщиков, М.И. Воловикова. Психология человека в современном мире. Том 1. Комплексный и системный подходы в исследованиях психологии человека. Личность как субъект жизненного пути (Материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения С.Л. Рубинштейна, 15-16 октября 2009 г.) / Ответственные редакторы: А. Л. Журавлев, В. А. Барабанщиков, М. И. Воловикова. - М.: Изд-во «Институт психологии РАН»,2009. - 334 с.. 2009

Еще по теме ПРОБЛЕМА РЕГУЛЯЦИИ СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ С ПОЗИЦИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТНОГО И СУБЪЕКТНО-ДЕЯТЕЛЬНОСТНОГО ПОДХОДОВ А. Н. Елизаров (Москва):

  1. Концепция личностной беспомощности с позиции субъектно-деятельностного подхода
  2. 86. Деятельностный подход в отечественной психологии в трудах С. Л. Рубинштейна
  3. СУБЪЕктно-дЕятЕлыюстный подход: от С. Л. Рубинштейна до современной психологии индивидуальности Т. Ф. Базылевич (Москва)
  4. § 3. Личностно-деятельностный подход как основа организации образовательного
  5. Методологические принципы деятельностного подхода в работах С. Л. Рубинштейна И. В. Щекотихина (Орел)
  6. С. Л. Рубинштейн и В. А. Роменец: деятельностный и культурологический подходы в психологии П. А. Мясоед (Полтава, Украина)
  7. Гибкая рациональность поиска смысла (в парадигме деятельностного подхода С. Л. Рубинштейна) С. И. Масалова (Ростов-на-Дону)
  8. А. Л. Журавлев, М. И. Воловикава, Л. Г. Дикая, Ю. И. Александров. Психология человека в современном мире. Том 4. Субъектный подход в психологии: история и современное состояние. Личность профессионала в обществе современных технологий. Нейрофизиологические основы психики (Материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения С. Л. Рубинштейна, 15-16 октября 2009 г.) / Ответственные редакторы: А. Л. Журавлев, М. И. Воловикава, Л. Г. Дикая, Ю. И. Александров.
  9. Деятельностная сущность человека
  10. Часть 1 СУБЪЕКТНЫЙ ПОДХОД В ПСИХОЛОГИИ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ
  11. К ПРОБЛЕМЕ СУБЪЕКТНОСТИ В ПСИХОЛОГИИ Л. Н. Тарасова, С. И. Соболев, О. О. Полякова (Москва)
  12. Проблема самодетерминации в контексте субъектного подхода
  13. 2. Деятельностно-групповое регулирование и предупреждение неуставных взаимоотношений
  14. ПРОБЛЕМА ПОТРЕБНОСТЕЙ В КОНТЕКСТЕ СУБЪЕКТНОГО ПОДХОДА В ПСИХОЛОГИИ
  15. Дна способа жизни (по С. Л. Рубинштейну) -дне модели профессиональной жизнедеятельности человека н современном мире Л. М. Митина (Москва)
  16. Организация учебно-познавательной деятельности учащихся по овладению изучаемым материалом (операционно-деятельностный ком- понент обучения)
  17. Проблемы семьи и карьеры в современном мире
  18. НАЦИОНАЛЬНО ЭТНИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -